У меня есть за что негодовать на своё Высшее «Я»: оно вечно где-то недосягаемо блаженствует.

Без меня.

- Свами Бейондананда


Доброта


Мой муж болел лейкемией и в общей сложности три года провёл на больничных койках.

Как-то в очередной клинике он оказался в одной палате с неким Полом (у того была лимфома) и почти сразу его невзлюбил. «Ты бы только видела, – жаловался он мне в первый же день по телефону, – как этот тип макает ватные тампоны в какой-то лосьон и медленно натирает им свою кожу. Для лица у него один крем, для шеи – представьте себе – другой, для рук – третий, а волосы он зачесывает с особым маслом!» В общем, когда Пол принялся шлифовать ногти изящной пилочкой, мой Марк не вынес и резко задёрнул занавеску своей кровати. «Мало мне того, что я болен, так ещё и сосед по палате – полный урод!» – прошептал он.

Я навещала мужа каждый день – занавеска неизменно была плотно задёрнута. Было слышно, как за ней звякали бутылочки, скляночки и баночки Пола во время его косметических процедур. В ответ муж громко звенел своими бритвенными принадлежностями.

Но на десятый день я увидела, что занавеска отодвинута. На улице стояла жара, и оба мужчины спали, даже не накрывшись простынями. Мышцы на тощем теле Марка почти атрофировались, и повсюду, будто горошины бордового перца, виднелись маленькие кровоподтёки. Пол же был болезненно жёлтого цвета, а из уголка рта просочилось немного крови. У кровати мужа кучей громоздились влажные полотенца, грязные пижамы и мятые газеты, зато одежда и туалетные принадлежности Пола были аккуратно разложены на полке. «Контрастная парочка! – подумалось мне. – Одинакового у этих людей – только рак.»

Марка увезли на химиотерапию, и я разговорилась с Полом. «Сегодня ночью я метался, плакал во сне и просился домой. А ваш муж поднялся с кровати, подъехал ко мне на своём кресле -каталке и утешал до тех пор, пока я не заснул».

Позже я рассказала об этом Марку, но он только отмахнулся: «То была просто ответная благодарность. Пору ночей назад я блевал и громко кричал, и Пол подсел ко мне, стараясь помочь, чем только мог».

Через месяц мужа на время отпустили домой. И мы получили от пола открытку. Оп писал, что если его опять положат в больницу, то он хотел бы, чтобы рядом оказался такой же доброй души человек, как Марк.

Моего Марка сейчас уже нет в живых. Думаю, что и Пола тоже. Я же поняла одну простую истину: сердечное участие в невзгодах ближнего поможет выдержать самые трудные времена. И ему, и тебе.

Энн из Вашингтона