Глава II

Женщина в дохристианской Руси

Как-то меня пригласили принять участи в документальном фильме ТК «Мир» с темой о положении женщины в дохристианской Руси. Фильм вышел, но многое в него не попало в силу ограниченного времени и в свете нашей темы, хотелось бы сказать несколько слов, заглянув в свои записи.

В первую очередь, на что обращаешь внимание при исследовании положения женщины в дохристианском славянском-русском обществе, это особая забота и создаваемые условия для того, чтобы женщина могла родить, а родившая, была защищена, даже если у нее не было мужа. Девиз того времени звучал так: «Каждая женщина должна родить!». Случавшиеся войны уносили значительную часть мужского населения, поэтому для девушек, у которых не было возможности найти мужа, была возможность забеременеть даже путем искусственного оплодотворения. Как утверждают некоторые исследователи, для этого использовался специальный прибор-сосуд, который называли «ковшин», по своей конструкции напоминающий фаллос. (Девушек зачавших таким образом называли «ковшинками»). Это приспособление позволяло нужное время сохранять сперматозоиды в живом состоянии и вводить их в женское лоно. Как правило, это практиковалось в первый вечер летнего полнолуния. Все девушки оплодотворенные от одного донора, считались сестрами, а дети родственниками. Это делалось для того, чтобы отслеживать межродственные связи и избегать близкородственные браки. За этим строго следили кудесники, браки разрешались с разрывом в 10 — 14 поколений. Для девушек, которым нахватало мужчин для брака можно было забеременеть и естественным в ночь Ивана Купалы (с 23 на 24 июня), дети зачатые в этот день являлись законнорожденными и никто не осуждал матерей одиночек, как это стало впоследствии в христианском мире и даже в атеистическом Советском Союзе. Надо отметить, что святость женщины перед вступлением в брак определялась её целомудрием — девственностью.

Так же при нехватки мужчин, практиковалось вхождение в другую семью, можно это определить как многоженство, но он не имело массовый характер.

Так же регламентировалось при гибели мужа, заботу о семье брать на себя младшему брату.

Женщину мужчина рассматривал как личность, имеющую равную с ним ценность. В некоторых случаях женщина могла исполнять функции Волхва.

Русские женщины всегда играли заметную роль не только в семейной, но и в политической и культурной жизни Древней Руси. Достаточно вспомнить великую княгиню Ольгу, дочерей Ярослава Мудрого, одна из которых — Анна прославилась в качестве французской королевы, жену Василия I, великую княгиню Московскую Софью Витовтовну, новгородскую посадницу Марфу Борецкую, возглавившую борьбу Новгорода против Москвы, царевну Софью, целую череду императриц XVIII века, княгиню Дашкову и других. В русских сказках присутствуют не только образы воинственных амазонок, но и беспрецедентный, по европейским стандартам, образ Василисы Премудрой. Европейских путешественников и дипломатов XVIII — начала XIX в. удивляла высокая степень самостоятельности русских женщин, то, что они имели право владеть собственностью и распоряжаться имениями.

Седьма — свод законов о браке. Родословный оберег — солнце с семью лучами и семь кругов вокруг по спирали.

В пантеоне богов были три богини, упрощенно: Макошь — богиня плодородия земли и достатка; Лада и ее дочь Леля — богини культа рожениц и семейного счастья. А самая главная Лада прародительница многих Богов пантеона, отсюда и культ святой Богородицы в христианской Руси.

Кстати обряд дарения цветов женщинам, самый древний языческий обряд, успешно доживший до наших дней.

А вот, кто помнит из истории как сопротивлялись бояре «реформе» Петра I, обязывающую брить бороды, наверное удивлялся закостенелости русских бояр. А оказывается, тут не всё так просто. Известный специалист по древнерусской литературе Н.К. Гудзий писал: «Бритье бороды тогда имело эротический привкус и стояло в связи с довольно распространенным пороком мужеложства». Т. е., тогда быть без бороды, равносильно тому, что сейчас носить серьги в ушах.

Я вспомнил эти наброски к фильму, чтобы, хотя бы штрихами показать глубинность мира наших далёких предков.

«В русской деревне высоко ценилась девственность. Само слово «невеста» буквально означает «неведомая», «неизвестная». В русской свадебной обрядности был широко распространен обычай «посада»: невеста должна была сесть на особое священное место, но не смела сделать это, если она уже потеряла девственность. Интересно, что такое же требование сохранения девственности формально предъявлялось и жениху. Если в первую брачную ночь невеста оказывалась нецеломудренной, брак мог быть расторгнут. Кое-где такой невесте, ее родителям или свахе в знак позора одевали на шею хомут как символ женских гениталий и одновременно — знак отнесения «грешницы» к миру не знающих культурных запретов животных. От деревенской цензуры нравов практически невозможно было укрыться.

В то же время, как и в странах Западной Европы (Франция, Испания, Германия, северная Италия, Скандинавия) в русском быту и свадебной обрядности действовали совсем другие нормы, в которых нетрудно увидеть пережитки группового или пробного брака. Повсеместно принятые формы группового общения молодежи — «посиделки», «поседки», «беседки», «вечерки», «игрища», украинские «вечерныци» — не только допускали, но и требовали некоторой вольности в обращении, так что девушка, чересчур усердно сопротивлявшаяся ухаживанию и вольным шуткам, могла даже быть исключена из собрания.

На Украине, как и ряде стран Западной Европы, существовал обычай «досвиток» или «подночовывания», когда парень, иногда даже двое или трое парней, оставались с девушкой до утра. Хотя официально считалось, что они сохраняли при этом целомудрие, практически дело зависело от их личного усмотрения. Строго запрещалась только связь девушки с парнем из чужой деревни. Этот обычай сохранялся даже в 1920- х годах. По данным одного опроса, 73.4 % украинских девушек начали свою половую жизнь именно во время подночевывания.

В русских деревнях такой обычай неизвестен. Половую близость, если она имела место, старались держать в тайне, хотя друзья молодых людей часто о ней знали. Тем не менее нравы и обычаи русской деревни никогда не были вегетарианскими. Вот как выглядели отношения крестьянской молодежи Владимирской губернии в конце XIX — начале XX в., по данным информаторов князя Тенишева.

«Пора половой зрелости наступает в 14–16 лет. Девушки внешне ее стыдятся, но между собой этим «выхваляются». Парни целомудрия не хранят. Из шестидесяти особ женского пола более десяти, по подсчетам корреспондента, помогают утрате невинности парням. На это смотрят сквозь пальцы, однако девушку, потерявшую невинность, как правило, не сватают.»

«Возраст достижения половой зрелости для девушек 15 лет, для парней — 16 лет. Родители эти перемены воспринимают спокойно и не препятствуют гулянию по ночам.»

«Половая зрелость наступает незаметно, в свой срок. Относятся к этому «запросто», а узнают от этом чаще всего случайно: так, например, если девушка в воскресный день не идет в церковь, то объяснять никому ничего не приходится. Посторонние скажут о такой девушке, что она уже «на себе носит».

«Отношение парней к девицам грубовато-вольное (поощрительное замечание «ай да девка» сопровождается ударом кулака по спице избранницы), на что девицы притворно сердятся. На подобных встречах бывают песни, пляски, исполняются частушки, но в основном непристойного содержания (напр. «Милашка моя,/ Уважь-ка меня!/ Если будешь уважать,/ Я с тобой буду лежать»).

«Каждый парень не моложе 17 лет выбирает себе девушку, выбор свободен, если же парень придется не по нраву, то девушка может «не стоять» с ним. Девушки ценят в парнях силу, ловкость, умение красноречиво говорить и играть на гармони. Одежда также играет не последнюю роль. Эталон красоты парня: гордая поступь, смелый вид, высокий рост, кудрявые волосы. Эталон красоты девушки: плавная походка, скромный взгляд, высокий рост, густые волосы, «полнота, круглота и румянец лица». Парень считает себя неким «распорядителем поступков» выбранной им девушки, в ходу наказания за неповиновение девушки, даже побои. Однако на людях вольности или грубость не проявляются».

«Ухаживания сопровождаются некоторыми вольностями — «хватаниями», разного рода намеками, но ухажеры платьев не поднимают. Добрачные связи возникают, их внешне порицают и потому приходится скрываться. Честь девушки ценится высоко, поэтому лишение невинности считается позором, но в то же время опозоривший не несет за свой поступок никакой ответственности. Наблюдается упадок нравственности, особенно на фабриках. На половую связь девушки с зажиточным парнем смотрят снисходительно, однако имеющие таковую на посиделки не ходят, боясь быть осмеянными. Браки по любви явление редкое».

«Общение и поведение молодежи отличается свободой, даже днем позволяют себе объятия, ночью же допускаются все «безобразные вольности». Отношение родителей к подобному поведению самое безразличное, а в иных случаях родители сами посылают детей на «гульбища».

«Грубость при ухаживаниях позволительна, старшие на подобные вещи, как правило, смотрят сквозь пальцы, но некоторые отцы загоняют молодежь домой еще в сумерки».

«У каждый девушки есть парень, который называется игральщиком. Ему она дарит носовой платок, а он подносит ей колечко… В первые часы встреч молодежь ведет себя сдержанно, после хороводов позволяют себе развязные игры и разного рода вольности… Вечером парни и девушки любезничают наедине, каждая девушка со своим игральщиком. Отношение родителей к вольностям, которые позволяют себе их дети, снисходительное: «сами так гуливали».

«Добрачные связи имеют место, но тщательно скрываются и не рассматриваются как повод для женитьбы. Ночное или вечернее время прикрывают вольности и греховность поведения. Беременность, как правило, стараются «прикрыть венцом». В богатых семьях честь девушки ценится высоко: ей не позволяется не только «стоять» с парнями, но гулять по вечерам».

«До греха» дело доходит редко, поскольку честью девичьей дорожат, впрочем, в последнее время случаи ее утраты увеличиваются — сказывается влияние фабрики. В редких случаях парень женится на забеременевшей и фактически погубленной им девушке, такая девица достается лишь вдовцу. В народе считается грехом для девушки сойтись с человеком, который выше ее по положению в обществе».21.


21 С персонального сайта И.С. Кона