Николай Левашов

Зеркало моей души

Том 1. Хорошо в стране советской жить…


...

38. Вторые архангельские гастроли

В сентябре месяце жизнь текла в обычном для меня ритме. В обычном для меня, но не обычном для большинства. Так уж мы все устроены, что даже самые невероятные события, если они происходят регулярно, становятся для нас обычными. Поэтому, «новостями» в жизни становится что-нибудь, изменяющее это «привычное» соотношение дел. В начале сентября мне позвонил Кирилл Касаткин, тот самый молодой дипломат, с которым я познакомился после моего выступления на пресс-конференции Фонда Народной Медицины в Историческом музее 29 марта 1989 года, и который организовал для меня пресс-конференцию в МИДе. Мы с ним поддерживали связь друг с другом эпизодически, так как не только я не часто бывал в Москве, но и он по своей работе почти постоянно находился в заграничных командировках. Так вот, Кирилл, вернувшись из очередной своей командировки, на этот раз из США, позвонил мне и сказал, что, будучи в Сан-Франциско, он был в гостях у одного американского миллионера, эмигранта из СССР времён Второй Мировой Войны — Гарри Орбеляна и рассказывал им обо мне. Сейчас супруги Орбелян находятся в Москве по поводу лечения жены Гарри Орбелян, — Веры Ивановны, у которой обнаружилась, так называемая, болезнь Бехтерева. Эта болезнь считается неизлечимой, и все попытки избавиться от неё на Западе не дали результата. И вот теперь они приехали в Россию с надеждой, что найдут помощь здесь. Лечение в клиниках США и Западной Европы не принесло даже незначительного облегчения, и эта женщина уже была вынуждена передвигаться с помощью палки.

Когда мы встретились, до отлёта обратно в США оставалось пару дней. С методом, подобным моему, Вере Ивановне не приходилось сталкиваться ранее, поэтому ей было очень любопытно, что я с ней буду делать. У неё оказалась очень хорошая чувствительность, и она очень хорошо переносила нагрузку, связанную с моей работой. Во время моей работы она увидела свои собственные сосуды и нервы, и была очень сильно удивлена этим. Но ещё сильнее она удивилась, когда после концерта в этот же вечер совершенно забыла о своей палке, без которой уже не могла обходиться довольно-таки долго. Всё это так потрясло её, что она осталась в Москве ещё на десять дней, в то время, как её муж вернулся домой, как и планировал. Все эти десять дней я работал с ней каждый день. Мы приезжали на квартиру её сына, Константина Орбеляна, уже тогда довольно известного дирижёра и пианиста, который снимал квартиру в знаменитом Доме на Набережной. В течение этих десяти дней я не только работал с Верой Ивановной, но мы все, включая её младшего сына Константина, беседовали о разных аспектах жизни, особенно о паранормальных явлениях. И почти каждый день Вера Ивановна говорила нам со Светланой, что мы обязательно должны приехать в Америку, в Сан-Франциско. И что её старший сын, Джордж, был бы безмерно рад с нами познакомиться.

Прошли десять дней, и Вера Ивановна улетела в Штаты, и стала звонить мне оттуда для продолжения курса своего лечения. Она вновь стала говорить о том, что мы обязательно должны приехать в Сан-Франциско, что все её друзья, узнав, что с ней случилось в Москве, хотят пройти мой курс лечения, так как практически у каждого были свои болячки, от которых они хотели бы избавиться. Вера Ивановна попала в США из фашисткой Германии, куда она была угнана немцами, которые остановили трамвай, в котором она ехала, и забрали из него всех молодых парней и девушек для отправки в Германию на работы в качестве рабов. Она пыталась убежать от своего рабовладельца и оказалась … в концлагере. В 1941 году она закончила харьковский медицинский институт и вышла замуж, и … вместо больничной палаты оказалась в концлагере. Она была русской, как и миллионы других парней и девушек, которые были угнаны в Германию. После окончания войны она попала в лагерь для перемещённых лиц в западном секторе оккупации и … побоялась вернуться на Родину и оказаться уже в советском концлагере, из которого уже вряд ли бы вышла живой. Вновь в СССР она попала только в конце восьмидесятых, во время, так называемой, перестройки. И так случилось, что её знал Кирилл Касаткин, который предложил ей встретиться со мной по поводу её неизлечимой, с медицинской точки зрения, болезни. Как я уже писал ранее, я почти три месяца был в Германии в 1990 году, меня вновь приглашали поехать в эту страну. Но ситуация сложилась так, что два человека приглашали нас приехать в Сан-Франциско, Вера Ивановна была вторым человеком из этого города, который приглашал меня и Светлану в этот славный город и… подумав некоторое время, мы решили что ехать следует в США, так как я в Германии был, и мне, и Светлане хотелось посмотреть далёкую Америку…

Так или иначе, мы пообещали Вере Ивановне, что обязательно приедем в Америку. Одним из веских доводов в пользу Америки был и тот факт, что Вера Ивановна говорила, что в Сан-Франциско меня уже ждут много потенциальных пациентов, которых потрясло случившеся с ней. Я предполагал, что она из круга богатых людей, и у меня не будет проблем с пациентами, способными заплатить за мою работу. Такой мой ход мысли, хоть и казался логически правильным, в действительности не имел ничего общего с той самой действительностью и даже не потому, что в круге общения Веры Ивановны не было состоятельных людей, но всему своё время. А в сентябре 1991 года мы со Светланой ещё находились в Москве, и я готовился ко второй поездке в город Архангельск. В конце сентября Светлана на несколько дней съездила к себе домой, проведать своих родителей и сына. Я периодически созванивался с Дмитрием Рассказовым по поводу того, как идёт подготовка к моему курсу для врачей, о проведении которого мы договорились ещё во время моего первого приезда. К организации моего курса активно подключилась Надежда Яковлевна Аншукова, в то время главный врач лечебно-профилактического санатория Архангельска, на её плечах лежала организация курса моих лекций для врачей. Так получилось, что мне пришлось проводить два курса лекций каждый день, но об этом несколько позже.

Так вот, буквально за пару дней до нашего приезда в Архангельск, мне позвонил для уточнения графика Дмитрий Рассказов и между делом спросил, не могу ли я сделать что-нибудь с кислотными загрязнениями вод в архангельской области? Дело дошло до того, что воды в реках и озёрах области стали кислотными. Кислотные дожди стали нормой в области, в реках и озёрах рыба всплывала вверх брюхом, в дельте Двины кислотная вода уничтожала флору и фауну Белого моря. Короче говоря, наблюдалась самая настоящая экологическая катастрофа. Причинами такого положения вещей стали отходы промышленных предприятий области, которые выбрасывали свои отходы, нисколько не заботясь о последствиях их действий. Со временем экологическая ситуации в архангельской области стала критической. Именно эту ситуацию мне обрисовал Дмитрий Рассказов и спросил меня: «Могу ли я что-нибудь сделать с этим?!». Я пообещал, что попробую что-нибудь с этим сделать. В принципе, можно решить любую проблему, если найти правильный ключ к проблеме. Мне удавалось решить весьма серьёзные проблемы и весьма успешно, об этом я уже писал ранее. И я не видел в принципе причины, почему не решить и эту. Не откладывая дело в долгий ящик, я приступил к решению этой задачи, и в этом мне помогала Светлана. По аналогии с решением проблемы с озоновым слоем, я решил расщепить кислоты во всех водах архангельской области — в реках озёрах, болотах, грунтовых водах, другими словами везде, где была отравленная кислотами вода. Дело ещё и в том, что я, работая вместе со своей женой Светланой над проблемой кислотности вод в Архангельской области, потратил на это дело пять минут и очистились все реки, озёра, болота, грунтовые воды всей области, площадь территории которой равна 589,2 тысячи кв. км.

При этом прекратились и кислотные дожди, которые постоянно шли на этих землях, и при всей этой работе не погибла ни одна рыба или растение, ни на суше, ни в воде! А ведь площадь этой области больше чем площадь всей Франции вместе с островом Корсика (543 965 кв.км.), а Франция — самое большое по площади государство Европы! И что самое интересное — деревообрабатывающая промышленность в Архангельской области не перестала травить воду своими отходами, но, тем не менее, и через шестнадцать лет после этой моей работы в октябре 1991 года, вода в архангельской области по-прежнему чистейшая и самая лучшая в России! И это — очередной факт, который «почему-то» никак не освещался ни в советской прессе, ни в российской! А ведь экологическая катастрофа в архангельской области не была секретной, об этом писали многие газеты, сообщалось по областному радио и телевидению. И в один день всё исчезло, всё стало просто замечательно и при этом никаких мер со стороны государства не принималось, да и не могли никакие государственные меры решить эту проблему; с «научной» точки зрения это НЕВОЗМОЖНО. Но на то, что произошло, не последовало никакой реакции, хотя многие знали о том, кто и что сделал. Все предпочли в очередной раз замолчать случившееся, как будто ничего невероятного не произошло. «Просто» средства массовой информации перестали говорить о кислотности в воде и всё… все о ней забыли, как будто этой проблемы никогда и не существовало.

Видно специалистам приказали молчать, а все остальные так ничего и не заметили. Им уже «скармливали» другую информацию и в таком количестве, что люди очень быстро забыли о кислотных дождях, дохлых рыбах в реках и озёрах. Этот метод манипуляции общественным сознанием отработан давно и применяется тоже давно. Правда, кое-какая информация в прессу просочилась, но её никто даже не связал с моей работой. И в первую очередь, потому, что явления, которые наблюдали люди, были весьма необычными. Видно, высокая географическая широта расположения архангельской области стала причиной того, что в то время, когда я работал над проблемой очистки воды в архангельской области, голографическая проекция моих рук проецировалась на небе. Вот, что видели очевидцы:

«…Многие сельчане наблюдали после описанной картины ещё более необыкновенную. Своего рода небесное послание-предупреждение. От чего? Над этим стоит задуматься. Итак, примерно в 18.15 (2 октября 1991 года) те, кто решил ещё понаблюдать за небом, увидели и рассказали мне вот, что: в том месте, где исчезло первое облако с «пятном» кругом, вдруг появилось второе, огромных размеров — в полнеба — ярко-зелёное пятно. Из второго «облака» стала явственно вырисовываться «рука», по очертаниям очень похожая на человеческую — до локтя. Рука с указывающим вверх перстом — с незапамятных времён знак предостережения. Итак, «рука» была поднята вверх, указательный палец — выпрямлен, остальные четыре пальцы прижаты. Постояв в таком положении около пяти минут, «рука» стала медленно опускаться от плеча. И опускалась ни много, ни мало — полчаса. Когда опустилась полностью, указательный палец был направлен в сторону пристани Наволок, что неподалёку. Вдруг у кончика указательного пальца возникло красное свечение, которое начало подниматься вверх по невидимым «сосудам» «руки». Когда свечение поднялось до локтя, очертания «руки» в этом месте стали изменяться, она удлинилась (как будто отделяемая от остальной части объекта), затем картинка стала постепенно меркнуть и исчезла совсем»10.


10 «Советская Онега» за 12 октября 1991 года.


Многие дети, которые были на моих первых выступлениях в Архангельске, указывали в небо и говорили, что видят дядю в небе! К сожалению, никто не сфотографировал это явление тогда в Архангельске. Нечто подобное сфотографировали значительно позже, в 2002 году в США, когда я работал по нейтрализации супершторма «Лили», фотографию опубликовали в нескольких журналах под названием «Руки Бога», а затем объявили фальшивкой и начали травлю автора. Но это случится через много лет, а тогда в Архангельске было очень много разговоров, несколько публикаций и через некоторое время об этом забыли. Любопытно то, что очевидцы наблюдали проекцию моей работы в небе с сильным замедлением…

На следующий день после этой работы мы со Светланой должны были отправиться на поезде в Архангельск. Мы должны были ехать вместе с нашим другом, но… из-за невероятной по тем временам пробки на Садовом кольце мы опоздали к отправлению поезда, когда мы выбежали на нужный перрон, то увидели удаляющийся «хвост» поезда на котором должны были уехать. Это нас расстроило, но не остановило. Благодаря знакомому, мы достали два билета на самолёт и вместо поезда отправились в Архангельск на самолёте. Мы сообщили об изменении нашего прибытия Дмитрию Рассказову, и он нас встретил в аэропорту Архангельска. Обустроившись в гостинице, мы ознакомились с достопримечательностями Архангельска. Если я во время первого своего приезда имел некоторое представление об этом городе, то Светлана приехала в него первый раз, хотя со своими концертами она объездила почти весь Советский Союз, но так получилось, что в Архангельск судьба её никогда не приводила…

На следующий день у меня начались рабочие будни. Днём я встречался с врачебными коллективами больниц и поликлиник города Архангельска, студентами и преподавателями медицинского института. Я проводил лекцию-демонстрацию для них. Суть лекции была в анализе современного положения медицины, её плюсов и минусов (последних, с моей точки зрения, было гораздо больше). Начинал я обычно, говоря о том, что в начале двадцатого века медики заявляли, что когда они получат в свои руки качественные медикаменты в достаточных количествах и точные диагностические приборы, все болезни будут побеждены и… всё это было получено, а болезней и больных стало не меньше, а гораздо больше. Указывал я и на неправильный подход к лечению человека, когда основное внимание уделялось не первопричинам, а симптомам болезни, на неправильное понимание механизмов действия иммунной системы человека и т.д. И хотя, я думаю, у многих врачей внутри всё кипело от негодования от моих слов, но всё обходилось без каких-либо бурных возмущений со стороны людей в белых халатах. Ведь это говорил им не медик даже по образованию, в то время у меня не было никаких научных титулов, написанных монографий и книг. Конечно, были среди этих людей и прогрессивные, думающие люди, понимающие, что поднятые мною проблемы медицины — не злобный наговор невежды, было и моё влияние на слушателей, которое присутствует всегда, но был и ещё один аспект, который выбивал почву практически у всех моих противников.

Во время своего выступления я не только давал анализ ситуации, а ещё и предлагал выход из положения. Предлагал не гипотетический выход, а вполне конкретный, который я демонстрировал немедленно. Для подтверждения своих слов приведу один занятный пример. Врачи шли на встречу со мной с весьма разными настроениями и побуждениями. Одна врач-рентгенолог пришла на встречу со мной с желанием разоблачить шарлатана, как она заявила своим коллегам. После своей лекции я переходил к доказательной части своего выступления. Я тестировал всех присутствующих на динамичность их генетики, необходимой для преобразования мозга и сущности. Я обычно просил всех присутствующих замкнуть кисти своих рук в замок, а потом, используя гипноз наяву, воздействовал на мышцы рук и мозговой центр контроля мышечного тонуса организма. Короче говоря, в результате этих моих действий, руки у достаточно чувствительных сцепляются намертво, и человек не в состоянии расцепить свои собственные руки самостоятельно. При этом человек находится в полном сознании, полностью адекватен, но… не может расцепить свои руки. Таким образом я быстро выявлял людей с необходимой динамичностью генетики, причём вполне визуально и весьма надёжно. Всех «пленённых» подобным образом я просил выйти ко мне и, освободив их руки от «плена», приступал к преобразованию мозга и сущности, в результате которого у людей появлялась возможность видеть внутренние органы других и свои собственные, и многое, многое другое.

Так вот, произвожу я в той поликлинике обычный свой тест, выявляю людей с наибольшей динамичностью генетики и приступаю к преобразованию мозга. После того, как я произвёл преобразование мозга у одной женщины, и она впервые увидела внутренние органы, точнее, если мне не изменяет память, кровеносные сосуды своей собственной руки, затем мышцы, нервы, её глаза выражали крайнюю степень удивления. Я не обратил внимание на очень сильное удивление этой женщины-врача и продолжил свою демонстрацию. Я предложил тут же проверить «качество» вновь приобретённых возможностей, которые я только что создал. Для теста я обратился к одной из коллег новорождённой ясновидящей и попросил её согласия на участие в тесте новых возможностей её коллеги-врача. Все присутствующие на этой встрече с большим удивлением наблюдали за тем, что происходило с этой женщиной во время трансформации мозга. Я не придал этому большого значения и продолжал свою лекцию-демонстрацию. Я спросил добровольца-коллегу, знакома ли с её проблемами здоровья её коллега, у которой я только что произвёл трансформацию мозга. Получив отрицательный ответ, я предложил новоявленной ясновидящей определить с помощью новых возможностей проблемы со здоровьем её коллеги, начиная с детства.

Подсказав, как нужно использовать свои новые возможности и координируя действия, я предложил описать все проблемы, которые только обнаружатся. И здесь началось самое интересное, женщина-врач начала перечислять патологии, которые она увидела. Она быстро и точно определила все проблемы со здоровьем, указывая возраст когда проблемы возникли, как они протекали, какие последствия и в какой форме они оставили. Всё было абсолютно точно, и «хозяйка» этих проблем полностью подтвердила всё сказанное. Я предложил, попробовать получить анализ крови без того, чтобы брать кровь на анализ в лабораторию. Это моё предложение несколько озадачило новоявленную ясновидящую, но я быстро помог ей сориентироваться и в этом случае. Я предложил ей просто задать задачу своему мозгу выдать результаты анализа крови голографически, в виде привычной таблицы. И… буквально через несколько секунд эта женщина стала давать информацию «на гора». Такое-то количество, эритроцитов, такое-то количество лейкоцитов, тромбоцитов. В составе лейкоцитов — столько-то нейтрофилов, лимфоцитов, эозинофилов, базофилов и моноцитов…

Когда эта врач зачитывала вроде бы из ниоткуда точную информацию, почти все присутствующие были просто потрясены, но больше всех была потрясена сама новоявленная ясновидящая. Вскоре выяснилась и причина такой реакции на происходящее. Оказалось, что именно эта женщина-врач и была тем врачом-рентгенологом, которая пришла на встречу со мной с желанием разоблачить «шарлатана», который утверждает, что он преобразует мозг человека, и человек начинает видеть внутренние органы…

Так уж оказалась, что у этой воинствующей врача-скептика оказался прекрасный фундамент для трансформации, и именно она — убеждённый скептик и противник, продемонстрировала всем своим коллегам, что всё, что я говорю, является правдой и реально! Весьма любопытны иногда бывают повороты судьбы у людей, не правда ли?! Потом эта женщина приходила и на мои выступления и на курс моих лекций. Вот в таких условиях проходили контакты с медицинскими коллективами города Архангельска. Мне пришлось ещё слетать и в Северодвинск, чтобы провести и там аналогичную лекцию-демонстрацию. Первых несколько вечеров в Архангельске я ещё давал представления, которые, обычно начавшись в 19.00, заканчивались не ранее 23.00, и ещё минимум час после этого я встречался с людьми, отвечал на вопросы, пытался помочь. На этот раз актовый зал Дома Офицеров города Архангельска был забит до отказа. Люди сидели в проходах на дополнительных стульях, стояли в проходах. Видно мои первые гастроли оказали сильное впечатление на жителей этого города, и с первого дня люди ожидали, что же я им покажу новенького. Я не буду утомлять повторением уже описанного ранее, а только отмечу любопытные случаи.

Из интересного, связанного с лечением, хотелось бы отметить один интересный случай. В один из дней моих выступлений, после проведения массового сеанса, меня пригласили подойти к девочке, которая получила перегрузку. Когда я подошёл к ней, оказалось, что у девушки был туберкулёз позвоночника, что она перенесла несколько операций, после которых она могла передвигаться только с помощью костылей. Одна её нога не двигалась совершенно, в то время, как вторая ещё сохраняла некоторую подвижность. Её костыли стояли рядом с ней, и я решил, что раз у неё такая хорошая чувствительность, почему бы не вернуть ей полную подвижность и провёл с ней прямой сеанс воздействия прямо на месте, и мне удалось полностью восстановить её позвоночник, так что, через пять минут моей работы эта девочка встала на обе свои ноги и без костылей прошла на сцену, где я ещё немного откорректировал её позвоночник, и она стала ходить по сцене абсолютно нормально. В этот момент я не думал о том, что мог устроить настоящий фурор «Святого Иоргена», я даже не подумал о том, чтобы как-то использовать тот факт, что девочка пришла на моё выступление на костылях, а ушла — неся эти костыли подмышкой. Может быть, с точки зрения собственной рекламы, и было бы правильно обратить внимание всего зала на уже ненужные костыли, но… как говорится, не в моём характере раздувать внимание со стороны людей к тому, что я делаю, я был просто сосредоточен на задаче довести состояние позвоночника и ног девочки до оптимума, потому что такая способность выдерживать нагрузку встречается довольно редко, а жаль! Если бы организм человека мог выдерживать уровень нагрузки, как эта девочка, можно было бы в течение нескольких минут практически заново создать человека, решив практически любые проблемы с его здоровьем! Но, к сожалению, подавляющее большинство людей не способны выдержать подобной нагрузки и поэтому, при лечении тех или иных болезней приходиться двигаться микроскопическими «шагами» вперёд, вместо того, чтобы сделать только один большой «шаг». Но любопытно и то, что и в средствах массовой информации об этом тоже не сообщили ни слова, видно подобное «случается» почти каждый день и никому не интересно! Но оставим это на совести архангельских журналистов…

На одном из своих выступлений я получил записку с весьма любопытным содержанием, настолько любопытным, что я пригласил написавших эту записку подойти ко мне после выступления. А дело было вот в чём. Во время моих первых выступлений в Архангельске, на сцене стояли различные ёмкости с водой, от однолитровых стеклянных банок, до бидонов. Всё время моего выступления они находились на сцене, и только после окончания оного люди забирали свои «ЗАРЯЖЕННЫЕ» ёмкости. Так получилось, что одна из молодых женщин угостила чаем на моей воде свою подругу. Выпив чай, её подруга начала видеть внутренние органы других людей, её мозг стал «разговаривать» с ней, сообщая наличие тех или иных патологий. Она начала с того, что определила все болезни своих родителей, сообщив им, что она видит их проблемы, и её мозг говорит ей о том, что это за проблемы. Её родители испугались за психическое здоровье своей дочери и немедленно потащили её к соответствующим специалистам, которые, услышав о том, что её мозг «разговаривает» с ней, тут же посадили её на соответствующие медикаменты и через некоторое время… её мозг перестал с ней «разговаривать», и все вздохнули облегчённо!

Вполне закономерная реакция и родителей, и врачей, но меня в этой ситуации удивило только одно — никто даже не обратил внимание на то, что «говорящий» мозг сообщил абсолютно точные сведения о существующих проблемах, а это, при всём желании, не может быть результатом работы больного мозга! Вся комедийность этой ситуации заключается в том, что на стоящей на сцене в течение всего моего выступления воде, записалась и моя работа по преобразованию мозга людей, которых я отбирал при тестировании, а также я создал для более удобного пользования вновь «испечённых» ясновидящих преобразователь получаемой мозгом информации в доступную и понятную каждому человеку словесную форму. И всё это отпечаталось на воде, стоящей на сцене во время этих моих действий. Конечно, остаточная мощность в воде была небольшой, но для человека с высоким уровнем чувствительности, каким и оказалась эта молодая женщина, этого оказалось достаточно. Для неё даже следа моего воздействия по преобразованию мозга оказалось достаточно для того, чтобы произошло преобразование её мозга! Но при этом она не получила того, что я уже словами и примерами показывал прошедшим через моё преобразование, азы того, как правильно пользоваться этими новыми возможностями, которые я создал людям. В результате этого и возникло недоразумение с «говорящим» мозгом. Но это ещё не окончание этого казуса! Написавшие мне записку были родителями этой молодой женщины, которые вместе со своей дочерью присутствовали на моих выступлениях. Заканчивалась эта записка тем, что в ней говорилось о том, что на моих выступлениях мозг этой молодой женщины вновь стал с ней «разговаривать» и её родители спрашивали меня, как им следует поступить в этой ситуации. Я предложил им подойти ко мне после выступления и когда они подошли ко мне вместе со своей дочерью, я сказал ей, чтобы она решила, что она хочет делать — я могу навсегда закрыть её мозг, и он больше не будет с ней разговаривать, или она приходит на мои курсы и приобретает навыки, как этим всем пользоваться. После недолгих раздумий она сказала, что хотела бы пройти курс моих лекций, на том и порешили, и она стала моей слушательницей.

Вообще, были и другие забавные казусы. Одна женщина постоянно выходила на сцену после моего теста, но её реакция на тест была минимальная. Блокировка подвижности её мышц исчезала очень быстро после того, как я прекращал своё действие. И поэтому к перестройке мозга она была ещё не готова, но ей очень этого хотелось, и она каждый день оказывалась на сцене. И в один день её пробило! Как только я начинал любое своё воздействие, её просто приклеивало к полу, и она не могла оторвать свои ноги от пола, как ни старалась. Но самое забавное произошло не на сцене. Мои выступления заканчивались после 23 часов, нередко близко к полуночи. После представления почти все начинали расходиться по домам, за исключением тех, кто оставался задать мне личные вопросы или с просьбой о лечении. Так вот, эта женщина была уже на дороге к себе домой, когда она вдруг вновь потеряла возможность двигаться. Невозможность оторвать ноги от земли продолжалась несколько минут, после чего она вновь обрела контроль над своим телом. Она обрадовалась этому и продолжила свой путь к дому. Но радость её оказалась преждевременной. Через некоторое время всё повторилось вновь и так… несколько раз. Один раз, когда её очередной раз «пригвоздило» к земле, к ней начал приближаться подозрительный мужчина, что её сильно испугало, она пыталась двинуться с места, а у неё ничего не получалось. Подозрительный мужчина приближался всё ближе и ближе и её уже начал охватывать ужас, как вдруг, её ноги вновь стали ей подвластны, и она пулей понеслась домой, благо, что до дома оставалось совсем немного! Оказалось, что каждый раз, когда я начинал своё воздействие на человека в актовом зале Дома Офицеров, её ноги приклеивались в том месте, где она находилась в тот момент. Позже она мне рассказала этот случай, который действительно оказался весьма смешным, если бы не страх, который испытала эта женщина по дороге домой. Но хорошо то, что хорошо заканчивается! А в этом случае всё закончилось благополучно!..

Во время самих выступлений тоже было несколько любопытных моментов. Я старался, по мере возможности, не повторяться на своих выступлениях, старался придумать что-нибудь новое и забавное. Как-то раз я решил устроить шикарный банкет для всех, кто помогал мне на сцене. Я создал шикарный стол, на котором стояли блюда, которые в то время мало кто мог себе позволить, и которые многие даже не пробовали ни разу в своей жизни. На столе я поместил икру красную и чёрную, варёных раков и крабов и многие другие деликатесы. Попали на стол и экзотические фрукты — ананасы, бананы, киви и т.д. Короче по тем временам стол получился шикарный. Создав этот стол, я предложил людям приступить к трапезе, но большого энтузиазма моё предложение не вызвало. Вскоре выяснилась и причина этому, когда я вновь предложил отведать угощение, один человек робко так спросил о том, сколько нужно будет заплатить за это угощение!? Видно обилие редких и очень дорогих блюд смущало людей. Когда я понял причину сдержанности, то посоветовал не думать об этом, так как это угощение бесплатное. Услышав это, люди стали сначала робко, потом всё смелей и смелей подходить к столу и угощаться. Я спрашивал людей, как им нравится угощение, и все отвечали, что всё очень вкусное и очень свежее, и что они никогда такого не ели. Я первый раз создавал подобное, и поэтому мне было любопытно узнать, как люди себя чувствуют, поедая созданную мною не совсем обычным способом энергетическую пищу. Все ели с большим удовольствием, и было даже чётко видно, как они глотают пищу, как они её пережёвывают и проглатывают, чувствуя при этом настоящее насыщение и утоление голода, как мне потом говорили принявшие участие в этой трапезе. Я даже не ожидал такого результата.

В другой день я открыл людям спрятанные сокровища, сундуки полные драгоценных камней и горы золотых монет и украшений. Было очень интересно наблюдать за тем, как разные люди с разным менталитетом реагировали на то, что каждый может взять сокровищ, сколько хочет. Я помню, как одна маленькая девочка, кажется дочь начальника Дома Офицеров, подбежала ко мне, держа на своих ладошках несколько самоцветов, и спросила, может ли она их взять. Но таких вопросов было очень немного, некоторые, услышав разрешение брать кто сколько может, только спрашивали где они могут взять мешки, чтобы в них складывать свои «трофеи». Получив мешки, они стали набивать их самоцветами и золотом, а потом, надрываясь, тащили свои мешки подальше, пока никто не передумал и не потребовал вернуть всё обратно. Причём, некоторые так набивали свои мешки, что были только в состоянии их волочить по полу, напрягая все свои мышцы, и обливаясь самым, что ни на есть, настоящим потом. От всего происходящего на сцене было и смешно, и горько. Увидев горы золота и самоцветов, многие люди сбрасывали свои маски и показывали всем свои настоящие лица. Если кто-нибудь попробовал бы в тот момент отнять у них золото и самоцветы, которые они уже считали своими, они бы убили каждого, кто только заикнулся бы об этом. К сожалению, это тоже природа человека, но, к радости, всё-таки не всех…

Во время одного из своих вечерних выступлений я решил сместить людей на сцене не в прошлое, а в настоящее. На сцене появилась… «Волга» со спущенным колесом и я предложил заменить спущенное колесо. В работе по замене спущенного колеса приняло участие несколько человек. Кто-то вставлял домкрат и приподнимал машину, чтобы было возможно снять спущенное колесо, кто-то, используя гаечный ключ, откручивал болты крепления, кто-то подкатывал новое колесо! При этом, каждый участник этой «стратегической» операции, требующей определённых физических усилий, потел, их мышцы дрожали от напряжения, когда требовалось покрепче затянуть болты. Короче, весь процесс происходил точно так же, как и при замене любого другого спущенного колеса. Позже, когда запись этого просматривали профессионалы, они были потрясены тем, что увидели. Все движения людей, меняющих спущенное колесо, были абсолютно точными. Положение болтов на колесе в точности соответствовало их положению на реальной машине. Профессионалы-эксперты на экране телевизора не видели ничего, кроме пустого пространства, но люди на сцене не только видели перед собой «Волгу», но и реально чувствовали твёрдость и прохладу корпуса машины, теплоту проколотой резины, «тугость» крепко закрученных крепёжных болтов. Для них машина на сцене была абсолютно реальной и осязаемой всеми органами чувств, так же, как и в другом случае участники чувствовали и запах, и вкус блюд со стола; так же, как и реально ощущали огромную тяжесть набитых золотом мешков, которые они могли только волочить по полу, потому что они и были для них реальными!

Все выступления в свой второй приезд я выстраивал по тому же принципу, что и во время первого приезда, когда я решил объединить в одно целое познавательную лекцию, оздоровительные сеансы и, так называемый, «цирк»! Такое соединение, казалось бы, несоединимого, оказалось очень удачным. Почти каждое моё выступление заканчивалось около полуночи, а после этого ещё ожидали люди со своими болезнями. Многие обращались за помощью и к Светлане, особенно женщины с раком груди. Светлана ещё не имела достаточного опыта лечения таких заболеваний, но её доброе сердце не могло не откликнуться на мольбу о помощи. А эмоции в этом деле — вещь недопустимая! Эмоции могут быть до лечебного воздействия или после оного. Если допустить в себя эмоции во время работы — жди беды, что и произошло. После того, как Светлана поработала с раком груди одной из женщин, у неё в один день появилась довольно большого размера опухоль в том же месте, что и у той женщины. Светлана, естественно, не обрадовалась подобной новости, но у неё и не было никакой паники, которую можно было бы ожидать в подобном случае. И это не потому, что она была уверена, что я уберу эту раковую опухоль, а потому, что у неё всегда был бойцовский характер, несмотря на то, что она — женщина, в полном смысле этого слова! Ведь пока опухоль не исчезнет, человек не может чувствовать себя расслабленно. Я немедленно начал работать на уничтожение этой опухали, так как полученные подобным образом опухоли растут, как грибы после дождичка. Когда это произошло, я порекомендовал Светлане не проводить более никаких воздействий. Люди не очень обрадовались тому, что Светлана объявила о прекращении лечебных сеансов со всеми. Иногда удивляешься людям, когда их волнует только желание получить себе то, что им нужно, даже если при этом пострадает другой. Конечно, вполне понятно и желание быть здоровым, и желание спастись от смертельного приговора. Но когда человека не волнует, что может погибнуть помогающий, лишь бы самому избавиться от смерти, обмануть старуху с косой, даже если для этого придётся подставить кого-нибудь другого — такая позиция мне не была понятна никогда. К сведению интересующихся, эти персональные сеансы после моего выступления, Светлана проводила не ради денег, а потому, что ей хотелось помочь обречённым на смерть безжалостным раком.

Так или иначе, мне удалось избавить Светлану от приобретённого таким образом «подарка», хотя ослабленность этой области осталась надолго, и наши «друзья» потом очень любили наносить удары в эту пострадавшую область, желая возродить раковую опухоль и таким образом физически уничтожить её, но им не удалось и это!

Дни очень быстро пробегали, и вот… было последнее выступление в Архангельске, и начались уже другие будни у меня. Так получилось, что образовалось две группы желающих пройти мой курс лекций — группа врачей и общая группа. Так мне и пришлось проводить по два курса в день — с 8 часов утра до 12 часов дня были занятия с врачами в актовом зале лечебно-профилактического санатория, которым руководила Надежда Яковлевна Аншукова. Со второй, общей группой я проводил занятия с 18.00 до 22.00 в тот же день и так… все десять дней моих семинаров. В медицинской группе было около восьмидесяти человек, в то время, как в общей было более двухсот человек, точное число своих слушателей я так никогда и не узнал, а Дмитрий Рассказов так мне никогда и не показал полные списки моих слушателей. Причину, наверное, нет смысла указывать, но … не буду забегать вперёд. Самое интересное в моей медицинской группе было то … что в ней практически не было ни одного врача, которых я выбрал во время моих лекций-демонстраций. Практически все главные врачи саботировали мои курсы лекций, посылая на них тех, кого они считали своим оплотом, чтобы эти люди потом разоблачили меня перед всем остальным коллективом сотрудников. Подобный саботаж не испугал меня, но немного огорчил тем, что присланные не обладали достаточно подвижным генетическим фундаментом, особенно тогда, когда я выявил таких людей и мог бы добиться с ними гораздо большего. Но главных врачей совсем не интересовало, что может получить или не получить посланный ими на мои лекции человек. Их не волновало, что более подготовленный человек сможет, используя новые возможности, как врач, оказать помощь очень многим людям, причём помощь реальную, а не иллюзорную, как это делала и продолжает делать современная медицина. Их волновало только одно — разоблачить меня, всё то, что я говорил и делал…

Конечно, с медицинской аудиторией было для меня гораздо легче работать, мне не нужно было объяснять им, что такое печень или сердце, где они находятся и какие функции они выполняют, как и все другие органы и системы организма человека. Я просто давал им понимание того, что такое живая материя, всё то, что им никогда и никто не объяснял в медицинских институтах. Были среди моих слушателей и доктора, и кандидаты медицинских наук, которые также с большим удивлением и интересом слушали то, что я им говорил о функциях органов и систем организма человека. Мне было радостно видеть, как с каждым днём глаза этих людей, большинство которых в первый день были настроены явно отрицательно, становились всё живей и живей! Как в них появлялся настоящий интерес к тому, о чём я говорил, к той информации о человеке, которая для них оказалась совсем неожиданной и очень даже интересной. С них слетела вся напыщенность и ложный апломб, и они вновь превратились в живых людей, с живыми глазами, какими они были в далёком детстве! С каждым днём эти люди становились всё более и более живыми, открывались своей душой. Каждый день я работал со всеми по изменению их фундамента и давал своё понимание того, что из себя представляет живая материя вообще, и что из себя представляет человек, в частности. Объяснял своё понимание природы возникновения проблем в организме человека, как и где необходимо искать первопричины болезней и многое, многое другое. И буквально с каждым днём у этих людей искорки понимания становились всё больше и больше.

Примерно через неделю моих занятий, произошёл один любопытный случай. Одна из слушательниц (как оказалось позже, заведующая отделением одной из больниц), пришла на очередную лекцию и… расплакалась. Причина её слёз оказалась следующей — она смогла, используя мой метод, в течение нескольких минут убрать тромб из вены у своей пациентки. Это так потрясло её, что она не могла говорить об этом без слёз. Как она сказала, что, проработав в медицине почти тридцать лет, она ВПЕРВЫЕ смогла РЕАЛЬНО помочь человеку! И это ещё не всё! Убедившись на собственном опыте, что моя система является истинной медициной, она призналась, что главный врач её больницы направила на мои лекции, чтобы она прослушала мой курс, а потом выступила перед всеми сотрудниками с разоблачением меня. Я думаю, с подобным заданием на мои лекции пришла не только она, но и многие другие. Но в этом есть и положительная сторона. После только десяти дней занятий по три часа в день, практически все из слушателей не только принципиально изменили своё мнение о том, что я давал им, но и научились применять, пускай на самом начальном уровне, новые качества и возможности, которым я успел их научить и создать у них. Конечно, если бы на мои лекции пришли те люди, которых я отобрал во время своих лекций-демонстраций, я бы смог научить их гораздо большему, но и то, что удалось сделать с теми, кого прислали, оказало ещё большее влияние на врачей.

Позже, как я узнал, многим из прошедших через мои лекции, угрожали увольнением и волчьим билетом, если они не будут «разоблачать» меня перед всеми остальными своими коллегами. И некоторые были вынуждены это сделать, но я не держу зла на них, так как понимаю ситуацию, в которую их поставили, но мне жаль, что этим они «потушили» живые искорки своих душ, которые мне удалось разжечь в них. Но даже сам факт подобного жёсткого давления на этих людей говорит о том, что чиновники от медицины очень сильно испугались! А представьте себе, чего бы удалось добиться с этими людьми, если бы занятия продолжались месяц, два, год или более?!

С шести вечера до десяти, я проводил занятия в общей школе, в которой было более двухсот человек. Я проводил практически те же занятия, что и с медиками, только мне приходилось больше времени уделять медицинским понятиям и представлениям, которые не были знакомы подавляющему большинству слушателей. Очень много среди слушателей моих вечерних лекций было люди, которые прошли моё тестирование и помогали мне на сцене. Среди них была и Татьяна Дивнич, которая приходила на все мои выступления и мечтала получить для себя преобразование мозга. В самый последний вечер моих выступлений мне удалось довести процесс её качественного преобразования до уровня, когда стала возможной трансформация мозга. Мне тогда даже было трудно себе представить, к чему это приведёт в будущем, в какого монстра превратится эта амбициозная женщина. Уже перед самым нашим отъездом со Светланой в Москву, я встретился с группой своих слушателей, среди которых была и эта «дама». Из того бреда, который говорила эта женщина, мне стало сразу ясно, что тёмненькие быстро её захватили, воздействуя на её стремление к самовозвеличиванию и восхвалению.

Тогда я в весьма мягкой форме объяснил ей, что Тёмные Силы — паразиты — очень часто вводят людей малоопытных в заблуждение, подсовывая таким людям преднамеренно искажённую или откровенно ложную информацию и нужно быть очень осторожным и всегда сканировать того, кто передаёт ту или иную информацию. Что никто из Светлых не даёт никакой информации, и, что человек должен сам осмыслить и понять происходящее на своём собственном опыте, и, что в её случае она стала очередной жертвой паразитов. И эта женщина, которая получила эти возможности от меня и только несколько дней, как ей всё это стало доступно, заявила мне, что это меня дурачат паразиты, а она имеет контакт с «высшими» светлыми силами, и мне стало сразу всё ясно — передо мной самая настоящая клиника! Но я никак не мог ожидать, что эта «клиника» развернёт активную деятельность после моего отъезда, прикрываясь моим именем. И чего уж никак не мог ожидать, так это того, что очень многие люди, включая и некоторых моих слушателей, попадут под влияние этой женщины с неустойчивой психикой и непомерными амбициями на пустом месте. Но это тема для особого разговора, и я вернусь к нему позже…

Все дни нашего пребывания в Архангельске были заполнены с самого раннего утра до глубокой ночи. Между утренними и вечерними занятиями было всего несколько часов для того чтобы покушать и хотя бы немного отдохнуть перед вечерними занятиями. Часто в этот перерыв бывали встречи с людьми, на которых я пытался донести людям своё понимание мира. По просьбе Рассказова старшего, я провёл встречу-выступление и для сотрудников областного телевизионного центра, а также были записаны четыре часовых передач под рубрикой «Встречи для Вас», в записи которых участвовали и некоторые учёные, и медики, посещающие мои лекции. Короче — загрузка была «под завязку»! И хотя всё это вместе и было в очень напряжённом режиме, я был рад и счастлив происходящему. Учитывая прошлый опыт, я всем слушателям объяснял, что они имеют право делать, а что — нет, используя созданные мною структуры мозга, и что самое главное — почему! Я после объяснения предупреждал, что, в случае использования этих новых качеств, созданных мною, не по назначению, всё исчезнет и нарушивший эти правила окажется у «разбитого корыта». За эти десять дней я вкладывал в головы пришедших за знаниями людей всё, что я знал, не скрывая ничего. Единственное, что я обходил молчанием на своих лекциях, так это сведения о том, что я делал в Космосе. Просто я считал неправильным рассказывать об этом, и вот, по каким причинам.

Во-первых, каждый человек должен быть готов к той информации, которую он получает. Это равносильно тому, чтобы прийти в детский сад и начать преподавать детям квантовую физику. Конечно, можно сделать и это, но пользы от этого не будет никакой. И не потому, что дети глупые, а потому, что дети должны сначала пойти в школу, получить хорошее образование, поступить в университет на радиофизический факультет и только тогда возможно преподавать им квантовую физику. Нельзя выбросить промежуточные этапы и сразу перейти к изучению квантовой физики. И это относится не только к квантовой физике, но и ко всему остальному, особенно к тому, что хотел передать людям я. Во-вторых, мне не хотелось, чтобы у людей возник какой-либо комплекс неполноценности после моих рассказов. В-третьих, задачей моих лекций и практических занятий с людьми была передача знаний, пробуждение людей от сна, а не самореклама. Я тогда думал, что если передать людям то, что я знаю, «разжевать» всё хорошенько, то слушателям останется только проглотить, и всё!..

Ведь мне никто ничего не «разжёвывал», я до всего доходил сам, и если поделиться с людьми своим пониманием, то им будет очень легко всё усвоить. Я думал именно так, и в этом была моя ошибка. Мозг любого человека улавливает из поступающей информации только то, что близко к тому, что уже было вложено в этот мозг. А если в мозг человека вбивали ложные представления и в школе, и в высших учебных заведениях, то такой мозг «отфильтрует» только то, что подобно (это не значит, что тождественно) тому, что уже в него заложено. Всё остальное такой мозг отсеивает, нравится такое кому-то или нет, в том числе и мне! Принципиальное значение имеет, какой фундамент знаний закладывает социум в мозг человека, ведь сам человек не может это сделать, так как процесс закладки фундамента начинается с раннего детства и совсем не зависит от конкретного человека, а только от того, какими знаниями располагает человеческое общество. Таким образом, практически все мы обречены впитывать только то, что нам дают, и не можем влиять на это. И если нам вкладывают заведомо ложный фундамент, мы это не в состоянии понять, пока не освободимся от его власти (ложного фундамента). Если нам с детства дают правильные представления о природе вещей, человек развивается очень быстро, и очень многие могут достичь фазы собственно человека. Но это, если мы впитываем правильный фундамент, чего, к сожалению, в данный момент не происходит на нашей Мидгард-Земле.

Конечно, всё это не случайно, социальные паразиты преднамеренно это делают, чтобы не допустить пробуждения людей от наведённого ими же эволюционного сна. Для того, чтобы проснуться самому человеку, человек должен обладать большой силой воли и огромным желанием понять происходящее, не думая о том, удобно это ему или нет, принесёт выгоду, или нет и т.д. В современных условиях человек должен пойти против всей системы, против всех и вся, чтобы получить возможность почувствовать истину. Но на это решаются немногие, мало кто, получив высшее образование, идёт против авторитета науки, так как каждый, кто мечтает стать учёным, желает защитить кандидатскую, а затем докторскую диссертацию. А это невозможно, если не подчиняться требованиям и представлениям ортодоксальной науки, которая так же далека от понимания природы, как и во времена Аристотеля и Сократа. И поэтому, почти все идут в русле «традиций», которые на самом деле являются правдоподобными фальшивками и притом, фальшивками сознательными (более подробно об этом см. статью «Теория Вселенной и объективная реальность»). И поэтому, если кто-то вначале ещё и задавал какие-нибудь вопросы, то очень быстро у них такое желание исчезало, если они мечтали о научной карьере, как они думали. Кроме того, не имея дополнительных, к обычным, органов чувств, практически невозможно выйти на тропу истины. Поэтому практически все люди оказываются жертвами фальшивых представлений о природе вещей, но самое забавное, если так можно сказать об этом, то, что мозг человека не понимает и не знает, что в него социальные паразиты «вкачали» фальшивую систему представлений, и он (мозг) старается сохранить уже созданную картину представлений, не понимая даже, что она не соответствует реальному положению вещей в Природе. Но мозгу это не объяснишь, и он «брыкается» изо всех сил, пытаясь сохранить в себе ложные представления…

Так или иначе, мой расчёт на то, что мне только достаточно тщательно «разжевать» слушателям новые представления о природе, и всё, не оправдался! В лучшем случае, сознание людей выхватывало из цельного потока похожие элементы и только! Да и то, похожие — не значит тождественные. При этом возникало противоречие между формой и содержанием, что неизбежно приводило к искажённому пониманию и отражению полученной информации. Это не значит, что получивший ортодоксальное образование человек не сможет освоить новые представления о природе, а означает только, что на это потребуется много усилий, труда и терпения прежде, чем ложные, навязанные социальными паразитами представления о Природе получится заменить на правильные. Можно только к этому добавить, что чем многосторонне образован человек, чем шире спектр его интересов, тем легче такому человеку перейти на новые «рельсы» представлений о Природе. К этому ещё можно добавить способность человека к аналитическому и независимому мышлению. Ну и, как всегда, — необходимо наличие таланта у человека.

Психология bookap

Вот такие вот «орехи» обнаружились, когда я столкнулся с задачей обучения других своей системе представлений. Но в октябре 1991 года я читал первые свои лекции и надеялся на то, что обстоятельное объяснение основ представлений, важных нюансов будет достаточным для того, чтобы у слушателей сложилось правильное представление о природе вещей. К тому же, я надеялся на то, что мои слушатели будут тщательно выполнять мои предписания о том, как правильно сканировать, обрабатывать полученную информацию, как правильно разрабатывать тактику и стратегию действий и как правильно рассчитывать необходимый потенциал и качества, для того чтобы возможно было решить поставленную (решаемую) задачу. Все внимательно меня слушали и все пропустили всё это мимо своих ушей, наблюдая, как у меня всё «просто» получается. Видимая простота моей работы заключалась в том, что у меня уже был накоплен весьма солидный опыт понимания, подкреплённый практическими результатами. Но об этом почему-то почти никто не думал…

Так или иначе, даже при всех отрицательных моментах, которые выявились позднее, я был рад тому, что помог людям проснуться. И пускай они не сразу прозрели или вообще не прозрели, но у людей появился шанс это сделать, которого лишили людей, не спрашивая их самих. Обучение на моих занятиях было платным, каждый желающий должен был заплатить по тысяче рублей. По договорённости с Рассказовыми, все финансы проходили через их кооператив «Мастер» и за мои выступления, и за два курса моих лекций. Дмитрий Рассказов пообещал мне приехать в Москву с финансовым отсчётом и моим заработком. На этом мы с ним и расстались. Я и Светлана сели в купейный вагон поезда Архангельск-Москва и отправились обратно в Москву…