Динамика психического прогресса.

Итак, теперь самое время перейти к новому этапу нашего исследования, одновременно подчеркнув влияние на описываемый нами процесс объективных отношений. Тех самых, без которых перемены во внутреннем мире людей невозможны.

Типичными чертами человека буржуазного общества, чертами, формирующимися в нем под воздействием экономической необходимости, являются такие свойства, как индивидуализм и активность. В позднем капитализме, в эпоху которого мы живем, эти качества дополняются еще и "легкой" депрессией от невозможности творчески реализовать себя в жизни и пассивностью в вопросах малоинтересной деятельности, даже если она приносит высокий доход. Таково следствие интеллектуального и этического прогресса общества. Так же стоит отметить и садомазохистскую наклонность психики человека, которая как мы и говорили, связана с иерархичными, построенными на подавлении отношениями.

Процесс распада буржуазных отношений и складывания коммунистических, о котором мы уже немало сказали, ведет в его психическом выражении к развитию у индивидов коллективистских ориентиров вместо индивидуалистских. И это, на данном этапе, связано не только с традиционной причиной коллективных начал в психике - коллективных интересов, но и появлением нового вида потребности - потребности в общем труде. Не просто труде для себя, в своих интересах, но потребности в труде с общественнополезными, общественно значимыми результатами. Потребности в труде, невозможном без совместной деятельности людей. Этот процесс ведет к превращению современного человека из активного индивидуалиста в активного коллективиста.

Однако серьезной проблемой для психики российского человека является его пассивность. Но эта проблема, оказавшаяся неустранимой в раннем социализме с его сильными постфеодальными элементами снимается в условиях реставрированного в России капитализма, когда успешная борьба за свои экономические интересы для человека невозможна без деятельной, активной жизненной позиции. Что же касается садомазохизма, то тут вопрос решается за счет распространения в обществе более свободной морали, да и вообще новой культуры в целом. Культуры, которая подлинно признает свободу личности, демократизм в общении и отрицает естественность и полезность существования системы угнетения. Посредством вовлечения личности в такой прогресс она отказывается от сомнительного удовольствия мстить себе за унижение (себя и других) и вместе с тем становится способной на решительный отпор тем, кто осмелится посягнуть на ее внутренние и внешние свободы и права, что еще больше укрепляет ее активные качества.