Глава 7. Ты можешь войти к себе через разные двери, но не стой у порога


...

Умный и глупый: две стороны одной личности

— Когда мы с ней разговаривали, я смотрела и думала: «У них и денег нет, и живут они в таких трудных условиях, и при этом им и не нужно ничего другого. Им нравится так жить». Она настолько естественный, удивительно цельный человек, мягкий, добрый. У нее нет ни к кому претензий, она всё принимает, ей хорошо, я это увидела. Когда мы с ней расстались, я подумала: чем же я отличаюсь от нее? Именно тем, что у меня постоянно работает ум. Она неглупый человек, у нее есть образование и природные способности. Но она не зациклена, она просто живет и всё принимает. И я подумала о том, что сама живу совершенно по-другому. Моя задача — избавиться от ига обусловленного ума. В связи с этим вспомнила Григория. Он несчастный, потому что хочет быть умнее, а на самом деле надо избавляться от этого ума и от этих знаний, потому что они нам только мешают. Вот мой подарок Григорию.

— Ваш ум попал в ловушку двойственности: умный — глупый. Так называемые умные будут собирать вокруг себя так называемых глупых, потому что глупый хочет стать умным, а умному, чтобы свою умность показывать, нужны глупые. Здесь всё разумно с точки зрения общей целесообразности, но это совершенно негармонично с точки зрения конкретного человека, ум которого западает на одну из сторон данной двойственности. Для меня, например, что умный, что глупый — одно и то же, потому что я вижу их как две стороны одной и той же медали.

Мы сейчас говорим о том мусоре, который содержится в нашем поверхностном уме. То есть о тех двойственностях, которые являются проблемами для обусловленного ума. Этих проблем огромное количество, как и самих двойственностей, но есть очень распространенные проблемы и двойственности, которые являются характерными для очень многих людей. В частности, к ним относятся и проблемы, связанные с попаданием в ловушку двойственности умный — глупый.

Вы затронули сейчас ее и не случайно указали в связи с ней на Григория. В определенном смысле он выражает противоположную вам сторону этой двойственности. Теперь мы можем узнать, что же эта противоположность думает. Что вы можете друг другу сказать по данному поводу?

— Я не знаю. Мне кажется, что сначала нужно человека больше узнать. А насчет того, считаю я себя умным или глупым, у меня есть такое детское впечатление, вы сейчас посмеетесь. Я был маленький совсем еще, года три, наверное, было. Иду, иду и говорю: «Мама, ты знаешь, где наш дом?» Она спрашивает: «Где?» Я показываю и говорю: «Там». Она отвечает: «Правильно». — «А как ты думаешь, как я догадался?» — «Ну, как?» — «Там вышка телевизионная». Пройдя шагов десять, я останавливаюсь и удивляюсь: «Почему я такой умный?» Сам себе удивляюсь. И это мне сильно мешало впоследствии. К окончанию института я уже начал стесняться, понимая, что глупо считать себя умным. Я увидел, что полно людей умнее меня.

— И вы перешли на другую крайность этой двойственности, то есть глупость. Так?

— Нет. Я не пришел к глупости. Я просто считаю себя нормальным и обычным человеком.

— Вы часто используете понятия «умный», «глупый». Попробуйте сейчас воспользоваться возникшей возможностью для того, чтобы увидеть в себе эту двойственность. Мы не будем обсуждать, что есть умный и что есть глупый, кто умнее, а кто глупее. Мы не будем прибегать к тестам, чтобы определять уровень вашего интеллекта. Хотя именно этим и занимаются люди, озабоченные такой двойственностью: они постоянно выясняют, кто умнее, кто глупее. Это они проносят через всю свою жизнь в самых разных формах.

Кем бы они ни работали, чем бы они ни занимались, но выяснение «кто умнее» является для них очень важным. Для вас это тоже важно. Можете вы это сейчас увидеть? Не надо соглашаться или не соглашаться с тем, что я сказал, вы можете просто это сейчас увидеть в себе. Вы можете увидеть две стороны одной и той же двойственности «умный — глупый». Вы можете увидеть в умном глупого, а в глупом умного, в умных вещах глупость, а в глупых ум. Это для вас сейчас самое важное.

— Я не могу уловить мысль. Меня попросили высказать, считаю ли я, что я умный, и как я к этому отношусь. Я здесь затем, чтобы набраться знаний. Я здесь затем, чтобы научиться жить по интуиции. А учиться просто мне надоело. Я не считаю необходимым получить какие-то знания, которые мне не нужны.

— Сейчас я даю вам другую возможность. Вы видите то, чем обусловлен ваш ум? Вы видите это? Я не говорю сейчас о каких-то новых знаниях, я не предлагаю вам новую информацию.

— С моей точки зрения, я уже показал свое согласие. Меня попросили, я сказал. Не просили бы, я бы молчал как рыба.

— Мы собрались для того, чтобы осознавать механизмы работы обусловленного ума. Поэтому всё, что здесь происходит, я предлагаю использовать именно для этого.

— Я так понимаю: был поставлен вопрос о том, что создается впечатление, что я превыше всего ставлю знания и ум, что я пришел сюда, чтобы еще больше набраться знаний и стать более умным.

— Вы хотите посмотреть на себя со стороны?

— Впечатление создается, что я превыше всего ценю знания и пришел сюда, чтобы стать еще более умным. Правильно? Я так понял, когда вы сказали о моей механистичности, что это наиболее яркая моя черта.

— Я хотела сказать, что вы не чувствуете себя уверенным и сравниваете себя с другими.

— Это не ум, а, скорее всего, вера, устремленность.

— Мой вам совет: не надо к этому стремиться.

— У меня этот пример, потому что я вспомнила, как с этой девочкой говорила, и поняла, что знания отягощают, что они совершенно не нужны. Ум всё время работает и работает, а лучше оставаться естественным.

— Нет, вы тогда говорили, что этих знаний у нее нет, но они могут быть у нее, просто она их не использует.

— Она не зациклена на уме, она просто живет естественной жизнью, и мне показалось, что это здорово.

— Вы хотите сказать, что, если человек отягощен знаниями, например профессор, он в быту может жить совершенно неприхотливо.

— Я хочу сказать, что зависимость от этих знаний не нужна. Знания пусть будут, но не надо зависеть от них и стремиться их накапливать, нужно быть более естественным.

— Как в быту они могут проявляться? Если человек хороший математик, то это не значит, что он плохо готовит.

— Я не про быт говорю, а про эти две крайности: стремление к знаниям или, наоборот, не ставить их во главу угла.

— Посмотрите, о чём вы говорите. Вы будете зацикливаться на этом до тех пор, пока не увидите себя со стороны. Это самое важное. Посмотрите, как идет ваш разговор. Что и зачем вы обсуждаете? Сама проблема поддерживается наличием данной двойственности в вашем уме. Если бы ее не было, то мог бы вообще продолжаться ваш разговор? Почему он продолжается? Почему вы его не прекращаете?

— Если человек — носитель двойственности, разговор может продолжаться, пока этот человек присутствует.

— Или пока у него присутствует эта двойственность. Можно устранить из разговора человека, а можно устранить проблему в этом человеке. Мы занимаемся вторым.

— Наша автоматическая реакция: оценить посыл, который к нам пришел, как добро — недобро, и уже, исходя из этого, защищаться или не защищаться. А здесь, скорее всего, нужно быть как камертон: звук пришел — завибрировал и зазвучал.