Часть 7. Лучшие интервью с PR-специалистами[38]


...

Асель Караулова

«Пиарщик – прежде всего экстраверт, ему должно быть легко и комфортно с людьми».


Представьтесь, пожалуйста.

Асель Караулова, Президент Казахстанского Пресс-клуба (КПК), Управляющий партнер агентства «PG Communications» (дочерняя компания), член IPRA.

Как вы стали главным президентом Казахстанского Пресс-клуба? Какие еще были этапы в вашей PR-карьере?

Я занимаю эту должность уже пятнадцать лет. История нашей компании необычна и в чем-то уникальна: КПК был создан в 1994 году при поддержке ЮСАИД – Американского Агентства по международному развитию. Изначально мы работали как часть большого коммуникационного проекта по приватизации и рынку ценных бумаг, но в 1996 году ЮСАИД закончил этот проект, и КПК стал работать как самостоятельная информационная структура, с 1999 года было открыто дочернее PR-агентство «PG Communications», совладельцем которого я и являюсь. Моя PR-карьера началась именно с проекта ЮСАИД и с работы в компании «Burson-Marsteller», которая являлась оператором данного проекта. Я очень благодарна судьбе, что начала познавать PR-индустрию именно в этой компании: опыт и международные стандарты работы «Burson-Marsteller» позволили быстро и эффективно обучиться, затем открыть свой собственный бизнес, выросший из трех человек до тридцати девяти сотрудников и PR-агентства полного цикла. До прихода в «Берсон» я работала журналистом в казахстанских СМИ, а также имела опыт работы в пресс-службе Президента РК.

Можно ли обучиться профессии PR-специалиста? Или это призвание? Как было у вас?

Мое глубокое убеждение, что этой профессии можно обучиться, но только имея определенные личностные навыки, прежде всего коммуникативные – умение слушать и слышать, устанавливать контакт с любой аудиторией и презентовать свою точку зрения. Пиарщик – прежде всего экстраверт, ему должно быть легко и комфортно с людьми, у него обязательно должна быть личная харизма, навыки убеждать и располагать к себе аудиторию, аналитический ум, «всеядность» и умение делать несколько дел одновременно. Я уже не говорю о «хронической грамотности», хотя бы на одном языке. Я, как и многие PR-специалисты, закончила факультет журналистики в Алматы и планировала свою карьеру в качестве редактора издания или театрального обозревателя. Но судьба круто повернулась: в 1992 году в Алматы был открыт КИМЭП – первый международный проект по подготовке управленческих кадров под эгидой Президента, и я поступила на отделение MBA со специализацией по международному маркетингу.

После этого началась моя управленческая карьера. А в 1998 году мне посчастливилось выиграть грант Американского правительства по программе «Маски», и я получила степень Master of Public Affairs в Университете Миссури-Коламбия. У нас в Казахстане, к сожалению, очень мало специалистов, имеющих как теоретическую, так и практическую подготовку по PR, я сумела удачно соединить эти две составляющие, что во многом способствует моему профессиональному успеху. Глубокое знание теории PR-индустрии плюс пятнадцатилетний опыт разработки и реализации PR проектов, тренинговый и преподавательский опыт дает и мне, и нашей компании возможность роста.

Вы выбираете себе сотрудников по личным качествам (единомышленников) или профессионалов? Что выгоднее?

В нашей компании приняты стандарты качества, в том числе процедуры приема сотрудников на работу, включающие тестинг, интервью, критерии отбора и т. д. Но я лично никогда не довольствуюсь формальной оценкой. Уже на первом интервью с кандидатом виден его/ ее потенциал. Мне важно, чтобы человек любил свою профессию, имел определенный опыт, хотел учиться новому, обладал развитым интеллектом и был порядочным. Звучит старомодно, но для меня – это ключевое понятие. Порядочность – очень емкий термин, и включает в себя способность человека взаимодействовать с командой и с внешней аудиторией: не подводить, не подставлять, не обманывать, уметь честно признать свою вину и исправить ситуацию, быть ответственным за свое дело и т. д. Для успешного бизнеса нужны и единомышленники, и профессионалы, но идеально – когда эти две характеристики сочетаются в одном человеке, наряду с порядочностью.

Как вы отвечаете на вопрос, например, незнакомых людей, родственников или друзей: «Чем вы занимаетесь?» Говорите честно и проводите мини-лекцию на тему «Что есть PR» или как-то иначе?

Обычно мини-лекцию. Говорю: знаете, что такое имидж и репутация? Вот мы занимаемся коррекцией и выстраиванием того и другого. Привожу примеры, в том числе и анекдоты рассказываю про PR и пиарщиков, которых сейчас очень много.

Что вы можете сказать об имидже PR-специалиста в Казахстане? Ваши прогнозы?

В последние годы я могу констатировать, что в целом имидж PR-специалистов вырос. Как в глазах топ-менеджеров компаний, которые стали понимать, что репутация – основной нематериальный актив, так и в глазах руководителей государственных структур: PR-менеджеры начинают входить в советы директоров компаний, в государственных структурах вводят должность PR-специалиста. Можно отметить, что и журналисты стали более активно работать с пиарщиками, понимая их роль и признавая необходимость данной позиции. Тем не менее все не так радужно: зачастую PR-специалисты все еще воспринимаются, как лишний барьер между СМИ и топ-менеджментом компаний, понятие «черного пиара» полностью не изжило себя, и этот «оттенок» ложится на репутацию нашей профессии. Далеко не все стейкхолдеры понимают, чем же все-таки занимаются пиарщики и зачем они нужны. Очень много для популяризации профессии делает «Клуб Казахстанских PR-шы» – неформальное объединение ведущих казахстанских PR-специалистов. В общем, в этом направлении еще предстоит сломать много стереотипов.

Определите, пожалуйста, как можно короче три раза – что такое PR?

PR – это: построение взаимоотношений.

PR – это: аудитория – коммуникация – позитивное восприятие.

От чего вы испытываете кайф в работе? Не потеряли ли еще интерес и вкус к делу? Оно для вас любимое?

Как ни странно, ловлю себя на мысли, что за пятнадцать лет интерес к работе вырос: новые задачи, новые проекты, новые высоты, новые люди. Для меня это любимое дело, свое дело, родное, как дети. Конечно, много рутины, и она надоедает. Но особый кайф испытываешь, слыша слова благодарности от клиента, и когда видишь конкретный результат работы. Это у меня срабатывает синдром отличницы, которой я всю жизнь была: очередная похвала – это пятерка. Еще кайфую от работы с нашей командой, когда люди заряжены позитивной энергией и работают на результат. И главное, что мне нравится именно в нашей профессии, – это постоянный интеллектуальный рост.

Вы хотели бы, чтобы ваши дети пошли по вашим профессиональным стопам?

Сложный вопрос. Мы с мужем оба пиарщики, и двоих в семье хватает. Хотя сын – однозначно прирожденный пиарщик: харизматичный, коммуникабельный, экстраверт, прекрасно говорит и пишет, ему сейчас восемнадцать, и он определяется с выбором профессии. Мы не давим, пусть сам выбирает, подсказываем по возможности. А дочь – очень творческий человек, возможно, будет заниматься искусством. Хотя, как, наверное, любые родители, хотим, чтобы кто-то из детей был врачом. Я сама собиралась в медицинский, но испугалась в последний момент. Так что, видимо, не суждено…