Никто не одинок, пока он есть спагетти.

Ведь это требует такого внимания!

- Кристофер Морли


Не нужно путать: отвлечение не есть отрицание. Вы отчётливо понимаете, что в данный момент чувствуете, но сознательно сдвигаете луч внимания. Скажем, у вас фобия к езде на лифтах. А через пять минут – важнейшее деловое совещание на 102-м этаже. Шагните в лифт, тщательно перебирая в уме все ключевые моменты предстоящей встречи, – вы и не заметите, как окажетесь на нужном этаже.

Полиция часто использует приём отвлечения, когда получен вызов об особо тяжёлом семейном скандале, чреватом насилием и прочими неприятными событиями. На пороге дома появляется не полицейский с дубинкой наперевес, а… разносчик пиццы, весело вбегающий с ней, никем не заказанной, в самый эпицентр битвы домочадцев. Потом оказывается, что это таки офицер полиции, переодетый. Но эта уловка уже надёжно прерывает драматический ход событий, упреждая трагическую развязку. В обычных же случаях отвлечение может принимать такие простые формы, как ненавязчивая смена темы разговора или (если дело принимает дурной оборот) звонок в полицию для заказа там пиццы на дом. Кстати, о юморе…

Юмор. Он способен разрядить практически любую ситуацию, чреватую тяжёлыми скандалами. Следующую историю, наглядный пример сказанному, мне прислали по Интернету:

Нью-Йоркский аэропорт Кеннеди, стойка компании United Airlines. Вокруг негодующая толпа пассажиров, чей рейс только что отменён. Все ждут лишнего билетика на забитые до отказа рейсы в нужном направлении. Тут к стойке, нагло минуя всю очередь, подскакивает взбешённый господин и властно командует: «Билет люкс-класса на ближайший рейс, мигом!» Толпа немеет.

Девушка в униформе, нисколько не стушевавшись, вежливо отвечает: «Буду рада помочь вам, сэр. Как только позабочусь о людях в очереди». – Вы что, хотите, чтобы я – Я! – стал в очередь? – вопит позеленевший господин ещё громче. – Да вы хоть знаете, кто я такой?

Девушка пару секунд внимательно смотрит на скандалиста, а затем, включив громкую связь на весь холл аэропорта, говорит в микрофон: «Дамы и господа, у семнадцатой стойки находится человек, не знающий, кто он такой. Не мог бы кто-нибудь оказать ему помощь в установлении личности?»

– Трахнуть вас мало, леди! – визжит господин, теряя остатки приличия.

– Боюсь, для этого вам тоже придётся стать в очередь, сэр.

Её юмор улучшил настроение ей и всей очереди. Люди заулыбались, расслабились и перестали досаждать себе и ей бесполезными жалобами.

Верные действия. Лучший способ повлиять на эмоции – действовать. Если вас, допустим, одолевают волнение и растерянность по поводу предстоящего экзамена, то оптимальное действие: с головой уйти в учёбу. Так вы и от волнений отвлечётесь, и готовность к экзамену повысите. Тревог, стало быть, в любом случае, приуменьшится. Подобным образом скалолазы всё внимание отдают тому, за какой выступ сейчас взяться и куда понадёжнее поставить ногу, а не пытаются, испуганно уставившись вниз, избавиться от страха падения.

Как-то один из участников моего семинара признался:

– Мне так плохо от чувства вины из-за того, что я редко навещаю свою мать. Нельзя ли найти способ хоть немного от него избавиться?

– Навестите маму, – посоветовал ему я.

Есть немало эффективных способов косвенно воздействовать на чувства. Но вот что интересно: по мере того как учишься их принимать, не позволяя им влиять на поведение, всё менее нуждаешься в их «переделке».


Принципы


Хочу ещё раз дать пару ключевых принципов – вех на пути сквозь Седьмые врата. Некоторые из них, возможно, вызовут у вас стойкое неприятие. Но всё же поразмыслите над ними.

Со временем эмоция уходит. Иногда быстро, иногда медленно, но уйдёт – рано или поздно. Как бы ни одолевали депрессия, печаль, тревожность или разочарование – со временем интенсивность ощущений гаснет. Но можно, если нравится, и воссоздавать их вновь и вновь. Иными словами, жить эмоциями реанимированного прошлого. Ничего не забыв и ничему не научившись.

Жизнь есть череда мгновений. Даже если вы вовсю разгневаны, подавлены, сходите с ума или напуганы, всё равно будут моменты, когда внимание ваше отвлечётся от этого. То будут ценные моменты, и надо быть готовым их не пропустить. Ведь не существует в целом просветлённых, хороших, скверных, умных, нервных или глупых людей – есть только люди, переживающие мгновения Просветления, умности, нервности, глупости… [21]

Эмоции – вне нашего контроля… Нельзя стряхнуть с себя депрессию, словно пыль с одежды. Нельзя заставить полюбить и разлюбить. Многие ошибочно полагают, что основная задача актёрского мастерства – уметь вызвать нужную эмоцию для вящей убедительности роли. Но на сцене или перед камерой нет нужды непременно чувствовать – достаточно лишь правдоподобно изобразить эмоцию. Именно поэтому представителей данной профессии именуют «актёры» – от слова «акт», «действие» – а не, например, «филеры» (от английского feel, то есть «чувство»). [22]

И потому мы за них не в ответе. Даже если сотрясаемы ненавистью, даже когда «сочимся» похотью и даже при самых извращённых мыслях, фантазиях и побуждениях, проносящихся в поле нашего сознания (кстати говоря, за ангельские чувства мы не в ответе тоже). Но мы ответственны за то, как поступаем, за свой отклик на эмоциональное состояние.

В одном из моих семинаров участвовала некая Джин, монахиня, – в надежде, что он поможет ей избавиться от неизбывной вины, которая преследовала её годами. А всё потому, что, подобно всем нам. Джин была воспитана в традиции, диктующей ответственность за любую возникшую мысль или эмоцию. Я сказал ей: «Вина, как и любое другое чувство, проходит сама собой. Но ты с завидным постоянством воскрешаешь её всякий раз, когда замечаешь у себя неприемлемое тобой побуждение. Зачем?»

Похотливые мысли и эмоции следует принимать так же, как и любые иные. Это не развратным и блудливым вас сделает, но даст заглянуть в самое естество чувств. Не пытаясь прекратить думать или ощущать что-то «плохое», вы высвободите энергию для постижения истоков того, кто вы есть.

Освободив себя от бремени ответственности за свои эмоции и, потому, постоянной вины, вы ощутите огромное облегчение и даже всплеск счастья. Но не обольщайтесь – и это тоже пройдёт. Словно откат океанской волны.