Медитация прозрения


В этом виде медитации мы внимаем всему, что возникает в поле сознания. Превращая его в самосознание за счёт созерцания мыслей, внутренних и внешних образов, всплесков эмоций, телесных ощущений. Без оценок, предпочтений, ожиданий, просто отмечая всё, что возникает и отпуская это, позволяя свободно уходить.

В триединстве внимания, постижения/прозрения и отпускания – последнее означает прекращение попыток уцепиться, отождествиться с содержимым ума.

Вас доводилось видеть стражу королевского Букингемского дворца в Лондоне, стоящую у решётчатых оград в викторианских мундирах, вишнёво-красных киверах и с карабинами у правой ноги? Их взгляд, смотрящий прямо, безучастен и неколебим. Он не снисходит на снующих туда-сюда детишек, жаждущих рассеять свое беготнёй его сосредоточенность, не моргает от фотовспышек любопытных туристов. Так вот, в медитации ваше сознание – это королевская стража, а мысли – те самые детишки и туристы.

Чудо медитации прозрения в том, что её можно делать везде и всегда, приняв за объект созерцания любое действие. И тогда перестаёт интересовать, возвышенно оно или заурядно. В этом – ключ к пониманию всех традиционных искусств дзэн-буддизма: чайной церемонии, икебаны, бонсай, каллиграфии, стрельбы из лука, фехтования. Все они – не что иное, как формы медитации. Всё, что делается в полноте внимания, есть средство укрощения ума и практика просветления буден.