Верование № 4. Нужно предоставить это Господу


...

Двенадцать шагов и еще одна путаница

— В течение многих лет я боролась с депрессией и перееданием, пытаясь изменить себя, — поведала мне Джейн. — Но мне становилось все хуже. Я присоединилась к группе «Двенадцать шагов» в нашей общине, и там сказали мне, что я не способна измениться, что сама по себе я ничего не достигну, только Бог может изменить меня. А теперь вы говорите мне, что каждый человек должен сам многое сделать для своего исцеления! Как это понимать?

— И то и другое верно, — ответил я. — Вы бессильны сами изменить себя, но вы многое должны сделать.

— Если я не могу сама изменить себя, какую же работу обязана я делать? Бессмыслица какая–то!

По мере того как в церкви распространялось движение «Двенадцать шагов», многие христиане, подобно Джейн, стали задаваться вопросом, каким должно быть наше собственное участие в процессе нашего освящения. Если мы бессильны, как учат на Первой ступени, то каков наш вклад в освящение? Если мы нищие духом, как учат нас Заповеди блаженства, то что можем мы сделать, чтобы оправиться от эмоциональной и духовной боли? Признание собственного бессилия переходит в уже знакомый лозунг «Предоставьте все Господу».

С одной стороны, так оно и есть: без Божьей помощи сами мы бессильны исцелить свои раны и преобразовать сложившиеся в нас схемы. Процесс исцеления и преображения мистичен, контролировать его не в нашей власти. «И спит, и встает ночью и днем, и как семя всходит и растет, не знает он» (Марка 4:27). Мы не можем вызвать исцеление и рост силой воли — они осуществляются как бы сами собой, как происходит рост растения, получившего нужные ему элементы.

Но, с другой стороны, каждый из нас может быть хорошим садовником. Мы в состоянии оберегать свои сердца, можем добровольно отдаться процессу роста и исцеления, проверить, получаем ли мы те питательные вещества, которые предназначил для нас Бог, подвергаемся ли мы окучиванию и прививкам, которые Он для нас предусмотрел, поглощаем ли воду и свет Его любви, истины и милости.

Можно перечислить по крайней мере двенадцать задач, которые мы могли бы выполнять, способствуя своему росту.

1. У нас есть возможность признать наличие проблемы. Это называется исповедью, то есть, по сути дела, согласием: мы не сможем по–настоящему измениться, пока не исповедуем истину о своем состоянии. Только когда мы признаем, что запутались, мы сможем понемногу начать выпутываться. Только тогда мы перестанем сваливать вину на других, оправдывая себя, будем просить прощение и получать его (см. 1 Иоанна 1:9).

2. У нас есть возможность исповедать свою неспособность решить свои проблемы. Мы бессильны спасти себя. Мы обязаны найти себе надежное место, где сможем сказать: «Господи, все мои попытки измениться и жить лучше провалились». Мы должны исчерпать свои возможности.

По большей части мы терпим поражение оттого, что пытаемся разрешить свои проблемы усилием воли или иными средствами самосовершенствования. «И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова», — пишет Павел (2 Коринфянам 12:9). Перестаньте прошибать стену лбом — это обрекает вас на все новые поражения. Иногда приходится оставить эти попытки и смиренно ждать.

3. У нас есть возможность попросить помощи у Бога и людей. В этом суть смирения: мы признаем, что в одиночку не справимся со своими проблемами, будь то сексуальная ориентация, транжирство, депрессия или расстройство пищеварения. Мы не в состоянии положить этому конец, но мы можем искать помощи у Бога и других людей. «Просите, и дано будет вам» (Матфея 7:7). Как говорит Иаков, Бог хочет помочь нам: «Желаете — и не имеете… потому что не просите» (Иакова 4:2).

4. У нас есть возможность продолжать поиск и постоянно просить Бога и окружающих открывать нам, что таится у нас в душе. Дух Божий и другие люди помогут нам увидеть себя такими, какие мы есть. В Псалме 138 Давид просил Бога показать, что с ним не так, и эта его просьба обнажает ту сокрушенность духа, которая нуждается в любви, и ту греховность, которая нуждается в прощении, чтобы с ней можно было покончить. В терминах «Двенадцати ступеней» это называется постоянной «моральной инвентаризацией». Мы должны позволить Богу изменить те аспекты нашей души, которые нуждаются в изменениях.

5. У нас есть возможность отвергнуть зло, которое мы обнаружим в себе. Покаяние открывает больные, дурные, злые аспекты нашей души, и тогда мы можем сказать: «Я не желаю поддерживать эту сторону своей души, эти свои побуждения. Я хочу стать другим». Например, мы можем исповедовать перед Богом и другими людьми свою склонность контролировать, а затем, выяснив, каким образом эта склонность проявляется в наших отношениях, покаяться и отказаться от нее. Изменения в характере наступают тогда, когда мы исповедуем свой грех, находим удовлетворение для подлинных своих потребностей и каемся в грехах, которые обнаружили в себе. Мы вовсе не вынуждены подпитывать греховные аспекты своей личности, мы можем отвергнуть их, позволить им уйти.

Конечно, это не очень просто. Ненависть, горечь, зависть тешат нас, похоть и обман доставляют нам удовольствие. И все же, осознав, что эти грехи разрушают нашу жизнь, мы получаем сильную мотивацию для того, чтобы отказаться от извращенного удовольствия, которое доставляют нам эти грехи. Мы можем позволить Богу удовлетворить те же потребности здоровыми и естественными способами, через посредство Его любви и любви Его народа. Отказаться от дурных аспектов своей личности, обратившись вместо них к любви, — это все равно что сменить одного друга на другого: это и смерть, и возрождение.

6. У нас есть возможность выяснить, какие потребности не получили удовлетворения в детстве, когда мы воспитывались в семье, и предъявить эти потребности семье Божьей, в которой они могут быть удовлетворены. Бог обещал «вводить одиноких в дом» (см. Псалом 67:7). В семье Божьей, в Церкви, мы найдем удовлетворение своим потребностям. Если в детстве мы были лишены какого–то важного элемента питания, теперь в Теле Христовом мы можем предъявить нуждающиеся аспекты своей души другим людям и установить надежные связи. Бог поручает сильным удовлетворять потребности слабых (см. Римлянам 15:1).

Например, если в детстве нам не хватало поддержки и наставничества отца, мы можем обратиться к членам Тела Христова, чтобы они помогли нам узнать и инкорпорировать то, чего нам недостает. Это и есть «возрастание тела в любви» (см. Ефесянам 4:13). Бог не станет в мгновение ока с помощью чуда залечивать все раны, которые нанесли нам люди. Он исцеляет нас через посредство Своего народа. Поскольку травмы нам наносятся в отношениях, исцеление тоже должно произойти через отношения. Иисус призывает Своих людей быть Его руками и обвиться вокруг друг друга. Наша проблема заключается в том, что мы слишком редко просим.

7. У нас есть возможность разыскать людей, которым мы нанесли обиду, и, когда это может помочь, извиниться перед ними, признать свою неправоту и попросить прощения. Это и есть компенсация: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что–нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Матфея 5:23–24).

Библия учит, что для примирения с Богом нам необходимо сперва примириться с другими людьми. Мы не можем считать себя правыми перед Богом, пока не приведем в порядок свои сердца, чтобы сделаться правыми перед другими (см. 1 Иоанна 4:20–21). Главное в процессе исцеления — очистить свои отношения с людьми и приложить все усилия к тому, чтобы хорошо обращаться с другими. Таким образом мы выполняем вторую из величайших заповедей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Матфея 22:39).

8. У нас есть возможность простить своих обидчиков. Исповедав свои грехи против Бога и других и получив прощение, мы можем эту же благодать передать другим (см. Ефесянам 4:32). Выздоровление и дальнейшее благополучие неразрывно связаны со способностью прощать других. Не будет нам пользы, если одной рукой мы будем принимать благодать, а другой — вершить суд (см. Матфея 18:21–35).

Прощать мы должны не только волей, но и сердцем (см. Матфея 18:35), то есть всем своим существом. Прощение — глубоко эмоциональный процесс, затрагивающий все наши чувства. Мы должны быть искренними, признавая свой гнев и боль, а не закрывать свои сердца, чтобы они зачерствели (см. Псалом 16:10; Ефесянам 4:19).

9. У нас есть возможность развивать данные нам Богом дары и способности, и мы должны пользоваться ими. Разница между «добрым и верным рабом» и «дурным и ленивым» (см. Матфея 25) заключается в том, что первый пустил свои таланты в дело. Неважно, сколько каждому из них удалось приобрести, важно, что он воспользовался вверенной ему суммой. Дурной раб даже не попытался использовать то, что получил.

10. У нас есть возможность продолжать поиски Бога. Бог обещал: если мы будем Его искать, мы Его найдем; если мы будем стучаться, Он откроет нам дверь. Он учит нас упорствовать в молитве и в поисках того ответа, которого мы ждем от Него (см. Иакова 4:2; Матфея 7:7–11; Луки 18:1–8).

11. У нас есть возможность искать истину и мудрость. Истина — это Божье откровение, данное в Библии и в Его творении. Из него мы узнаем природу Бога и вселенной. Мы можем искать мудрость, которой Он учит в Своем Слове, и прилежно изучать дело Его рук.

Мудрость — это практическое, годное к применению знание, которое мы получаем, проживая жизнь. Мы должны всей душой погрузиться в процесс жизни, учась на собственном опыте (см. Евреям 5:14).

12. Мы имеем способность следовать Богу в любви, и способность эта возрастает. Люди, любящие друг друга, «как Он заповедал нам», найдут исцеление. Те же, кто не пожелает расстаться со злобой, мстительностью, самовлюбленностью, не исцелятся. Любовь соединяет нас с другими людьми, обеспечивает взросление души. Творя любовь, мы находим наилучший путь к исцелению душевной боли.


Проводя сеансы с Джейн, я обнаружил, что она в течение многих лет пыталась преодолеть свою депрессию. Хотя Джейн была убежденной христианкой, она так и не сумела совладать со своим недугом. Годами она искала духовные ответы на свои эмоциональные страдания, пыталась предоставить все Господу, заучивала слова Писания об укорененности во Христе, молилась и размышляла.

Наконец, чувствуя себя виноватой, отчаявшись, Джейн сочла себя не способной к духовному возрождению. Она сердилась на Бога, по–видимому, безразличного к ее борьбе. Она предоставляла свое исцеление Богу несметное количество раз — что же Он так и не исцелил ее?

Обратившись к специалисту, Джейн выяснила, что ей предстоит большая работа. Она выросла в очень трудной семье и выработала определенную схему отношений — держаться от людей подальше. Она не позволяла себе впадать в зависимость от кого бы то ни было, и потому ее травмы оставались скрытыми от всех. Изоляция только усугубляла изо дня в день ее депрессию.

Джейн приступила к курсу индивидуальной и групповой терапии. Стараясь изменить свой защитный способ поведения, она начала брать на себя ответственность за ту часть процесса своего освящения, которую могла совершить только она сама. Джейн начала рассказывать другим людям о себе, получая от них любовь и утешение.

Разумеется, перемены произошли не сразу, на них ушло много времени. Это был серьезный духовный труд, но духовный не в том смысле, в каком Джейн прежде понимала духовность, — он не сводился к молитве и изучению Библии. Джейн научилась оплакивать свои утраты, принимать утешение от других людей, каяться в тех отношениях, которые затрудняли сближение с любящими людьми. Она научилась прощать тех, кто причинил ей вред, и избавляться от защитных механизмов, мешающих ей отвечать взаимностью на любовь.

Чтобы научиться всему этому, Джейн нужно было также молиться и изучать Библию. Однако ее молитвенная жизнь приобрела новое измерение: она просила Бога показать, в чем ей следует измениться, обнаружить, что скрывалось в ее сердце. Она просила дать ей отвагу для откровенного разговора с друзьями и родственниками — прежде она всегда от него уклонялась.

Психология bookap

Джейн наконец «приступила со страхом и трепетом к делу своего спасения». Она осознала, что не может просто «положиться на Бога», как некоторые советовали, что Бог, в Свою очередь, полагается на Джейн, а она должна взять то, что Он уготовил ей. Она должна была активно строить свою духовную жизнь.

Когда перемены произошли, депрессия прекратилась, а потом Джейн стала давать другим то утешение, которое сама получила от Бога (см. 2 Коринфянам 1:4). Исцелившись от ран, она сама стала целительницей, она могла любить других и вести их в ту новую, изобильную жизнь, которую даровал ей Бог. Но для этого ей нужно было сначала сделать свое дело.