Верование № 7. У меня есть Бог, и в людях я не нуждаюсь

Прошло более двух лет со дня нашей последней встречи с Роем. Он жил в другом штате, мы мало общались, так что когда мы наконец выбрались позавтракать вместе, нам было чем поделиться друг с другом.

Однако недостаток общения был вызван не только расстоянием, и теперь пришла пора кое–что обсудить.

Полтора года назад Рой внезапно исчез. Преуспевающий бизнесмен–христианин, бывший моим давним другом, еще накануне уверявший, что у него все в порядке, внезапно покинул свой дом, снял где–то квартиру и полностью отказался от общения.

Более года Рой не вступал в контакт с друзьями и коллегами. Он продолжал являться на работу и посещать детей, но больше никто его не видел. На звонки он не отвечал, за него это делали секретарши или автоответчик.

Друзья тщетно гадали, что случилось с Роем. Может быть, он утратил веру? Сошел с ума?

Потом совершенно внезапно Рой позвонил мне домой и спросил, можем ли мы повидаться. Мы обо всем договорились, и на следующий день он прилетел в наш город.

За завтраком Рой рассказал мне свою историю. Примерно год он был занят чрезвычайно напряженной работой, которая отнимала у него последние силы. Рой страшно устал держаться, сцепив зубы, да еще и других подбадривать.

— Трудные были времена, — поделился он со мной, — и я знал: если мне приходилось так скверно, другим было еще хуже.

Рой не выдержал напряжения и впал в депрессию. Он посвятил в свои проблемы очень немногих людей.

— Возьми отпуск, — посоветовал ему кто–то, — оживи свои отношения с Богом.

— Займись личной инвентаризацией, — сказал другой. — Похоже, ты позабыл о работе Духа ради более низких приоритетов.

А третий сказал:

— Вспомни: «Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня».

Рой стал больше времени посвящать чтению Библии и молитве. Из–за стресса он все равно просыпался ни свет ни заря, так что теперь мог использовать утренние часы для духовных упражнений. Депрессия тем не менее не отступала, черное, безнадежное отчаяние поглотило Роя.

Когда депрессия полностью одолела Роя, эмоциональная мука сделалась настолько невыносимой, что он зарядил свой револьвер, готовя себе единственно возможный, как ему казалось, выход. Но прежде чем осуществить свой план, он решил сделать последнюю попытку: удалиться от всего на несколько недель и выяснить свои отношения с Богом.

Последний раз помолиться. Последний раз почитать Библию. Если до сих пор ему не удавалось найти контакт с Богом, вдруг сейчас получится?

Не получилось. Часами Рой молился, не поднимаясь с колен, читал Писание, вдумывался в каждое слово, отыскивая за ним Бога, но депрессия становилась все сильнее.

— Однако ты остался среди нас, — напомнил я Рою. — Что же случилось?

— Очень странная вещь, — ответил он. — Я уже решился покончить с собой, и тут в дверь моей квартиры постучал сосед и попросил одолжить ему отвертку. Я дал ему инструмент, и мы разговорились.

Этот человек не был убежденным христианином, но мои проблемы вроде бы заинтересовали его. Билл позволил мне выговориться. Я рассказал ему все о своей жизни, о своих страданиях. Как я одержим работой, как тяжело складывался мой брак, как мать издевалась надо мной, а отец нас покинул, как я продирался через школьные годы, как меня предал брат, как я обратился ко Христу и жизнь вроде бы начала налаживаться, как я отдал столько лет, стараясь отвоевать мир для Христа, и как этот крест наконец стал для меня непосильным бременем.

Билл слушал, задавал вопросы. Советов он не навязывал. Он сказал, что мне и впрямь нелегко, — вот и все. Послушав меня так часа два, он предложил мне пойти пообедать. Мы поели вместе, а потом он, в свою очередь, рассказал мне о себе.

Рой призадумался.

— Странное дело: Билл ровным счетом ничего не советовал, не разыгрывал из себя Господа Бога, он вообще не упоминал о Боге. Но после разговора с ним я почувствовал себя гораздо лучше, чем после всех разговоров с Богом. Ужасно признаваться в этом, но это правда.

Потом я познакомился с друзьями Билла. Они были похожи на него — кое–кто из них верил в Бога, но большинство не верили. Всем им приходилось нелегко, и каждый готов был выслушать другого, когда тому требовалось поделиться своими проблемами. Эти люди не просили меня, чтобы я о них позаботился, не искали у меня духовного совета. Я мог искренне рассказать им, что я переживаю, и они принимали меня таким, какой я есть.

Я испытывал угрызения совести, ведь я перестал общаться с христианами, но и покончить с собой меня больше не тянуло. Как ни странно, мне вновь захотелось молиться, хотя я уже было махнул рукой на это занятие. Представляешь себе? Я почувствовал себя ближе к Богу, оказавшись среди этих безбожников.

Прошел примерно год и во мне — как бы это сказать? — что–то прибавилось. Я понял, что настала пора возвращаться к родным, друзьям, своей прежней жизни. Теперь я снова живу дома. Меня считают сумасшедшим, потому что я никому не рассказываю о том, что со мной было. Но теперь я — сам не знаю почему — готов возвратиться к своей прежней жизни.

Рой наклонился ко мне через стол.

— Так вот о чем я хотел тебя спросить: почему мне полегчало? Почему общение с обычными людьми помогло мне? Я–то считал, что для удовлетворения всех моих потребностей достаточно общения с Богом, но оказалось, что это не так. Так как же? Библия ошибается? Бог не может Сам удовлетворить все мои нужды?

Синдром «я и Бог»

Не надо обвинять Роя в безответственности, безумии или маловерии. Давайте вникнем в эту проблему, ведь с ней сталкивается множество христиан, которые задают примерно те же вопросы.

В каком–то смысле с этим убеждением совладать легче, нежели с тем ложным мнением, которое мы исследовали в главе 1 («удовлетворять свои потребности — признак эгоизма»). По крайней мере синдром «я и Бог» допускает само наличие потребностей. Но беда в том, что такое убеждение принципиально расходится с Библией в вопросе, каким образом следует удовлетворять потребности. Люди, отстаивающие это мнение, дают лишь частичный ответ на вопрос, поскольку такой способ искать помощь если не антибиблейский, то квазибиблейский.

Синдром «я и Бог» предполагает следующее: Христос удовлетворяет все мои потребности, мы с Ним противостоим всему миру. Бог на моей стороне, и любая проблема мне по плечу. Он — пилот, я — помощник пилота, вместе мы ведем свой истребитель в великой битве жизни. Он со мной, больше мне никто не нужен.

С богословской точки зрения, это верование основывается на учении о полноте и достаточности Христа. Это учение весьма полезное, если понимать его в соответствии с Библией. Оно опирается на такие тексты, как Колоссянам 2:9–10: «Ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно, и вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти». Этот принцип достаточности Христа, если понимать его правильно, учит, что Христос печется о всех потребностях верующего — духовных, эмоциональных и физических.

Проблемы возникают тогда, когда мы начинаем истолковывать достаточность Христа, как достаточность одного только Христа, не учитывая те ресурсы, которыми Он располагает на земле. Мы наживаем себе проблемы, решив, что молитв и чтения Писания будет достаточно, чтобы поддержать нас, что депрессия, одиночество, тревога отступят только благодаря тому, что мы начнем больше времени проводить с Богом.

Это нарушающее пропорции учение — «Раз у меня есть Бог, люди мне не нужны» — предполагает, что обращаться к людям за удовлетворением духовных и эмоциональных потребностей неправильно. Наставники, проповедующие это учение, дают стандартные ответы людям, обращающимся за помощью:

• У вас недостает веры.

• У вас слишком ограниченное, мелкотравчатое представление о Боге.

• Вы полагаетесь на творение, а не на Творца.

• Вы погрязли в мирском.

• Вы погрязли в грехе.

Психология bookap

• Вы погрязли в гордыне.

И так далее и тому подобное. Поверив этой теории, человек попадает во власть депрессии, синдромов навязчивых состояний, его брак распадается — и все потому, что он отвернулся от людей, предпочтя им Бога.