Никто не в состоянии осознать свою Тень без нравственной борьбы.

Ведь это означает признать тёмные аспекты своей личности как реально присутствующие.

- Карл Юнг


Невозможно пи принять себя, ни стать собой до тех пор, пока себя не познаешь. Лишь тогда обретаешь сочувствие к себе и людям, принимая их во всём разнообразии качеств. Весь мир тогда словно зовёт тебя: «Приходи таким, какой ты есть» [33]

Приятие себя, людей и мира открывает путь переменам. Начинаешь понимать, сколь истощает жизненные силы поддержание «социального фасада». Жизнь становится развитием без диких перенапряжений, когда перестаёшь бежать от мнимой неполноценности и что-либо кому-либо доказывать.


Зачем?


Реальность есть танец дуальностей: ночи и дня, света и тьмы, высшего и низшего. Конечно, куда как приятней перебирать идеалы, надежды и мечтания, чем погружаться в потёмки собственной души.

– К чему, вообще, открывать этот ящик Пандоры? – может, спросит иной читатель. – Да, есть во мне то, на что глаза бы мои не глядели. Так давайте не будить лихо, пока оно тихо. А не бросаться, как вы предлагаете, ему навстречу с распростёртыми объятиями.

Свет всегда популярнее тьмы. Но причин для просветления последней – предостаточно. И вот важнейшие из них:

Целостность. Приняв своё отверженное «я», вы узрите весь спектр свойств человеческой натуры, многообразие чувств, стремлений, склонностей – это ли не «познание себя»? Став целостным, самодостаточным – внесёте это качество во все свои взаимоотношения. А значит, перестанете мучить себя и других как внезапными разрывами, так и вымученностью давно иссякших отношений.

Подлинность. «Слов нет, я не ангел! – воскликнув, согласится иной читатель. – И ошибок у меня предостаточно. Так, может, мне лучше не Тенью заниматься, а к Свету из всех сил тянуться?»

При таком подходе, как показывает опыт, не удаётся ни то, ни другое. Лишь тот, кто подлинно алчет первого, пускается на поиск второго. Да и, к слову сказать, как осветишь тьму, не востребовав света?

Пока человек не охватит сознанием весь присущий ему спектр качеств – мудрость и глупость, честность и лживость, благородство и низость, – его не оставляет смутное ощущение, что он не существует в полной мере.

Многие, знаю, носят в себе затаённый страх того, что узнай их окружающие по-настоящему – непременно отвергнут, как последних изгоев. И потому мы показываем себя миру фрагментами.

Приняв же потаённую часть своей души, человек становится цельным, как кусок гранита. Фактом (с большой буквы), с которым невозможно не считаться. Может, поэтому цельные люди столь притягательны?

Ясность выбора. Скрытые факторы судьбы – к коим относится Тень – именно этим и опасны. То, о чём знать не знаешь, невозможно учесть. И как оно, незримое, проявится в критический момент – никто не скажет.

Недавно пресса писала именно о таком случае. Некий литературный агент с безупречнейшей репутацией выставил на аукцион курируемый им роман. Все, кроме одного из издателей, в последний момент от участия в аукционе отказались. Тут-то бы и надо нашему приверженцу деловой честности уведомить оставшегося издателя, что на финишной прямой остался он один. Но «та часть меня, о существования которой я даже не догадывался!» коварно нашептала промолчать. Так что издатель купил права на книгу, заломив цену для обгона конкурентов, которые давно уже сошли с дистанции сами. Но, должно быть, этот литературный агент, весьма сведущий по долгу службы в современной беллетристике, порядком подзабыл одни древний бестселлер, в котором ясно говорится: всё тайное со временем становится явным. Стала явной в скором времени и его молчаливая ложь – издатель, мнивший себя победителем, узнав обстоятельства дела, с гневом отказался от приобретения. И наш герой лишился гонорара вместе с репутацией. Мораль истории проста: знай он, что в нём таится такая нечестность, – сто раз бы подумал, прежде чем промолчать.

«Та часть меня, о существовании которой я даже не догадывался…» Да, это именно та самая часть, стараниями которой иные пастыри «душ человеческих» неожиданно – и для других, и для самих себя – бегут с деньгами прихожан. И это та часть, о которой несколько больше известно тем телепроповедникам, чья Тень – во плоти и крови – кутит в свободное от проповедей время по барам и борделям.

Этот последний случай я бы не назвал подлинным знакомством с Тенью. Отвергаемым чертам – агрессии, самолюбию, соперничеству – надо дать возможность конструктивного проявления. Например, в спорте или боевых искусствах (что касается упомянутых проповедников, то я бы посоветовал им сделать чёткий выбор – бордель или амвон). Кстати, из честнейших людей, хорошо знакомых с тайниками своей лживости, получаются куда более талантливые романисты и актёры.

Подавление «дурных» сторон своей души – вовсе не способ её очищения. Не нужно отрицать наличие в себе зла – признай его и поступай добросердечно!

Те же, кто обращают внимание лишь на хорошие свои качества, отворачиваясь от плохих, – рискуют получить коварный удар в спину.

Сопереживание. Когда я познал множество своих негативных «я» – эгоист, дилетант, лентяй, врун, трус, притворщик, – мне стало значительно сложнее осуждать других. Многие зло подшучивают над теми, кто пытается казаться кем-то другим, а не собой, – до тех пор, пока не осознают, что и сами, объятые точно теми же страхами, вовсю участвуют в сей странной игре.

Работа с Тенью не имеет никакого отношения к самокритике – осуждение лишь загоняет скрытые качества ещё глубже в подсознание, ставит вас на край пропасти самоотрицания. Наоборот, радушно пригласите Тень в обитель своего Духа. Исследуйте сей тёмный лес, сделайте его светлее – не путём вырубки мечом осуждения, но засветив маяк сострадания.

Высвобождение сил, расходуемых на поддержание имиджа. «Моралист, распутник, гордец, грубиян, лицемер, скряга, расист и, без малого, сексуальный маньяк – и это тоже я». Этот вывод – итог глубокого самоисследования – позволил мне, как ни странно, расслабиться наконец и перестать беспрерывно доказывать себе и другим, что я не тот, кто есть на самом деле. И высвободилась такая уйма внимания и сил, что их с лихвой хватило на то, чтобы явственно видеть все свои подспудные порывы и даже сублимировать энергию некоторых из них на благо себе и окружающим (которых, кстати, уже язык не поворачивался за что-либо осуждать).

До тех пор пока человек не узнал своих тёмных сторон, он будто на странном бале-маскараде, где маски играют во влюблённость, но сердца – немы и глухи.

Во внутреннем мире человека – иные законы, чем в мире внешнем: отворачиваясь от своей Тени, он отворачивается и от Света. И слиться с нею здесь означает не раствориться в ней, но воссоединиться, обретя утраченную с далёкого детства цельность.