Глава вторая

ГИДРОЛОГИЧЕСКИЙ МИНИМУМ

Итак, мы уже знаем с вами из писем, что при плавании в открытом водоеме многих людей не покидает чувство тревоги. Так и кажется плывущему, что всюду таятся омуты и водовороты, только и существующие для того, чтобы, как сказочные чудовища, поглощать свои жертвы.

Грозное это слово — водоворот! Поговорите и с бывалыми людьми, и с мальчишками. Всегда в запасе у них найдется рассказ (неважно, свой или чужой) о том, как в весенний паводок в водовороте скрывались коряги и бревна, а порой и целые деревья, которые потом всплывали где-то далеко, ниже по течению, уже без листьев и сучьев и обязательно с ободранной корой. Как: хе должно их там, под водой, ломать и корежить! Разве, по мысли рассказчика, это не доказательство существования в воде каких-то дьявольских сил, способных затянуть человека?

«Я плыву и думаю: подо мной яма, омут, водоворот. Вот сейчас я утону, вот сейчас, сейчас», — пишет хорошо плавающая женщина, даже спасавшая других в воде.

«В 16 лет, переплывая Неву, я попал в водоворот, которые часто возникают от каменистого дна и быстрого течения. Вдруг что-то потащило меня вниз, страх мгновенно охватил меня, я стал погружаться и глотать воду…»

Читаем другие письма: «Когда повернул обратно к берегу, то в ужасе увидел, что гребу вхолостую — стою на месте! Повернул в сторону реки — то же самое! Вправо, влево — результат прежний! Меня охватил какой-то ужас. Кричать бесполезно. Вспомнил спасительную фразу: если попадешь в водоворот, то надо нырнуть вглубь и под водой по течению уйти в сторону от него. Так я и сделал. И спасся…»

«Мне было уже 22 года, когда я тонула на Волге. Тогда меня покинула уверенность в своих силах. Проплыв около четырех километров, я решила выйти на берег, но почувствовала, что мои ноги попали в водоворот. На берегу — ни души, на воде — никого, впереди — обрывистый берег. Помощи ждать неоткуда. Появился страх, но сила воли победила. Пока барахталась, была па месте, а легла на спину отдыхать — берег вроде стал ближе. Снова барахталась, силы покидали меня. Вспомнила детскую забаву: когда щепку бросишь в водоворот, то она обязательно выплывет и прибьется к берегу. Применила этот способ. Время от времени ложилась на спину, и, когда водоворот потерял силу, я выплыла. Меня просто выбросило, как щепку».

Вы заметили! Пока женщина в панике барахталась, она оставалась на месте, изматывая себя ненужной борьбой. А пустила себя по воле волн, легла на спину, почти не делая движений, и благополучно поплыла по течению.

«На стыке двух рек мою младшую сестренку 15 лет затянуло в водоворот. Кинулась ее спасать и сама попала. Ведь по законам физики центробежная сила отталкивает, поэтому надо держаться на обочине водоворота и найти слабое место, чтобы вырваться из него. Я вырвалась…»

Как видите, существуют целые теории о выходе из водоворота: здесь и глубинные ныряния, и поиски слабого места на обочине водоворота. На основании услышанных еще в детстве разговоров, ранних впечатлений па всю жизнь формируются у нас «водные» взгляды и представления. Человек взрослеет, получает образование, набирается опыта, а где-то в подсознании живут эти детские страхи перед водой. И вот парадокс: многие убеждены, что чем тише течет река, тем она коварней, почему-то именно в спокойной глади воды чудится им скрытая угроза.

«На Днестре много тонут в водоворотах, потому что река медленная», — сообщает из Одессы аспирантка технического вуза.

Пишет хорошо плавающий человек, совершавший в море большие заплывы: «Тонул я в пруду нашего парка. Совершенно неожиданно меня стало затягивать (это в пруду-то — Е.С.). Причем сначала я поддался этой силе, а потом сделал несколько резких гребков в сторону и совершенно спокойно ушел от водоворота. Даю вам слово, что никогда раньше не читал о данном способе спасения. Только через несколько недель после того случая я прочитал о нем на стенде, который был установлен в Зеленогорске на пляже».

А мужчина 30 лет, занимающийся парусным спортом, считает, что, кроме страха, может быть еще одна важная причина гибели купающихся: «Где-то я читал, что под обычной рекой текут подземные реки. В каких-то местах эти подземные реки соединяются с обычной рекой, образуя те воронки, в которые засасывает в буквальном смысле… Ну и что делать, если окажется подземный тоннель, по которому вода из обычной реки идет в подземную? А ведь вероятность попадания в такой тоннель довольно высока, если проплыть вблизи него…»

Оказывается, печатные издания повинны иногда в наших неверных представлениях о процессах в природе. Ошибки можно встретить даже в учебниках, причем они кочуют из одной книги в другую без проверки, как незыблемые утверждения, пока не подвергнутся опровержению.

Когда речь заходит о водоворотах, редко кто воздержится от совета, как надо вести себя, попадая в их зону. К сожалению, эти рекомендации не всегда соответствуют истине, а главное, поддерживают у читателей представление об опасности водоворотов и тем самым укрепляют страх перед водой. Читая подобные советы, думаешь, что они принадлежат людям, купавшимся только в ваннах, а не в реках. Однако создатели книг — заслуженные спортсмены или уважаемые корифеи в своей отрасли. Что касается водоворотов, то авторы, по-видимому, без проверки, ничтоже сумняшеся, используют рецепты предыдущих поколений. Вот что пишется в одном из хороших руководств по плаванию: «В быстрых реках пловец может попасть в водовороты различной степени мощности. Попав в водоворот, пловец должен энергичным рывком постараться пересечь центробежную силу вращения воды. Если это не удается, и водоворот осиливает и затягивает, нужно, соблюдая спокойствие, набрать воздуха, нырнуть в косом направлении по течению и удалиться от опасного места…» Эти строки обращены не к осваивающим начальный курс плавания, а к уже имеющим достаточную подготовку, чтобы принять участие в дальних проплывах!

А вот другой учебник: «Не менее опасны для купания места, где имеются водовороты или холодные и быстрые течения. Определить водоворот можно по вращению воды. Надо заблаговременно отплыть в сторону или, в крайнем случае, интенсивно проплыть это место в горизонтальном положении, не опуская ног. При затягивании в воду, необходимо быстрым движением податься в сторону. Если же этого сделать не удается, то не следует выполнять лишних бесцельных движений. Надо сделать глубокий вдох и погрузиться под воду, а затем энергичным гребком руками и ногами выплыть из «воронки», диаметр которой с глубиной уменьшается».

Это были выдержки из недавних книг. Посмотрим, что же писалось о водоворотах в «прапраисточниках». В изданном в Петербурге в 1914 году «Самоучителе искусства правильно плавать» под названием «Современный пловец», автором которого являлся преподаватель плавания Пажеского Его Императорского Величества корпуса магистр плавания 1-й степени ротмистр А. Л. Носович, можно прочесть следующее: «У нас едва ли можно встретить настолько сильный водоворот, чтобы он мог представлять серьезную опасность. Но при половодье больших рек, в особенности, когда пловец уже ослабел, возможно появление таковых, которые могут представлять опасность.

Если пловец чувствует, что водоворот его осиливает, то лучше всего: а) лечь на спину, б) отдаться во власть воды, в) хладнокровно отдыхая, собраться с силами, г) в момент погружения в воронку водоворота набрать воздуха, как при нырянии, и, когда водоворот, втянув пловца в воду, ослабеет, выплывайте на поверхность в косом направлении и удаляйтесь от водоворота».

В отличие от своих последователей, которые развивали тезис о водоворотах главным образом в сторону устрашения и преувеличения их опасности, сам Носович наряду с ошибочными советами высказал мысль, которую я бы выделил как самую главную и ценную из всего, что говорится о водоворотах: «У нас едва ли можно встретить настолько сильный водоворот, чтобы он мог представлять серьезную опасность». Однако замечу попутно, что в зоне водоворота не место отдыхать и не время отдаваться во власть воды. Уж если пловцу выпал столь редкий жребий попасть в водоворот, то, конечно же, надо действовать хладнокровно, но не погружаться под воду и не уходить в «косом направлении». Но об этом подробнее в конце главы.

Еще большее огорчение вызывают дезинформация и путаные формулировки, встречающиеся в научно-популярной литературе. Так, в безусловно интересной и полезной для школьников «Занимательной физике» Я. И. Перельмана в статье «Отчего притягиваются корабли», где речь идет о принципе Бернулли, пишется буквально следующее: «Итак, притяжение кораблей обусловлено всасывающим действием текущей воды. Этим же объясняется и опасность быстрин для купающихся, всасывающее действие водоворотов. Можно вычислить, что течение воды в реке при умеренной скорости 1 м/с втягивает человеческое тело с силой 30 кг! Против такой силы нелегко устоять, особенно в воде, когда собственный вес нашего тела не помогает нам сохранять устойчивость…»

Но если бы это было так, то никто из плавающих в реках на расстоянии 30–50 метров от берега или осмелившихся заплыть на середину реки не вернулся бы из воды живым. Ибо скорость 1 метр в секунду есть 3,6 километра в час — приблизительная скорость течения большинства равнинных рек, а» например, максимальная сила тяги, которую при плавании кролем на груди способен развить мастер спорта, как показали исследования, достигает 22–22,5 килограмма. Причем у пловцов второго разряда зафиксированы соответственно величины лишь в 9—10 кг. Куда уж тут второразрядникам: мастера спорта и те не смогли бы сопротивляться «всасыванию текущей воды» с силой 30 кг.

Трудно сказать, по каким формулам производился расчет всасывающей силы воды (термин, кстати, совершенно неудачный), но тезис о втягивании в водоворот, в быстрины не выдерживает никакой критики. А ведь не исключено, что в таком вот виде эта «истина» преподносится и на уроках физики, когда для более углубленной проработки материала учителя привлекают дополнительные пособия или адресуют ребят к научно-популярной литературе. Скольким же поколениям любознательных школьников за полстолетия удалось внушить, что «текущая вода всасывает человека»!

Однако вернемся к письмам. Вы заметили, что их авторы почти единодушны: тянет! Но ведь это те, кто не задавался целью трезво проверить, кто с младых ногтей считает: водовороты есть всюду, и они опасны. А кто сознательно заплывал, чтобы испытать на себе их действие— за быки мостов, в крутящиеся струи, в стремнины на быстрых реках, — утверждает: «Не тянет». Пишет женщина, ветеринарный врач по профессии: «Воронки я тоже старалась испытать. На реке Селенге во время ливней вода несется с огромной скоростью, на ее поверхности хорошо видны всякие воронки, завихрении. И сколько бы я ни заплывала, ни одна воронка не могла меня втянуть в себя…»

Так все-таки тянет или не тянет? Давайте сообща разбираться. Движется ли тело в неподвижной воде или вода обтекает недвижимое тело, в аэрогидродинамике не имеет значения. (Например, авиаконструкторы закрепленные модели будущих самолетов «продувают» в аэродинамической трубе.) Это позволяет в домашних условиях провести простые опыты. Налив воды в таз или ванну, погрузите руку на глубину 8—10 см и выполните под водой плавный горизонтальный гребок сомкнутыми пальцами. Вы увидите, что над рукой создается зона перемешивания с крохотными вращающимися на поверхности ямочками-кнопками. Первый вывод, который вы вправе сделать как исследователи: при возмущении слоев вода в силу текучести образует вращающиеся вихри. В стоячей воде они вскоре успокаиваются, а в текучей стихают по мере удаления от очага возмущений.

Рождение вихря приводит к тому, что центробежная сила отжимает воду в стороны от мимолетно существующей оси вращения… В слабом вихре или при тихом течении на поверхности образуются ямки; при быстром течении могут возникать воронки до нескольких десятков сантиметров (их называют еще «вьюнами»). Закручивающиеся вихри при сильном гребке веслами хорошо видны в безветренный вечер или утро, когда лодка движется по зеркальной воде и ее след за кормой отмечен двумя рядами долго не исчезающих воронок.

Опыт второй. Опустите ладонь ребром на ту же глубину и сделайте очень плавный гребок. За рукой не возникает заметных возмущений. Чуть быстрей движение — и обнаруживается знакомая картина завихрений. При сильном гребке возникает интенсивная турбулентность. Отсюда напрашивается второй вывод: чем медленней течение, тем слабее перемешивание слоев. И наоборот: чем больше скорость, тем интенсивнее вихреобразование. Гидрологи обнаруживают турбулентное движение во всех текучих водоемах, что вызвано неровностями дна и берегов, поворотами русла, перепадами глубин, колебаниями уровня воды, пульсациями потока.

Наконец, о тех воронках, которые действительно затягивают. Впервые мы встречаемся с ними в миниатюре, выпуская воду из ванны, в раковине: видно вращательное течение жидкости с уходящей к сливному отверстию конусовидной воздушной полостью. Вихревые воронки возникают главным образом потому, что жидкость к сливному отверстию устремляется с разных сторон с разными скоростями, что обусловлено несимметричным расположением сливного отверстия, формой дна, стенок, неровностей на них. Неравномерность подхода жидкости создает закручивающий момент, возникает стойкое вращательное движение. При этом, чем ближе к центру вихря, тем больше скорость вращения.

С возрастанием скорости центробежные силы, отбрасывающие жидкость к периферии, начинают превышать силы гидростатического давления. Цельность жидкости с этого момента нарушается, происходит прорыв воздуха, образуется «воздушный шнур» воронки вдоль «оси» вращения, который более широк в верхней своей части.

Воронкообразование в жидкости со свободной поверхностью — так называют этот процесс специалисты — наблюдается там, где происходит сток воды, например о ванне; когда создается разница уровней по обе стороны от подпора при сбросе воды— в камерах шлюза, в верхнем бьефе строящейся ГЭС при пропуске ее через донные водосбросы плотины. Кстати, в гидротехнике воронкообразования стремятся не допустить, ибо прорыв воздуха в воронку снижает пропускную способность водослива,

Теоретически подковавшись, обсудим теперь критично то, что излагается в некоторых письмах. В одном из них приводится мнение, будто в реках есть участки русла, где вода устремляется в подземный рукав, образуя начало глубинной реки. Там-де и могут возникать воронки, затягивающие людей. Да и как, в самом деле, мыслить иначе, если газетные страницы, извещая об успехах буровиков в изыскательских партиях, пестрят броскими заголовками: «Двухэтажная река», «Река под рекой»… Как тут не поверить в воронки?

Выражения «подземная река» пли «подземное море» не следует понимать буквально. В таких случаях речь идет о мощных по толщине или огромных по протяженности водоносных пластах, породах, поры и щели которых заполнены водой. В силу геологических условий она может находиться под большим давлением, поэтому скважины выбрасывают на поверхность фонтаны пресной или минерализованной воды.

«Подземные реки» не возникают путем разветвления русла на наземную и глубинную части, как раздваиваются тоннели метрополитена. Подземные воды существуют независимо от поверхностных рек и могут располагаться на различной глубине в несколько водоносных этажей. Лишь верхний из них — горизонт грунтовых вод — связан с реками, питая их. Уровень воды равнинных рек, в свою очередь, может поддерживать горизонт почвенных вод. Однако этот взаимообмен не происходит через устья типа колодцев или горловин «скрытых» рек, а осуществляется путем фильтрации. В пределах Советского Союза есть реки, никуда не впадающие. Однако и они не уходят под землю, а расходуются на орошение или пересыхают и теряются в песках.

Здесь хочется сказать о боязни ям в реках. Над понижениями дна не возникает затягивающих течений. Завихрения рождаются обычно за препятствиями потоку, а не в местах расширения русла, какими являются всякие «ямы».

Надо полагать, каждому приходилось наблюдать детские игры на берегу: у кромки воды в плотном песке роется яма, но она тут же наполняется водой, края ее оседают. Оставленная в покое, она через 10–20 ми-пут почти сравнивается и исчезает. Только кучки мокрого осевшего песка рядом напоминают о недавних «землеройных работах». Нечто подобное происходит и с русловым грунтом. Дело в том, что даже при слабом течении донные наносы перемещаются, и любые искусственно созданные углубления дна затягиваются песком и илом. Так, прорытые под водой траншеи для укладки трубопровода заполняются песком в ближайшие же сутки, что вынуждает затем повторно расчищать их гидромониторами.

Естественно, что для неплавающего не только яма в воде, но и ровное дно, где слой воды выше человеческого роста, представляет опасность. Что касается страха перед омутами, то он нам достался «в наследство». Важно уяснить: ям плавающему человеку надо остерегаться не в воде, а на суше, где, оступившись, можно покалечиться. В реках же в ямы не затягивает.

Пытаясь доказать обратное, что «ямы» и «воронки» затягивают, приводят такой довод: водолазы поднимают утопленника в том месте, где он утонул: «водоворот его удерживает». Но, дорогие товарищи, это же, напротив, доказывает, что течение реки мало: труп даже не сносит! — значит, меньше условий для турбулентности. С уверенностью можно сказать, что никакого водоворота там и не было, как, по-видимому, и во всех остальных случаях, когда причину несчастья валят на пресловутые водовороты.

В народе водоворотами называют еще область выхода грунтовых вод в русло реки, когда плывущий попадает из теплой струи в холодную. К слову сказать, это не всегда родниковые выходы. Летом температура придонных слоев обычно ниже, и вертикальные циркуляции поднимают их к поверхности. Внезапная смена температур в заплыве многих пугает, и они утверждают, что их «потянуло вниз». Это впечатление ошибочно. Если не ожидать, что сейчас должна разыграться трагедия, то никаких последствий быть не должно.

Давайте на натуре познакомимся с водоворотными явлениями. Ниже того места, где берег вдается в русло подводным мысом, есть участок стойкого вращения воды, именуемый суводью, или уловом. Возникает она потому, что создается подпор воды с небольшой разницей в уровнях потока выше и ниже выступа. Отклоненные мысом струи огибают его и устремляются во впадину, образующуюся вследствие местного понижения уровня за выступом. Поскольку течение воды сохраняется, все неодушевленное плавающее, попавшее в суводь, совершив несколько вращений, уносится дальше. Чем больше скорость потока, тем интенсивнее суводь. У правого берега вода в суводи вращается по часовой стрелке, у левого — против.

Ниже суводи, а также за большими песчаными косами, вдающимися в русло, вдоль берега могут быть участки с малыми скоростями течения. Это тиховоды. Они отграничены от быстрой части полосой пены или плавающего мусора: кусочков коры, мелких веток, обломков сучьев. В тиховоде у кромки берега плавающий мусор медленно движется в сторону, противоположную течению реки. Он скапливается там иногда в значительных количествах, плотно закрывая поверхность воды на десятки метров.

На быстрых реках плот или лодку, попавшие в суводь, может развернуть и даже покружить на месте, поскольку при своих габаритах они противоположными концами могут оказаться в разных потоках. В этом смысле для судоходства повышенного внимания и особой тактики прохождения требуют участки пути, где соседние потоки имеют значительные перепады скоростей: пара сил, действующих на нос и корму судна в разных направлениях, способна отклонить его от курса и временно сделать неуправляемым. Однако человеку такие зоны ничем не грозят: в стремнине он будет снесен, а в суводи не испытает затягиваний или кружений.



ris1.png

Схема образования суводи (в плане). Каменистый или трудно размываемый выступ берега отклоняет струю в сторону середины реки. При этом создается небольшая разница в прибрежных уровнях воды выше и ниже выступа. Струи обходят его и затем возвращаются к берегу, заполняя зону пониженного уровня. Ниже выступа в пределах суводи вода движется вдоль берега в обратном направлении, таким образом в суводи происходит медленное вращательное движение воды.

Теперь о собственно водоворотах, хотя суводь была его «прибрежным» вариантом. Когда на дне лежит огромный камень, коряга или затонувшее судно, то вода, набегая на них, создает поперечный вал, хорошо различимый на поверхности реки. За валом возникает зона пониженного уровня, в которую сверху и с боков, закручиваясь, устремляются потоки воды. Чем крупнее препятствие и выше скорость, тем мощнее водоворот. Однако вследствие непрерывности тока воды поступательное движение сохраняется и все плавающее, попавшее сюда, уносится по течению.

Поскольку затягивающие воронки возникают только при сбросе воды у гидротехнических сооружений или в жестких емкостях, посмотрим, остается ли что-нибудь из водоворотных явлений, с чем полезно ознакомиться. Проходя по мосту, остановитесь у перил и последите за движением воды, где течение наиболее сильно. Позади мостовой опоры или отдельно стоящего ледореза хорошо видна широкая полоса хаотического перемешивания воды, интенсивность которого прямо зависит от скорости потока. Это типичная водоворотная зона, четко отделенная от остальной поверхности цепочкой закручивающихся вихрей. Любители острых ощущений могут исследовать ее, однако первый раз это надо делать со страховкой: пусть недалеко от вас будет кто-то в лодке.

А где найти одиночный водоворот? Задача не из легких, но не унывайте: обследовав реку на десятки километров, вы, наверное, отыщете суводь. Вездесущие мальчишки при купании любят прыгать с берега в такую «воронку». Наконец, путешествуя по рекам, вы имеете шансы встретить интересные участки, поплавать там и убедиться, что в этих местах не затягивает.

На фарватере неустраненные загромождения (камень, затонувшая баржа или карча — обрушившееся в половодье дерево с корнями) обозначаются красными буями, предотвращающими столкновение судов с подводным препятствием. Если же оно вне фарватера или на несудоходной реке и не отмечено обстановочными знаками, то и здесь водоворот заметен издали, и можно уклониться в сторону.

Когда попадание в водоворот неизбежно, надо еще за несколько метров взять направление прямо на него и (здесь можно согласиться с авторами книг), сохраняя самообладание, интенсивно проплыть это место, не опуская ног. Причем ноги не следует опускать не потому, что водоворот «ухватится за них и втащит в глубину». Нет! Если человек опускает ноги, он невольно принимает вертикальное положение и почти прекращает двигаться вперед, а все его силы идут на то, чтобы «уравновешивать» голову. Поэтому, стремясь скорее миновать зону водоворота, проходите ее вплавь без остановки. Поскольку протяженность водоворота, за редким исключением, определяется несколькими метрами, бывает достаточно десяти-пятнадцати толчковых движений ногами в сочетании с координированными гребками рук, чтобы миновать его.

Конечно, для неподготовленного пловца, с трудом проплывающего в спокойной воде 20–30 метров и уже там теряющего силы и самообладание, встреча с водоворотом может оказаться роковой лишь потому, что человек не представляет себе, что это такое и как его надо проходить. Впрочем, маловероятно, чтобы начинающие пловцы могли выйти на него: мудреная это задача — найти водоворот. Такое скорее выпадет на долю хорошо плавающего, кто даже в незнакомых местах делает далекие заплывы.

Мне довелось плавать на многих реках, переправляться вплавь через реки в Горном Алтае, неоднократно быть сбитым течением на переправах вместе с конем и добираться вплавь в одежде до берега. И не встречались мне на равнинных реках такие водовороты, как их представляет себе абсолютное большинство людей. Даже на быстрой красавице Чусовой, которую мы прошли на шлюпках от истоков до устья, водоворотов было мало.

В чем же секрет их поразительно устрашающего действия? Наслушавшись (и начитавшись) разных былей и небылиц, человек напряженно ждет проявления каких-то неведомых сил, как только оказывается в вихревых потоках. Впервые восприятие турбулентности необычно, оно пугает, теряется ощущение «послушной» воды, и человек, привыкший плавать в реках с малым течением или в стоячей воде, считает, что вот-вот начнется втягивание «в воронку» и надо сопротивляться изо всех сил.

В этих условиях он становится жертвой собственного страха, а не реальных факторов: один пловец в пруду вдруг ощутил затягивание; другой чуть не погиб в море, хотя вода была тихой и ласковой. Как правило, людям только кажется, что они попали в водоворот.

Что касается «классического» метода выхода из него, то необходимо сказать следующее: если кто-то, применив этот способ, становился победителем «в схватке с водой», то лишь потому, что после мгновений испуга и замешательства брал себя в руки и отваживался на «последнюю» меру. Когда человек плавает, не опуская голову в воду, то в страхе перед воронкой даже краткое смачивание лица от всплеска волны может показаться ему длительным пребыванием в глубинах под действием «всасывающих сил». Именно отсюда рождаются рассказы о том, что пловца «опустило на дно, а затем выбросило из водоворота в сторону».

Утверждение, что в водовороте, «если он осиливает», надо погружаться под воду, неверно, и вот почему. Отдаваясь власти стихии, вы, пусть на время, теряете ориентировку, да и под водой можно удариться о то препятствие, которое создает водоворот, хотя обычно интенсивное смешивание потоков происходит уже позади преграды. Кроме того, психологически важно каждую секунду чувствовать себя хозяином положения, а не пленником. Впрочем, если вы верите в то, что «классический» метод поможет, ныряйте: сгодится все, кроме паники и страха, поскольку вам извне ничто не угрожает. Наконец, если водоворотная зона оказалась протяженной, что бывает на быстрых реках, и вам в ней неуютно, то, оценив ситуацию, измените направление и плывите к одному из берегов, чтобы пересечь ее.

Вчитайтесь еще раз в письма: устав от сопротивления в борьбе с несуществующим противником (а фактически— с самим собой), пытаясь вырваться из водоворота, многие пловцы благополучно покидали его в дрейфующем состоянии — сплавлялись! А женщина, которая в бурной Селенге специально заплывала в воронки, не заметила, чтобы ее куда-нибудь затягивало. Таким образом, попавших в водоворот спасало не то, что они вели себя «по инструкции» и единственно верно, а то, что появлялась программа осознанного поведения, пришедшая на смену панике. Даже если бы человек действовал в водовороте в противоположность тому, что предписывается, но был уверен, что поступает правильно, он бы и тут вышел победителем: сама мысль, что он поступает как надо, придавала бы спокойствие, приносила успех.