Глава 1. Что ты хочешь понять, и кто это будет понимать?


...

В чём разница между пробужденным и спящим человеком?

— Они связаны с опытом, который ты сейчас получаешь. Что этот за опыт? На этот вопрос спящий не может ответить. Он может просто выдавать порции опыта, зафиксированные в нем, как в записывающем устройстве. Диктофон записывает всё, что улавливает, а затем просто воспроизводит это. Но он не понимает того, что выдает.

— Я понимаю. Если взять какую-то мысль, связать ее с сопутствующими чувством и с действием.

— То получим спящего человека. Это и есть аппарат, имеющий свои собственные ассоциативные связи мыслей, чувств и поступков. У каждого человека они свои, они зафиксированы в нем. Спящий человек подобен диктофону, имеющему свою собственную особенность записи происходящего. Если мы возьмем несколько таких диктофонов, записывающих одну и ту же ситуацию, то они запишут и воспроизведут ее по-разному. У каждого из таких диктофонов отличающаяся настройка записи и воспроизведения. Но любой диктофон просто записывает то, что происходит, не понимая того, как он это делает. Запись происходящего и понимание происходящего — совершенно разные вещи. Спящий просто записывает, а потом выдает по ассоциации записанное. Бессмысленно требовать от диктофона объяснения того, что и как он записал. Он просто будет воспроизводить то, что записал, сколько бы ты его не включал. Если ты его начнешь спрашивать: «Что это ты выдаешь?» Он просто продолжит выдавать то, что в нем записано. Я ставлю самый сложный вопрос для спящего человека. Я подталкиваю его к тому, чтобы он начал видеть опыт, который он создает и записывает, а не просто его воспроизводить. Способность видеть опыт, созданный, прожитый и записанный тобой, является особенностью человека пробужденного. Спящий человек не может понимать то, что он записал, а только выдавать записанное. Вот разница между пробужденным и спящим человеком.

— Поняла. Осталось понять, что такое принимать.

— Ты мне просто выдаешь свой опыт, я же тебе предлагаю начать его осознавать.

— Я же пришла сюда именно за этим.

— Правильно. Но ты же не понимала то, к чему мы сейчас пришли. Ты просто говорила, не особо понимая, что ты передаешь. Теперь ты можешь делать различения между просто говорением и работой со своим опытом. Или ты еще не можешь сделать такое различение?

— Это надо на какой-то конкретной ситуации рассмотреть.

— Пожалуйста.

— Допустим, твой муж лежит на диване. У вас всегда одинаковая реакция на это?

— Нет. Когда он долго лежит, тогда реагирую агрессивно.

— Тогда и возникает твое раздражение?

— Беспокойство, уж не заболел ли или что-то случилось. Такое ощущение, что человек находится в депрессии или ему на столько лень, что мне хочется его расшевелить.

— Почему бы тебе ни дать ему возможность лежать сутками?

— Потому что я сама так не могу делать.

— Ты же это не осознаёшь, ты просто реагируешь. Когда он лежит больше, чем время, которое ты считаешь нормальным, у тебя возникает раздражение на него. Но на самом деле это твое раздражение собой.

— Да.

— Это твой способ реагирования на происходящее. Ты же не понимаешь, почему тебя начинает раздражать, когда он лежит больше какого-то времени. Ты же этого не понимаешь. Или ты понимаешь это?

— У меня есть образ мужчины деятельного, энергичного, с которым интересно общаться.

— Хорошо. Почему ты нашла именно такого мужчину, который лежит на диване и вызывает у тебя раздражение?

— Раньше он не лежал. Был деятельным.

— Почему ты нашла такого мужчину, который через определенное время стал лежать на диване, хотя до этого не лежал?

— Получается, что я его таким сделала.