Война миров - 2.

Некогда футурологами предрекалась будущая война, уже, наконец-то, война последняя, и состоится она, якобы, между мужчинами и женщинами. Предполагалось, что все общественные антагонизмы исчезнут, остальные противоречия как-то разрешатся, в обществе останется одно-единственное размежевание - половое. Между полами начнётся противоборство. Похоже на то, что реально вести такую войну способны именно хищные гоминиды. Оставшись вдруг без врагов, уничтожив нехищных людей, они, понятно, примутся друг за друга, не разбирая пола и возраста. Конечно, это может показаться фантазией, но она имеет свои реальные корни. Можно даже сказать, что эта война - хищный геноцид в отношении нехищных людей - уже давно идёт, и закончиться она может только всеобщим крахом человечества, в "лучшем случае" - грандиозной социально-экологической катастрофой.

При победе же нехищных людей, что единственно спасительно для человечества, события развернутся по-иному. Останутся противоречивые, но неантагонистические, т. е. в меру враждебные отношения между мужчинами и женщинами. Консенсус здесь невозможен, чаще - в двух третях случаев будет чья-то победа, в одной паре - на стороне женской, в другой - мужской. Примерно - поровну. Треть же пар будет распадаться или пребывать в перманентной борьбе с частыми перемириями. Всё это - из статистики быта семейных пар со средним уровнем "благополучия" во всех смыслах, т. е. однозначно - нехищных. Хищные же отношения приводят к крайностям по всей "линии фронта". Неантагонистические противоречия между полами всегда были и будут, они проистекают из биологической сущности человека. Система "ненависть-любовь" останется, но лишь в форме вспышек семейных ссор как психологической разрядки, с последующим сексуальным ("постельным") примирением, и затем с достаточно длительным дружеским "плато" взаимоотношений хорошей семьи, воспитания дружных детей. Понятно, что не у всех это получится, будут и "неудачные" браки. Противоборство здесь неизбежно.

Раз сексуальность напрямую связана с агрессивностью, то гетеросексуальность и есть предельная проекция человеческой агрессивности, нормальной для нехищного человека. "Мужчины, в половом отношении, обладают потребностью наступать (в прямом и переносном смысле), женщины - стать объектом наступления" [4]. Полная аналогия ухаживания за женщиной с "военным искусством". Люди воевали почти исключительно "по рыцарским правилам" где-то до начала ХХ-го века, т. е. до появления отравляющих газов и динамита, пулемётов и гранат, напалма и гербицидов, а также ядерного, психотронного и информационного оружия. Раньше же всё было чинно и благородно (если, конечно, здесь применимы эти слова, прости господи, смертоубийство ж всё-таки). Разведка, осада, призывы сдаться мирно, без боя - это наиболее гуманное завершение боевых операций. По этой воинской аналогии в отношении женщины - "сдастся не сдастся", победа или поражение (отступление)!

Но женщина сопротивляется, не соглашается. У животных подобные механизмы также существуют, инициатива поисков партнёра принадлежит самцу, нередко наблюдается мнимое или действительное бегство самки. Тогда налицо такое же соотношение, как между хищным животным и его жертвой. У иных народов, особенно в былые времена, любовное домогательство заменялось грубым насилием, похищением, даже приведением женщины в беспомощное состояние нанесением ударов. Видимо, самка убегает от самца, чтобы вызвать у него "спортивную" злость (аналогичную раздражению от потери, раздосаде при уходе добычи) и, следовательно, усилить сексуальное влечение, да и просто - проверить самца "на вшивость", вдруг он совсем никудышный, и догнать-то неспособен. У людей прослеживается почти то же самое. При "подставлении" женщины без сопротивления сексуальность очень часто угнетается. Вот он - тот самый корень провокационности, исходящей от женщин! Отмеченный Марксом "женский фермент" присутствует во всех социальных процессах. Но и без него нельзя, так что определённый уровень агрессивности не только необходим, но, выходит, и неизбежен. И это не страшно: возможно, в будущем это и будет последняя война на Земле, война миров - женского и мужского. Война - нескончаемая и сладострастная...

Соперничество между мужчинами из-за одной и той же женщины будет решаться в неких "творческих поединках" претендентов, без "турнирных" битв. В этом будущем наверняка будет царить матриархат. По крайней мере, он будет востребован на самых высших уровнях власти. Верховная власть - у женщин, всё прочее руководство общественными делами осуществляют мужчины. Для остальных здоровых женщин фертильного возраста занятия, рекомендованные некогда Гитлером, - дети, кухня, одежда, церковь, но если хотят - то, пожалуйста, они могут пытаться заниматься чем угодно. Кстати, отсюда следует, что обучение и воспитание полов должно непременно вестись раздельно. Требуется возродить женские и мужские школы. Совместное воспитание профанирует эти отношения. Конечно же, ещё более насущно - это воспитание хищных индивидов отдельно от других детей, в неких спец-интернатах и затем - принудительное трудоустройство. Всё - без жестокости, но достаточно настойчиво и неукоснительно.

При согласии женщины без сопротивления, без "виляния бёдрами", сексуальность действительно угнетается, это происходит и при активном (неестественном) поведении женщины. Но вот в публичных домах, и вообще проститутками, парадоксально используется контрастный по отношению к процессу "благородного" ухаживания за женщинами, но тоже действенный способ, - полная доступность, при этом половое влечение тоже резко возрастает. В такой же сильной степени при этом происходит профанация, опошление высокой, чистой стороны отношений мужчины и женщины. Но пользуются услугами таких заведений регулярно в основном аморальные личности, т. е. хищные (или охищненные, часто - просто пьяные). В этом обстоятельстве ощутима некая связь с упомянутой ранее ущербностью многих хищных гоминид, связанной с давнишним отсутствием в их популяциях естественного отбора (то, что они убивают друг друга - это лишь бессистемное - кому повезет - "прореживание"). Поэтому они, подобно беззубым волкам, приходят "на готовенькое", к сексуальной кормушке. Не все они способны на длительное, упорное преследование "объекта сексуального предпочтения" (как сексологи, напомним, называют предмет любви), по типу любовного неистовства Рогожина в отношении Настасьи Филипповны (персонажи романа Ф. М. Достоевского "Идиот").

Проституция имеет и ещё одну важную сторону, которую нужно осветить. Эротичность, как эмоциональная сила, совмещающаяся с агрессивностью, доминированием, естественно накладывает ограничения на эти взаимоотношения. Если индивид не имеет духовно-психических сил доминировать над партнёром, то соответственно должна угнетаться и чувственность. Именно здесь коренится множество внутрисемейных "постельных" проблем. Тут же, в частности, проявляется тот интеллектуально-психологический принцип, согласно которому равный не имеет внутреннего права управлять равным, поэтому требуется иерархия во всех таких "субординационных" случаях. Всё это находит своё "продолжение", естественно, и в сексуальных отношениях. Наиболее кратко его сформулировала французская писательница Саган (наверняка - "всезнайка" в области секса): "нельзя любить того, кого уважаешь". Хотя в большей степени здесь выражена именно мужская физиологическая позиция. Женщины же могут любить, в принципе, кого угодно, они как бы обнимают всю мужскую половину человечества. Им необходимо на кого-то "сбросить" мощь своего инстинкта ("любовь - зла, полюбишь... "). В связи с отмеченной связью с агрессивностью, легко понять, в чём тут дело.

Неуважение к объекту "сексуального предпочтения" усиливает сексуальное влечение, возбуждает похоть. И наоборот, уважение к человеку, пиетет перед ним, снижает половое чувство, переводит его в "платоническую" плоскость. Вот почему мужчины так "любят" проституток, нехищные мужчины к тому же и жалеют их (можно вспомнить обширную русскую литературу на эту тему). Хищные же мужчины одновременно презирают их, как, впрочем, и остальных женщин. А женщины, в свою очередь, следуя своей знаменитой "логике", с ума сходят от всяких гадов, просто недостойных даже жить на Земле. Наверное, они считают их "падшими ангелами". Диффузные женщины сохнут по всяким знаменитостям, обожествляют объекты своего сексуального предпочтения, как правило, оказывающиеся хищными и извращёнными. Любовь этих глупых девчушек к кумирам и идолам - это продолжение наивной "девичьей мечты о принце". У хищных же "принцесс" этого безоглядного чувства не бывает, они предельно расчётливы и потому чаще захватывают этих идолов, тем более, что присущая оным извращённость их нисколько не смущает, ибо они тоже не промах и "сами с усами".

Самое страшное в этой "суммарной" патологии то, что её наличие одновременно означает и отсутствие истинной нравственности. Точнее, всё это нужно понимать так, что именно тот самый "женский потолок" в нравственности хищных гоминид и значительной части межвидовых гибридов (рожденных от хищных отцов) становится основным фактором, определяющим и направляющим их сексуальность. Ведь и "тщеславие", и "лицемерие", как стержневые психологические черты хищных мужчин, в особенности, суггесторов, - это типично женские черты. Мужское тщеславие соответствует женскому кокетству, а сексопатологический его аналог это - эксгибиционизм.

"Слабому", прекрасному полу нужно "показывать" себя, кокетничать, постоянно ловчить, хитрить в отношениях с соперницами, прибегать к всевозможному коварству, пусть и относительно, в мелочах, но всё равно это показательно. Именно об этом говорит О. Вейнингер, сливая политика и проститутку в единый "бессмысленный, бездельный для человеческой мудрости" феномен, не оставляющий "по себе ничего неизменного, ничего вечного". "Антоний и Клеопатра - весьма похожи друг на друга... Поэтому трибун и проститутка получили название "бичей Божьих"^ они рассматриваются, как явления глубоко антиморальные" [4]. Известное выражение "политическая проститутка" не должно быть обвинением для отдельных политиков, это констатация всеобщего, "космополитического" факта и очень удачное конкретное определение для официальных ("фасадных") власть имущих как таковых.

Очень часто кардинальный, видовой бисексуализм у хищных гоминид, как уже отмечалось, сублимируется в почти не замечаемую форму женоненавистничества. Действительно, это почти никогда не интерпретируется как именно женоненавистничество, а представляется чем-то иным, например, "серийным" обольщением. Это - гипертрофированная "охота" на прекрасный пол, неуёмное стремление соблазнять всё новых и новых женщин. Правда, сделаны многочисленные попытки психологически интерпретировать классический образ Дон-Жуана именно в таком плане - как некоего патологического субъекта, недалеко ушедшего от женщин по своему духовному развитию. Подспудная ненависть хищных "обольстителей" к женщинам проявляется в том, как они относятся к ним в дальнейшем, после "победы" (удачной охоты). Они их подавляют, третируют, используют в своих целях, в лучшем случае, сразу же бросают. И, "естественно", - совершенно не уважают, а лишь "любят", после чего обливают ушатом презрения [74].

Точно так же, практически неотличимо (разве что в "эрогенных деталях") относятся в тюрьмах и лагерях к "опущенным", к пассивным педерастам. Наиболее же отчётливо подобное презрительное и жестокое отношение к женскому полу демонстрируют сутенёры - самые гадкие из всех суггесторов. Ничем иным невозможно объяснить это сексуальное негативное "последействие" - полное, часто нескрываемое неуважение хищных мужчин к "побеждённым" женщинам.

Наиболее "продвинутый" в этом направлении "воин" - это знаменитый, но так и не пойманный, Джек Потрошитель - печально знаменитый лондонский ночной убийца уличных проституток. Именно он является как бы идейным, или "духовным" (именно такова "духовность" в применении к хищным гоминидам) вождём хищных гоминид в "женском вопросе". Почему же он убивал только проституток?! Дело в том, что проститутки - это оплот хищных женщин, похоть - их форма и поле борьбы с мужчинами, а вагина и прочие "прелести" - их оружие. "Меня не убудет, а ты - ещё и плати!" Термин проститутка здесь нужно понимать более общо - как все те женщины, которые на первый план в своей жизни ставят сексуальные и тщеславные утехи, а не продолжение рода, как это делают нехищные женщины-матери. Т. е, не все проститутки - хищные, но все хищные женщины - в обязательном порядке проститутки, в своих связях с мужчинами преследующие только - физиологическую или материальную - выгоду. Правда, наивный Джек воевал не совсем с истинным врагом. Тогдашние уличные лондонские проститутки - это наверняка, по большей части, люмпенизированные крестьянки, но, вероятно, интеллектуальный уровень Потрошителя не позволил ему выйти на нужный уровень в его борьбе. Так дебил-революционер убивает мелкую должностную сошку, бесправного многодетного полицейского вместо подлинного мерзавца - политической акулы, на "анти-совести" которого множество преступлений.

Возможно, именно в этом обстоятельстве (сублимации хищности) заключается причина неудач, подстерегавших все некогда создававшиеся коммуны. В этих изолированных от общества объединениях резко возрастала агрессивность, и в особенности жестокость проявлялась по отношению к детям и женщинам. Наверняка, во всех таких коммунах процент хищных гоминид превышал "допустимые" нормы, ведь нехищным людям пойти на такое дело самостоятельно вряд ли удастся. Все социальные проблемы в человечестве возникают только из-за того, что нехищное большинство (как и его практически любая часть, за исключением разве что небольших дружеских компаний) неспособно самоорганизоваться и дать отпор хищным гоминидам. А спасение человечества именно в этом - смогут ли нехищные люди построить самоорганизующуюся (разумную) общественную систему. Станет ли всё человечество огромной дружеской, творческой, созидательной семьёй (все люди братья и сестры) или так и останется - в таком случае до уже скорого своего конца - сборищем грызущихся насмерть звериных стай хищных гоминид и запуганного, панически шарахающегося во все стороны, человеческого стада.

Все имеющиеся видовые различия проявляются и в семейных отношениях, вообще - в "серьёзных" отношениях между полами. Диффузники и неоантропы ошибочно "хорошо" относятся к женщинам, они считают их равными себе, ведут себя соответственно, ну и получают, в итоге, от такой "ровни" себе "по мордасам", со скандалами и воплями вдогонку:

"Тряпка, а не мужчина!". Хищные же гоминиды, наоборот, ведут себя с женщинами как полубоги, ставят себя выше их, подавляют и притесняют их, вызывая у тех на первых порах восторг. Если партнёрша - их вида, т. е. такая же негодяйка, то всё в итоге как-то образуется - сволочная, на всё способная гиеновая парочка оформлена. Либо, наоборот, они становятся смертельными врагами, разойдясь, в принципе, в мелочах, что называется, "не сойдясь в характерах", действительно как-то не состыковавшись психологически или физиологически. Но если женщина оказывается нехищной, т. е. наивной и порядочной, то после прозрения, всегда наступающего как хмурое, ненастное утро, она оказывается в очень затруднительном положении, жизнь обычно уже исковеркана.

Самое правильное поэтому отношение к женщинам со стороны нехищных людей (хищные гоминиды на подобное органически неспособны) - это очень бережное, но и строгое отношение к ним, - как к детям (они таковые и есть). В то же время относиться к ним надо очень серьёзно, как к существам по-настоящему равным, с учётом того, что эти "дети" с очень нелёгкой судьбой (второсортность социального статуса) и непомерной нагрузкой (материнство).

Талантливые педагоги именно так ведут себя даже с малолетними детьми - "по-взрослому".

Некоторой "социальной" компенсацией для женщин является тот факт, что к старости очень многие из них становятся истинно мудрыми, даже при ярко выраженной наивности и недалёкости в нередко бурной молодости. В то время как большинство мужчин, даже из самых что ни на есть вундеркиндов и талантов, дожив до седых волос, остаются такими же вздорными и непутёвыми мальчишками, как и были. До мудрости они "дотягивают" очень редко. Вот почему так много убелённых благородными сединами или украшенных великолепными лысинами старцев с ясным непогрешимым взором, несущих откровенную ахинею, да и ещё - с апломбом, чего нельзя никак сказать о пожилых женщинах (разница, во всяком случае - на порядок). Поэтому-то так желателен и, возможно, единственно спасителен для человечества - верховный матриархат. В дополнение к разумной самоорганизации будущего общества это дало бы ему и необходимую степень консервативности, социальной устойчивости.

... На Западе, видимо, не понимая полностью, а действуя на основе анализа горьких ошибок "социально-сексуального опыта в государственном строительстве", поступают совершенно правильно, когда самым тщательным образом следят за нравственностью представителей всех эшелонов власти, и особенно беспощадно отстраняются от власти именно гомосексуалисты. Не менее похвально и то, как, например, общественность США яростно сопротивляется принятию закона о свободном допущении гомосексуалистов к службе в армии.

Правда, что-то не очень верится в тамошнюю искренность власть имущих в их намерениях, скорее всего, - это есть проявление политической борьбы, как ещё одно из обширного набора средств убрать неугодного деятеля. Но позитив, в любом случае, здесь ощутим.

В этом плане, утверждая, что большинство политиков - суть хищники, нельзя обойти знаменитое, подчёркнуто добропорядочное поведение известных политиков. Но тут, во-первых, присутствует настоятельная необходимость демонстрации оной добропорядочности - до нарочитости. А во-вторых, наверняка, у многих из них наличествует скрытая (латентная), форма бисексуальности, столь ярко воспетая фрейдистами.

Как отмечалось, существует некая альтернативность в выборе и реализации хищным индивидом сублимации собственной агрессивности. Т. е, она может вылиться непосредственно в сексуальную извращённость, совмещённую со злобным отношением (нередко замаскированным внешней елейно-приторной "добротой") к партнёрам и окружающим, либо "перетечь" в политическое русло, в котором ощущение собственной значимости затормаживает аномальные сексуальные импульсы, или же удаётся вести "полнокровную", но тайную порочную жизнь.

Поэтому никого не должны шокировать газетные откровения московского "проститута" о его любовниках, о том, что они женаты, имеют детей, занимают к тому же видные финансово-политические посты, так что могут позволить себе даже раскошелиться на подарок в виде "Тойоты". Так же не должны быть удивительны и формы сексуального общения подобных аномальных созданий. "Он угостил меня фруктами, предложил хороший коньяк. Пришли в спальню. Он надел роликовые коньки, попросил взять его за член. И я, как дурак, два часа катал его вокруг огромной кровати"... Таких курьёзных историй существует несчетное множество. Так, некий офицер-бисексуал, в целях вызова возбуждения, заставлял своих партнёрш надевать на голое тело портупею с кобурой и маршировать перед ним... Для полного "колорита" можно привести одно из наблюдений Крафт-Эбинга. "Я знал оригинала, который в ярко освещённой комнате укладывал на низкий диван женщину, наряженную в декольтированное бальное платье. Сам он, находясь у двери другой тёмной комнаты, некоторое время всматривался в женщину и с силой кидал ей за пазуху экскременты. Это вызывало у него семяизвержение" [73 ]. Существует невидимый обычным людям целый мир подобных проявлений хищной сексуальности, такой же причудливый и страшный, как и родственный ему, тесно переплетающийся с ним мир - чудовищно феерическая (для стороннего наблюдателя) юдоль шизофрении и паранойи.

Человек, как в силу социальных условий, так и чисто физиологически, не способен полно проявлять себя одновременно во многих областях, это относится и к сексу. Чаще происходит сублимация сексуальной энергии в некое определённое русло: политика, творчество и т. д. Хотя и бывают подтверждающие правило исключения - случаи необычайной разносторонности политика, совмещающейся с великолепной артистичностью и яркой, "запоминающейся" сексуальностью (как тот же Нерон). Политики Америки, как и всего Запада, пытающиеся играть роли добропорядочных семьянинов-однолюбов, "a la, аки лебеди", наверняка имеют латентную гомосексуальную тенденцию. Именно о таких писали и продолжают писать психиатры и психологи, начиная с Фрейда. Достаточно будет примера Джона Кеннеди, который, как выяснилось, был крайне распущенным, сексуально расторможенным типом.

Отстранение и дискриминация женщин в этом "властном направлении" имеет совершенно иной характер, но в дальнейшем наверняка обе эти дискриминационные санкции обретут схожесть: то есть ни гомосексуалисты (ни в коем случае), ни женщины (с оговорками) не должны будут занимать командные позиции в обществе. В этом плане, кстати, тоже создан был провидческий прецедент всё тем же Адольфом Гитлером: его знаменитые "четыре К" для женщин: "Kinder, Kuchen, Kleider, Kirchen", упомянутые выше в русском переводе. К тому же эти "запреты на посты" (это касается только низких и не очень значительных постов) должны распространяться лишь на относительно ещё молодых женщин (дабы не отвлекать их от более важных К-дел). Недопущение же гомосексуалистов к любым властным должностям не должно иметь "возрастного ценза" - их безнравственность с возрастом лишь "закаляется", другими словами, их "префронтальная брешь" в мозгу, наверняка, расширяется.

В то же самое время очень высокие государственные посты (в том числе, пост главы правительства - обязательно!) могут и должны принадлежать женщинам неоантропического (!) вида. Лишь пост министра обороны, если таковой, сохранится в будущем, всегда должен принадлежать мужчине: драка любого масштаба - не женское дело.

Это в значительной степени можно считать реставрацией и реабилитацией матриархата. В будущем эта нескончаемая (слава Богу!) война между мужчинами и женщинами должна будет остаться единственным проявлением агрессивности, милитаристского духа в человечестве. В этом, воистину, светлом будущем (без хищных гоминид, оттеснённых в олигофренные слои общества, уже юридически приравненных к прочим невменяемым субъектам с ограниченной дееспособностью) станет возможным возведение разумно-строгого, романтически-морального общества, в котором ЖЕНЩИНА будет предельно возвышена, идеализирована. Для этого необходимо будет обеспечить все требующиеся условия.

Конечно же, это не будет иметь ничего общего с нынешними потугами феминисток и суфражисток - этих хищных особ, как правило, лесбиянок и садисток. Наоборот, так же, как женщину мужчины галантно пропускают вперёд, так же точно будет и "там". Пусть себе занимаются, чем только им угодно будет, а затем всё образуется. Представители же и представительницы суперанимального и суггесторного видов будут "взяты на заметку" в обязательном - "добровольно-принудительном" - порядке. Понятно, что процесс "обуздания хищного потока" должен будет начаться с суперанималов и суггесторов - мужчин, а лишь затем уже распространён и на женщин-хищниц.

Для восстановления и поддержания романтического отношения к женщине необходимо раздельное воспитание и образование. Конечно же, совершенно иначе поставленное, нежели прежние раздельные системы, - уже с учётом хищного компонента, его изолирования, - во избежание сексуальных перверсий. Избежать же некоторых девиаций, видимо, не удастся. Всё остальное времяпрепровождение должно быть предельно свободно от изоляции полов.

В общем ракурсе к женщинам нужно относиться, и впрямь, как к детям. В этом ни в косм случае не содержится ничего обидного. Это означает лишь, что нужно относиться к ним бережно, трепетно и нежно. Ведь всё в этих существах создано для мужчин. Не существует никакой противоположности мужчины и женщины, а есть дополнительность. Уже одна только эта их "комплементарность" (дополнительность), то, что у них другие половые органы, идеально подходящие для мужских, иное на ощупь, более приятное тело, иной, возбуждающий запах - всё это должно восприниматься мужчинами как величайшая ценность. И это - не просто позитивная данность нашего мира, это - соприкосновение с другим, более высоким миром, равноправное сотрудничество с которым обогащает обе стороны, но всё же больше удовольствия приносит "мужской половине" - уже за одно это мужчинам необходимо быть крайне признательными женщинам. Как тут не вспомнить благодарственную молитву евреев, в которой они славят Иегову за то и за это, но в особенности за то, что родились мужчиной, а не женщиной.

Этот женский мир как бы снизошёл к мужчинам, он ему прощает авансом, загодя, ничего не требуя взамен, кроме мало-мальски дружеского участия, ну и немного (и почаще бы) секса - для здоровья. Даже иная логика, женское мышление должны восприниматься адекватно, как воспринимается детская наивная филологическая гениальность (в возрасте "от двух до пяти"). И мужчинам необходимо своим созидательным, упорным трудом отрабатывать эти "авансы".

Эти милые существа любят нас, мужчин, они любят нас - гадких, вредных, подлых, эгоистичных существ. Женщины созданы именно для этого. Вспомним чеховскую Душечку - это же идеал женщины! И то, что не все они такие ласковые и всепрощающие, виноваты не кто иные, как хищные гоминиды, предельно озлобившие земной мир, превратившие его для кого в юдоль печали, для кого в бедлам, для кого в ад кромешный. Как же можно обижать женщин? Их покорили, овладели ими, и хищные гоминиды-самцы гордятся этим, как неким подвигом! Ну чем тут можно гордиться?! Ведь женщины именно для этого и созданы! Это - их предназначение! Как можно ругать солнце за тепло? Как можно утолить жажду водой из колодца и после этого плевать в него?! Но именно это и вытворяют хищные гоминиды-самцы и со своими самками и с нехищными женщинами. И эти последние оказываются социально-психологически изуродованными хищным миром. Их теперь надобно лечить, выхаживать.

Нехищные женщины, любя мужчин, вынуждены для этого жуткого занятия быть и эстетически, и этически сниженными, обязаны иметь некий потолок в нравственности (хищные женщины, правильнее, самки хищных гоминид попросту не имеют таковой). Иначе попросту невозможно любить и даже терпеть рядом этих некрасивых, лысых или седых, неопрятных, противных существ, да ещё заносчивых и драчливых, каковыми являются мужчины. Женщины (в том числе и хищные) в таком ракурсе, - воистину, как врачи, которые тоже должны быть циничными и небрезгливыми, иначе невозможно спокойно ковыряться в вонючих внутренностях и гнойных ранах больных людей.

Связь с медициной здесь даже более глубокая, чем это может показаться. Врачевание - "технически" хищное дело, медицина сильно охищнена, в степени не меньшей, чем вынужденная охищненность женской "профессии". Медицина является одной из самых подходящих просоциальных форм деятельности для хищных гоминид и она поэтому стала одним из облюбованных ими пристанищ. Именно поэтому в медицине так много всяческой моральной "нечистоплотности", не говоря уже об откровенных "врачах"-садистах. Вспомним, с какой лёгкостью набирался штат, "медицинский персонал" в фашистских - германских и японских - концлагерях для проведения изуверских экспериментов на людях, как, например, японский "Отряд ј 321". Но и без того всем известно, какие потенциальные экспонаты для кунсткамер могут попадаться среди медиков. СМИ постоянно сообщают о торговле врачами не только наркотиками, но и детьми для трансплантации органов. О самом "безобидном" применении гиппократовского принципа "не навреди" рассказал ныне знаменитый хирург Ренат Акчурин. Будучи некогда на стажировке в США, и попав на операцию, проводимую американскими хирургами, он был поражён её откровенной ненужностью, о чём незамедлительно и уведомил американских коллег, подумав, что это какая-то ошибка. Те же в ответ яростно зашикали на будущего "анти-могильщика" Ельцина: "Замолчи! Это - не пациент! Это - денежный мешок!"

Здесь мы вновь вплотную подходим к описанному ещё Огто Вейнингером [4]

понятию: "женский потолок" в нравственности. "У женщин нет души, потому не может быть у них и морали". Всё почти как и у животных, для которых тоже не существует этических категорий. Конечно же, здесь "Отто не прав"! Это "бездушие" характерно лишь для самок хищных гоминид. Нехищная же женщина попросту вынуждена придерживаться этически сниженной линии в своём поведении, она оказывается в намного худших условиях по сравнению с мужчинами, ей на порядок труднее, вот и приходится постоянно ловчить, даже в мелочах. Поэтому для нехищных женщин должны создаваться "нравственно щадящие" условия, лучше всего - это тяжёлая и полная занятость очень хорошим и благородным делом. Так, например, отдали свою жизнь полностью служению людям Мать Тереза, Флоренс Нейтингейл и многие другие великие Женщины. Собственно, жизнь большинства диффузных женщин - материнство, забота о семье - это и есть именно такие условия. Плохо лишь то, что даже этот человеческий "прожиточный минимум" им приходится добывать с огромными жертвами, как говорится, потом и кровью.

Многие же женщины-суггесторы из "благородного общества", из кругов правящей "элиты", бесясь с жиру, одурев от сплина, своими показными актами филантропии, благотворительности делают лишь "хорошую мину при плохой игре", имитируют служение "добру", паразитируя на нём, - как, например, приснопамятная принцесса Диана. Так, скучающие барыньки-туристки бросают в портах с борта корабля монетки в воду, за которыми ныряют местные мальчишки из бедняцких семей, рискуя при этом угодить в зубы акулам.

Здесь следует добавить некое разъяснение - о нравственности человеческих видов, с учётом половых различий. У представителей и представительниц суперанимального вида категория нравственности отсутствует полностью, как и у животных. Но у суггесторов уже возникают некие этические коллизии, хотя до морального внутреннего закона им - как до звёзд из самых дальних галактик, от которых и свет до нас не доходит. И всё же нельзя не отметить, что и на этом практически нулевом "этическом уровне" иные женщины-суггесторы оказываются этически выше суггесторов-мужчин. Для иллюстрации сказанному можно сравнить проститутку (так или иначе дающую некое тепло и радость людям) и - абсолютно антиморальное существо - её сутенёра.

Далее, у диффузного вида - мужчина-труженик, сознательно выбирая для себя нравственное поведение, сторону добра, или же только ведя трудный духовный поиск, именно он оказывается нравственно выше диффузной женщины-матери, которая вся "вложена" в заботу о детях. Эта её любовь к детям - инстинктивна, она любит своего ребёнка безотносительно его действительных качеств, и потому здесь моральные параметры как бы "сняты". Но чисто "технический", т. е. внешний, поведенческий уровень диффузной женщины-матери так высок, что из материнства очень легко было сделать возвышенный идеал, даже создать теологический культ (мадонна, богородица). Наконец, у неоантропического вида такую же однозначно определённую позицию, как и у диффузной женщины, занимает мужчина, с его врождённым, обострённым нравственным чувством, ему тоже, так сказать, "из колеи добра" никуда не деться. Поэтому здесь на большей высоте этического поиска, нежели мужчина-неоантроп, уже оказывается женщина-неоантропичка; точнее, она может оказаться, так как имеет право нравственного выбора для себя.

В общем случае получается, что только диффузные мужчины и неоантропические женщины проводят жизнь (способны проводить) в режиме наиболее напряжённого - для себя - духовного поиска. И если посмотреть на историю мировой цивилизации, то видно, что всё самое нравственно высокое, как и все поиски в этом направлении, пусть и не всегда правильные, имеют прямое отношение лишь именно к ним -. диффузным мужчинам и женщинам неоантропического вида. Диффузные женщины и неоантропы-мужчины "проходят по жизни незаметно", что свойственно "истинно великим людям", и именно они обеспечивают общий, "базовый" нравственный прогресс, определяют и удерживают направление вектора в духовном развитии общества. Все же поиски и конкретные - "проводимые на себе" - эксперименты в нравственной сфере - за их "половинами". Здесь имеется в виду выработка и окончательное становление собственного этического уровня, предельно возможного для личности нравственного поведения.

... У хищных мужчин даже отношение к "женским прелестям" своеобразное, оно совсем иное, чем у нехищных. "Я заставил её раскрыть эту штуку и направил туда луч электрического фонарика... Никогда в жизни не рассматривал пизду так внимательно... И чем больше я смотрел, тем менее интересной она мне казалась... Ужасное зрелище! Дело в том, что все они одинаковы. Когда видишь их в одежде, чего только не воображаешь; наделяешь их индивидуальностью, которой у них, конечно же, нет. Только щель между ногами, но ты заводишься от нее, хотя на самом деле и не очень-то на неё смотришь... Но всё это иллюзия. Ты загораешься от ничего... от щели с волосами или без волос... Вся эта тайна пола... а потом ты обнаруживаешь, что это ничто, пустота... И вот это-то и противно". Такова точка зрения суггестора - развратника, потаскуна из романа Генри Миллера "Тропик Рака". Совершенно иное мнение у героя романа Джона Апдайка "Кентавр". Юноша, впервые "добравшийся" до интимных мест любимой девушки - в совершеннейшем восторге от поразительного "наличия отсутствия": "Чудо! Там ничего не было! Ничего!"

Именно такова стратегическая альтернатива мужчин в их отношении к женщине. Либо (в интерпретации хищных гоминид) - это кусок мяса с обволошенной дыркой, или, в терминологии уголовников, "лохматый сейф". Либо (в понимании нехищных людей) женщина - это жгучая тайна, соприкосновение с иным миром, чудесным и прекрасным, нежным и хрупким, в котором царствуют вечная юность, чистое счастье, детский смех. Это и есть идеал взаимоотношений мужчин и женщин.

Психология bookap

Но этот идеал возможно осуществить лишь при отсутствии тлетворного влияния на всё и вся хищных гоминид. И людям пора кардинально менять отношение к друг другу, надо учить детей присматриваться с самого раннего возраста: кто вокруг? Собственно, кое-что в этом плане делается, многие родители своим детям советуют "не водиться с нехорошими детишками", но требуется стократно усилить этот нравственный контроль. Понятен вред, который исходит от весьма распространённых призывов безоговорочно любить детей. Ведь, и вправду, неестественно трепетно нежное отношение к сволочам, неважно - уже выросшим или только подрастающим.

Но, к сожалению, дальнейший путь человечества в плане развития "свободы личности" предстает весьма в прискорбном виде, ибо вектор этого пути, задаваемый ныне "золотым миллиардом", трудно назвать высоко духовным. Вот уж, действительно, не всё то золото, что им именуется, или, точнее, всё то - вот уж не золото, так не золото...