Глава 5. Отец и мать это главные условия вашей задачи


...

«Я боюсь включиться в ее сумасшествие…»

— Идешь и не знаешь, что там, страшно. Еще хочу рассказать, что ездила в Прибалтику к Рэде. Вижу, что с ней что-то происходит. Ее колбасит, трясет, идут какие-то вибрации, но я не понимаю, то есть не включаюсь в ее состояние. У меня другие задачи — посмотреть город. Я не включаюсь в ее сумасшествие, считая, что это ее сумасшествие. Позднее понимаю, что не принимаю свою часть. Я, несмотря на ее состояние, спрашиваю ее, для чего же она меня пригласила. Если показать город, так покажи. Увидела свое пренебрежение или презрение по отношению к ней.

— «Я то не такая, она сумасшедшая, а я нет».

— Я видела, что человек просит о помощи. Я ей предложила, чтобы она выразила свою ненависть, агрессию и те чувства, что ее переполняют, но она сказала, что боится выражать это. Я предложила ей наорать на меня, побить или еще что-то, но она панически отказалась. Позднее я увидела, что была не готова принять свою сумасшедшую часть.

— Вас почему-то притянуло друг к другу. Тебе нужен сумасшедший рядом, чтобы ты могла проецировать на него свое сумасшествие. Тогда у тебя возникает иллюзия, что ты не сумасшедшая.

— Я выдержала там всего три дня, просто сбежала от самой себя. Я всю жизнь осуждала курение травки, считая это чем-то плохим. Попробовала и считаю, что освободилась от этого.

— Это иллюзия освобождения. Откуда возникает осуждение? Мы получаем сценарий жизни от отца и матери. Если ты принимаешь сценарий матери, то начинаешь осуждать в людях то, что она осуждала в отце. Если ты принимаешь сценарий отца, то осуждаешь в людях то, что осуждал отец в матери. Вам нужно увидеть мать и отца, понять в себе, какую сторону их общего сценария вы взяли, а какую осуждаете. Вам нужно прожить сторону, отверженную вами. Вам нужно прожить и прочувствовать то, что чувствовали ваш отец и ваша мать. Вы осуждаете родителей, считая, что этого нет в вас, но это в вас есть, именно поэтому вы и осуждаете.

— Я чувствую, что взяла модель поведения матери.

— Ты взяла модель поведения матери. Мать осуждала отца?

— Да.

— Получается, что ты осуждаешь в людях то, что мать осуждала в отце. Тебе нужно прочувствовать состояние отца, найти в себе свою жертву, вторую свою часть и понять, что же она чувствует.

— Я сейчас поняла, что вела себя как мать, потому что изначально находилась в состоянии отца. Я это четко сейчас вижу и чувствую.

— Что ты хотела сейчас сказать?

— Во мне сейчас не конфликтуют отец и мать.

— Если не конфликтуют, то ты уже просветленная.

— Родители не конфликтуют, но конфликтую я с матерью.

— Вот он — твой сумасшедший дом. Ты сейчас бредишь.

— Если я не знаю отца, то осуждаю отца, которого не видела?

— Хорошо. Рассматривай поведение отчима.

— Отчим слабый и пьет.

— Так и отец, судя по твоему рассказу, такой же. Ты считаешь, что он слабый, пьет, и поэтому ты его ненавидишь, вот и весь твой рассказ об отце. Я предлагаю не определять поведение отца, вводя его в категорию «слабый — сильный». Ваш отец в вас, и вам надо прожить его, тогда вы начнете его понимать. То, что вы сейчас говорите об отце, показывает на то, что вы вообще не понимаете, кто он и что переживал. Он же прожил целую жизнь, в которой было очень много переживаний. Вы же говорите о нем только то, что он пьяный и слабый. Чувствуете ли вы, почему он пьет? Вам это необходимо почувствовать в отношении собственного отца, и тогда вы сможете о нем сказать что-то другое.

— Я сейчас думаю, что мне и пить не хочется, потому что напьешься, расслабишься и начнешь плакать и жалеть себя.

— Понимаете ли вы, о чём я сейчас говорю? Я говорю, что вам надо прочувствовать отца и мать через состояния прожитые ими. Что вы сейчас можете сказать о своих родителях?

— Моя мать проживала страх. Она боялась проявляться, не знала вообще, что такое сексуальные отношения. У нее были представления о том, что женщина — это хозяйка. Она исполняла свой долг. Отец искал другого. Мама осуждала отца за его полигамность и за то, что он пьет. Она категорически не принимала это.