Глава II


...

Мат. Скоморошество

Насколько сильно повлияло христианство на сексуальные отношения, можно судить по ряду запретов и табу на половую жизнь жителя Руси. Ведь церковь тут регламентировала всё: и позу в которой может совершаться половой акт, и дни, и сколько раз, и многое другое. Некоторые исследователи утверждают, что реакция на запреты выразилась в эмоциональном напряжение через мат, который до той поры не приветствовался на миру, зато теперь расцвел пышным цветом.

В ситуации православно-языческого двоеверия любое использование мата, в особенности если он активно использовался в народных увеселениях, определялось как «бесовство». По свидетельству Н. Костомарова, песни скоморошеские «были большею частью содержания, оскорбляющего стыдливость, их танцы были непристойны…».

Вышел из метро «Балтийский вокзал», вокруг пьяненькой женщины лет 55, собрался круг слушателей, поет частушки, наяривая на затёртой гармошке. Включил диктофон на мобильнике:

«Все б я пела, все б я пела,
Все бы веселилася,
Все бы я под ним лежала,
Все бы шевелилася!
Возмущается народ —
мало партия дает!
— наша партия не блядь,
чтобы каждому давать.
Снег снежок, белая метелица,
Напилася,
Нае…лася,
И мене не верится!»


Частушек было много, в силу изобилия мата приводить их не буду. Как уже было сказано выше, мат на Руси появился, как протест против регламентации церковью половой жизни. Частушки — это отголоски скоморошества. В своих выступлениях скоморохи затрагивали злободневные проблемы, осмеивали власть, иногда пользуясь иносказанием. Со стороны церкви и светских властей подвергались жёстким гонениям, а в XV веке скоморошество вообще было запрещено, скоморошеское ремесло было приравнено к колдовству, чародейству и знахарству.

Конечно, пьяная женщина с гармошкой смотрится пошло, но это лишь говорит об отсутствии настоящих мужчин. Ведь она вышла петь скабрезности, наверное тоже, против чего-то выражая протест, доводя ситуацию до абсурда, до крайности; такое вот современное народное «скоморошество» или «юродство».

Неожиданное открытие сделал научный руководитель Центра экологического выживания и безопасности Геннадий Чеурин. По его словам, он узнал истинное происхождение нецензурной брани и опытным путем доказал её вредное влияние на человеческий организм в быту.

Чеурин говорит: «Мат — это святые слова, которые в древности применялись русскими мужчинами во время проведения обрядов и ритуалов для «вызова родовой силы». Употреблять эти слова можно было лишь 16 дней в году, а потом они были под строжайшим запретом. И когда в наше время мужчины без надобности произносят эти сакральные слова, то это неминуемо ведет к реальной импотенции. А если матерится женщина — она медленно превращается в мужчину».

Вот так, уважаемый читатель, храни свою речь в чистоте!

Культурная традиция в разных обществах по-разному третировала человеческое тело, еще в XIX веке у пуритан или в викторианской Англии сексуальная холодность считалась нормой для женщины, а переживание оргазма, чем-то для порядочной женщины неприличным. Такая традиция способствовала распространению фригидности у женщин, а для мужчин холодность брака компенсировалась узаконенной проституцией.

Как свидетельствуют вопросные статьи в русских уставах исповеди, интимная жизнь в русской православной культуре чаще рассматривалась как грех. Так из 35 вопросов «мужем о гресех» в рукописном требнике XVI в. из собрания Погодина 21 вопрос относится к области сексуальных отношений. В требнике XVI в. из библиотеки новгородского Софийского собора из 43–22 вопроса. Но даже муж и жена не сотворившие грехов, отмеченных в требнике, после интимной близости считались ритуально нечистыми и не могли войти в церковь, пока над ними не будет прочитана молитва. Такие пары обычно скапливались в притворе, в ожидании священника, и вызывали сальные шутки окружающих. Таким образом, в качестве жизненной нормы постулировалась антисексуальность.

«Христианство своим источником имеет религию Ветхого Завета — религию, возникшую в кочевой среде, более того, стоящую в прямой оппозиции к земледельческим культам. Для Ветхого Завета «священное» и секс — вещи несовместимые. Продолжение рода не ставится в зависимость от полового акта. Бог Ветхого Завета постоянно напоминает об этом Своему народу (вспомним жертвоприношение Исаака Авраамом). Все это полностью сохраняется в христианстве. «Бог может из камней воздвигнуть детей Аврааму», — говорит Иоанн Креститель (Мф. 3, 9). «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились», — говорится в Евангелии от Иоанна (Ин. 1, 12–13). Эта оппозиция между прокреативной сексуальностью — браком, (биологическая доминанта, имеющая конечной целью деторождение — Р.П.) и акреативным угождением Богу подчеркивается и апостолом Павлом (1 Кор. 7). Секс в браке, да и сам брак допускаются лишь как способы избежать блуда, являющегося еще худшим злом. При этом Павла совершенно не интересует продолжение человеческого рода. Акреативная направленность многократно усиливается в монашестве, как своеобразном продолжении «культуры пустыни»».22


22 А.Г. Берман. www.portal-credo.ru.


Любая крайность приводит к эффекту маятника, постулирование антисексуальности в итоге заканчивается «сексуальной революцией», а укрощение плоти зачастую приводит к сексуальной психопатологии. А у шизоидов внешняя «асексуальность» и кажущееся презрение к вопросам секса обычно сочетаются с упорной мастурбацией и богатыми извращёнными эротическими фантазиями, которые часто реализуются криминальным путём.