Я просто индивид, ограждённый женским телом.

- Элеэйн Буслер


Очевидно: у каждого человека, вне зависимости от пола, мозг имеет оба полушария. Значит, и в мужчине, и в женщине есть и те, и другие качества. И всё же сильный пол отдаёт преимущество левому мозгу, а слабый – правому.

И тут возникает интересный вопрос: зачем отдавать преимущество? Не лучше ли гармонизировать работу обоих полушарий, превзойдя шаблон своей половой роли и получив возможность пользоваться всем богатейшим спектром людских качеств?

В один момент вы тверды, как скала, а в следующий, коль надо, податливы, как ветка ивы. Активны и действенны или созерцательно-задумчивы; напористы или дружелюбно уступчивы; рациональны или чувствительны; строго логичны или полны предчувствий, внимая интуиции…

Интеграция правого и левого мозга в единый Разум внешне, анатомически, вас не меняет. Но духовно вы эволюционируете до состояния мифического Андрогина, гармонично объединяющего в себе мужское и женское.

Пресловутая война полов. Кому не ясно, что это не что иное, как отражение войны внутри каждого из нас, мужчин и женщин, пребывающих в конфликте со своим вторым, противоположным по гендерным качествам «я»?

Лишь когда мужская и женская половины души достигают состояния гармонии и динамического равновесия, мы по-настоящему способны чувствовать и понимать других людей. Их перестаёшь воспринимать просто как родственников, друзей или партнёров по сексу – начиная в них видеть братьев и сестёр, спутников на пути к духовному единству.


Различия и уникальность


В большинстве сообществ прошлого, когда активность вела мужчин на охоту, а способность женщин вынашивать детей оставляла их в тылу домашних забот, – чёткая поляризация полов действительно был факт неоспоримый. В наши же дни те, кто стремится вести себя, что называется, по-мужски (то есть как истый мачо или супермен) или классически по-женски, лишь зарождают в себе трудно устранимый комплекс неполноценности.

К чему примерять к себе критерии ушедших в прошлое эпох относительно того, кого считать мужчиной, а кого женщиной, если для определения своей половой принадлежности достаточно лишь заглянуть под нижнее бельё?

А если уж говорить о такой глубоко внутренней категории, как сексуальность, то чтобы постичь и – сколь бы уникальной на фоне остальных она ни оказалась – принять её, не пытаясь втиснуться в рамки общепринятых стереотипов поведения, нужна и личная сила, и понимание. Дабы в угоду общественному мнению не изменить себе. [42]