Колдовство образа


...

Слуга вместо хозяина

— Насколько я поняла, насколько я это смогла увидеть, у меня есть какие-то убеждения, какие-то мысли о своей жизни, какие-то взгляды на жизнь. И если я думаю о будущем, то начинаю программировать завтрашний день: что я сделаю, как я сделаю, исходя из того, что мне уже известно, только из того, что я уже знаю. Когда я это поняла, я захотела это изменить. То же самое и на прошлом занятии. У меня был такой момент, что я реально видела, как действует мой механизм, как действует мой ум. Сейчас, когда вы говорили, я поняла, что у меня все время идут одни и те же повторения. Даже сейчас возникает привычная реакция. Когда я вижу в себе то, что меня не устраивает, у меня первая реакция: "Это изменить". Но изменить (я себя начинаю программировать) как? Исходя из того, что я уже знаю. Я хотела бы изменить вот так, то на это, то есть красное на черное — других-то ведь цветов я не знаю.

— Очень интересно. Смотрите, кто у нас там недоволен. Кто у нас там хочет куда-то двигаться и кто у нас там определяет, как двигаться. Кто это определяет? Кто там внутри у вас говорит: "Меня не устраивает такой, какой я есть". Это все тот же самый двойственный, обусловленный ум. Мы говорим: "Осознавать, наблюдать". А что, разве вы не наблюдаете за собой и так? Например, когда вы подошли к какому-то человеку и сказали вдруг что-то совершенно не то, что вы хотели, и какая-то ваша часть вдруг говорит: "Ну и козел же ты. Что же ты так себя вел плохо, что ж ты такой немощный, что ж ты ничего не умеешь?" Ведь там внутри множество частей. И это все ум, это все фрагменты ума. И вот один фрагмент наблюдает за другим. Один фрагмент не хочет меняться, а другой кричит ему: "Ты что, а ну давай, вставай, пошли, изменяться надо". А ведь все это внутри вашего ума происходит. Так кто там за кем наблюдает? Кто решения принимает, кому и как изменяться? И можно ли изменяться? А если будем изменяться, то кто определяет характер этих изменений? А кто потом контролирует, как это изменение произошло? Вот один кто-то крикнул: "Давай изменяться". — "А что надо делать?" — "А надо ходить на занятия в школу холистической психологии". — "Отлично. Пошли в школу". Потом, значит, спрашивается: "Ну и что? Вот ты ходишь в школу, изменяется что-нибудь у тебя, что-нибудь происходит вообще?" И тут ответ: "Нет, ничего не происходит" или "Очень здорово все происходит, все очень здорово меняется". Что это там происходит? Это какая-то часть вашего ума наблюдает за другой частью вашего же ума. Та, которая наблюдает, становится главной и может критиковать другие части, но потом она уходит, а на смену ей появляется другая и тоже начинает свое наблюдение и критику.

— А что ее главной делает, именно эту часть?

— На этот вопрос нет философского ответа, теоретического, на этот вопрос есть практический ответ, который вы можете получить только сами из самого себя. Мой ум имеет такие фрагменты, ваш ум имеет другие фрагменты. Выясните сами, какие фрагменты вашего ума у вас преобладают, а какие подавлены? Сколько их? Какие они?

Ваш ум говорит: "Давай изменяться", а потом он же говорит: "Давай не будем изменяться". Он же рабочий, он же и контролер, он же вор, он же полицейский, который ловит вора. Представляете, что там творится? И это все ум. Теперь возникает вопрос: "А вообще, может ли человек меняться?" У меня есть такой вопрос. У вас есть ответ?

— Я твердо считаю, что человек меняться может, и я твердо считаю, что человек может влиять на свое будущее, но только путем изменения себя. Это я считаю не теоретически, хотя очень люблю разные теории, а по собственному жизненному опыту. Если не скучно, я могу рассказать историю, которая это иллюстрирует.

История такая. В юношеском возрасте у меня были некоторые неприятности со здоровьем. Я боялся панически темноты, и мне ночью снились кошмары. Это, естественно, мне доставляло много неприятностей в жизни. Где-то в возрасте примерно лет двадцати у меня произошел разговор с моим старшим братом-врачом на совершенно другую тему. Но из этого разговора я почерпнул для себя идею, тогда мне не известную о том, что поведение человека в бодрствующем состоянии, вплоть до патологии, определяется процессом в его сне (это был чисто теоретический разговор). Эта идея меня заинтересовала, и поскольку кошмары мучили меня постоянно, я решил вмешаться в этот процесс и попробовать там исправить. Я сразу сообразил, что, для того чтобы это сделать, я должен во сне вспомнить, что я сплю, то есть включить сознание бодрствования там. Тогда что-то можно будет сделать. И я стал этому учиться самостоятельно. Мне потребовалось довольно много времени, я потратил довольно много усилий, чтобы научиться. Однажды у меня получилось. Когда очередной монстр выходил, я вспомнил, что сплю. И тогда я ощутил, что я не один, а нас двое. Один является фигурой в этом сне и стоит против этого монстра, а другой где-то слева смотрел на все совершенно спокойно и осознавал. С этого момента я мог по своему желанию каждую ночь этого второго выживать. А он и является вот этим контролером. После этого весь этот кошмар превращается в смешной спектакль.

— Вы говорите: "Я мог вызывать этого контролера". Кто это вызывал?

— Я сейчас скажу. Ложась спать, мой ум давал все команды, что я должен себя во сне вспомнить. Когда я один раз этому научился, тогда у меня возникла реакция, чисто инстинктивно, если возникала во сне опасная ситуация, этот являлся. Никто не вызывал.

— Всю эту историю вы рассказали для того, чтобы что-то подтвердить?

— Я рассказал ее вот для чего. В результате этого я полностью избавился от всяких этих неприятностей, от боязни темноты, от этих самых кошмаров. И этим самым повлиял на свое будущее, потому что я изменил себя в этой части. Вот поэтому я с такой убежденностью сказал, что человек может меняться. Вот это конкретная жизненная ситуация, конкретный жизненный опыт.

— Я расскажу вам одну историю про Хаджу Насреддина. Хаджа Насреддин приходит к соседу и говорит: "Дай, пожалуйста, кастрюльки, а то ко мне гости пришли". Тот дает ему кастрюльки, и он, довольный, уходит. Через некоторое время возвращается и говорит: "Спасибо тебе большое за кастрюльки". Он отдает ему те, которые брал, и еще одну маленькую и говорит: "Ты знаешь, от этих кастрюлек родилась маленькая кастрюлька". Тот очень довольный все это забирает и радуется. Через некоторое время приходит Хаджа Насреддин и опять просит у него: "Дай кастрюльки". — "На кастрюльки". Хаджа Насреддин долго не появляется, и сосед возмущается: "Ну что ж такое, сам пойду". Приходит к нему и спрашивает: "Где кастрюльки?". А он отвечает: "А ты знаешь, они умерли".

Психология bookap

Эту историю я рассказал с определенным смыслом. Интересно, кто какой смысл в ней увидел? Сергей, кто породил вашего монстра? Кто защищал вас от этого монстра? Ведь это все образы, порожденные вашим умом. Ум хочет убедить. Он хочет отработать свое убеждение. Ум хочет получить подтверждение тому, в чем он убежден. У вас проходило, как я понимаю, убеждение в том, что вы можете изменяться, что вы можете сами добиваться чего-то. Ум в этих вещах убежден. И дальше он начинает говорить. Он будет отвергать все, что этому противоречит. У него есть определенные сложившиеся убеждения, которым он хочет найти подтверждение. Есть такая особенность? Вы ее замечаете? За другими, по крайней мере. Это очень существенный момент.

Пока мы не поймем, как работает ум, мы вообще никуда не сможем двинуться. Ум создает проблему и сам ее решает. Дальше он опять создаст проблему и опять будет ее решать. Поэтому бесполезно говорить о каких-либо изменениях. Изменений нет. И быть их не может, потому что из чего черпает ум саму проблему и ее способ решения? Вы никогда не исследовали это? У каждого из нас есть проблемы. И когда мы посмотрим, если нам удастся, на эти проблемы в их последовательности, то мы увидим, что это одна и та же проблема и она все время повторяется. Если мы еще более пристально посмотрим, то увидим, что способы создания этой проблемы применяются одни и те же. Способы, так сказать, решения этой проблемы применяются тоже одни и те же. Но это надо увидеть, это надо увидеть самому. Тогда возникнет возможность настоящих изменений и творческого создания своей судьбы. Только узнав самого себя, вы сможете использовать свой ум для истинного творчества в любви к себе и всему сущему.