Зеркало моей души

Том 1. Хорошо в стране советской жить…


...

27. Проблемы вертикальной эволюции

А теперь, вернусь к своим «баранам», т.е. к своему пониманию того, каким образом можно решить эволюционную проблему, которая возникает, когда человек двигается эволюционно вверх. Ведь действительно, каждое последующее материальное тело сущности формируется всё меньшим и меньшим числом клеток физического тела человека. Получается, что каждое последующее тело сущности человека упрощается, и седьмое материальное тело человека практически представляет собой что-то подобное вольвоксу — небольшой колонии тождественных одноклеточных организмов. Любопытно получается, эволюция жизни на физически плотном уровне происходила от одноклеточных организмов, до сложноорганизованных многоклеточных, на определённом уровне развития которых возникает разум. А при вертикальной эволюции разума процесс идёт в обратном направлении — от сложноорганизованного многоклеточного организма на уровне физически плотного тела, до группы клеток, создающих седьмое материальное тело! Тогда возникает вопрос: каким же образом у меня могло тогда оказаться семнадцать тел сущности?! Выходит, что при всём, при том … правы индусы о максимуме тел, которые могут быть у человека. Но не будем спешить с выводами. И что самое удивительное, качественная структура тел моей сущности не упрощалась от одного тела к другому, а наоборот, каждое последующее тело моей сущности становилось всё более и более сложным и совершенным. В любом случае, они не формировались несколькими клетками физического тела.

Но возможно ли подобное, не противоречу ли я сам себе, и не «поехала» ли у меня «крыша» от чрезмерного напряжения мозгов?!

Могу заверить, что не «поехала» и не из-за того, что у меня такое «высокое» мнение о себе самом, а потому, что противоречие возникает только тогда, когда кто-то, не думая, пытается «прошибить» стену своим «лбом», вместо того, чтобы остановиться и хотя бы немного подумать своими собственными мозгами! И именно это я и сделал… Ещё когда я для себя понял природу жизни и природу человеческого сознания, передо мной встала дилемма, над которой я стал размышлять. А дилемма следующая — возможности разума человека так или иначе определяются сложностью организации его нервной системы, и в первую очередь, мозга. В любом случае, мозг человека является инструментом развития человека, и возможности мозга определяют возможности развития человека. Поэтому мозг человека, как инструмент развития, является одновременно и тормозом оного развития по одной простой причине — число нейронов мозга человека ограничено объёмом черепной коробки. Мощность этого инструмента познания человека, таким образом, напрямую связана с объёмом черепной коробки. А факты говорят о том, что объём черепной коробки Homo Sapiens за последние сорок тысяч лет его пребывания на Мидгард-Земле не увеличился, а наоборот, уменьшился. Поэтому непонятно, на каком основании современные учёные прогнозируют, что человек будущего будет иметь непропорционально большую голову. Может быть причиной этому послужило заблуждение о том, что мощность мозга человека определяется числом нейронов, помещающихся в черепной коробке и отсюда, как следствие, — непропорциональная голова человека будущего.

Вульгарный механический подход современной науки обусловлен полнейшим непониманием природы живого вообще, и природы мозга в частности. Современная наука не может до сих пор ответить на вопросы, что такое сознание, что такое память, как человек мыслит и т.д. Всё сводится к позиции — человек мыслит потому, что у него есть сознание. Это аналогично ответу — ветер дует потому, что деревья качаются. Кроме неопределённых понятий, которые очень часто противоречат друг другу, у современной науки ответов по данному вопросу нет! И именно в этом и вся беда! В силу того, что мне удалость понять для себя о природе живой материи и работе мозга человека, я пришёл к выводу, что память, сознание, само мышление человека происходят не на уровне физически плотных нейронов мозга, а на уровне вторых, третьих и т.д. тел всё тех же нейронов7. Первая мысль «пробежала» в голове человека тогда, когда вторые и третьи тела нейронов сомкнулись между собой, создав горизонтальные цепочки из тел нейронов мозга на этих уровнях! Мысль «пробежала», и с тех пор «бегает» лучше или хуже в головах живущих. Именно возможность смыкания тел нейронов на уровне сущности и стала фундаментом для зарождения сознания и разума.


7 Более подробно об этом см. Николай Левашов «Сущность и Разум», Том 1 и 2.


Потоки информации, пропускаемые физически плотными нейронами мозга, не изменяют их внешне, а только биохимически внутренне, да и то, в большинстве случаев на очень короткое время. Поэтому физически плотные нейроны мозга сами практически не изменяются. Именно это подтверждают исследования активности мозга современных учёных. В отдельно взятом нейроне мозга в процессе мыслительной деятельности просто изменяется и весьма незначительно ионный баланс и всё! И ничего более… и подобное происходит и во всех остальных нейронах мозга с незначительными отличиями. И что самое забавное — вне зависимости от рода умственной активности, нейроны мозга реагируют практически одинаково, несмотря на то, какой участок коры мозга активируется в процессе той или иной интеллектуальной активности. Так что, как не искали учёные мысль в нейронах мозга человека, но так и не нашли! А не нашли только потому, что её там никогда и не было! Мыслительный процесс происходит на других материальных уровнях нейронов мозга, а физически плотные нейроны только обеспечивают этот процесс. Они (физически плотные нейроны) — только фундамент, который обеспечивает сам процесс, но сами в нём не участвуют (обеспечивают другие уровни мозга потенциалом и поставляют информацию, получаемую через органы чувств). Без этого фундамента невозможно возникновение сознания, но, тем не менее, само сознание, разум, возникают на других материальных уровнях всё тех же самых нейронов.

Когда я всё это для себя прояснил, мне стало ясно, что дело даже не в объёме черепной коробки, точнее — совсем даже не в размере черепной коробки носителя разума и даже не в числе нейронов! Число нейронов важно только на первичной фазе возникновения разума, так как только при наличии определённого числа взаимодействующих между собой нейронов мозга возможно зарождение разума. На самом начальном этапе минимальное число взаимодействующих между собой нейронов очень и очень важно, но не более того. После того, как выполнились необходимые и достаточные условия возникновения разума8, число нейронов перестаёт играть определяющую роль. После зарождения разума, определяющую роль начинают играть другие материальные тела всё тех же нейронов — уровень развития вторых материальных тел, а в особенности — третьих и при наличии оных — четвёртых, пятых и т.д. тел нейронов. Эти материальные тела тоже являются частью мозга человека, но об их существовании подавляющее большинство людей даже не подозревает. Но, как говорится — незнание законов, не освобождает от ответственности за их нарушение. Так и в этом случае — незнание законов Природы не изменяет того, как они действуют.


8 Более подробно об этом см. Николай Левашов «Последнее Обращение к человечеству», «Сущность и Разум», Том 1 и 2.


. . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . .

Конечно, я читал и слышал далеко не всё, но такое, я думаю, если когда-либо случалось, обязательно должно было проявиться хотя бы в легендах и мифах. Но ничего подобного мне не попадалось и до сегодняшнего дня. Но даже если бы кто-нибудь пробовал делать такое, и у него не получилось, и я бы об этом знал, это не привело бы к тому, что я бы не стал этого делать. Чья-то неудачная попытка не означает, что и моя попытка должна окончиться неудачей. Поэтому у меня не было никаких сомнений в том, что это надо сделать. А мнение о том, что такое невозможно потому, что невозможно никогда, или, что у меня «крыша» поехала, меня, в любом случае, не остановило бы. Я никогда не боялся идти против течения и уже не один раз видел на своём собственном опыте, когда мне говорили что то-то невозможно, но, тем не менее, я делал то, что практически все считали невозможным. В самом начале своих поисков я шёл против течения с некоторым волнением и мыслью, а что, если всё-таки все остальные правы, а я нет?! Но даже и тогда я считал, что всё равно должен попробовать, чтобы убедиться в этом самому. Кроме того, я всё это делал не для того, чтобы доказать кому-либо что-то, я для того, чтобы найти понимание для самого себя. А то, что скажут об этом другие — это их право и меня никогда не останавливало, какой бы «сумасшедшей» не была бы моя идея. Да и по «секрету» скажу — я не кричал о том, что я собираюсь делать — делал и всё!

. . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . .

В результате такого действия я получил принципиально новый нейрон своего мозга ……. После чего, я решил заменить все остальные нейроны своего мозга по образу и подобию этого нейрона. И у меня вновь всё получилось. …… Я немного поиграл с этим, повторив всю «процедуру» несколько раз. Кроме этого, я решил изменить все остальные клетки своего тела подобным образом, благо, что действия с размерами на других уровнях реальности, сворачивание и разворачивание вновь созданных структур не сказывались на мире физическом. В том смысле, что ничего внешне у меня не изменялось, всё происходило на других уровнях, которые большинству людей даже не были знакомы. И в этом была вся «прелесть»! Можно было создавать на других уровнях что-то невероятно большое и «прикрепить» всё это к невероятно маленькому (если сравнивать размеры) на физически плотном уровне, к примеру, моему собственному физическому телу и даже к одному нейрону! Оттого, что это у меня получилось и от открывающихся в результате этого возможностей моя душа ликовала. Именно благодаря тому, что я это сделал, и стало возможным то, что у меня могло быть любое число тел сущности, а не столько, сколько сказано в учениях индусов. Но самое главное — не число тел сущности, а то, что подобный мой подход позволил мне вырваться из природного ограничителя развития. Не знаю, удавалось ли это кому-либо другому и каким способом, но мне удалось именно так! И что самое важное, подобный подход к решению проблемы позволил мне решить эту проблему раз и навсегда! Это, конечно, я понял гораздо позже…

А тогда, обнаружив, что у меня уже есть семнадцать тел сущности, и поняв, почему такое стало возможным, я стал уже сознательно работать с телами своей сущности. Всё дело в том, что каждое новое тело сущности позволяет активно взаимодействовать с теми пространствами или уровнями реальности, с которыми оно гармонично. Другими словами, для того, чтобы каким-либо образом влиять на то или иное пространство, необходимо прежде всего иметь качества и свойства, согласующиеся с этим пространством или уровнем. Как, например, для того, чтобы влиять на физически плотный план, у нас есть физически плотное тело, у которого есть органы чувств для того, чтобы получать информацию об окружающем нас мире. Представьте себе ситуацию, когда у человека нет ни одного органа чувств — нет зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса. Мир вокруг такого человека будет тот же, у него есть физическое тело, но такой человек абсолютно не сможет не только развиваться, но даже просто жить! Такую возможность человеку дают наши органы чувств, через которые в наш мозг поступает информация об окружающем нас мире. Но органы чувств имеет физическое тело; для того, чтобы действовать на любом другом уровне реальности, кроме соответствующего тела необходимо иметь соответствующие той реальности органы «чувств», которые позволяют получать необходимую информацию обо всём, происходящем на этом уровне. Ну, если не обо всём, то хотя бы о том, что жизненно важно для того, чтобы действия были ответственны и продуманы. Такими «органами чувств» для других пространств или уровней реальности и были структуры мозга, которые я создавал.

Таким образом, создание новых тел сущности, структур мозга, в комплексе создали оптимальные условия для развития. Именно развития, которое равноценно тому, что человек обретает через подобную трансформацию всё новые и новые «органы» чувств нового типа, и именно это позволяет обладателю этих новых «органов» чувств активно действовать на других уровнях реальности, в других пространствах, и последнее, но не менее значимое — двигаться в своём развитии вперёд. Проникая в новые и новые пространства и уровни, на которые никакая техника проникнуть не сможет никогда! Но для того, чтобы всё это происходило, необходимо было производить соответствующие изменения, без которых это было просто невозможно, как можно более точно. Поэтому природные способности, которые были у Светланы, соединённые с моими преобразованиями мозга и сущности, создали просто идеальные условия для того, чтобы можно было двигаться вперёд очень быстро. И одним из самых важных факторов был тот, что Светлана легко понимала то, что происходило во время работы и могла реально помогать мне в том, что я делаю.

Я мог создать новые возможности у многих людей, чья генетика была достаточно динамична для этого, но вот научить думать, мыслить, воспринимать новое по-новому научить невозможно. Можно только помочь человеку идти в нужном направлении, дать ему методы и стратегию для освоения новых свойств и качеств, но человек сам должен «переварить» всё это, пропустить через своё сознание, достигнуть просветления новым! А это оказалось самым сложным для подавляющего большинства. Потому что почти все, только получив от меня новые качества и возможности, начинали «создавать» своё собственное понимание и восприятие, включая то, как и что они должны делать с моим подарком. Почти никто не задумывался над тем, что им надо ещё очень и очень долго осваивать даже азы того, что им было дано, не говоря о том, чтобы они могли самостоятельно делать что-нибудь. Наверно в этом есть и моя вина, потому что я не хотел постоянно «тыкать» людям тем, что они должны быть предельно осторожны и тщательно выполнять все правила, которые я им говорю, что они получили от меня в подарок то, на что им потребовались бы многие миллионы лет, чтобы прийти даже к частичкам того, что я им дал сразу, если вообще они когда-либо самостоятельно дошли бы до такого уровня развития. Мне не хотелось обижать людей тем, что постоянно им указывать на «место», указывая на то, что далеко не всё то (если не всё), что я могу делать, они смогут повторить, не говоря о том, чтобы пойти дальше. И не потому, что я чрезмерно высоко ценю себя, а потому, что для того, чтобы пойти дальше меня, человек должен сделать самостоятельно всё то, что я сделал сам. А факты говорили о том, что большинство людей даже не в состоянии понять, что же такое я им создал, и с чем это «едят»!

Моя вина в подобной реакции людей, наверное, ещё и в том, что, пройдя через моё преобразование, эти люди получали возможность наблюдать за тем, что я делаю, и это создавало у них иллюзию, что всё это так просто. И это происходило потому, что они своими «глазами» видели, как быстро и легко я делаю те или иные вещи, и у них возникала иллюзия того, что и они смогут так же быстро и легко сделать то же самое и даже гораздо больше! Теоретически такое возможно, но вот практически … такое маловероятно. Но я даже не пытался об этом говорить, потому, что это могло быть неправильно понято, что я просто «боюсь», что они меня «догонят» и «перегонят», и только поэтому пытаюсь их «запугать» всякими «страшилками», чтобы они даже и не пытались попробовать. Самообман доходил до такой степени, что они даже не задумывались над тем фактом, что именно я им и дал всё то, что они имеют, и что сами они не создали ещё ничего и не достигли ничего, а только пассивно получили от меня! Какой мне смысл давать им новые свойства и качества, а потом завидовать тому, что я им сам и дал?! Но практически никто даже не задумывался над такими очевидными вещами и видели в любой моей попытке научить их правильно пользоваться тем, что я им дал, только попытку «остановить» их «рост». Как это и не кажется абсурдным, но именно это они думали, каждый раз, когда я пытался предостеречь их от чего-то!.. Одна из причин такого неведения, вполне возможно, заключалась в том, что после того, как многие люди проходили через моё преобразование, они становились свидетелями и участниками перемещений в пространстве и во времени, которые производил я. Образно говоря, они были пассажирами на моих «плечах» во время моих перемещений. Я переносил и себя, и их на другие планеты, в другие галактики и Вселенные, смещался в прошлое. Они становились свидетелями моих действий, контактов с другими цивилизациями и космическими иерархами. И при всём при этом, им не приходилось ничего делать для этого.

Для того, чтобы всё это происходило, мне приходилось создавать необходимый потенциал, создавать новые свойства и качества, для того, чтобы всё это можно было сделать. Они же были только наблюдателями. И поэтому, вполне возможно, у них сложилось обманчивое представление о том, что это так просто и легко. Да и я не особенно заострял на этом факте внимания, не желая вольно или невольно обидеть их. А понималось это совсем не так. Я не заострял внимание на том, какой потенциал я затрачивал на то или иное своё действие, и внешне я не старался показывать, как мне тяжело, даже тогда, когда мне приходилось усилиями воли заставлять себя просто не «плюхнуться» от усталости тут же. Нагрузки при всём этом были огромными, но я не заострял на этом внимание. После очередной работы единственным проявлением, которое замечали мои «пассажиры» была чрезмерная бледность. И никто и никогда из них не видел того, как я добирался до своей «берлоги», падал в измождении на свою кровать и отключался. Этого не видел никто, и об этом практически никто не знал. Все видели только внешнюю, столь красочную и невероятную сторону, и поэтому у многих моих «пассажиров» складывалось впечатление, что это всё очень легко и просто сделать.

При таких путешествиях, я заботился о том, чтобы мои спутники не попадали под какие-либо удары, нагрузки, создавал для них защиту. Всё это «почему-то» оставалось вне их внимания, за «кадром», а видели они только результат того, что я делаю, только самую верхнюю часть «айсберга» моей работы и … у многих появлялось желание и самим делать то же. В их умах сложилось впечатление, что это всё легко и просто происходит, и когда они начинали намекать на то, что они тоже хотят делать нечто подобное, я начинал им объяснять, что они к этому ещё не готовы, рекомендовал начать обучение правильному сканированию, обработке информации, созданию тактики и стратегии действий для решения той или иной задачи. И рекомендовал начинать всё это с действий совсем обычных, ничем не примечательных и не знаменательных. Говорил о том, что нужно добиться через практику очень быстрой работы, научиться быстрому анализу и быстрому нахождению и принятию решений. И что для того, чтобы достичь в этом некоторого мастерства, необходимо затратить огромное количество времени и труда, перед тем, как даже самостоятельно «высунуть» свой нос. Но все эти мои объяснения в большинстве случаев просто «влетали» в одно ухо, чтобы тут же «вылететь» из другого. Вместо того чтобы прислушаться к моим словам, эти люди начинали думать, что я их просто запугиваю, чтобы они боялись что-либо делать самостоятельно и тем самым не допустить того, чтобы они сами начали делать «великие» дела. Их слепота доходила до абсурда. И это меня сильно огорчало ещё и потому, что при таком раскладе ни на кого нельзя было положиться. Никто не мог стать мне соратником в моих делах.

Светлана составляла редкое исключение из общего правила. Она не только очень быстро «въехала» во всё то, что происходило, но никогда не думала, что я пытаюсь её как-то ограничить, когда я объяснял ей, что к чему. С ней работать было просто замечательно, она необычайно быстро ориентировалась в ситуациях и чувствовала себя, «как рыба в воде»! Мы понимали друг друга с полуслова, и во время моих экспериментов я мог очень быстро отработать все интересующие меня варианты и действовать в возникающих ситуациях более быстро и эффективно. Я помню её непередаваемый восторг, когда я впервые ей показал Большой Космос. Неземные краски, неповторимое величие и красота Вселенной наполняли её радостью и благоговением перед величием Природы. Особенно её потрясло первое посещение обитаемой планеты, когда она научилась телепатически общаться с другими разумными существами. Для этого мне приходилось периодически создавать специальные структуры мозга для адекватного восприятия мыслеформ. Особенно это было важно в тех случаях, когда принцип мышления и логика других разумных существ принципиально отличались от наших. Так или иначе, Светлана очень быстро стала соратником в моих делах, именно к этому она шла всю свою сознательную жизнь. Но и то, что мы встретились, не было случайным…

Так сложилось, что мы приехали в Москву практически одновременно в 1988 году. Ею двигал интерес найти ответы на вопросы, которые ей не давали покоя с детства, меня двигало желание дать ищущим ответы на эти вопросы, по крайней мере, поделиться с ними своим пониманием. И связано это было с Москвой в силу того, что только в Москве существовала реальная возможность сделать и то, и другое, если, конечно, повезёт. Но нам, по крайней мере, повезло — наши судьбы пересеклись в одной точке. Странной иногда бывает судьба. Всё случайное — закономерно и всё закономерное — случайно. Другими словами, если всё перевести с красивого философского языка на привычный для каждого, а не только для «учёного» уха язык, эту фразу можно передать так: случайность — это ещё неосмысленная и необнаруженная закономерность! Всё то, что мы ещё не понимаем, а только наблюдаем его проявление, и есть случайность, по большому счёту. Именно тот факт, что мы практически одновременно прибыли в Москву и весьма невероятным образом всё-таки встретились, было именно такой закономерностью. Закономерностью, которая стала понятна нам обоим несколько позднее. А почему именно так, и мне, и Светлане стало понятно несколько позже, но не буду опережать события. Единственное, что хотелось бы добавить, отвечая на возможные аргументы скептиков по поводу того, что подобные аргументы о предначертаниях, мол, каждый для себя выдумывает сам, так это то, что их аргументы мне хорошо известны, а вот мои им — нет. Поэтому прежде, чем продолжить, я хочу успокоить скептиков тем, что я знаю о том, сколько людей приезжают в Москву в поисках просветления, и сколько желающих «просветить» приезжают в неё же. Но дело не в статистике, а в том, что Светлана искала именно меня, не зная даже точно, как я выгляжу в своём земном физическом теле. Это равносильно тому, что пойти туда не знаю куда, найти то, не знаю что. Она на уровне подсознания стремилась именно туда, где должен был появиться я. Она, профессиональная певица и дизайнер, оставила на пике своей популярности и одну, и вторую карьеры, отправилась в Москву, как журналистка, деятельность которой была напрямую связана с паранормальными явлениями. Ей пришлось освоить и очень успешно новую для неё профессию тележурналиста. И на этом поприще ей удалось добиться огромных успехов. Телеинтервью, которые ей удалось организовать для Европы, были уникальны. Взять, к примеру, интервью с патриархом Алексием, которое он дал в своей резиденции, чего никогда не было ранее, а также она добилась разрешения на то, что впервые был заснят на плёнку православный обряд отпевания усопшего. Да и не только это, ей в довольно короткое время удалось найти в СССР очень много интересных и неординарных людей, многие из которых стали известны и знамениты не только в нашей стране, но и за рубежом только благодаря ей. Но это уже другой рассказ. Я привёл всё это для того, чтобы показать неординарность и многогранность талантов Светланы, которые перечисленным мною далеко не исчерпываются. Но при всём при этом, её самой сокровенной мечтой тогда было найти ответы на вопросы, которые её мучили с детства. Именно по этой причине она покинула свой родной дом и отправилась в Москву…

После того, как я произвёл у Светланы несколько перестроек мозга, и для неё понятия Вселенной из области философских теорий и гипотез теоретической физики стали объективной реальностью, она, как ребёнок, получивший давно желаемую игрушку, окунулась в Большой Космос, как говорится, с «головой», в прямом и переносном смысле этого слова. Невероятная красота и многообразие Вселенной, возможность практически мгновенного перемещения на практически любые расстояния при полном сохранении своего сознания, активности и возможностей, о которых даже не мечтали самые дерзкие фантасты — всё это наполнило Светлану воистину детским восторгом и радостью. И она «бросилась» в этот Большой Космос с открытой душой и с детской наивностью, веря, что в такой красоте ничего плохого быть не может, и с ней ничего плохого не случится. К сожалению, с таким восприятием нельзя действовать не только на нашей голубой планете, но и во Вселенной, несмотря на всю её красоту и великолепие. В Большом Космосе, кроме всей этой красоты и великолепия, к большому сожалению, есть немало и мерзости, мерзости, очень часто гораздо более изощрённой и нелицеприятной, чем даже наша «родная» земная.

Психология bookap

Получив «пропуск» во Вселенную, Светлана начала «гулять» по ней в поисках других цивилизаций, обитаемых планет и т.д. При этих её «прогулках», она начала встречать других «гуляющих» там же, только далеко не все из этих «гуляющих» по Вселенной преследовали те же самые цели, что и она сама — познание самой Вселенной и её многообразие. Конечно, среди «гуляющих» не было других землян, и одной из основных причин этому является ложная система представлений и развития, навязанная Тёмными Силами через многие «духовные» учения Востока, в сути которых лежит идея выхода из собственного физического тела. В этом случае выход сущности ограничен уровнем развития человека (анализ восточного «духовного» развития приведён выше) и максимальной длинной, так называемой, «серебряной нити», которая связывает пустое физическое тело человека и его сущность. Как предельно ясно любому здравомыслящему человеку, даже в предельно растянутом состоянии эта «серебряная нить» весьма и весьма коротка, если говорить о космических масштабах. На такой «привязи» не очень уж далеко попутешествуешь, даже в пределах самой матушки-Земли, как уж не «вертись» и в прямом, и переносном смысле этого слова. И именно по этой причине среди «путешествующих» по Вселенной практически нет землян. После прохождения через трансформацию по моему методу, человек совершенно свободен от подобных ограничений. Для того, чтобы путешествовать в пространстве и во времени, человеку нет надобности «выходить» сущностью из своего тела. Перемещение происходит в ситуации, когда сущность находится в теле, и по описанным выше причинам, нет практических ограничений для путешествия на любые расстояния и во времени, как в очень далёкое прошлое, так и в далёкое будущее (на миллиарды лет). И при всём при этом, человек из простого созерцателя, как в случае при выходе сущности из тела, получает возможность активного сознательного действия практически без каких либо границ. И это не предположение, а самый, что ни на есть, факт…

Так вот, Светлана, получив такую «игрушку», с «головой» погрузилась в мир Большого Космоса. Как и любому другому человеку, ей было интересно побывать на других планетах, встретить другой разум. И она получила именно такую возможность, и была несказанно рада этому и, как ребёнок, с чистой и открытой душой окунулась в этот бесконечный и изумительный «океан» Вселенной. И некоторое время ей везло, потому что она при своих «путешествиях» встречала иерархов Светлых Сил. И не было предела её восторгу, когда она во время одной из своих «вылазок» встретила изумительное светлое существо, с которым у неё возник контакт, и произошло первое её собственное телепатическое общение с этим существом. Но очень скоро о её «прогулках» пронюхали «тёмненькие» и организовали самую настоящую охоту на неё, чтобы через неё заполучить те качества и возможности, которые она получила и ещё не полностью освоила. Именно это время освоения новых свойств и качеств является наиболее уязвимым для новичка, потому что новичок ещё не успел освоиться со своими новыми качествами и возможностями, и пока это не произошло, космические социальные паразиты пытаются подчинить себе новичка и завладеть подобным образом его возможностями.