Конец личности — начало человека


...

В том, что происходит, уже есть все

Такой человек — как скрипка, как инструмент. Вот лежит просто скрипка, и мы даже не знаем, что это за инструмент. Но когда музыкант берет и играет на ней, то он и она становятся единым. И через них проходит прекрасная мелодия. Может быть, это и есть настоящий талант. Тогда не нужно ничего личностного: ни восхищения, ни почитания, ни денег, ни славы, ничего. Потому что в том, что происходит, уже есть все. Никакой дополнительной оплаты не требуется. Может быть, это и есть настоящий ответ на зов. Зов, который идет оттуда, который, может быть, кто-то услышит и прислушается к нему.

Но личность захочет узурпировать и использовать это. Если что-то придет оттуда, из тех сфер, она захочет взять это и иметь. Она захочет использовать это для собственного усиления. Но оно не может быть таким образом использовано. Оно просто прекращает свое движение. Оно требует полной очистки от личностного. Тогда оно входит и звучит. Может быть, именно тогда человек становится Человеком. Человек из возможности становится действительно Человеком. И тогда звучит прекрасная мелодия, которая может и должна звучать именно через него.

— Если человеку дается возможность услышать этот зов, то он и несет его другим людям с помощью какого-то таланта.

— Понимаете, сам зов — это и есть великий талант. То, что человек откликается на этот зов, — это и есть его великий талант.

— Значит, просто отклик и есть талант…

— Это и есть величайший талант, потому что отклик на этот зов приведет этого человека к его проявлению, выражению. Что в этом мире считается талантом? Это то, что дает определенную известность. Так? Например, писательский талант может сделать вас известным… Понимаете, само представление о таланте очень сильно искажено. Когда я говорю об этом, я вкладываю совершенно другое видение. Истинный талант может быть очень незаметен. Талант слушать птиц, например, талант услышать ветер, талант увидеть игру облаков.

— Но это талант, который оценить может только тот, кто им владеет. Так ведь?

— А нужно ли его вообще оценивать? Это не то, что требует какой-либо оценки. Потому что оценка — это всегда вмешательство личности. Именно личность хочет быть известной, хочет, чтобы ее оценили. Здесь же речь идет совершенно о другом. О том, что невидимо, незначительно для большинства людей, которые ищут значимости. Это что-то совсем простое, что-то не имеющее для них никакого значения. То, что первое здесь, может быть последним там. То, что превозносится и является вожделенным для личности, не имеет никакой ценности для Того.

— Но мы все-таки живем в обществе и так воспитаны и привязаны к его оценкам. Сложно уйти вообще от оценок общества.

— Нельзя сидеть между двух стульев. Между стульями сидеть невозможно. Нельзя чуточку развиваться духовно, при этом раздувая и увеличивая свою личность. Но можно заблуждаться по этому поводу и считать, что это действительно возможно. Ведь именно ради личности, ее раздувания человек жертвует своей возможностью стать Человеком. Если же человек действительно хочет стать Человеком, то ему нужно жертвовать тем, что мешает ему стать Человеком, то есть личностью. А так как большинство этого делать не хотят, то скорее всего они скажут: "Я уже и так есть Человек, о чем ты говоришь?" Он просто называет личность человеком.

Психология bookap

Человек — это то, что может появиться, когда личность будет трансформирована. Но кто этого действительно хочет? Личность хочет использовать для своей выгоды все, с чем сталкивается. Она никогда не упустит никакого шанса. Хочешь развиваться духовно? Пожалуйста — достигай, будь, делай, становись. Что при этом усиливается? Личность. Хочешь новые знания? Прекрасно. Духовные совершенства? Великолепно. Личность стремится накопить и удержать все что угодно. Она всегда хочет выиграть что-то для себя. В этом усилии она всегда присутствует. Но если вы перестаете стремиться к идеалу, отпускаете то, что накопили, тогда вы почувствуете личность, ее сопротивление и боль.

Боль — это реакция личности на отпускание чего-то, что она считает принадлежащим только ей. Вот механика этой боли. Все очень просто на самом деле. Но вокруг этого можно, например, создать очень серьезные произведения искусства: трагические, со слезами и всем таким. На самом деле все очень просто. Личность не хочет отпускать то, что она считает принадлежащим ей. И чем больший «кусок», так сказать, «уходит», тем больше она будет переживать по этому поводу, усиливая ощущение боли. Личность хочет иметь, а не быть. Для нее быть — это значит иметь. А если не иметь, то, значит, и не быть. Просто бытие — состояние жизни без каких-либо привязок, хватаний — это для нее что-то совершенно невообразимое. Потому что суть ее — фикция. Суть ее — иллюзия. А всякая иллюзорная вещь требует постоянного подкрепления, ведь иначе перестанут верить, что она существует.