Верование № 9. Вина и стыд очень полезны


...

Почему проповедь пастора Тленна мы относим к числу ложных мнений

Так где же в нашем случае таится ошибка? Воскресная проповедь, выслушанная Рэнди и Вики, содержала все основные богословские заблуждения, сопутствующие ложному убеждению, что «стыд и чувство вины полезны для нас». Теперь, разобравшись с подлинной природой вины и стыда, рассмотрим проповедь пастора Гленна с библейской точки зрения.

Пастор Гленн обожествляет совесть

Пастор Гленн утверждает, что чувство вины является признаком того, что вы в самом деле виноваты. Он принимает чувство вины за красный сигнал светофора, который предупреждает нас, когда мы согрешим. Посредством вины и стыда Бог говорит с нами!

Иллюстрацией к такого рода суждениям может быть судьба Кена.

Этот человек, весьма профессиональный в своем деле, но крайне самокритичный, принял участие в нашей больничной программе из–за тяжелой депрессии. Кен любил ближних, но обостренное чувство ответственности породило серьезную проблему вины.

Однажды утром на сеансе групповой терапии я наблюдал, как эта проблема достигла кульминации. Первые несколько минут все вели себя тихо: одни члены группы обдумывали работу, проделанную на предыдущих собраниях, другие собирались с духом, не решаясь первыми начать разговор.

Кен немного опоздал, задержавшись на медицинских процедурах. Он вошел, сел, кое–кто приветствовал его улыбкой, и еще несколько мгновений все молчали.

Кен начал обнаруживать явное беспокойство. Я наблюдал, как он ерзает на кресле, потирает руки, заметно потеет. Вскоре он не выдержал:

— Простите! Я так виноват! — вскрикнул он.

Все члены группы стали его спрашивать, за что, собственно, он извиняется.

— Я испортил вам собрание, — с раскаянием в голосе отвечал Кен. — Я понял, почему вы молчите. Я опоздал и тем самым отвлек вас, а теперь у вас не получается разговор. Мне так жаль!

Совесть Кена наказывала его за опоздание, и он счел, что упреки его совести вполне заслужены им. Кен решил, что сорвал нам сеанс групповой терапии, хотя на самом деле он ни в чем не был виноват.

Многие христиане несут бремя стыда и вины, как и Кен, но они вовсе не должны этого делать. Рассмотрим библейскую концепцию совести.

Прежде всего, мы увидим, что совесть — продукт грехопадения, она не была дана человеку изначально. У Адама и Евы не было совести, потому что она не была им нужна: они состояли в прямом нерушимом диалоге с Богом.

Кроме того, Адаму и Еве не нужно было иметь дело с этическими проблемами. Вопросы добра и зла должны были оставаться в ведении Бога и не затрагивать человечество. Бог знал: если мы будем посвящены в проблемы добра и зла, мы обратимся от отношений к правилам, от любви к закону. Нам будет важнее оставаться хорошими, нежели сохранить хорошие отношения.

Вот почему Бог запретил Адаму и Еве пробовать плод только с одного дерева — с древа познания добра и зла (см. Бытие 2:9, 17). Когда же они отведали его, Бог сказал: «Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Бытие 3:22).

Адам и Ева приобрели знание добра и зла, но они не имели той силы характера, какой располагает Бог, чтобы управиться с этой проблемой. Они были изгнаны из рая.

Изгнание было на самом деле актом милосердия. Бог отверг первую пару людей, чтобы впоследствии разрешить проблему греха через посредство Своего Сына. В противном случае люди вечно продолжали бы прятаться от Бога в Эдемском саду. Таким образом человечество было исторгнуто из рая и из прямых отношений с Богом.

В этот момент зарождается совесть, она возникает как следствие в тот момент, когда мы утрачиваем отношения с Господом, когда подчиняемся внутреннему закону греха и смерти (см. Римлянам 8:2). Это адаптация, навык различать добро и зло. Совесть стала «оценщиком», отделяющим наши «хорошие» мысли, чувства и поступки от «плохих».

Совесть — не Бог, это следствие нашего пребывания в падшем мире и в осужденном состоянии. Наш внутренний судья сочетает закон, начертанный на наших сердцах Богом (см. Римлянам 2:15), с уроками, усвоенными нами в процессе социализации. Этот судья не совершенен.

Люди, наделенные излишне суровой, отягощенной совестью, испытывают мучительное чувство вины, не совершив ничего дурного. И, напротив, люди, которым в детстве не привили понятия о добре и зле, обходятся без сожалений даже тогда, когда им следовало бы их испытывать.

Библия классифицирует три типа совести: немощная совесть, иссушенная совесть и зрелая совесть.


Немощная (незрелая) совесть. Такая совесть — сверхкритичный, склонный применять суровую кару внутренний судья, во всем находящий вину. Она заставляет нас принимать на себя гораздо большую ответственность, чем назначено Богом. Так было с Кеном.

Вот как описывает слабую совесть Павел:


«Но не у всех такое знание: некоторые и доныне с совестью, признающей идолов, едят идоложертвенное как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется»

(1 Коринфянам 8:7).


Немощная, или незрелая совесть запрещает, критикует и осуждает нас несправедливо.


Иссушенная совесть. Иссушенная, или сожженная совесть представляет собой противоположность совести немощной. Человеку с иссушенной совестью незнакомо сожаление. Так устроена совесть социопата: он попросту не испытывает сострадания к мукам других людей и живет по закону джунглей: пожирай других или съедят тебя.

Люди с иссушенной совестью, как правило, происходят из семей, в которых дети подвергались жесточайшему насилию и потому жили в состоянии вечно раскаленной ярости, или же из семей, не давших им любви и структуры. Люди, не имеющие любви и границ, превращаются в божков для самих себя.

Люди с иссушенной совестью склонны контролировать других и манипулировать ими. Павел предостерегает Тимофея против «чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил» (1 Тимофею 4:2–3).


Зрелая совесть. Со временем зрелая совесть все более приближается в своих суждениях к библейским оценкам. Когда Библия говорит о «доброй совести» (см. Деяния 24:16; Евреям 13:18; 1 Петра 3:16), она подразумевает человека, чей внутренний взор настроен на Писание. Добрая совесть не означает, что человек сделался совершенным, но она помогает точно и в соответствии с Библией оценивать свои поступки.

Наша совесть как часть образа Божьего и как следствие грехопадения меняется и растет вместе с нами. Если мы помогаем своей совести расти, мы можем все больше и больше на нее полагаться. Но нельзя забывать, что она не безупречна: приравнивать совесть к Богу столь же «разумно», как отождествлять вождя секты с Иисусом Христом.