Религия


Ни одному из нас, вне зависимости, был ли он воспитан в религиозной среде или нет, не удалось избежать всепроникающего влияния этих традиций. [40] Часть нашей стыдливости и вины определённо уходит корнями в религию, чьи догматы ставят дух выше плоти и говорят о возмездии за наслаждение.

Нельзя сказать, что религиозная догма неверна. Она просто не реалистична. Да и, вообще говоря, не должна таковой быть. Ведь её цель – пробудить в душе высокие идеалы, обнажить глубины духа, призвать к поиску абсолютной истины и совершенства.

Может, с точки зрения духовного роста действительно лучше, как предлагает религия, хранить воздержание и направлять энергию эроса на другие задачи до тех пор, пока не вступишь в брак. Но, взглянув на реалии жизни, мы видим: это не совсем то, чему следует большинство душ мира сего.

Даже у монахов и монахинь, посвятивших жизнь служению Высшему, есть проблемы с жизнью согласно церковным идеалам. «Господи, – говорят, молился блаженный Августин – дай мне целомудрие и воздержание! Но не так, чтобы прямо сейчас».

К какой бы вере мы ни принадлежали, надо понимать: сексуальность не является врождённо моральной или аморальной. Последнее сугубо человеческое измышление. Не существует в этой сфере беспрекословно абсолютных директив. У каждой культуры и эпохи свои собственные идеи относительно приемлемого и неприемлемого в половых отношениях. Как удивительно точно подметил Бертран Рассел: «Грех – понятие географическое».

Согласно исследованию одного антрополога, книгу которого я с огромным интересом прочёл много лет назад, туземцы островов Тробриан (Папуа – Новая Гвинея) безо всякого стыда занимаются сексом на глазах у окружающих, но при этом считают абсолютно недопустимым прилюдно есть. [41]

Такие вот обычаи. Но, даже выйдя из-под воздействия социально-религиозных концепций греха и стыда, нам предстоит столкнуться с проблемой намного более глубокой. Это дуализм, заложенный в самой схеме функционирования мозга.