Верование № 5. Однажды процесс исцеления завершится

Почему рост не должен прекращаться


...

Мы лишаемся прощения

Мы должны следить за тем, какое направление принимает наша жизнь. Как навигатор, прокладывающий путь корабля, мы должны постоянно следить за компасом на пути к зрелости и вносить необходимые изменения. На всем протяжении своей жизни мы вновь и вновь повторяем этот процесс: промахиваемся мимо цели, вносим изменения и в конце концов ложимся на верный курс.

Этот процесс был бы невозможен в отсутствие прощения.

Среди моих друзей есть несколько любителей видеоигр: они играют в клубах, магазинах, дома — повсюду. Я пытался состязаться с ними, но теперь я предпочитаю роль зрителя. Просто не понимаю, как им удается выжить посреди минных полей, в атаках пришельцев, при непрерывной канонаде. Меня потрясает быстрота их реакции.

Помните, как вы в первый раз играли в видеоигру? Скорее всего маневрировали вы неумело, чересчур пугались препятствий, ваш герой то и дело попадал в ловушки.

Если в отличие от меня вы сохранили интерес к игре, постепенно вы научились действовать осторожнее. Вы стали более метко стрелять, быстрее бегать, точнее наносить удары. Теперь вы умеете прыгать через озеро раскаленной лавы и уворачиваться от чудищ, изрыгающих пламя. Подростки, впервые садясь за руль, крутят его то слишком осторожно, то рывками, но потом они становятся мастерами. Однако даже профессионалы не оставляют руль неподвижным — они все время прикасаются к нему, подправляя направление движения.

Можно считать это аллегорией духовного роста. Человек делает очередной шаг, совершает очередную ошибку, учится на ней и делает более точный шаг. Мы движемся от младенчества к юности, от юности к зрелости (см. 1 Иоанна 2:12–14). Мы совершаем ошибки, исповедуемся и каемся в них, учитываем собственный болезненный опыт.

И здесь прощение играет ключевую роль: поскольку во Христе Иисусе нет осуждения, мы никогда не лишаемся любви, несмотря на все свои ошибки, неточные реакции, очевидные грехи.

Подумайте, что было бы, если бы прощение «не работало». Представьте себе, что мы падаем, а страхующая сеть милости нас не держит; что, сбившись с пути, мы натыкаемся лишь на изоляцию и осуждение. Вообразите, что, когда вы играете в видеоигру, вам не удалось победить черепашек–убийц; напротив, это они добрались до вас — и из джойстика вылетает заряд тока, достаточно сильный, чтобы сбросить вас с кресла.

Вероятно, отныне вы будете планировать дальнейшие шаги с куда большей осторожностью и предпочтете держаться от черепах–убийц подальше, а не охотиться на них ради пары призовых очков. Вы не захотите снова рисковать, если за ошибку вас ожидает удар током. Кривая обучения пойдет на спад. Если у вас и были задатки чемпиона по видеоиграм, больше они не проявятся — цена неудачи оказалась слишком высокой.

Когда людям советуют пренебречь длительным процессом выздоровления, вернуться к нормальной жизни, по сути дела, усилием воли сделать себя здоровыми, этих людей обкрадывают, лишая Божьего дара прошения. Им не оставляют времени для проб и ошибок, для рискованных решений и учебы, для роста, основанного на любви.

Жене обратился ко мне по поводу депрессии. Я выяснил, что он испытывает трудности, когда возникает необходимость в открытой конфронтации или проявлении инициативы. Согласно психологической терминологии у Жене был «конфликт в области агрессии».

Всякий раз, когда кто–то из коллег дурно поступал по отношению к нему, Жене сердился, пытался что–то сказать, но тут же ему становилось дурно, подступала тошнота. Когда приступ заканчивался, он чувствовал слишком большую слабость, чтобы продолжать объяснение с этим сотрудником.

Я выяснил, что в детстве любое проявление агрессии со стороны Жене натыкалось на неистовую ярость его отца–алкоголика, потому Жене и научился обходить проблемы, соблюдать мир. Он словно на цыпочках ступал в отношениях и с отцом, и со всем миром. Его агрессивные устремления подвергались осуждению и серьезной травме. Когда Жене хотел высказать истину, приступ дурноты затыкал ему рот, как прежде это делал отец. Отец осуждал агрессию Жене, а когда рядом не стало отца, его место заняла дурнота.

Психология bookap

Жене требовалось надежное окружение, где он мог бы упражняться в рискованных решениях, высказывать истину, не подвергая себя нападкам. Много времени он именно этим занимался в терапевтической группе.

В первый раз, когда Жене сказал другому члену группу, что ему не нравится, когда его перебивают, он почувствовал знакомые позывы рвоты и едва не выскочил из комнаты. Однако волна дурноты схлынула, а женщина, которой Жене откровенно высказал свое мнение, поблагодарила его за истину. Чем больше Жене тренировался говорить правду, тем более развивалась его способность совершать ошибки, брать на себя инициативу, открываться другим людям. Он перешел от осуждения к прощению.