Николай Левашов

Зеркало моей души

Том 1. Хорошо в стране советской жить…


...

11. Паразиты. Продолжение

Рабочая неделя прошла на работе, как обычно. После своей официальной работы я занимался своими собственными исследованиями и экстрасенсорным воздействием на своих пациентов. В конце 1987 года в «Комсомольской правде» была опубликована статья «Экстрасенс в зеркале физики», в которой описывались результаты исследования экстрасенсов, в частности Джуны, в одной из лабораторий Института Радиофизики и Электроники Академии наук СССР. В статье делались выводы о том, что экстрасенсорное воздействие есть ни что иное, как слабое тепловое воздействие на, так называемые, зоны Захарьева-Гета — участки поверхности кожи пациента, которые являются проекциями внутренних органов человека. И именно слабое инфракрасное излучение, исходящее от руки экстрасенса, по мнению специалистов, как сообщила газета, оказывает стимулирующее действие на эти зоны, в результате чего человек начинает себя лучше чувствовать.

Для любого человека, хоть немного понимающего физику, такое заявление было очевидным абсурдом, даже если он (человек) ничего и не знал об экстрасенсорике. Ведь инфракрасное излучение от руки человека по своей сути, ничем не отличается от любого другого слабого теплового излучения в природе. Тепловое излучение от свечи, лампочки, от батареи отопления и т.д. также воздействуют на всё те же зоны Захарьева-Гета, но никакого лечебного воздействия на больного человека они не оказывают. Конечно, инфракрасное излучение занимает определённый диапазон электромагнитных колебаний, и интенсивность излучения может варьироваться от очень малой до очень мощной, но излучение одной и той же интенсивности и частоты от разных источников должно оказывать тождественное действие на зоны Захарьева-Гета человека, чего не наблюдается, и это означает ошибочность выводов, изложенных в газете. Поэтому мне было интересно узнать, является ли эта информация преднамеренной дезинформацией населения страны или полнейшей слепотой и невежеством «учёных». Лично мне было важно выяснить для себя, что же было на самом деле — первое или второе!

Так получилось, что перед самым Новым Годом меня послали в Москву, чтобы я доставил в главный офис нашего института ряд документов из харьковского филиала. Я приехал в Москву утром в пятницу, 25 декабря и быстро найдя нужный мне адрес, передал, куда нужно было отчёты из нашего филиала и отправился на поиски Института Радиофизики и Электроники АН СССР. Там мне удалось перехватить академика Гуляева, который курировал лабораторию, в которой изучали экстрасенсов. По понятным причинам, её адрес в газетной статье не указывался. Я представился ему, как молодой радиофизик, тоже изучающий экстрасенсорное воздействие и сказал, что мне очень хотелось бы побывать в лаборатории, изучающей эти явления и проконсультироваться с учёными. Я чтобы избежать расспросов, решил не уточнять, что я изучаю экстрасенсорное воздействие по своей собственной работе. Академик Гуляев дал мне адрес этой лаборатории, и я выяснил, что сотрудники будут там и в субботу утром, так как они ожидают какую-то делегацию.

На следующее утро с большим трудом мне удалось найти нужный мне адрес. Лаборатория находилась недалеко от метро, в одном из бесчисленных московских переулков. По указанному адресу не было никаких вывесок, указывающих на то, что здесь находится научная лаборатория. Это меня немного смутило, но я, тем не менее, нажал кнопку звонка. К моей радости, человек, открывший мне дверь, подтвердил, что я не ошибся. Я сказал ему, что адрес мне дал академик Гуляев, и я хотел бы встретиться с кем-то из сотрудников лаборатории. Меня проводили в кабинет, где находился заведующий этой лабораторией профессор Годик. Я изложил ему ту же версию, что я тоже изучаю экстрасенсорное воздействие, и что мне хотелось бы получить, если это возможно, представление о том, что они делают и к каким выводам пришли. Если бы я сказал, что я сам ставлю эксперименты и сам себя изучаю, вполне можно было ожидать реакцию, как на психически больного человека. Мне нужно было получить объективное представление об интересующих меня явлениях, а не реакцию на человека, у которого «не все дома».

Профессор Годик рассказал мне, что в их экспериментах, если между Джуной и пациентом помещали стекло, то никакого её воздействия на пациента не наблюдалось. Из этого они и сделали вывод о том, что природа воздействия экстрасенса имеет тепловую природу в силу того, что стекло не пропускает оное. А когда я сообщил ему о том, что в моих экспериментах экстрасенс воздействовал на пациента на расстоянии в тысячи километров, а также через стены и т.д., он с удивлением посмотрел на меня и сказал: «Молодой человек, если это так, то можно считать нобелевская премия у Вас в кармане!». По его интонации я понял, что он считал, что меня, как молодого учёного, «водят за нос» какие-то проходимцы, которым я почему-то верю. Я не стал его переубеждать по вполне понятным причинам. Особенно долго побеседовать с профессором Годиком у меня не получилось, так как появилась запланированная делегация, и он, извинившись, пригласил одного из своих сотрудников и попросил его показать лабораторию и приборы, и рассказать о результатах исследований, за что я ему очень благодарен.

Старший научный сотрудник, имени которого я не запомнил, рассказал мне о работе лаборатории и о проведённых экспериментах. Они исследовали слабые свечения человеческого тела, излучения электромагнитного поля и т.п. И при этом совершенно не понимали, что же всё-таки они ищут и исследуют. Другими словами, они вели слепой поиск так, как они понимали задачу, а задачу они не понимали совсем. Когда я упомянул, что в моих экспериментах экстрасенс мог видеть внутренние органы человека в цвете и объёме и управлять своим видением по необходимости и получать конкретную информацию о состоянии органов и человека в целом, и что эта информация полностью совпадает, а часто предвосхищает информацию, получаемую врачами на самых современных приборах, этот человек посмотрел на меня с сожалением и спросил:

— Молодой человек, сколько лет Вы занимаетесь физикой?

Когда я ответил на его вопрос, он с достоинством ответил:

— Вот, когда Вы с моё проработаете, не будете верить разной ерунде, которую Вам будут говорить ваши подопечные, ведь, чтобы увидеть внутренние органы, человек должен излучать рентгеновское излучение огромной мощности, что просто невозможно!

Он даже не мог предположить, что могут существовать другие методы получения информации, сопровождающие принципиально новые возможности человека. Он даже не допускал возможности этого и мыслил только в пределах привычных для него понятий. Когда я понял уровень ограниченности представлений, в принципе хороших, но совершенно слепых для науки людей, я в очередной раз подумал о том, что я избрал правильную тактику, сказав о том, что я только, как учёный, исследую экстрасенсорное влияние. Такая легенда позволила мне получить максимум информации, не обращая внимания на личное отношение оных специалистов к информации о возможности или невозможности внутреннего видения и дистанционного воздействия, не говоря уже о возможности смещения в прошлое или будущее и т.д.

Оказалось, как я и предполагал, никакого представления о природе экстрасенсорики в этой лаборатории не имелось, а наблюдалась очередная научная профанация, за наукообразностью терминов скрывающая вопиющее невежество не только в экстрасенсорике, но и в самой обыкновенной физике. Конечно, подобное положение вещей меня огорчило и ещё больше убедило в том, что мне следует самому продолжать свои исследования, не ожидая от официальной науки ни поддержки, ни помощи. И я продолжил своё одинокое «плавание» через открывшийся мне океан неизведанного. Я понял, что рассчитывать надо только на свои силы, и что мои открытия, если такие ещё будут, навряд ли будут восприниматься ортодоксальной наукой с открытыми объятиями; скорее всего, так называемая, «наука» будет злейшим врагом всего того, что я делаю, но я надеялся, что всё-таки найдутся настоящие учёные, для которых будет важна истина и прежде всего истина, а не их собственное положение. И на моём жизненном пути такие люди встречались, хотя, к сожалению, их было немного.

Это была моя последняя попытка обращения к официальной науке для нахождения ответов на интересующие меня вопросы. К сожалению, «наука» оказалась в состоянии слепого «котёнка» в гораздо большей степени, чем я сам. Попав на незнакомую территорию, не следует обращаться за помощью к слепому для выяснения нужного направления. После этого я уже не искал никаких соприкосновений с официальной наукой, а пошёл только своим путём, надеясь только на самого себя…

Я вернулся, как обычно, в Харьков, в понедельник утром и прямо с поезда отправился на работу. Последние дни 1987 года были обычными, ничем особым не примечательные. 31 декабря в четверг, на работе был сокращённый рабочий день и после обеда я был уже дома, в своей комнате, которую я снимал тогда. Ещё с утра я чувствовал себя как-то странно, ближе к вечеру я чувствовал, как буквально горю изнутри, хотя температуры у меня не было. Ощущение было не из приятных, такое, как будто по тебе проехал танк. Чувство «раздавленности» было весьма реальным. Я еле дополз до своего дивана и буквально распластался на нём. Причина такого состояния была для меня непонятной. На простуду или грипп это состояние ничуть не походило, воспаления лёгких или бронхита тоже не было. И именно в этом состоянии раздавленности и внутреннего горения я встретил Новый 1988 год. На следующий день я чувствовал себя значительно лучше, но, тем не менее, внутреннее горение полностью не исчезло.

Только 2 января я сообразил направить поиск причины своей проблемы не внутрь себя, а вовне. И каково было моё удивление, когда я практически сразу обнаружил причину своего столь необычного состояния. Я оказался прав, моё состояние не было связано с какой-нибудь инфекцией в моём организме, а с направленным на меня внешним воздействием. Причём, воздействием сознательным и преднамеренным для того, чтобы уничтожить меня физически. Поняв, что со мной происходит, я смог блокировать разрушающее воздействие и сумел нейтрализовать воздействующих на меня. При этом мои «нейтрализаторы» оказались, как в смерительных рубашках. Остановив таким образом своих терминаторов, я получил возможность побеседовать с ними. И вот, что я при этом выяснил. Мои «ангелы смерти» были посланы из внешней паразитической иерархии для того, чтобы разобраться с тем, что произошло с одним из элементов их системы, созданной ими на Мидгард-Земле.

Как оказалось, паразитическая система, которую я уничтожил, имела своих хозяев из далёких миров, и оказывается, что проблема паразитизма не является проблемой только нашей планеты, но проблемой и нашей галактики, и нашей Вселенной (позже выяснилось, что не только нашей Вселенной). И эти хозяева послали на Мидгард-Землю свою группу быстрого реагирования, чтобы она (группа) на месте разобралась, что к чему, восстановила былой «порядок» и наказала виновных. Как понятно из сказанного выше, виновным такого «вселенского переполоха» был я, и посланные приступили к моему наказанию, и наказанием было моё физическое уничтожение, к которому они и приступили со всей мерой ответственности. Мне повезло в том, что к моменту моих столь решительных действий, приведших к полному уничтожению паразитической системы, я уже довольно активно перестроил свой мозг, своё тело и создал (как оказалось) весьма мощные и действенные структуры мозга и ещё многое другое. Именно поэтому действия группы «быстрого реагирования» космических паразитов не привели к моей смерти. Вполне возможно, что если бы я не сообразил обратить свой взор на «небеса», то неизвестно чем бы всё это для меня закончилось! Но теперь, остаётся только гадать об этом, и у меня нет никакого желания возвращаться в своё прошлое и смотреть, что бы было при другом раскладе. Так или иначе, я обратил внимание на космических терминаторов, и мне удалось, благодаря созданным мною ранее новым качествам и структурам мозга, превратить охотников в «дичь».

Я прекрасно понимал, что терминаторы — только исполнители и выполняют отданный им приказ, и что нейтрализация их не решит проблему, так как вместо них обязательно будет новая группа терминаторов, вполне возможно более мощная и многочисленная. Поэтому единственным способом, по моему мнению, не допустить появления очередных таких групп, было разобраться с теми, кто эти группы посылает. У меня не было особого выбора, времени на раздумывание и подготовку; мне бы никто не дал возможности подготовиться, как можно лучше, поэтому я принял решение действовать немедленно, с тем уровнем готовности и возможностей, которые были на тот момент. В таких ситуациях никогда не знаешь, хватит ли у тебя сил, качеств, гибкости и подвижности ума для того, чтобы выйти победителем из такой войны. Ведь выходя на поле боя один, ты совершенно не знаешь с каким «змеем-горынычем» придётся сражаться, сколько у него будет «голов» и каким образом и чем эти «головы» можно отделить от «тела». Неизвестно и то, сколько «змеев-горынычей» выйдет против тебя на поле боя, и будут ли они сражаться по правилам рыцарской этики, когда все вместе не нападают на одного.

На своём личном опыте я убедился, что все противники, с которыми мне приходилось сталкиваться, не воспитывались на романах о рыцарской чести и воинской доблести, а напоминали скорее всего стаю гиен, которые нападают со спины или на спящего, или утомлённого, или раненого противника. Поэтому, даже получив определённые повреждения от первого отряда терминаторов, я решил немедленно начинать действовать и действовать против всей системы сразу. У меня было два выбора — или действовать сразу и возможно победить или ждать неизвестно чего и всё равно принять сражение в то время когда я его не ожидаю, с ещё меньшими шансами для победы. Я предпочёл первое и не потому, что я был чрезмерно самоуверен и самонадеян, а потому, что у меня не было другого выбора. Когда не из чего выбирать, приходится действовать в условиях со многими неизвестными и выяснять эти неизвестные в ходе боевых действий и во время оных находить в очень сжатые сроки новые решения, менять себя в ходе сражения и создавать условия для возможной победы.

Дело в том, что, несмотря на качественные изменения и преобразования, которые я сотворил с собой, об очень многом, с чем мне приходилось сталкиваться в подобных ситуациях, у меня не было никакого представления, в то время, как у моих противников это представление было. Вполне возможно, что у меня было что-то такое, чего не было у моих противников, но и они обладали многими качествами, которых не было у меня. Всё, что для меня было неизвестно, и чем владела «та» сторона, было весьма опасно для меня. На основании своих представлений я создавал себе разные системы защиты, которые, вполне возможно, были весьма эффективны до той поры, пока противостоящая сторона не находила в моей системе защиты лазейки и … наносила в эту брешь или бреши свой удар или удары. Если мои противники имели свойства и качества, которых у меня не было или я не имел представления о них, это было равносильно тому, что я не имел защиты вообще и поэтому, удары наносились всегда именно туда. И естественно, наносились удары для моего уничтожения. В этой «игре» ставкой была моя жизнь.

Очень часто в моём распоряжении было несколько секунд, а иногда и меньше для того, чтобы найти под ударами брешь или бреши, выявленные в моей защите именно в результате этих ударов направленных на моё уничтожение и наработать себе, не выходя из боя, отсутствующие у меня свойства и качества. Именно только в этом случае возникает возможность залатать бреши в моей защите и после этого достойно ответить врагам, используя уже мои собственные преимущества. Очень часто, выявив с помощью ударов противостоящей стороны свои пробелы и создав, выявленные столь необычным образом, отсутствовавшие у меня качества и свойства, я не только создавал их для себя, но и с учётом их, нередко создавал что-нибудь эдакое-новенькое, чего до этого не было ни у меня, ни у моих противников. И всё это происходило во время боевых действий! Конечно, я делал это, не зная, получится у меня что-то из этого или нет, но другого выхода у меня всё равно не было. Если бы я не делал этого, то весьма вероятно, к радости некоторых читающих эти сроки, их некому было бы написать.

Но, нравится кое-кому это или нет, мне пока в подобных ситуациях удавалось находить решения, и именно поэтому я в состоянии писать эти строки, вполне возможно вызывая этим возмущение моих врагов и недоброжелателей, чем я совсем не огорчён. Вообще-то я благодарен своим врагам, которые пытались меня уничтожить, за то, что, пытаясь меня убить, они выявляли у меня слабые места, указывали мне на недостатки в моей защите и часто невольно подсказывали неизвестную для меня информацию, что позволяло мне развиваться быстрее. Ведь, когда ты идёшь новой для себя дорогой и идёшь сам, то не знаешь, что и где искать. Это, как в той сказке — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что! И в подобной ситуации действия моих врагов, которым было известно многое из того, о чём я не имел представления на то время, оказывали мне неоценимые услуги, указывая своими действиями на мои упущения или неизведанное мною.

Конечно, мои враги-«помощники» преследовали совсем другие цели, но в силу того, что мне удавалось быстро находить выход из казалось бы безвыходного положения, вместо того, чтобы меня уничтожить, они выступали мощными катализаторами моего развития. Я стал шутить по этому поводу, немного переделав классиков марксизма-ленинизма, что «битиё определяет сознание». Не знаю, как для других, но для меня это было и есть именно так. Фокус такого парадокса заключается в том, что, пытаясь меня уничтожить, мои враги оказывали на меня воздействие или воздействия, используя для этого своё секретное оружие, воздействуя теми материями и такими структурами, которых у меня не было, или о которых я не имел ни малейшего представления. Но в момент применения этих материй и структур, тогда, когда с помощью оных пытались разрушать мои тела и структуры, я начинал их сканировать и анализировать. В результате этого я получал необходимую информацию для создания себе новых тел и структур, и часто это давало мне недостающие «кусочки мозаики» для создания чего-нибудь принципиально нового. И нередко найденные подобным образом «кусочки мозаики» позволяли мне сделать качественный скачок в своём развитии. Вот так-то!

Правда, при этом присутствовало несколько неприятных моментов. Действия, направленные против меня, не были для меня приятными, ведь действия были направлены на моё уничтожение, и когда это пытались осуществить, то это не вызывало у меня приятных ощущений, а сопровождалось огромными нагрузками на мой организм, на мой мозг и при этом происходило частичное разрушение меня, тел моей сущности, структур мозга и т.д. Поэтому, чтобы не позволить воздействующим на меня довести начатое ими до желаемого для них результата, я, как уже упоминал, должен был действовать очень быстро и эффективно, ибо в противном случае, меня ожидала смерть! Так что, творить новое приходилось в весьма жёстких условиях, очень далёких от оптимальных. Причём, решать проблему всегда приходилось кардинально. Нейтрализация нападающих не решала проблему, всегда приходилось решать проблему целиком, т.е. разбираться приходилось с той системой, которая посылала тех или иных терминаторов. И только после того, как удавалось решить возникшую проблему комплексно, только потом я получал возможность залечить свои собственные раны и восстановить разрушенное. И часто, с учётом нового опыта, я не просто восстанавливал себя таким, каким я был до тех или иных военных действий, а создавал самого себя в принципиально новом качестве. И действительно, кто знает, сколько лет, а может быть и жизней, потребовалось бы мне для того, чтобы сделать то, что мне удалось, не будь этих действий моих врагов, которые своим стремлением уничтожить меня во что бы то ни стало, бросали для этого всё новые и новые легионы своих слуг…

* * *

Так или иначе, мне удалось разобраться со своими противниками, и я понял не в теории, а на практике, на своей собственной «шкуре» в прямом и переносном смысле, что происходящее на нашей Мидгард-Земле контролируется силами внешними. Оказывается, что при уничтожении паразитической системы Земли, на её уничтожение, в первую очередь, среагировали те, кто создал эти системы. А создателями этих земных пакостей оказались совсем не земные «пакостники». А мы — земные аборигены — об этой внешней «заботе» не имели ни малейшего представления. Впрочем, никто из землян не знал о существовании каких-либо братьев по разуму, а уж, тем более о том, что эти «братья» по разуму могут быть вселенскими паразитами. И вполне возможно, именно эти «братья» по разуму навязали нам, землянам идею о том, что мы — одни во всей бескрайней Вселенной, чтобы им самим легче было паразитировать на нашей цивилизации. А если учесть, что уровень развития цивилизации Мидгард-Земли, мягко говоря, желает лучшего, целью этих вселенских паразитов не являются технические «достижения», а что-то другое. Но что такое может понадобиться космическим паразитам на планете с цивилизацией, находящейся на начальном этапе своей эволюции, и которая даже не завершила своего планетарного цикла развития?!

Паразитическая система, которую я уничтожил, «занималась» тем, что отбирала от миллионов людей их жизненную силу, их потенциал развития. Конечно, часть ворованного человеческого потенциала использовалась в интересах земных слуг вселенских паразитов, но ведь, часть из украденного потенциала через этих слуг поступала именно им — вселенским паразитам! Иначе они бы не среагировали на уничтожение мною паразитической пирамиды на Мидгард-Земле! Значит, именно для этих вселенских паразитов поступающий с Мидгард-Земли эволюционный потенциал земного человечества являлся важным стратегическим сырьём. Ведь именно они первыми, а не местные социальные паразиты, стали меня «бомбить» после уничтожения мною паразитической системы. Значит, эволюционный потенциал, которым обладают жители ничем не приметной на первый взгляд планеты с окраины нашей галактики и есть самое ценное «сырьё» на ней, потому, что только этот «товар» экспортируется с нашей «старушки». А то, что это именно так и есть, я имел возможность убедиться позже много раз, но это будет ещё в не столь далёком для меня будущем, а тогда я был весьма удивлён тем, что именно эволюционный потенциал жителей Мидгард-Земли больше всего интересует, по крайней мере, межзвёздных паразитов…