Часть 4. Геополитика в ближайшие 50 лет.


. . .

Война за дверью.

Теперь о том, что послужило толчком к написанию данной книги. Это - неприятное предчувствие надвигающейся войны, которая, может, и не затронет нас напрямую, но коснется так или иначе. И вряд ли без нее обойдется...

Причины войн кажутся слишком разнообразными, чтобы их можно было предсказать. "Футбольная" война между Сальвадором и Гондурасом произошла действительно из-за футбола. После матча сальвадорские болельщики устроили погромы лавок выходцев из Гондураса (или наоборот?), что и вызвало военные действия на границе, к счастью, не очень кровопролитные. В 1954 году слишком успешная охота даяков Западного Калимантана на бородатых свиней вызвала возмущение местных мусульман, живших ниже по течению рек. Они объявили даякам войну, поскольку трупы кабанов осквернили воду.

Но скорее всего эти экзотические поводы наложились на какие-то более серьезные конфликты, которые тлели подспудно, дожидаясь только подходящего момента - повода.

Давно известны высказывания типа: "Никогда так много не лгут, как после охоты и перед войной"; "Нет более непроницаемой тайны, чем та, что окутывает рождение войны". Поэтому упомянутая в предисловии книга - на мой взгляд, редчайший источник, проливающий свет на эти тайны. Это книга "Его глазами" ("Ashesaw it"), вышедшая в свет на английском языке в 1946 году, спустя всего год после смерти Ф. Д. Рузвельта, и изданная на русском языке уже в 1947 году.

Автор, сын американского президента Эллиот Рузвельт, служил в авиации, занимался фоторазведкой на европейском - и средиземноморском театрах военных действий. Он несколько раз выполнял обязанности адъютанта президента во время международных встреч и конференций.

Психология bookap

Эллиот Рузвельт - не политик и лицо, не слишком заинтересованное в сокрытии реальных слов и событий. Ему, в отличие от высокопоставленных чиновников, не нужно выпячивать свои заслуги на переговорах и оправдывать промахи. Он не пытается произвести впечатле-ниесверхъестественными способностями к анализу и часто передает то, что слышал, вообще без комментариев. Поэтому ему хочется верить. Неким аналогом этой книги служат воспоминания Серго Берия о его работе во время Тегеранской конференции - они тоже содержат уникальную информацию. Но Серго Лаврентьевич, к сожалению, склонен к осмыслению того, что видел и слышал, и, что еще хуже, иногда не разделяет собственных впечатлений и мнений других людей, а то и не относящихся к делу размышлений, почерпнутых из прессы 1990-х годов. Потому его воспоминания, опубликованные к тому же спустя 40 лет после событий, несколько проигрывают в убедительности.

Эллиот Рузвельт сопровождал отца на "саммитах" в Тегеране, Каире и первом из них, произошедшем на кораблях английского и американского флотов "Принц Уэльский" и "Августа" (сейчас он чаще называется в литературе "Огаста") в бухте Арджентия, на острове Ньюфаундленд.