Любовь — это не то, что вы думаете


...

Истории для понимания

Секрет искусства

Краснодеревщик Цин вырезал из дерева раму для колоколов. Когда рама была закончена, все изумились: рама была так прекрасна, словно ее сработали сами боги. Увидел раму правитель Лу и спросил:

— Каков секрет твоего мастерства?

— Какой секрет может быть у вашего слуги, мастерового человека? — отвечал краснодеревщик Цин. — А впрочем, кое-какой все-таки есть, Когда ваш слуга задумывает вырезать раму для колоколов, то не смеет попусту тратить свои духовные силы ц непременно постится, дабы успокоить сердце. После трех дней поста я избавляюсь от мыслей о почестях и наградах, чинах и жалованье. После пяти дней поста я избавляюсь от мыслей о хвале и хуле, мастерстве и неумении. А после семи дней поста я достигаю такой сосредоточенности духа, что забываю о самом себе. Тогда для меня перестает существовать царский двор. Мое искусство захватывает меня всего, а все, что отвлекает меня, перестает существовать для меня. Только тогда я отправляюсь в лес и вглядываюсь в небесную природу деревьев, стараясь отыскать совершенный материал. Вот тут я вижу воочию готовую раму и берусь за работу. А если работа не получается, то я откладываю ее. Когда же я тружусь, небесное соединяется с небесным — не от того ли работа моя кажется вам божественной?

Смерть сына

Близ восточных ворот Вей жил некий. Когда у него умер сын, он не горевал. Домоправитель спросил его:

— Почему вы не горюете ныне о смерти сына? Ведь вы, господин, любили сына как никто другой в Поднебесной!

— Зачем же мне горевать? — ответил Вей, что жил близ восточных ворот. — Прежде у меня не было сына. Когда не было сына, не горевал. Ныне сын умер, и его так же нет, как и не было прежде.

Как трава и деревья становятся просветленными

Синкан шесть лет изучал буддизм школы Тэндай, потом семь лет изучал дзен, затем уехал в Китай и еще тринадцать лет постигал дзен там. Когда он вернулся в Японию, многим хотелось расспросить его, выяснить непонятные вопросы учения. Но даже когда Синкан и принимал посетителей, что бывало не часто, он редко отвечал на вопросы. Однажды пятидесятилетний искатель просветления сказал Синкану:

— С детских лет я изучаю школы мысли Тэндай, но одного не могу понять. Тэндай учит, что в конце концов просветленными станут даже трава и деревья. Мне это кажется очень странным.

— Какой толк обсуждать — станут просветленными травы и деревья или не станут? — спросил Синкан. — Вопрос в том, как тебе самому стать просветленным. Об этом ты думал?

— Такое мне еще никогда не приходило в голову, — поразился пожилой ученик.

И что же дальше?

Молодой жизнерадостный человек пришел к отцу и говорит:

— Папа, порадуйся со мной, я поступил в университет. Я буду юристом! Наконец-то я нашел свое счастье!

— Очень хорошо, сын мой, — ответил отец, — значит, ты хочешь теперь усердно учиться? Ну, а что потом?

— Через четыре года я защищу на «отлично» диплом и покину университет.

— И что же дальше? — не отступал отец.

— Потом я буду изо всех сил работать, чтобы как можно скорее стать самостоятельным адвокатом.

— А дальше?

— А потом я женюсь, создам свою семью, буду растить и воспитывать детей, помогу им выучиться и получить хорошую профессию.

— А дальше?

— А потом я пойду на заслуженный отдых — буду радоваться счастью детей и покоиться в доброй старости.

— Что же будет потом?

— Потом? — юноша на минуту задумался. — Да, вечно никто на этой Земле не живет. Потом мне нужно будет, наверное, как и всем людям, умереть.

— А что потом? — спросил старый отец. "Дорогой сын, что будет потом?" — дрожащим голосом проговорил отец.

Сын еще больше задумался и сказал неуверенно:

— Благодарю тебя, отец. Я понял. Я забыл главное…

Хочешь оценить драгоценности — стань ювелиром

Один молодой человек пришел к Зун-и-Нун Мисри и сказал, что суфии неправы, и много другое.

Египтянин, не сказав ни слова, снял с пальца кольцо и протянул ему со словами:

— Отнеси это кольцо к рыночным торговцам и посмотри, сможешь ли ты получить за него золотой.

И никто на всем рынке не предложил ему за кольцо больше одной серебряной монеты.

— А теперь, — сказал великий суфий, — отнеси его к настоящему ювелиру и посмотри, сколько он за него заплатит.

И ювелир предложил за кольцо тысячу золотых. Молодой человек был поражен.

Сейчас твои знания о суфиях, — сказал Мисри, — так же велики, как знания торговцев о ювелирных изделиях. Если ты хочешь оценить драгоценности, стань ювелиром.

Нили

Кто-то разузнал, что Нили не только дает своим ученикам упражнения, музыку и зрелища, но и поощряет чтение книг и собрания в экзотических местах.

Этот критик сказал мудрецу:

— Я уж забыл, сколько лет вы боретесь против подобной поверхностности и мишуры! Теперь же я нахожу, что вы сами используете это в своем так называемом учении. Немедленно прекратите эту практику или объясните ее мне.

Нили ответил:

— Я не обязан ни отказываться от нее, ни объяснять ее, но я рад рассказать вам о ней. Вот причина. Я даю упражнения людям, которые могут понять, для чего они. Большинство людей этого не понимает, и они подобны человеку, который пришел в харчевню и флиртует с кухаркой, вместо того, чтобы есть суп. Люди неверно воспринимают музыку, потому что я лишаю их музыки до тех пор, пока они не смогут извлекать из нее пользу, а не забавляться ее. Пока они не знают, для чего нужна музыка, они потребляют ее подобно людям, греющим у огня руки, на котором можно было бы приготовить что-нибудь съестное. Что касается окружающей обстановки, то определенные ее виды культивируются эстетами, которые таким образом лишают сами себя дальнейшей ценности и учат других останавливаться прежде, чем те получат что-нибудь действительно стоящее. Они подобны людям, отправившимся в паломничество, которые только и могут думать о числе сделанных шагов.

Что касается упражнений, то давать любому что-нибудь большее, чем позволение читать книги, я не могу, пока человек не усвоит, что есть нечто более глубокое, чем поверхность, когда вдыхают аромат плода и затем забывают, что он здесь, чтобы быть съеденным. Никто не возражает против вдыхания аромата, но все скоро умрут, если откажутся есть.

Посещение и получение

— Те, кто посетили нас, — сказал Накшбанди, — и не получили того, в чем они действительно нуждались, на самом деле нас не посещали. Более того, они никогда не будут достаточно наполнены. О тех, кто желает говорить, нам нечего услышать. Тем, кто хочет только слушать, нам нечего сказать.

— Тому, кто принимает то, что он получил, и не воображает, что не получил ничего, будет дано гораздо больше. Те, кто желает иного, чем то, что предлагается здесь, не смогут получить нигде ничего.

— Помните ли вы человека, который хотел серебро и которому давали золото из-за отсутствия серебра? Он сказал: "Я не могу истратить это, потому что оно не белое.

Создание школы

Суфия из Ордена Мастеров спросили:

— Зачем Одержимые Господом, которые в странных одеяниях бороздили Землю, совершая непостижимые вещи, для передачи Учения создавали школы?

Он ответил:

— То, что им надо было делать, они делали и продолжают делать. Что же касается прямой передачи от них, вспомните отрывок:

Когда бы в своих речах они были ясны,
В них не было бы ничего;
Когда бы были речи их бессвязны,
Извлечь никто не смог бы пользы от того.


Вот древнее объяснение таинственной поэмы о нашем знании: "Если бы вы могли понять это, там не было бы ничего. Если бы не могли — не было бы никакой пользы, одно воображение".