Глава 7. Хочешь сыграть в неизвестное?


...

Творец творит своим видением

— Да. Потому что творение совершается именно взглядом. Моя точка зрения, мое видение есть творчество. Как действует Творец? Творит видением. Он увидел вот так, и так произошло. Чего далеко ходить. Например, ваша мать. Вы ее видите как добрейшую женщину. Что-то вдруг меняется, и вы ее видите как ненавидящее или совершенно равнодушное существо. Одно и то же вы можете видеть по-разному. Каких-то своих взглядов вы пугаетесь и говорите: "Как так? Это же моя мать. Я не могу так ее видеть". Но тем не менее взгляд появился. Вы творите ее. Мы творим то, что нас окружает. В частности, вы творите, например, меня. Как вы меня видите? Каждый здесь присутствующий видит меня по-своему. Я не один здесь, меня здесь много. Вы сами меня творите.

— Мы творим на ситуацию?

— Творите своим видением.

— Видением, которое меняется?

— Да, которое можете менять. Или оно меняется непроизвольно, и вы не понимаете, что происходит, либо меняете его осознанно. Либо разрешаете ему меняться и течь. На самом деле все сводится к режимам восприятия. Именно этим определяется все. Когда человек овладеет своим собственным восприятием не на физическом уровне, он становится творцом. Начинает видеть многие вещи, которые прежде не замечал. Вопрос творчества — вопрос восприятия. Допустим, я воспринимаю вас как глупого и никчемного человека, и у нас будут одни взаимоотношения. Если я начну воспринимать вас как знающего, любящего, дружественного мне человека, у нас возникнут совершенно другие отношения. А от кого зависит, как смотреть на вас — так или иначе? Поэтому я и творю. Если я смотрю на человека как на врага, я начинаю с ним бороться и в конечном счете могу убить его. Если я смотрю на него как на друга, то начинаю любить его. Кто создает эти видения? Я сам.

— Но это видение, созданное вами, он видит тоже. Все видят, но в разной степени.

— Все видят по-разному.

— Тогда как возникает контакт?

— Что я на самом деле делаю? Меняю настройку восприятия. Приходит человек, я вижу, как он ко мне относится. Я начинаю использовать это для того, чтобы сдвинуть точку сборки его восприятия. И сдвигаю. Он приходит и думает, что я вот такой, а потом вдруг видит, что я совершенно другой. Он еще не умеет это делать, но я помог ему. И показал, что он тоже может это делать. Дальше, если он этим заинтересуется, будет продолжать такую работу и овладеет искусством изменения фокуса восприятия. Или будет настаивать на своем: "Как я тебя видел дураком, так ты дурак и есть".

— Да. Все на первый взгляд кажется простым.

— Это просто, потому что сейчас вы видите ясно. Но когда останетесь с этим наедине, то вам не все будет так ясно и просто. Вам надо научиться ясно видеть. Самые сложные вещи окажутся весьма простыми. Есть масса ученых, которые могут простую вещь сделать очень сложной. На мой взгляд, надо особенно ценить людей, умеющих сложную вещь сделать простой. Самое интересное заключается в том, что я знаю многое, но меня это не тяготит. Если бы я пытался все запомнить, то сошел бы с ума. Но я просто выдаю это, а потом удивляюсь. Я делаю вид, что не знаю, и каждый раз открываю это вместе с теми, с кем это делаю. И мне радостно. Представьте, на протяжении стольких лет рассказывать разным людям одно и то же, потому что все приходят с одним и тем же! Все очень типично. Если бы я это делал по одной и той же схеме, я бы, наверное, уже повесился. Я это делаю всегда по-разному. Это джаз, импровизация.

— Когда ты сам что-то проговариваешь, появляются свежие мысли по поводу одной и той же темы. Как учителю, мне это знакомо.

— Учитель и ученик учатся одновременно. В том и прелесть. Если бы учитель был просто знающим человеком, который передавал то, что знает, это было бы очень скучным, что у многих и происходит. Поэтому у них такие тоскливые лица. Например, я все время ищу необычные способы. И здесь работает всё. Чего бы ты ни придумал, оно будет работать. Но если тебе нравится то, что ты делал прежде, ты не придешь к новому. Тебе надоедает все это вербально рассказывать, ты переходишь к телепатическому контакту. Это надоест — переходишь к чему-то следующему.

— Телепатия — уже высшие уровни.

— Мы сами называем это высшим. Можно назвать это высшим, можно — нормальным. Ничего особенного. Можно сделать что-то особенное, какую-то сенсацию. Каждый из нас обладает способностью к телепатическому восприятию. Только надо изменить отношение к этому как к чему-то нам не доступному. Огромное количество существ все время телепатически связаны с нами. Я, например, разговариваю с ними, и каждый может. Вы просто направляете свое намерение к кому-то, кого знаете или можете выбрать кого-то, кого еще не знаете, и начинаете с ними разговаривать. Разговаривать с ними — одно удовольствие. Это настолько благожелательная и любвеобильная энергия, что ты просто купаешься в этом. Одно только это уже прекрасно. Не надо даже формулировать мысли. На твой импульс приходит ответный импульс. Он трансформируется в слова.

— Это мысленный разговор?

— Да. Ничего сверхъестественного. Уже давно пора всем это осваивать. Торможение возникает только в связи с тем, что человек считает это чем-то сверхъестественным: "Тебе это дано, потому что ты такой особенный. А мне долго еще до этого идти". Если вы считаете, что вам до этого долго идти, так оно и будет. А можно это сделать сразу, сейчас. Именно сейчас раскрывается весь потенциал. Не нужны все длительные ожидания, какие-то ритуалы и все остальное. Надо быть уверенным, что ты это можешь. Вот и все.

— Своего рода настройка, самопрограммирование?

— Можете называть это как хотите. На самом деле это просто актуализация того, что в вас и так имеется. Если я верю, что я червь и раб, я так и буду жить. Если я верю, что я царь и творец, значит, буду жить соответственно. Небо реагирует на то, что ты посылаешь. Если ты Христа ради просишь хлеба кусок, тебе и будут давать хлеба кусок. Просишь другого — дадут другое. Нет ограничений, кроме тех, что мы сами создаем.

— Можно чувствовать себя червем и рабом в ситуации, когда ты знаешь, что никогда не решишь эту проблему, не сделаешь какого-то научного открытия… В такие моменты ты не чувствуешь себя царем.

— Вы и есть тот, кем себя чувствуете и представляете. Смысл всей работы, которой я занимаюсь, сделать так, чтобы человек почувствовал себя тем, кем он на самом деле является, могущественным существом и сотворцом Бога. А все остальное — разные способы прийти к этому. Кто-то верит в то, что он этого достигнет, но только при помощи учителя, а учитель должен быть мудрым, старым. У всех очень разные представления. Он будет искать только такого. А если встречается другой, ему не верится, что он даст ему то, что он хочет. А дать ему это может всякий. Но у него есть особые представления, что только так это может свершиться. Если он расширяет свои представления, его сфера возможностей увеличивается. Если человек верит, что божественное придет к нему только из церкви, он будет постоянно ходить в церковь. Если он верит в то, что это может произойти где угодно, это так и будет.

— Согласен с вами. Ему только кажется, что он сам это создал — спи на гвоздях и ты станешь просветленным.

— Самое смешное, что он это откуда-то берет, пытаясь кому-то подражать. Не нужен второй Ньютон, второй Эйнштейн. Зачем второй, нужен первый. Первый в чем-то своем. Убрать все подражание и начать творить. В чем ты первый? Первый в том, что ты делаешь. Каждому из нас предстоит открыть нечто, в чем мы будем первыми. Быть всегда первым — значит быть индивидуальностью. Каждый из нас создан для того, чтобы открыть что-то, что не открыл и не откроет никто другой. В этом и есть наше основное предназначение. И у каждого свое. Зачем же подменять себя кем-то? Такова основная наука нашей реальности: когда что-то восхваляется, все остальные пытаются подражать. Причем, как правило, восхваляется фальшивое. Таким образом множится фальшь. Появился один секс-символ и пятьсот других, подражающих ему. И пока ты следуешь искажениям, ты всегда будешь "секонд хэнд", а поэтому навсегда останешься неудовлетворенным и сомневающимся.

— Наверное, в каждом человеке подспудно заложено стремление идти своим путем. В детях это особенно выражено.

— Это и есть то, что в детстве очень четко чувствуется. Ты хочешь изменений, а не постоянства, ты ждешь чего-то, пока не становишься взрослым, нудным, скучным, и не дай Бог, чтобы что-то произошло, что не вписывается в рамки твоих представлений. Пока не станете детьми, не войдете в Царство Божие.