Глава 1. Хочу искать себя, но не найти


...

Благодарность — это ключ, открывающий вход в другие сознания

— Благодарность — это не просто правило хорошего тона, хотя в данной реальности ее свели к таковым. Поэтому она потеряла смысл. Благодарность — это ключ. Если я действительно испытываю благодарность к тебе, из твоего сознания в мое открывается некий канал, и я могу взять то, что мне сейчас надо. При отсутствии благодарности я не могу ничего взять у тебя.

— Благодарность — удивительное слово. Благой дар. Ты даришь себя благу, высшему, что ты есть, и умираешь в этом.

— Это как соль. Ты берешь кубик соли и бросаешь его в воду. Кубик растворяется и исчезает. Для него это смерть, но он не исчез, он растворился в большом пространстве воды. Меньшее всегда растворяется в большем, но меньшее боится большего, оно боится раствориться. Мы говорили о Боге, который есть все, и о том, что каждый из нас есть Бог. Но, держась за малое, за себя как за снежную бабу, которая боится лучей солнца, мы фактически не даем себе почувствовать себя Всем. Малое должно умереть, тогда оно станет большим.

Капля, летящая в океан. Пока капля летит, она отделена и думает, что представляет собой пуп Земли. Упав в океан, она сольется с ним и станет всем океаном. Но она может и бояться его. Ты хочешь сохранить маленькое боящееся и страдающее существо, называемое Валерой? Весь вопрос заключается в том, хочешь ли ты сохранить себя как маленькое непонимающее существо, но очень гордое тем, что оно отделено от других, или стать огромным, безграничным существом. Выбор за тобой.

Возьмем сексуальную сферу. Скажем, тебе нравится женщина. Но что значит нравится? Обычно нравится форма. Допустим, ты физическим зрением смотришь на женщину, при этом у тебя имеются определенные представления о том, что красиво, что приятно. И когда ты видишь то, что соответствует этим представлениям, ты испытываешь то, что называется приятным, ты хочешь этим обладать, хочешь схватить и держать это, получая бесконечное удовольствие. Если бы все так и происходило, было бы очень здорово. Но так не происходит. Удержать это невозможно, наступает насыщение, скука, и то, что казалось вначале приятным, становится неприятным.

— Я просто вижу момент, когда наступает счастье, и хочу его остановить. Но, с другой стороны, я понимаю, что это не принесет мне счастья, это будет как фотография.

— Тогда ты можешь делать фотографию и смотреть на нее. Но невозможно остановить творение, потому что это бесконечное движение. Материя существует, пока она движется. Если движение остановится, она умирает. А мы пытаемся остановить, схватить, удержать ее. Мы видим форму, но тянемся не к форме, а к сути, не понимая этого. А суть единая для всех — Бог.

В той женщине, которая тебя притягивает, такой же Бог, как и в тебе. И часть этого Бога тянется к другой части такого же Бога, потому что они есть одно. Физическое зрение концентрируется только на разделенности. Сама форма возможна только при разделенности. Форма очень важна для физического зрения. Но форма — это отделенность. Когда я западаю на форму, я перестаю понимать суть. Но именно суть притягивает, та жизненная энергия, которая имеется в ней. Не формы резонируют, а божественное. Но самый великий обман, иллюзия этого мира в том, что мы видим, не суть, а отражение. Форма есть отражение сути. Наблюдая только форму, я не могу почувствовать тот основной импульс, который идет из сути. Ведь на самом деле мы хотим соединиться. Форма не может соединиться с формой: как бы сильно я ни прижимался к человеку, которого люблю, я никак не могу с ним соединиться, не могу своим телом войти в его тело, я не могу занимать то же пространство, что занимает он. Но если я своей любовью и сознанием вхожу в него, я становлюсь им. Высшее проявление любви — стать этим человеком. Потому что сознание у нас единое, божественное. И только мое заблуждение, связанное с отделенностью, не дает мне этого сделать. Но если я, преодолевая такой барьер, выхожу за рамки обусловленности, мое сознание сливается с его сознанием, и я становлюсь им. Если тебе нравится женщина, ты можешь стать ею. Тогда все, что нравится ей, будет нравится и тебе. Ты становишься ею. Можешь это прочувствовать?

— Я понимаю вас, но почувствовать… Я иногда наблюдаю за людьми и не могу понять причину того или иного их поведения.

— Но почему ты не можешь этого сделать? Потому что не даешь своему сознанию выйти из той коробки, в которую оно помещено, коробки, которую ты называешь «Я». Рассмотрим опять пример с женщиной. Тебе нравится женщина, ты смотришь на нее. Что ты хочешь?

— Разные есть желания. Возможно, на первом этапе меня привлекает ее сексуальность.

— Да. Ты смотришь на нее, и тебе это приятно. Допустим, у нее внешность, которая тебе нравится, тебе приятно гладить женщину. Ты совсем близко подходишь, соединяешься с ней физически настолько, насколько могут соединиться мужчина и женщина. Тебе приятно ее осязать. Если тебе она нравится, все пять органов твоих чувств будут получать удовольствие. Но физические органы чувств устроены таким образом, что они сохраняют иллюзию отделенности. Вот я, вот она. Я смотрю на нее, но я — это я, а она — это она. Это касается каждого из органов чувств.

Есть какой-то объект, который находится во внешнем мире, он доставляет мне много удовольствия, мне хочется продлевать и продлевать это удовольствие. Но тогда я должен данным объектом обладать. А вдруг она уйдет или будет доставлять наслаждение не мне, а кому-то другому? Возникают страхи. Физические органы чувств настроены на восприятие внешних, а не внутренних объектов. А если я рассматриваю ее как некий внешний объект, мне становится страшно, что этот очень ценный для меня объект куда-то уйдет.

— Но если человек совпадает со мной по всем параметрам, я чувствую душой. И мне становится грустно от того, что я не могу быть полностью ею, то есть не могу соединиться с нею. Когда я нахожусь рядом с ней, у меня возникает не сексуальное желание. Я чувствую человеческое тепло, тепло ее души. И когда она уходит, я теряю это тепло, это внутреннее чувство. Это больнее, чем сексуальная потеря партнера.