Великий реаниматор


...

Войны, которые мы порождаем сами

— Был задан вопрос: Что такое ум? Ум — это мысль. Дальше возникает следующий вопрос: Что такое мысль, движение мысли? Мы пришли к тому, что мысли формируют образы. Эти образы мы и видим, но они же нас и ограничивают. Есть ли возможность видеть без собственных образов? Если она существует, то как к этому прийти. Я попытался взглянуть на свое прошлое, минуя образы, но что-то меня сильно напугало и я не сумел это сделать. Так вот, если взгляд в прошлое вызывает такие жуткие эмоции, то что же ждет меня в будущем? Мне бы хотелось выяснить этот вопрос.

— Мы можем провести это исследование, если вы хотите?

Если вы хоть немножечко разрешите себе посмотреть на свою жизнь реально, то увидите то, о чем сейчас говорилось. Вы почувствуете это. То, чем занимается большинство людей, — это интеллектуальные игры. Это способ забыться и не видеть собственной механистичности и не чувствовать боли, к которой она приводит в глубине сердца. До тех пор, пока человек не захочет притронуться к этому, он будет заниматься интеллектуальными играми, которые мало чего стоят. Если же мы разрешим себе прикоснуться к своему болевому опыту, тогда, возможно, и появится ваш главный вопрос, ваш основной запрос. Это будет запрос, который действительно может привести к серьезному исследованию и глубинному пониманию себя. Изучая обусловленный ум, мы видим, что он не может выйти за свои пределы, что он воспроизводит только то, что в нем уже есть. И это касается не только какого-то определенного человека, это касается человечества в целом. Ведь сознание человека — это сознание человечества.

Вы можете сказать, что вас не очень интересует, куда движется человечество, вам бы самому прожить жизнь получше и поспокойнее, но ваше сознание — это сознание человечества. И все со всем связано. И если где-то идет война, и мусульманин убивает христианина, или еврей убивает араба, то каждый из нас вложил в это свой вклад. "Как это?" — спросите вы. А что заставляет еврея идти против араба? Разделенность, фрагментарность его видения. А разве нет ее, этой фрагментарности, в уме каждого из нас? Разве своей фрагментарностью мы не порождаем фрагментарность в сознании человечества? А потом мы удивляемся и говорим: "Почему вокруг такая вражда, ненависть, война?" До тех пор, пока каждый человек не поймет свою роль в этом, никаких реальных изменений не может быть.

Собираются серьезные, умные люди и обсуждают серьезные вопросы о том, как урегулировать тот или иной конфликт. Если вы внимательно посмотрите, то увидите, что все эти инициативы ничего в конечном счете не решают. Максимально чего удается достичь — это временного перемирия, но затем все начинается заново. И так в течение всей истории человечества. Мы видим, что все попытки найти способ мирного сосуществования, которые предпринимались и предпринимаются, не приводят к кардинальному решению этих проблем. Вот это действительно серьезный, не абстрактный вопрос. Это тот вопрос, который является жизненно важным для каждого отдельного человека и человечества в целом.

Ум будет бесконечно обсуждать эти вопросы и делать вид, что он может их решить, но фрагментарный ум их только порождает, усиливает и живет в них. Это и есть то, в чем он живет. Но есть внутренняя суть человека, которая может видеть реальность и не хочет жить в аду разделенности, в котором сейчас находится человек и человечество в целом.

Надо увидеть реальность, надо захотеть прикоснуться к ней, потому что от прикосновения к реальности рождается что-то реальное, какое-то реальное чувство. Из какого-то реального чувства рождается какой-то реальный запрос. Если этого нет, то нет ничего, есть просто повторение одного и того же.

Психология bookap

У одних ум более интеллектуален и заключен в большую сферу, где он бьется, как птица в клетке, у другого — менее, и его птица бьется в меньшей клетке. А результат то один и тот же. Пролетает она один метр и ударятся о решетку или пролетает она три метра и все равно натыкается на стену. А хочет ли сама птица видеть свою несвободу?

Много умов, которые не видят и даже не хотят видеть и чувствовать ограниченность своей клетки. А если мы не видим границ, то считаем и верим в то, что их нет, что обусловленный ум безграничен. И пока это не будет понято, вряд ли возникнет какое-либо желание выходить за эти пределы, потому что человек будет все время пытаться искать какие-то выходы в пределах клетки своего же ограниченного ума, используя старые, и, как мы видим, неэффективные способы мышления. Он скажет: "Если я не понимаю, значит, я недостаточно ознакомился с литературой по этому вопросу, не на все курсы ходил, не всех умных людей слышал". Он постоянно тешит себя надеждой и верой, что он может что-то кардинально решить. Надежда и вера — это атрибуты, которые поддерживают ум в состоянии заблуждения. Без реального вопроса, без реального запроса наше исследование не будет реальным, оно будет иллюзорным.