Часть III. Ставка на чудо.


. . .

Глава 18. О метадействии, едином боевом лагере и обреченном путинстве.

Необычность действий и порыв к новому позволят сделать Россию по-настоящему единым боевым лагерем. И тогда каждая частичка нашей страны превратится в боевую единицу, в средство поражения врага. И поражение это пойдет непрерывно...

- Стоп! - вопит Скептик. - Вы уже договорились до того, что советуете президенту РФ действовать чуть ли не по-мафиозному. А теперь выходит, нам еще нужно вернуться к положению боевого лагеря. В тридцатые годы, что ли? Это что - всем в руки по автомату, по цитатнику вождя и по лопате? Всем по одинаковому мундиру и пайку? И на работу - строем, в ногу и с песней? Вот вы наконец-то и открыли свое истинное нутро!

...Нет, уважаемый Скептик. Не к мафии мы зовем, а в будущее. И можно быть боевым лагерем, не превращаясь в казарму. Можно быть на войне, и при этом каждый сможет носить хоть длинные, хоть короткие волосы, слушать хоть рок, хоть рэп, хоть хардкор - если уж никак без этого не может. И не надо поминать тридцатые - это уже прошедшая эпоха, в которой не было ни высокоточного оружия, ни высоких технологий и нашему выдающемуся народу пришлось ценой гигантских жертв и лишений брать новую высоту.

Реалии таковы, что в будущем мире национальные государства в старом виде отомрут. Должна исчезнуть и бюрократия. Им на смену придут более сложные организмы. И в этих новых порождениях истории никто не различит, где кончается бизнес, а где начинается война. Очень важно, друзья, первыми освободиться от остатков прошлого и сознательно пойти путем будущего. В этом, может быть, и заключается самая соль чудесной стратегии в Пятой мировой войне, в которой нам и предстоит отстоять русское право на жизнь и свободное развитие, равно как подобное право всех свободных народов.

Наш Скептик - это человек, который не видит этого будущего. Он пользуется старыми понятиями, которые давно пора зарезать беспощадной критикой или даже выбросить на свалку. Но нам не хочется корить Скептика слишком сильно: весь построенный на сегодня режим власти в РФ тянет нас пока назад и назад.

Вы никогда не задумывались над тем, почему Эр-Эф безбожно проигрывает США по всем направлениям? Или почему несколько тысяч чеченских боевиков способны противостоять 145-миллионному государству? Не потому ли, что современные политика, экономика и война слились во что-то единое и это "что-то" напоминает бой без правил? Так вот, читатель, и американцы, и чеченские сепаратисты - каждый на своем уровне, разумеется - освоили методы неразделенного действия - метадействия. У них бизнесмены, бюрократы и военные могут соединяться в сложные, нацеленные на конкретный успех системы.

А вот у нас безобразный режим с самого своего рождения стал заложником Голема. И этот Голем глубоко враждебен чудесной стратегии. Метадействие ему недоступно.

* * *

Страшная легенда о Големе родилась в Праге. Еврейский мудрец бен Бецалель, страстно желая защитить общину соплеменников от погромов, пятьсот лет назад сотворил ожившего великана из глины. Но чудовище-убийца, выйдя из послушания своим создателям, принялось убивать всех без разбору.

Сегодня некоторые исследователи считают Големом отечественную бюрократию. Особенно в свете уже нового, послеельцинского порядка в России, который несет торжество бюрократии во всем, когда под словеса о новом патриотизме и государственности везде воцаряется разъедающая и разрушающая государственность чиновничья система. В России начала 2000-х годов возрождается чиновничья регламентация во всем. Чиновники превращены в ум, честь и совесть новой эпохи.

Бесспорно, эта сила обеспечит, к примеру, президентство В.В. Путина до самого 2008 года. Но чем это кончится для нашей страны?

Падением в бездну неразвитости, жутким отставанием и потерей шансов на победу.

* * *

Жизненная необходимость для сегодняшней России - это развитие. Оставляя трон Путину в декабре 1999-го, Ельцин признался: за 1990-е годы мы отстали не только от всего мира, но и от "самих себя", от СССР 1980-х. Из более-менее развитой страны с мощными секторами высоких технологий и аэрокосмоса РФ стала бананово-металлоломной республикой ярко выраженной мафиозно-сырьевой направленности. Сейчас мы все больше скатываемся в разряд конченых стран с нищим населением, отрезанным от плодов научно-технического прогресса, а вся "элита" России напоминает падальщика, который доедает остатки советской цивилизации - советские разработки семидесятых, советские заводы и фабрики, инфраструктуру, остатки образованного слоя нации.

Сегодня главное - это не какие-то абстрактные "рынок" или "демократия", а именно полноценное развитие страны как мировой державы. Именно ради прорывов в важнейших научно-промышленных и технологических сферах можно и нужно терпеть урезание формальной демократии. Без них России - крышка. Но вся трагедия нынешней России заключается в том, что установление полицейско-бюрократического государства (а то, что именно это происходит в РФ, ясно всем) приведет к совершенно иному итогу, к новой брежневщине в самых худших ее чертах. Даже без советских прорывов в космосе и оборонке.

Самое страшное, что нам сегодня грозит - это то, что жизненно необходимые прорывы заменят бесконечным "пиаром".

Вот Путин сидит в кабине истребителя Су-27УБ (советской постройки). Вот он потрясает изношенными остатками военной мощи СССР, грозя "замочить в сортире" то чеченских сепаратистов, то Грузию, но все кончается чем-то близким к сортиру для самой РФ. Вот он смотрит в перископ подводной лодки, построенной в год Московской Олимпиады, еще при Леониде Ильиче. Даже гимн СССР, который возвратили при Путине, написан в 1936-м, при Сталине. В экономике впечатляющие прорывы сводятся к махровой гайдаровщине, которая не приносит ровным счетом ничего, кроме очередного спада. И вообще все получается, как в анекдоте про Брежнева: ничего, что наш поезд стоит - давайте закроем окна, начнем раскачивать вагоны, а весь пар пустим в гудок. Ну, в данном случае все сводится к бесконечным телемостам, пустословным интервью и "общениям с народом" через телик с Интернетом.

Безусловный прорыв есть только в одном: с каждым годом бюрократия в деградирующей стране ширится и разветвляется, и теперь рать нарочито серых и безликих людей двинула в политику. Нам в вожди навязывают субъектов с лицами, похожими на вареную картофелину, но с трехдневной щетиной на щеках, и с этой картофелины глядят глаза трусливо-подловатой, совсем уж беспородной дворняги. И даже телодвижения у этого существа какие-то робкие, вороватые. Или же карикатурно заурядные личности, которых и родная мама не узнает, стоит им сменить неизменный серый пиджак на что-то иное. При этом они в массе своей мерзки и отвратительны, как и подобает худшим порождениям "совкизма".

Разве кто-то будет удивляться информации, что, к примеру, один из столпов существующего режима - это педофил, которому поставляют десятилетних девочек из нищей Молдавии?

Нет ничего более неподходящего для реалий нынешнего мира, чем нынешняя чиновничья революция. А тем более - для мира завтрашнего. Бюрократия - это тупой ум, более чем сомнительная честь и весьма мелкая совесть эпохи. И пусть она хоть десять раз создает идущее вместе единство под знаменами с летящим медведем - все это, без идеи, мысли, духа, искренности и правды, пустое и застойное ничто.

* * *

Живем мы во время, когда исчезают отдельные понятия "бизнес", "политика", "война", "разведка" и "культура" - им на смену приходит единое действие (метадействие), которое вбирает в себя все перечисленное выше. Грани между разными видами человеческой деятельности стираются.

Теперь метапредприниматель или новый банкир, например, решают свои задачи, выстраивая такие схемы, в которых они опираются на все возможные формы, институты и рычаги. Главное - правильно поставить цель и добиться этой цели, а уж что для этого идет в ход, какие предрассудки толпы, психотехники или страсти - уже совершенно неважно. В войне сгодится все, даже шпионаж или магия, даже национализм или затаенные инстинкты двуногих. Метадеятель Эпохи перемен говорит: у меня есть цель, и мне необходимо добиться ее всеми возможными средствами. Это яйцеголовые ученые некогда разложили мир на политику, экономику и культуру. На самом же деле и человек, и мир - едины. Все эти составные части служат мне лишь инструментами. Я их комбинирую, делаю из них схемы.

Сегодняшняя экономика - это плод человеческого разума, людского духа. Поистине царство бесплотного, идеального, которое движет грубой материальной силой. В сегодняшней политике-экономике гораздо больше войны и разведывательных операций, чем скучной бухгалтерии и чиновных постановлений. Громадной лабораторией для создания метадействия послужила "холодная война" США против СССР. Уже в 1980-е годы было непонятно, где кончаются подрывные операции американского государства, а где начинаются усилия частных и корпоративных служб.

Во всех своих операциях американцы умудряются бить своих противников чужими руками, обеспечивая обогащение собственной страны, укрепление ее бизнеса, "взлом" новых рынков и технологические рывки. Даже войны они обращают в прибыль и в способ подорвать экономику соперников. Метадействие проявилось и после 11 сентября 2001 года, когда самолетные тараны позволили США надолго отвлечь внимание всей планеты от экономического кризиса в Америке, занять важнейшие геополитические позиции в Азии и начать самую что ни на есть высокотехнологичную гонку вооружений, которая сулит США нешуточный экономический прорыв.

В том же духе Соединенные Штаты провели войну против Ирака, в которой они единым махом убили сразу многих "зайцев". Тут и громадный пропагандистско-психологический эффект, и реклама оружия, и сбивание мировых цен на нефть за счет вскрытия "иракского резервуара", и оживление самых современных производств в США за счет удешевления ресурсов. А заодно они берут под контроль возможные трассы газопроводов из Средней Азии в Европу и в Индию, потенциально прибирая к рукам еще один рычаг настоящей власти.

Бизнес США, действуя в поразительном симбиозе с американским государством, давно не ведет честной конкуренции в понятиях наших прекраснодушных гайдаровцев-грефовцев, стремясь предложить товары и услуги получше качеством да подешевле, чем у соперников. Конкуренты иногда попросту сметаются с дороги. Нужно расчистить путь поставкам американских атомных электростанций на рынки Востока, в Индию с Ираном? Натравим на русских конкурентов "экологические" движения, добьемся смещения с поста неуступчивого русского министра, а заодно объявим русское ядерное сотрудничество с Ираном "помощью террористам", обвиним русских атомщиков в передаче Тегерану технологий для производства ядерного оружия, запустим на всю мощь пропагандистскую машину и подключим к делу американских политиков - пусть грозят Москве санкциями и непредоставлением спасительных для бюджета кредитов. А еще сделаем так, чтобы правительство в Москве, воодушевленное американскими идеями "монетаризма" (изменение сознания и создание ложного мира!), не давало кредитов под экспортные контракты, потому что это "нерыночно". И тогда западные компании смогут предложить азиатским странам строить станции в кредит, а русские - нет. Мы приводим вполне конкретный пример: историю с попыткой РФ внедриться на иранский рынок АЭС.

Все в США, что планируется в Большом бизнесе, служит войне и политике - и наоборот. ЦРУ давно работает и как государственная разведка, и как некое агентство, которое оказывает очень важные услуги американским корпорациям. Глобальная система спутниковой навигации GPS, служа для ориентировки самолетов, кораблей и армейских подразделений, наводя на цели "умные" бомбы и ракеты, одновременно приносит прибыли за счет торговли гражданскими приемниками системы - для туристов, яхтсменов, картографов. Сегодня США создают грандиозную военную систему сбора и анализа информации, радиоперехвата и слежения за поверхностью Земли - C4ISR. Понятное дело, что она будет работать и в интересах бизнеса, ради борьбы американских компаний с японскими и европейскими конкурентами, как уже это делали с прежней системой "Эшелон".

Метадействием была Вторая мировая война, принесшая хозяевам США невиданные прибыли и вытолкнувшая Америку на позицию самой экономически сильной страны Земли. Метадействием стали операции США на Балканах в 1999-2001 годах. Выставив албанских наркодельцов-сепаратистов невинными жертвами "кровожадных сербов" всей мощью СМИ, американцы сначала устроили войну в Центральной Европе и вызвали падение курса евро - конкурирующей валюты. Затем они нагло поддержали нападения албанцев на Македонию, поддерживая любую контролируемую войну в Европе. С тем же эффектом. Для достижения американских целей в ход пущено все: крылатые ракеты, идолы массового сознания европейцев, представления о "правах человека", племенной кровавый национализм албанцев.

А разгром Ирака в 2003-м? Еще один великолепный образчик метадействия. В отличие от нашенских политиков и генералов, норовящих действовать в лоб, американцы провели метавойну. Часть задач решили с помощью шпионажа и высокоточного оружия, обезглавив страну и разложив ее верхушку. Часть иракских командиров подкупили, причем за счет иракских же денег, замороженных на заграничных счетах, и тем самым дезорганизовали сопротивление иракской армии. Частично же сработали оружием психологической борьбы, парализуя волю. И только на последнее место поставили собственно дивизии вторжения. Получилась политика самого умелого совмещения денег, крылатых ракет, пропаганды и разведки, в результате чего Ирак пал к ногам Америки при наименьших потерях с ее стороны, с почти не разрушенной нефтяной промышленностью, не взорванными мостами и уцелевшими городами.

Работа разведок и спецслужб изначально строилась на метадействии. Главное - достичь поставленной цели, и плевать спецслужбам на свои разнонациональные и разноведомственные амбиции и на временные разногласил, на характер применяемого арсенала. Мудрый Франклин Рузвельт, скажем, создавая предшественника ЦРУ, Управление стратегических служб, объединил в нем пятнадцать тысяч ученых. В результате он получил мощное орудие метадействия, которое позволило ему превратить Вторую мировую войну в громадное благо для Америки.

Таким образом, метабизнес и метаполитика XXI века - это постоянная война, непрерывная цепь специальных операций.

И недруги России это блестяще показывают. Нет больше никаких правил. Позволено все. Как на войне. Здесь нет ни жалости, ни морали. Победителя не судят, успех все спишет.

* * *

Самым парадоксальным образом метадействие применяют и наши чеченские оппоненты...

...Камера сладострастно ловит в объектив картину огромного вертолета, из двигателя которого вырывается язык ярко-оранжевого пламени. Подбитый Ми-26, задрав нос, пытается сесть, и отчаянно вращается его большой винт. Там, внутри, сжались сердца ста тридцати человек. Камера любительская - изображение трясется. "Аллах акбар!" - слышится вопль оператора. Вертолет валится прямо на минное поле...

В августе 2002 года чеченские сепаратисты нанесли сильнейший удар по России. Как раз в духе метадействия. Сбив переполненный нашими солдатами и офицерами вертолет, они поразили прежде всего не живую силу и не единицу техники - они поразили психику всей страны. Еще раз представ перед нами вездесущими и неуловимыми, еще раз вызвав вой всей прессы, они толкнули слабую и аморфную власть на панические, неадекватные шаги. Всего один выстрел из переносного зенитного комплекса - и власть вышвырнула с поста командующего самой боеспособной частью русских ВВС, армейской авиацией. Вместо того чтобы понять, что в Чечне недопустимо мало исправных вертолетов, что нужно насыщать театр военных действий новыми винтокрылыми машинами с современным оснащением, Кремль решил совершенно ликвидировать армейскую авиацию, переподчинив ее объединенному виду, BBC-ПВО. То есть теперь армейские вертолеты попадут в пасынки, их станут финансировать по принципу "пасынку - самые объедки", и в конце концов все развалится.

Это метадействие? В самом его чистом виде. Не всегда получается (например, в случае с "Норд-Остом"), но ведь они делают...

* * *

Но из этого совершенно логично вытекает очевидное следствие: в метадействии нельзя делить ответственность и дело между какими-то отраслевыми отделами. Вот это, мол, епархия только военных, а это должны сделать дипломаты, а вот здесь - стараются только министерства и ведомства. Недаром в США, в отличие от СССР и РФ, за государственной системой и корпорациями стоит закрытая сеть - отлаженная система университетов, закрытых клубов, мозговых центров, мест общего досуга и очень элитарных лож. Вот там и рождается истинная политика Америки, ее метадействие.

Наконец, единые операции требуют совершенно небюрократической вещи: самых смелых и нетривиальных решений, ошеломительных находок, огромной деловой изобретательности.

* * *

Нет ничего удивительного в том, что наше государство в хвост и гриву бьют не только США, но и сетевые структуры, которые обладают и молниеносной реакцией, и способностью к метадействию, и находчивостью, и децентрализацией - мафии, наркоторговые сети, террористические организации и секты. В бизнесе же это - так называемые "виртуальные корпорации" с постоянно меняющимся составом участников, которые совершенно не связаны друг с другом никакими холдингами и общим аппаратом управления.

Чеченская диаспора, вайнахская преступность и боевые организации сепаратистов составляют именно такой сетевой организм со множеством голов, который с 1991 года посрамляет государственную машину РФ со всех сторон. Сегодня же в сеть складываются и молодежные организации русских бритоголовых. В России торжествует Чубайс - вот его сети удается совмещать бизнес (энергетику) и политику, прекрасно устраняя губернаторов с помощью долгов и рубильника.

Если у наших противников все части системы могут работать на достижение поставленной цели, то в Эр-Эф все работают порознь, как лебедь, рак и щука. Бизнес тянет воз в одну сторону, военные - в другую, дипломатия - в третью. Правительство вообще уподобляется нескольким командам по перетягиванию каната в разные стороны.

* * *

В нынешней России все, что связано с метадействием, практически всегда проваливается. Почти везде мы проигрываем США. Как только сегодняшнее государство сталкивается с проблемами, которые требуют единых операций без всяких ведомственных барьеров, оно позорно проваливается - и в борьбе с чеченским сепаратизмом, и в возрождении экономики, и в искоренении организованной преступности, и в попытках вернуть вывезенные из страны капиталы.

Например, блестящий бросок русских десантников на Приштину в 1999-м никакого развития не получил. По логике вещей его нужно было усилить продуманными выступлениями Кремля с трибуны ООН и из высоких кабинетов ("Мы не допустим геноцида сербов в Косово!", "Москва предоставит убежище сербским командирам"), серией оборонных шагов в стиле "психической атаки" (вроде выхода из договора СНВ-2) и т.д.

Попытка надавить на Шеварднадзе и Грузию в 2002-м бесславно сдулась, словно мыльный пузырь, хотя, по нашим сведениям, Путин рассвирепел настолько, что задумался о смене власти в этой закавказской республике на промосковскую. Что сделали бы на нашем месте американцы? На полную катушку использовали бы то, что Грузия с ее жалким бюджетом в 500 миллионов долларов не в силах платить за поставки "Газпрома" по мировым ценам, сделали бы шаг навстречу Абхазии, которая давно желает войти в РФ (как и Южная Осетия), плотно занялись бы контактами с оппозицией (клан Георгадзе). Ну а лагеря чеченских сепаратистов в Панкиси обработали бы небольшие отряды спецназа, которые с помощью лазерных целеуказателей навели удары пары эскадрилий Су-24 с управляемыми авиабомбами. Благо, даже погода тому благоприятствовала.

А что получилось в жизни? Россия опозорилась на весь мир, представ безвольной тряпкой. Тбилиси широко раскинулся перед американскими военными, превращая Грузию в оплот США на Кавказе, а Москва продолжает кормить злобный режим газом и электричеством почти по внутрироссийским ценам.

Эр- Эф в делах метадействия даже откатилась назад по сравнению с СССР, отнюдь не идеалом по этой части. Скажем, и для борьбы с бандитским сепаратизмом, и с наркомафией, и для противодействия подрывной работе зарубежных спецслужб, и для технической разведки и для успешного проникновения на чужие рынки у нас был КГБ СССР. В его руках концентрировались разведка и контрразведка, пограничная охрана, шпионаж в системах связи, возможность борьбы с экономической преступностью, диверсионные подразделения и свои спецы по внешнеэкономическим операциям. Словом, был у нас уникальный механизм и для войны, и для экономики.

Вот, например, экс-глава Госкомрыболовства Евгений Наздратенко рассказывает: "В советские годы у нас были представительства в 63 странах. И работали они, кстати, вместе с КГБ. Потому что КГБ проломил для СССР выгодные экономические условия - в любой стране она знали, с кем нужно работать, с каким принцем, с каким министром встречаться, в каком городе. Все знали - доки, объемы, квадраты. Уже за ними шли промышленники, в сцепке с ними. В КГБ были профессионалы-государственники, зачем мы все развалили? Они ведь прекрасно работали на экономику нашей страны..." ("Новая модель", 2002, № 4)

А вот взяли в 1991-м - и развалили. Тому сброду мародеров, который под трехцветным флагом ворвался во власть в 1991-м, КГБ был ни к чему. И хотя они вопили о том, что КГБ - это опасность заговора против демократии, на самом деле они боялись другого: что сильная структура государственной безопасности помешает им творить чудовищное воровство и угонять за кордон сотни миллиардов долларов.

И вот установился идиотский порядок: до 2003 года у нас отдельно работала разведка, отдельно - контрразведка, отдельно - пограничники, отдельно - ФАПСИ. Все эти структуры получились нищими, у всех усилия пошли в разные стороны, о советских достижениях в метадействии разведки только вспоминать можно, а сообщества чечен (у которых никакого разделения функций нет) стали сильнее государства. Господи, какой идиотизм! Разведку и контрразведку делить нельзя: это две стороны одной и той же работы. Вот что говорит Игорь Прелин, один из самых знаменитых советских разведчиков, который послужил прообразом полковника Славина в знаменитом фильме "ТАСС уполномочен заявить".

"...Контрразведка находит противоядие от действий разведки, а разведка думает, как преодолеть ухищрения контрразведки...

- В таком случае работа контрразведки должна быть тесно увязана с работой разведки, поскольку между ними должен постоянно идти обмен оперативной информацией. Не глупостью ли было разделение в конце 1991 года разведки и контрразведки СССР, а затем России на два самостоятельных, не зависящих друг от друга ведомства?

- Конечно, в рамках одного ведомства наладить обмен оперативной информацией, обмен опытом работы намного легче, чем в разных ведомствах. Хочешь ты того или нет, но межведомственные барьеры, трения между руководителями и т.д. являются объективной реальностью и так или иначе влияют на успешность сотрудничества. В какой-то степени разведка первая может узнать, кого пошлют работать в нашу страну. Она может узнать, кто из вновь прибывающих в страну дипломатов - сотрудник ЦРУ, а кто - "чистый" госдеповец, когда они приедут, чем будут заниматься - все это становится известным в первую очередь разведке. Она же может выявить и иностранную агентуру. Иногда удавалось даже узнать, какая операция и где намечена... И тогда уже вокруг него сосредотачивалось внимание нашей контрразведки..." (журнал "Вымпел", 2000, №2).

Кретинический раздел КГБ в начале 90-х произвели. И стало почти невозможно работать и против ЦРУ, и против чеченского сепаратизма. Служба внешней разведки (СВР) занята работой за рубежами страны, и потому из ее поля зрения полностью выпадала собственно внутрироссийская часть сепаратистско-террористической сети, ФСБ же ограничили пределами РФ и лишили возможности работать по зарубежным связям противника. ГРУ Генштаба вообще не должно работать внутри страны. Пограничные войска, которые были раньше в составе КГБ СССР, сделали самостийными. Хотя борьба с контрабандистами, наркоторговцами и сепаратистами, которые они тоже пытаются вести, требует продолжения в глубине страны. А этого продолжения нет! Так и допрыгались до "Норд-Оста" в октябре 2002-го.

И в это же самое время в США тайные службы сливаются в одно суперведомство, продолжая работать как мощные агентства помощи американского бизнесу! Для охоты за головами врагов США в ЦРУ создали CT-centre, снабдили его лучшими силами спецназа, дали ему модернизированные беспилотные самолеты-разведчики "Предейтор", вооружив их ракетами "Хеллфайр" для поражения точечных целей. Специальный дивизион ЦРУ высадился в Афганистане осенью 2001 года, и офицеры ЦРУ вели себя еще и как брокеры мета-действия: они распоряжались крупными суммами денег, нанимая полевых командиров и удерживая их на передовой.

Путинская реформа марта 2003 года, когда пограничники, ФАПСИ и контрразведка (ФСБ) снова слились в одно ведомство, стала лишь полумерой. Это, конечно, лучше, чем ничего - но до настоящего возрождения КГБ тут ой как далеко!

* * *

Какая там борьба с Вечным рейхом и американской разведкой! С куда более мелкими врагами справиться не удается!

Представьте себе гипотетическую сеть чеченских сепаратистов условного Арби Исмаилова, которая не только устраивает акты террора, но и ведет дело на широкую ногу. Она торгует дурманом из Афганистана и Бирмы, контролируя наркопотоки от самого Таджикистана. Она занимается продажей угнанных из Европы дорогих машин и поставкой на Запад русских девушек и детей для сексуальных утех. Она в Москве занята рэкетом и подпольным производством спиртного, а деньги отмывает через легальные банки, нефтяные компании и строительный бизнес, ручкаясь с самим мэром Москвы. У нее есть свои филиалы в Европе и Азии. Здесь - царство пусть низкотехнологичного, но все же метадействия.

Как бороться с такими метадельцами хотя бы кавказского пошиба? В нынешних условиях придется созывать целый конгресс из руководителей ФСБ, СВР, ГРУ, МВД, Госкомитета по борьбе с незаконным оборотом (во как!) наркотиков, таможенного комитета, комитета по борьбе с отмыванием "грязных денег". Собрав такую толпу генералов, надо еще разработать план совместной операции, и этот план разойдется по десятку разных ведомственных канцелярий, откуда штук пять продажных чинов непременно продадут эту информацию господину Исмаилову, после чего тот успешно схоронится и заметет следы. Ведь тут целых десять возможных каналов утечки секретов, включая и канцелярию президента РФ! А потом бандит опять захватит заложников или что-нибудь подорвет. А десяток ведомств, бросившись проводить одну операцию, станут действовать вразнобой и неэффективно.

А в СССР для всего этого хватило бы одного КГБ. Все - в рамках одного ведомства, координация отменная, режим секретности обеспечить стократ легче.

Примечательная деталь: даже если СВР обнаружит за рубежом самых злейших врагов единства России, даже если найдет виллу Басаева, на которой гостит Масхадов вместе с муллой Омаром - то не сможет сделать ровным счетом ничего. Потому что, в отличие от израильских "Моссад" и "Аман", у СВР нет своих диверсионно-разведывательных подразделений. Их в рамках борьбы с имперско-коммунистическим наследием в 1992-м распустил Ельцин. Это у израильтян есть спецподразделение ликвидаторов "Кидон" и спецназ "Сайерет Миткал". Израиль смог отправить на тот свет всех организаторов захвата в заложники израильской олимпийской сборной в 1972 году, тогда как "наш" Басаев до сих пор жив.

Да что там евреи! Спецподразделения, которые могли уничтожить или выкрасть врагов государства, были в разведке у Сталина и Гитлера, в том же ЦРУ классической эпохи. Ведомство Берии успешно убило Троцкого и устраняло вожаков украинских националистов, гитлеровцы использовали в роли "меча спецопераций" Скорцени и его команду. А сейчас что? Знаменитое подразделение "Вымпел", которое захватывало дворец Амина в 1979-м, которое в лучшее время состояло из полутора тысяч элитных бойцов с высшим образованием и знанием нескольких языков, сначала было разогнано, а потом превращено в полицейское подразделение, и от прежнего "Вымпела" осталось лишь название.

Теперь спецподразделение "Вымпел" в сильно ослабленном виде существует в рамках Центра спецназначения ФСБ РФ. Но как ему уничтожать центры сепаратистов за рубежом, если ФСБ не может действовать вне Росфедерации?

А ко всему этому добавьте проблему почти полного безволия российских верхов.

Это Сталин мог не колеблясь отдать письменный приказ на уничтожение врага за рубежом. Это Гитлер мог, сжав кулаки, рявкнуть: "Я - фюрер, и я отвечаю за все. Уничтожайте!" Наши же руководители откровенно трусят. Русский спецназовец всегда боится того, что начальство от него открестится и свалит всю вину на "стрелочника". Начальство боится международных трибуналов и "мировой общественности". Даже в СССР после Сталина генсеки не решались идти на устранение врагов государства за рубежом. Были отменены даже операции по убийству лидеров афганских душманов в Пакистане, хотя на одну из них КГБ нашел смертника-добровольца. А нынешние "вожди" стали еще нерешительнее. Они боятся и за сохранность своих счетов в зарубежных банках.

Наши демократы любят ставить в пример России Израиль. Так вот - для борьбы с терроризмом и партизанским движением палестинцев израильтяне в начале 1970-х сформировали комитет "X". В него постоянно входят премьер-министр, шефы Минобороны и МИД, министр юстиции, но иногда в комитет включают лидера оппозиции или бывшего главу правительства из оппозиционной партии. Сам комитет заседает на третьем этаже министерства обороны Израиля в Хакирья, комплексе правительственных зданий в центре Тель-Авива. Именно здесь размещены большинство главных управлений военного ведомства, в числе которых - Генштаб, военная разведка "Аман", штабы ВВС и ВМС Израиля.

В отличие от бессильных и ужасающе медлительных структур РФ, в 1970-е комитет "X" работал как безжалостная и скорая "чрезвычайка", как военно-полевой трибунал. Именно он устраивал суды над террористами и отправлял их на смерть. Особый министр без портфеля выступал в роли прокурора, руководители всех трех спецслужб Израиля, "Моссада", "Амана" и "Шин-Бет" - в качестве свидетелей обвинения, которые еще и представляли доказательства вины подсудимых. Защитником делали министра юстиции, а премьер вместе с министром обороны и лидером оппозиции работали судьями. Все вершилось быстро и неотвратимо. Скажем, израильтяне не стали бы униженно выпрашивать Закаева сначала у Дании, а потом - у Англии. Они просто пристрелили бы его. Аналога такому "комитету X" в РФ пока нет.

* * *

Именно метадействие становится единственным шансом добиться побед и развития в стране, которая оказалась в сложном положении, у которой нет гигантского бюджета, огромной армии и сильной экономики. Поэтому в нем, родимом, мы нуждаемся сегодня отчаянно, как умирающий от жажды - в потоке живительной влаги.

Приведем один пример. Сегодня все попытки путинства начать совместные с Европой экономические проекты провалились. Нам позволили делать некоторые части для европейских аэробусов, но с презрением отвернулись от предложений Москвы вместе делать ПРО, альтернативную американской, и покупать у русских зенитные комплексы С-300 вместо американских "Патриот". Европейцы отказались от участия русских в разработке многоразовых космических кораблей будущего, они не желают покупать у нас реактивные гидросамолеты Бе-200, им не нужны наши АЭС или истребители МиГ-29.

В чем здесь выход? Идти с русскими проектами подобного рода на Восток. Например, продавая в Иран атомные станции, нужно одновременно добиваться того, чтобы иранцы закупили у русских современные зенитно-ракетные комплексы для защиты этих АЭС, загрузив заказами русскую "оборонку" и дав ей средства для разработки оружия нового поколения. А чтобы поток средств из Ирана был обильным, надо вести соответствующую политику в области нефтяного бизнеса, не давая Америке добиться падения мировых цен на "черное золото". Ведь так мы помогаем и себе, и Ирану, и даем своему бюджету новый приток денег, обеспечивая лучшее финансирование научно-исследовательских работ. Поскольку мы попутно обогащаем и Иран тоже, а его подвергают санкциям американцы, то персы идут к нам за новыми технологиями - и мы завязываем их экономику на свою, поставляя им турбины, тепловозы, гражданские самолеты. И дело не зацикливается на Иране - подобная деятельность ведется в Китае, Индии, странах Персидского залива, в Малайзии, Вьетнаме и Бразилии.

А если тут еще правитель России, подобно Сталину, проявит качества суперменеджера, то метадействие станет еще сильнее. Если, скажем, он не на лыжный курорт поедет, а вызовет к себе мэра Москвы и убедит его в том, что нужно миллионы долларов не в очередное чудище Церетели вбабахать, а прокредитовать на льготных условиях во-он ту фирму хороших ребят, которые налаживают совместное с малайзийцами производство суперкомпьютера типа "Эльбрус". Такой правитель должен смотреть на Россию как на сверхкорпорацию, встречаясь с банкирами, убеждая и давя на них. Даже идя на уступки американцам, он должен взамен добиваться от них списания внешних долгов страны, дабы высвобожденные от тяжелых платежей средства перебросить на поддержку выгодных экспортных проектов. Ну а те ведут к продвижению русских на выгодные рынки Востока, дают новые прибыли для развития русских науки и техники, открывают новые источники доходов страны на десятки лет вперед. Вот оно - настоящее метадействие.

Но у нас тут все идет враскорячку! Мы, сражаясь за иранские заказы на наши АЭС, поджимаем хвост в вопросе поставок Ирану оружия и услужливо помогаем США снижать цены на нефть! Узколобое государство при этом поскупилось помочь своим же авиастроителям в доведении до ума авиалайнера Ту-334 - и сорвался план совместного производства этой машины в Иране. Уступая США внешнеполитические позиции, Путин, в отличие от вождей Пакистана не добился списания нам ни цента внешнего долга, тогда как пакистанцы уменьшили свое долговое бремя вдвое.

* * *

Правящий в Эр-Эф режим в области метадействия оказывается бессильным.

- Совсем? - спросит нас Скептик.

Ну, не то чтобы очень. Кое-кто в России метадействие с успехом применяет. Например, во время кровавых событий 1993 года для подавления антиельцинского (а заодно - и античубайсовского) восстания господа ельцинцы с успехом применили метадействие с использованием и официальных войск, и частных структур, и разведки, и негосударственных СМИ, и иностранных спецслужб также. Перебив полторы тысячи человек, они обеспечили себе право "либерально реформировать" страну на много лет вперед. В результате той операции кланы новых кочевников награбили у русских сотни миллиардов долларов в самых разных формах.

Метадействия с успехом применяют все эти финансово-политические сообщества Авена, Фридмана, Абрамовича, Ходорковского и прочих... гм... русских банкиров. Чтобы отхватить акции "Славнефти" по самой низкой цене в 2002-м, Абрамович применил и внешнеполитическую атаку на Минск, и пропагандистскую волну в СМИ, и бюрократические интриги.

Только вот все время получается, что эти метадействия идут во вред нашей стране, и это кардинально отличает их от американских или тех же чеченских. Нет чтобы такими же приемами добиться, например, смены режима в Киеве на более лояльный к Москве, который передал бы в наши руки контроль над магистральными газопроводами! Ведь тут ни малейшей попытки не делается, окромя бесплодных попыток "полюбовно договориться". Может, разгадка состоит в том, что метадействиями в нашей стране заняты не совсем русские люди?

Для меня (Максима Калашникова) есть прекрасная лакмусовая бумажка способности режима к русскому метадействию. Вот Приднестровская республика, никем не признанная, но населенная людьми, которые тянутся к России и говорят по-русски. Республика, которая смогла не только выстоять в войне с пещерными волошскими националистами, но и поднять свою экономику, сохранив советский индустриальный потенциал. Республика, которая позволяет нам сохранить присутствие на Балканском направлении и в Причерноморье.

Плевать на то, что ее не признают. Турецкую республику Северного Кипра тоже не признают с 1974 года, однако же Турция давно сделала ее своей частью де-факто. Нам же Приднестровье открывает поистине уникальные шансы. Сегодня самой России действительно трудно, ей грозят американские санкции, и под их угрозой Москве приходится отказываться от выгодных сделок. Но ведь многие сделки можно проводить через Приднестровскую республику, оказывая ей поддержку по тайным каналам. Разве это мы продали печи для термической обработки металла в Иран? Нет, это сделал Тирасполь!

В союзе с Тирасполем можно держать в ежовых рукавицах Молдавию, с помощью энергетических рычагов предотвращая ее соединение с пронатовской Румынией. А то и вовсе привести в Кишиневе к власти вменяемых политиков,

Мы подписали Стамбульский договор 1999 года и обязались вывести из Приднестровья 14-ю армию? Мы это делаем - но только вот пришлось оставить вооружение приднестровской армии. Ну и что с того, что ее офицеры учатся в Москве? Они же платят за это!

Но Москва поступает совершенно наоборот. Они поддерживают националистическую Молдавию, а Приднестровье - норовят уничтожить. Наш друг Юрий Нерсесов добыл прекрасный материал насчет того, как уже при Путине спецслужбы РФ пробовали провести операцию "Двина" по экономическому разорению республики, дабы заставить ее покориться Кишиневу. И Юра сам видел то, как россиянские власти лихорадочно уничтожают оружие 14-й армии.

Вот такое пока получается у Эрэфии метадействие. Самим себе - серпом по детородному месту...

* * *

Вот и идет Эр-Эф от поражения к поражению, от одного случая деградации к другому. Дело здесь даже не в поразительной бездарности и скудоумии многих "питерцев", которые стали излюбленной целью для насмешек. Дело - в кризисе самой бюрократии как явления из прошлой жизни, которая сегодня пытается управлять всем и вся в России. И мы прекрасно понимаем, чем закончится "укрепление государственности" в исполнении нынешних вождей.

Бюрократия - это Голем наших дней. Пытаться с его помощью выстоять в нынешнем жестоком мире - это все равно, что пробовать взлететь в космос на чугунном паровозе. "Государственный административный аппарат и все ему эквивалентные системы представляют собой искусственный интеллект и обладают собственным поведением. В дальнейшем слово "голем" было расширено на все квазиживые объекты, элементной базой которых являются люди", - пишет питерский аналитик и специалист по стратегическим операциям Сергей Переслегин. Сам же термин "голем" придумал писатель-фантаст Андрей Лазарчук. Проще говоря, бюрократический аппарат выступает чем-то вроде громадного организма с особым разумом, и люди-бюрократы в нем, сбитые в министерства и ведомства, становятся чем-то вроде клеток мозга или простейших деталей огромного компьютера с искусственным разумом. Да вот только интеллект этого голема довольно отталкивающ для нормального человека.

Госаппарат (в мундирах и цивильных пиджаках) озабочен не делом, для которого создан, а сохранением самого себя. Думать, будто усиление государственной бюрократии сегодня решит хоть одну из проблем страны, - это большая глупость. У Гора Видала в романе "Калки" (1978 г.) есть прекрасный пассаж, который объясняет все. "...У Бюро по борьбе с наркотиками только одна цель... Единственная - нет, уникальная цель Бюро - это увеличениеобъема торговли наркотиками во всем мире...Без этого Бюро засохнет так же, как моя комиссия без щедрых ассигнований Конгресса..."

И эта логика неумолима. Если есть ответственные за победу в Чечне ведомства, то к чему им победа, раз после нее исчезнут начальственные места и штаты, которые позволяют делить казенные деньги и ресурсы? Лучше пусть война станет вечной. Если есть Министерство по борьбе с организованной преступностью, то эта преступность не исчезнет благодаря усилиям самого министерства. Если есть чиновники, занятые добычей и распределением нефти и газа, то на черта им технологии, которые заменят громадные электростанции и великанские нефтеперерабатывающие заводы на малые энергосберегающие установки? Ведь это приведет к исчезновению множества бюрократических постов. Если есть способ заменить тысячи танков и огромные массы живой силы новыми способами ведения войны, то против обязательно будут генералы, которым выгодно сохранять и танки, и дивизии из множества призывников-полурабов. Из всех возможных решений проблем аппарат всегда выбирает не наиболее эффективное, а наиболее им выгодное и наихудшее: такое, которое ничего не меняет в принципе (из инстинкта самосохранения голема). При этом чиновники делают все, чтобы пойти по наиболее затратному для общества пути.

И, наконец, самое главное. По авторитетному мнению такого маститого футуролога США, как Элвин Тоффлер (автор "Шока будущего", "Третьей волны" и "Метаморфоз власти" - 1970, 1980 и 1990 годы), бюрократия родилась в индустриальную эру и приспособлена именно к ней. Это - эра безликих людей и безликих массовых товаров, стандартных мнений и конвейерного производства. Именно в эту эру родился принцип: целостная жизнь делится на отрасли, и каждой занимается свой отряд чиновников. Вот этим - дипломаты, этим - бюрократы от Минздрава, этим - генералы Минобороны и т.д.

Но теперь на смену индустриальному порядку идет постиндустриальный или (если по Тоффлеру) сверхиндустриальный, в котором разделенное действие сменяется единым метадействием. Уже давно ясно, что нельзя на каждую проблему жизни учредить свое министерство или департамент - слишком уж много этих проблем. И большинство из них находится между разными епархиями, на пограничьях, проваливаясь между ведомственными барьерами.

"К примеру, "проблема бездомности" в Соединенных Штатах заключается не только в нерешенности жилищного вопроса, но тесно увязана с другими проблемами - алкоголизмом, злоупотреблением наркотиками, безработицей, психическими болезнями, высокой ценой на землю. Каждая из них находится в ведении своей бюрократии, ни одна из которых не способна сама по себе эффективно решить проблему, но и не намерена передавать свой бюджет, права и сферу полномочий другой бюрократии", - пишет Тоффлер. Видел бы он комплексные проблемы русской жизни! Поэтому, когда насквозь "пробюрокраченная" власть образца 2002 года обещает побороть наркоманию, вернуть беглые капиталы в страну или возвратить нормальное детство нашим детям, можно уверенно махнуть на нее рукой. Ни черта у нее не получится. Рожденные ползать не поднимутся в небо по определению. А чугунный паровоз вряд ли оторвется от земли...

При этом многоэтажный чиновничий аппарат всегда безнадежно запаздывает: пока до бюрократической верхушки пройдет сигнал через все отделы, департаменты и управления, пока пробьется докладная сквозь всех замов и помощников. Голем неповоротлив и тяжел.

Нет ничего удивительного в том, что государство нещадно бьют сетевые и роевые структуры, которые обладают и молниеносной реакцией, и способностью к метадействию, и чертовской изобретательностью, и децентрализацией: мафии, наркоторговые сети, террористические организации и секты. В бизнесе же это - так называемые "виртуальные корпорации" с постоянно меняющимся составом участников, которые совершенно не связаны друг с другом никакими холдингами и общим аппаратом управления. За примером далеко ходить не надо: чеченская диаспора, вайнахская преступность и боевые организации сепаратистов составляют именно такой сетевой организм со множеством голов, который с 1991 года посрамляет государственную машину РФ по всем направлениям и со всех сторон. Сегодня же в сеть складываются и молодежные организации русских бритоголовых. Для них объявленное "наведение порядка", в спешном порядке выпекаемые Думой - законы и стремление нынешнего руководства заставить всю страну ходить только по чиновничьим инструкциям (ди айне колонне марширен, ди цвайте колонне марширт) - нипочем.

В сетевых организмах нет закостеневших министерств или корпораций - есть системы, которые складываются для решения конкретных задач, есть "центры прибыли". Изменяются условия на рынке, меняется обстановка - моментально перестраивается и сеть. При этом ее в отличие от чиновного аппарата не волнуют какие-либо писаные правила и законы: все делается по принципу революционной (деловой, мафиозной) целесообразности. В ход идет все, что помогает добиться цели.

Из того, что русские потеряют себя, если сделают эти волчьи законы своими, совершенно не следует, что русским не нужно овладевать азбукой и высшим искусством сетевой войны и работы. Нужно! Но на основе своей умственной и нравственной самостоятельности, положив в основу совесть. Если враг своим метадействием служит злу, то не стоит ли нам применить то же искусство для благородной цели?

В сетевых сообществах складывается не бюрократия, а то, что Тоффлер называет "адхократией" (от латинского ad hoc -"для того", "именно к данному случаю"). Современный русский аналитик-оппозиционер Юрий Мухин предложил также другой удачный термин - "делократия", власть дела.

* * *

То, что создается нынче в РФ, движется совсем в другую сторону. У нас всю власть отдают бюрократу, которому важны прежде всего его статус, привилегии, возможность воровать казенные деньги, кабинеты и секретарши, но никак не конкретное дело. Чиновнику важнее не дело сделать, а выслужиться перед вышестоящим начальством и сохранить свое место. Поэтому чиновник убивает все новое, останавливает развитие. Поэтому не стоит удивляться тому, что по мере укрепления "вертикали власти" режим в РФ все больше напоминает нашествие серых крыс. Голем агрессивно отторгает и уничтожает самых ярких, способных на смелое метадействие людей. Давайте вспомним о том, кого Путин отправил в отставку за первые годы своего правлении. Вот глава Минатома Евгений Адамов, который пытался вести политику на грани дипломатии, бизнеса и войны. Ему принадлежит идея создания из части прибылей нефтяников и "Газпрома" особого Фонда будущего, из которого должны были финансироваться новейшие разработки в сфере энергетики и энергосбережения, призванные сократить расход энергоносителей в РФ.

В отставку отправили и шефа Минтопэнерго Виктора Калюжного - "неправильного" нефтяника, который пытался внедрять в стране энергосберегающие технологии, ограничивать экспорт непереработанной нефти и заставлять Чубайса в РАО ЕЭС заниматься не политическими кампаниями и перестройкой единой энергетической системы страны под собственную власть, а новой техникой.

Под зад коленом дали генералу Леониду Ивашову, выдающемуся военному дипломату, который разрабатывал совершенно иную оборонную политику, в которой военно-технические моменты тесно сплетались с информационными, экономическими и культурными.

Кто пришел взамен? Либо нарочито серые кардиналы, либо такие же местечковые и некомпетентные, но зато прикрывающиеся бойкими либеральными лозунгами "комиссары", откровенные дилетанты, полуобразованщина (Греф, Кудрин, Павловский).

Еще в 2000 году многие питали иллюзии насчет решительности нового руководителя. Группа энергичных бизнесменов даже предлагала ВВП разделить экономику на "премьерскую" и "президентскую". Пусть премьер и олигархи занимаются всей рутинной "текучкой", пусть возятся с отсталыми секторами "вчерашней экономики" - алюминием, нефтью и газом. А на базе Управления делами президентской администрации можно создать целую сеть хитрых фирм - источников доходов и двигателей развития. В имеющейся у нас докладной записке обрисован круг такого бизнеса: совместная добыча и огранка алмазов в Африке, предприятия, полученные в счет возврата долгов Советскому Союзу по всему свету, совместные проекты с белой бизнес-элитой Южно-Африканской Республики, коммерциализация и продвижение на рынок оригинальных русских технологий, системы спекуляций на рынках США и Европы и даже технологии развития человеческих способностей. Но Путин, к сожалению, предпочел идти иным путем - путем размножения чиновной серости.

* * *

Таким образом, если ничего не изменится, то Владимир Путин рискует войти в историю как сторонник тотальной бюрократизации России с замашками прусского "зарегулятора". Но за это страна расплатится дальнейшей деградацией, и не только усугублением отсталости и большими потерями, но и закреплением нашего африканского бытия на долгие годы. В конце концов, в 2008 году имя Путина станут произносить с теми же проклятиями, с какими нынче поминают Ельцина или Горбачева.

Рассчитывая сладить со всеобщим кризисом общества в России бюрократическим путем, Путин жестоко ошибается. Голем бюрократии сам по себе никакого развития России обеспечить не может и не хочет. Ему этого не надо. Провалы и бессилие Путина все время объясняют кознями ельцинской семьи и влиятельностью олигархов. Но дело не в этом - дело в ошибочности генеральной линии самого ВВП.

Бюрократию иногда удавалось подвигнуть на развитие страны. Но для этого над ней становился жестокий погонщик - вроде Компартии с властью идеи, дополненной периодическим террором в рядах бюрократии. Не зря Сталин расстреливал и сажал начальство регулярно. Но есть в конце концов и иные примеры, когда обходились без расстрелов и лагерей.

Но Путин скорее всего на принуждение бюрократии не пойдет. Нет, к великому сожалению, у Владимира Владимировича никакой небюрократической силы, нет идеи, нет образа будущего или великой цели. Путин пока все не может взять в толк, что его "прагматизм", его теория мелких дел - это обман, они не работают. Нельзя хвататься сразу и за возрождение детского спорта, и помогать кинематографистам, если у тебя нет Великой Цели, большой идеи. Если она есть, то все частные проблема решатся попутно.

Идеи пока у Путина нет. Он даже обиделся, когда его однажды попросили сформулировать главные задачи его правления - по аналогии с тремя сталинскими задачами 1930-х (электрификацией, индустриализацией и коллективизацией).

А потому все кончится очередным историческим провалом. Мы знаем, на чем сломает шею Путин или ему подобный "вождь". Как максимум он станет президентом руин и металлолома, потому что окончательно развалится советский технологический уклад, не организовав построение никакого нового уклада. Внешне в городах будут светить неоновые вывески магазинов, и они будут полны импортных товаров, но картина будет сродни той, что есть в голодраной Анголе.

Сегодня мы без идеи осуждены на деградацию, на скатывание вниз.

Вот теперь у почти умершего человека-России есть два пути. Либо - в кошмарного зомби, либо - в воскрешение по образцу Христа.

* * *

Отметим пока одно: сегодняшний режим просто не знает, что делать. Он снова хватается за полностью провалившиеся либеральные рецепты, норовит следовать курсом все того же саморазрушения. Опять ставку делают на приватизацию вместо мобилизации ресурсов, опять ждут мифические западные инвестиции вместо того, чтобы развивать уникальные русские технологии. Злости не хватает...

И это, читатель, наша деградация.

Взгляд в будущее: Русская боевая сеть.

- Что-то я вас опять не понимаю. Вы хотите разрушить бюрократическую иерархию? Так ведь это обернется хаосом и распадом страны. Ведь сейчас все ясно: вот есть вертикаль президентской власти, и нижестоящие подчинены начальникам. А вы что проповедуете? Как вы собираетесь мобилизовать нацию на войну? Ведь война требует единства, - терзает нас Скептик.

А мы и не собираемся ничего разрушать, мистер Недоверчивый. Просто рядом с тупой и неповоротливой бюрократической машиной мы предлагаем создать русскую Сеть, наше Братство. Именно благодаря ей мы и мобилизуем самую умную и энергичную часть нации на конструктивную работу. Благодаря Сети удастся сложить в одно целое усилия и отрядов спецназа, и художников, и предпринимателей, и ученых, и оружейников. Тогда и Голем поневоле станет шевелиться и воспринимать новое.

Почему при этом Сеть-Братство не распадется? Потому что в этом случае есть огромная сила сплочения: общая идея, одно великое Общее Дело, о котором мы столько писали, - построение нового мира и непримиримая борьба с новыми кочевниками. В этом Братстве каждый будет знать и понимать свой маневр, свою миссию. А это спаяет наши ряды посильнее, чем огромная пирамида начальников всех мастей, чем тысячи приказов и распоряжений. А единое ментально-психическое поле Братства обеспечат Интернет и телевидение, общая культура, система взаимопомощи и сеть воспитания детей. Связи Братства пронижут все структуры общества, братья будут повсюду: в армейских подразделениях, в кино и на телевидении, в министерствах и университетах. Братство сможет видеть все. И в нем объединятся русские всечеловеки.

В результате получится сила, которая сможет отвечать на агрессию врага не только пулями или ракетами, но и культурными операциями, экономическими "сражениями", информационными диверсиями. Каждый элемент Братства станет добрым оборотнем: мирным и военным одновременно. На всех фронтах и пространствах войны новые кочевники получат самый мощный отпор в любой момент мира-войны. Братство прекрасно приспособлено прежде всего для отражения атак консциентального (ментально-психологического) оружия новых кочевников, для рассеивания их планов сетевой войны и нападений "роев" чужих неправительственных организаций. Братство станет своего рода "каркасом" и "скелетом" новой державной Руси, став боевым роем разных структур и организаций.

Вы не подумайте плохого: в наших Вооруженных силах мы оставим иерархию. Но только она станет, если можно так сказать, менее пирамидальной. Исчезнут многие передаточные звенья между командующими и полевыми командирами, все эти командиры корпусов и армий. Этот процесс идет и в США. Новые технологии позволят высшим командирам выходить непосредственно на лейтенантов, капитанов и майоров.

* * *

- Добрые оборотни? Какое несовместимое словосочетание! И как же ваши культурные кружки качества превратятся в грозные боевые единицы? Как это вы намерены свести на нет разницу между военным и гражданским? - хмыкает наш неусыпный критик.

Ну, полностью эта грань сразу не исчезнет. Однако если приводить живые примеры будущей России, то начнем хотя бы с церковных общин. Именно в них сосредоточится, например, воспитание будущих бойцов. Общины будут не только сплачивать народ, но и установят прямую связь с армейскими частями. Какая дедовщина может быть в подразделениях, люди в которых - это выходцы из одной общины? И общины же станут просто бастионами на пути культурной агрессии нашего врага.

Но есть примеры и более высокого уровня. Братья-финансисты, пожиная большие прибыли от операций на внешних рынках, вкладывают их внутри страны. (Подробнее механизмы русской экспансии в глобальных финансах описаны в "Третьем проекте".) Куда они инвестируют? Например, в постройку новых, очень экономичных транспортных самолетов Ту-204. Авиакомпания других братьев, с выгодой используя эти самолеты в коммерческих перевозках, одновременно и выполняет работы в интересах военных. Это обходится государству и дешевле, и качество работы в этом случае высоко. Да и самолеты содержатся в образцовом порядке. В случае же войны эти самолеты полностью переходят на службу стране.

Более того, армейские летчики получают и гражданскую работу - их ждут в авиакомпаниях. Да и сами авиакомпании - это части Братства. Они становятся и частью большого бизнеса, и слагаемым военной мощи новой России в одном лице. Грань между военным и экономическим в них стирается почти полностью.

Внутри финансовых групп, принадлежащих братьям, есть свои хакерские и программные фирмы. И они равным образом способны служить и бизнесу, и обороне. В данном случае - в информационной схватке, в атаке на финансы и компьютерные сети врага.

Некоммерческие организации Братства готовят всечеловеков. А они годны для многого. Хорошо подготовленные в спецназе ребята, как в Израиле, так и везде, охотно принимаются на работу в бизнес и в разведку.

Культурные и масс-медийные ячейки сети Братства создают наш, русский мир образов, мифов и легенд. Они создают мир победоносной и сильной страны. С их помощью русские Самоделкин, Знайка и Незнайка, Карандаш, Шпунтик и Винтик наголову бьют у нас дома Микки-Мауса, Гарри Поттера, черепашек-ниндзя, Супермена и прочую нечисть, а с фланга их поддерживают Иван-Царевич, Василиса Премудрая, Змей Горыныч и три богатыря. Эти ячейки создают защитный кокон для русских мозгов, предотвращая деморализацию нашего народа, захват его мыслей и представлении коварным врагом в Пятой мировой. Мы создаем свои, русские боевики и детективы, триллеры и сериалы. А в войну все это превращается в самое мощное психополе, направленное на уничтожение агрессора. Но одновременно русские герои, образы и мифы становятся выгодным медиа-бизнесом, с помощью которых мы завоевываем мир. И сюда пойдут инвестиции богатых братьев.

Наконец, Сеть-Братство впитает и себя всех людей истинно русского характера, носителей творческого и созидательного начала. Именно Братство поэтому может начать операции по захвату капиталов российских хищников "новокочевого" типа и особо крупных воров.

Думаем, читатель, что вы и сами можете продолжить логику использования даже мирных структур в схватке за будущее планеты. При этом Сеть в отличие от централизованных структур очень трудно разрушить. Сеть может стягиваться, закрывая разрывы, залечивая нанесенные врагом раны.

* * *

- Но не обрекаете ли вы русских на мелкотравчатость? - спросит нас уже не Скептик, а брат-патриот. - Время требует грандиозных проектов, эпохальных прорывов в науке и технике. Пожалуй, таких же великанских, как ядерный Манхэттенский проект в США 1940-х годов или советский космический проект Королева-Берия. Но эти проекты совершались как раз благодаря громадным централизованным структурам. А вы предлагаете их заменить на сетевые. Справятся ли с задачами эпохи мелкие структуры?

Справятся, наш дорогой друг. И не надо считать, будто сеть - это лишь мелкие заведения. Нам довелось общаться с создателем многоразового космического корабля "Буран" Глебом Евгеньевичем Лозино-Лозинским. Мудрый старец в 1976-1988 годах смог возглавить советское чудо воздушно-космической техники. Работать пришлось на стыке авиапромышленности и ракетостроения, которые ненавидят друг друга даже сегодня, после гибели СССР. При этом ему не понадобилось создавать ни особого министерства многоразовых космосистем, ни особого главка, как было в случае с советским атомным проектом. Лозино-Лозинский смог вовлечь в работу свыше трех тысяч предприятий из совершенно разных ведомств и систем, формально подчиненных совершенно разным начальникам и владельцам. Как? Глеб Евгеньевич говорил нам, что впервые в русской практике удалось сработать методом сетевой, "виртуальной" корпорации. Сугубо делократически, читатель.

Во главу угла стал конкретный проект. Его руководитель распределял лишь деньги и заказы, подыскивая самых лучших исполнителей. И ведь получилось! В 1999-м, за два года до того, как оставить этот мир, Глеб Евгеньевич говорил нам: жаль, что этот уникальный опыт так и остался невостребованным. Мол, теперь, когда компьютерная техника так далеко шагнула вперед по сравнению даже с 1988 годом, можно довести технологию управления виртуальной корпорацией до совершенства. И если раньше приходилось вручную чертить сетевые графики, то нынче с этим делом сладит хорошая электронно-вычислительная сеть.

Когда на месте нынешней Россиянин поднимется Великая Россия, этот опыт пригодится для осуществления крупных проектов. Наверное, то будут и экспедиция на Марс, и возобновление экспансии в глубины океана, и создание флота воздушно-космических кораблей, и построение грандиозных спутниковых систем, интегрированных в глобально-информационные сети, и работы по созданию всечеловеков.

* * *

- Эх, мечтатели вы, мечтатели! - покачает головой Скептик. - Так кто же станет воплощать ваши планы, если государство наше, по вашему же признанию, безнадежно заражено и хищничеством, и близорукостью, и бюрократизмом? Вы призываете вообще плюнуть на захват государственной власти в РФ и заняться созданием внешне совершенно аполитичного Братства. Да вот только одно вам все карты смешивает: небыстрый это процесс. А страна деградирует еще быстрее.

Да, Скептик нас не в бровь, а в глаз стукнул. Поэтому ответим с немалой долей горечи. И уж тут слово возьму я, Максим Калашников.

Конечно, с помощью государства дело могло бы пойти в несколько раз быстрее, и поэтому часто локти хочется кусать при виде того, как проклятый Голем упускает одну великолепную возможность за другой. Государство все же - великая сила. Я, признаюсь честно, - ярый противник нынешней грязной комедии, которую назвали "демократией". Я - сторонник монархического строя, и считаю великим благом, когда страной правит самодержец, сызмала подготовленный к этой нелегкой миссии, пропитанный пониманием национальных интересов. Скорее всего монарх должен быть всечеловеком. Не имею права навязывать свою точку зрения, однако считаю, что России сначала нужна авторитарная власть яркого вождя, горячего противника новых кочевников и поборника прорыва страны в новый мир. Этот харизматик и должен потом либо сам основать новую династию, либо возвести на трон молодого царя, специально воспитанного для царствия.

- Ага! Так вы предлагаете нам диктатуру, милейший! - кричит уже Демократ, яростно сверкая очами. - Вы предлагаете погрузить Россию в царство насилия, полицейской тупости, коррупции? Вы хотите репрессий, охоты на ведьм и прочих зверств?

Нет, не предлагаю. Не надо пугать нас диктатурой - уже многие невооруженным глазом видят, как уходит в прошлое демократия того образца, который нам навязали в 1991-м. В нынешнем мире политики, которых выбирают миллионы профанов по тем же принципам, по каким они покупают мороженое, ничего сделать не смогут. Слишком сложны задачи. И, как мы знаем на собственном горьком опыте, избирательные урны ни черта не спасают ни от коррупции, ни от идиотизма, ни от самой наглой торговли национальными интересами. Демократия скончается и на Западе - вы хотя бы "Метаморфозы власти" Тоффлера прочтите. Она умрет вместе с индустриальной эпохой, ее породившей.

Но какой должна быть новая диктатура? Она должна быть прежде всего диктатурой главной идеи. Без этого невозможно сетевое устройство общества, потому что только идея, только общая цель и создает сеть. Если нет движущей идеи, то сеть невозможна, и все вырождается в банальную полицейщину латиноамериканского типа, с ее продажными золотопогонными генералами, опереточной армией, воровством верхушки и нищим народом. Это то, чем рискует закончить путинство, идущее вместе без идеи.

Нынешние психотехнологии прекрасно позволят отбирать в сеть только искренне преданных идее людей, стопроцентно определяя лицемеров, подлецов и карьеристов. Мы описали системы скрытых допросов в "Третьем проекте". Тем самым мы предотвратим репрессии и уничтожение неповинных людей мерзавцами, избежим судьбы КПСС.

И диктатура, и монархия могут самым прекрасным образом опираться на широкое основание в виде сетевой русской цивилизации. История доказывает, что нет равных по прочности для власти того, кто опирается на широкие слои народа, на самых энергичных и патриотичных людей страны.

Будь Калашников на месте Путина - и он бы стал пожизненным президентом при самой горячей поддержке граждан России, православных и мусульман купно. А всего-то и надо, что основать при своем управлении делами ту самую Сеть, корпорацию корпораций из носителей самых прорывных технологий. Именно она позволит правителю России обрести огромный финансовый и силовой ресурсы, даст возможность концентрировать огромные деньги, даже не беря в руки ни грамма нефти, ни кубометра газа. А уж если взять в руки еще и нефть...

Опираясь на такую силу, можно за несколько лет дать стране космическое ускорение, совершив настоящее чудо. А дальше - дело техники. Там и природные богатства начнут служить общему делу.

Все нынешнее чиновничество патологически подло и льнет к силе. То же самое относится и к клоаке средств массовой информации. Особенно учитывая то, что в ней русских и мусульман - раз-два и обчелся. Стоит этой публике почувствовать силу, и она побежит впереди паровоза. И те, кто еще вчера ругал проклятое советское прошлое и бичевал русский шовинизм, завтра примутся хором петь осанну великодержавности и патриотизму, раболепно заглядывая в рот правителю и ловя его желания. При этом они станут яростно отпихивать друг друга локтями в стремлении угодить владыке. Уж они воспоют и новую эру, и новую Империю - будьте уверены. И тогда власть над телевидением даст владыке мощный транслятор идей единства и воскрешения страны. Тогда телевидение наполнится не дебильными играми вроде "Последнего героя" и не сексопатологическими посиделками, а превратится в мощный генератор национальной силы. ТВ даст людям и смысл жизни, и яркий образ будущего. Причем будущего великого и прекрасного.

Я прекрасно понимаю, что это - скорее благие мечтания. Но, в конце концов это наша книга, и мы можем позволить себе эти грезы.

Поэтому, увы, придется идти не прямым путем, а через создание Братства - основы новой страны. Даст Бог, мы успеем.

* * *

И у нас есть большая надежда, читатель. Мы рассчитываем на класс богатых и состоятельных русских. Именно они сейчас стали самым протестным электоратом, впрямую сталкиваясь с идиотизмом экономической политики верхов, с алчностью и тупостью бюрократии "возрожденной Россиянин". Они хорошо видят прелести развитого посткоммунизма. Мы знаем некоторые настроения в среде бизнесменов. Слишком многие сегодня хотят иметь за спиной сильную и независимую державу, а не американскую подстилку.

Я дописываю эту главу, сидя на веранде бунгало на Средиземноморском побережье Турции. В хорошем отеле, двухнедельный отдых в котором стоит почти три тысячи "бакинских". Немного поодаль, у бассейна, который светится в теплой ночи изумрудным светом, гуляет большая компания далеко не бедных русских. Вы знаете, какие песни они поют во хмелю? Они поют "Взвейтесь кострами, синие ночи...", фронтовые песни, гимн Советского Союза. Люди тоскуют по великой стране. Пройдись среди них в куртке с гордой надписью "СССР" - и ты увидишь множество теплых улыбок и вскинутых в приветствии кулаков. Потому что мерзость и ничтожество РФ очевидны всем умным людям. Потому что тупик "построения рынка" все более и более нагляден.

А еще подрастает молодежь, которая уже не испытывает оргазма при виде пепси-колы или видака, за которые их предшественники вмиг продали имперское величие. Этой молодежи новая власть оставляет самое унылое будущее. И эти ребята, которым было всего несколько годков от роду при гибели СССР, теперь жаждут новой империи.

Вот они, источники наших надежд. Нужно вовлечь в Братство прежде всего умных "новых русских" и молодежь...

И тогда покорится нам Голем, и возникнет Русская Сеть, и станем мы единым боевым целым...

* * *

Может быть, кого-то наши откровенные планы возмутят и кто-то объявит нас ужасными тоталитариями.

И пусть! Нас не мучат ложные угрызения совести.

Не то время нынче, друзья. В наступившем веке нас ждет целая череда новых войн, сливающаяся в одну великую. И это будет поистине запредельная схватка двух сверхсистем. Чудовищного антимира грабителей и "экономических животных" с миром людей, которые хотят жить по-человечески, думать, творить, читать книги, любить, радоваться семейной жизни и растить детей. Это будет битва за веру, за обычаи предков и саму культуру. Война за наше право быть людьми, а не зомби.

Нашим врагам сейчас очень страшно. Жить по-прежнему - значит неизбежно попасть в тяжелый кризис, в новый 1929 год. Так можно допрыгаться и до развала США. Жить по-новому? Тоже жутковато. Ведь придется переходить на новые технологии, которые порождают совершенно неведомый мир, а неизвестность всегда пугает. Переход к этому миру труден и опасен. Придется отобрать у американского обывательского стада обильные кормушки, заставив его меньше потреблять, но больше и лучше работать. Придется девальвировать доллар, ухудшать жизнь американцев, чтобы сделать США более конкурентоспособными и безжалостно срезать лишние, паразитические слои населения. А эта перспектива тоже заставляет поджилки трястись!

США оказались перед цивилизационным кризисом. Из такого же по силе кризиса 1929 года они вышли с помощью грандиозной мировой войны, в которой полегли от 50 до 60 миллионов русских, немцев, японцев, китайцев, восточно-европейцев и сербов. И мы уверены в том, что и на сей раз правители Америки, эти новые кочевники, ввергают мир в новую войну. Причем надолго.

Сами США, этот нынешний маяк демократии и либерализма, могут стать совсем иными. Ведь то, что предстоит сделать США (да и что уже сейчас США делают) во имя выхода из кризиса, придется делать совершенно недемократическим путем. И не зря очень умный экономист, ныне покойный Марк Голанский, в 1994 году предрекал превращение США в неототалитарную страну с плановой экономикой.

Да, мы не хотим делать Америку своим смертельным врагом. И среди американцев полно честных и добрых людей. Но суровая правда жизни состоит в том, что нынче США превратились в гнездо для новых кочевников, в прикрытие для их Вечного Рейха, раскинувшего сети по всему миру. И эти отвратительные создания постараются удержать свою базу, оставив ее единственной супердержавой мира и самой сильной в военном отношении страной.

Каким будут США завтрашнего дня? Какими путями начнут выходить из кризиса?

В 1974 году в отставку добровольно ушел президент Ричард Никсон. Тот самый, который едва не стал диктатором Соединенных Штатов. Получив власть в 1969-м, Никсон упорно строил имперское президентство. Как пишет Артур М. Шлезингер ("Циклы американской истории", М., "Прогресс-Академия", 1992), администрация этого человека шаг за шагом отбирала у конгресса-парламента право распоряжаться бюджетом, прибирая к рукам полномочия тратить специальные фонды и назначать чиновников без контроля парламентариев. Действия президента окутывались все большей секретностью.

Оно было и немудрено: именно в этот период янки терпят поражения во Вьетнаме, невиданно вырастает экономическое и военное могущество русских, мы тесним американцев по всему миру и запускаем первые орбитальные станции. Русское оружие наносит поражение Израилю в воздушной войне 1970 года на Ближнем Востоке, в 1973-м египтяне едва не громят евреев в Войне Судного Дня, и Тель-Авив едва не дает команду на применение ядерного оружия. Вдобавок к этому в 1973-м во много раз взлетают цены на нефть, и на Западе разражается тяжелый энергетический кризис.

Как пишет Шлезингер, Никсон начинает борьбу за использование полномочий, данных ему для борьбы с внешними врагами, уже внутри страны. Да не против кого-нибудь, а против своих политических оппонентов, которых Никсон вполне по-сталински называет "врагами". Нарушая закон США и оправдывая это защитой национальной безопасности, Никсон создает в Белом доме секретный отдел, который занимается фальсификацией политических и архивных (!) документов, обысками в государственных учреждениях, прослушиванием телефонных разговоров государственных чиновников, сотрудников иностранных посольств, журналистов и вообще "врагов". Все это оправдывалось национальным кризисом. Казалось, еще немного - и США превратятся в страну некоего англосаксонского фашизма, в полицейское государство.

Никсон пытался довести президентскую власть до плебисцитарной диктатуры. То есть до принципа "что хочу, то и ворочу", поскольку меня на четыре года выбрал народ США, и не перед кем я отчитываться в своих действиях не буду. Только, мол, перед народом на выборах. А то, что я хочу преследовать политических противников, так то в интересах народа.

Никсону тогда не удалась попытка переворота. Никсон недолюбливал евреев, к тому времени уже прочно державших в руках своих финансы и прессу США. Поэтому массированная кампания в СМИ вынудила Никсона во избежание импичмента и суда уйти в отставку самому.

Но все же прецедент создан. Идеи и попытки, появившиеся и Америке хоть раз в истории, никуда не исчезают. Есть одна железная закономерность: едва только США сталкиваются с серьезной угрозой собственной безопасности или влетают в опасный кризис - так сразу же слетает прочь вся шелуха из их "демократии", "прав человека" и тому подобной белиберды. На таких крутых поворотах истории американцы поступают так же, как и тоталитарная советская власть.

Когда еще до вступления США в войну с Гитлером американский олигарх Уильям Дэвис создал в Западном полушарии разветвленную сеть своей корпорации для снабжения горючим немецких подлодок, то летом 1941 года он, крепкий 52-летний мужчина, скончался от неожиданного "сердечного приступа", и расследование его смерти на корню пресекло ФБР. Столкнувшись в войне с Японией, они загнали всех своих граждан японского происхождения в лагеря. В суровом 1942 году Рузвельт ввел цензуру для СМИ и закрыл 33 печатных издания оппозиции, посадив их издателей за решетку. Когда стало очевидным, что США напичканы коммунистическими агентами и целой армией сочувствующих "красным" идеям, что благодаря этим людям Советский Союз овладел атомными секретами и сэкономил несколько миллиардов долларов, так сразу же Америка в начале 1950-х увидела и казни, и "охоту на ведьм" (репрессии) под руководством жестокого сенатора Маккарти, и наказания за инакомыслие. Так же как и мы, американцы силами спецслужб отправляли неугодных людей на тот свет без суда и следствия, шли на контакт с террористами и мафиози. Они же прослушивали все телефоны, лезли в частную жизнь.

Поэтому после 11 сентября 2001 года о США возникает Министерство внутренней безопасности: суперведомство, которое по мощи оставляет далеко позади гестапо с абвером, напоминая разве что лишь Министерство госбезопасности Лаврентия Берии. Со штатом в 170 тысяч сотрудников, с бюджетом в сорок миллиардов долларов (две трети от тогдашнего бюджета РФ). В этом ведомстве объединяются нити управления ФБР, ЦРУ, налоговой полиции - и всех 22 федеральных агентств по борьбе со всем незаконным. Это - суперведомство для Пятой мировой войны, которое обладает почти безграничной властью. Оно получает полный карт-бланш на тотальную слежку для борьбы с нынешними "врагами народа" - террористами. Оно прослушивает и читает все, к его услугам будет корпус сексотов-осведомителей. При этом, как и сталинский НКВД, МВБ США станет оперировать и за пределами своей страны: следить, арестовывать, устранять физически.

Снова возрождается практика устранения врагов США с помощью убийц из спецслужб. При полной неподконтрольности и непрозрачности МВБ для всяких там прессы и общественности!

Но всевластный НКВД (МГБ) держал под контролем волевой и очень умный Сталин. Даже в годы самых массовых репрессий ему не приходило в голову ради их оправдания отдать тайный приказ, скажем, на подрыв жилых домов в Москве, на отравление воды в водопроводах парочки городов или на таран набитого взрывчаткой самолета, который мог бы врезаться, скажем, в какое-нибудь высокое здание. Казалось бы, сделай это - и народ сам потребует искать врагов народа с утроенной энергией. Но Сталин не перешел этой грани. В нынешнем же мире таких вождей нет, как нет и моральных сдержек. И потому новый монстр американского тоталитаризма получит полную свободу сам устраивать теракты страшных террористов, чтобы самому же их расследовать. Понятное дело, что теракты в Пятой мировой войне будут греметь именно там, где решат сопротивляться проникновению США. Мол, не хотели вы пускать наше МВБ к себе - вот у вас террористы и разошлись не на шутку.

Но мы немного отвлеклись, читатель. Новые времена с их многочисленными вызовами и новой мировой войной вызывают к жизни и новый тоталитаризм. Когда британский панк Роттен из "Секс Пистолз" в 1977-м спел свой знаменитый хит: God save the Queen - And Fascist regime!

(Боже, спаси королеву - и фашистский режим!), он только немного опередил время. И немного ошибся с местом рождения нового порядка.

* * *

Завтра мечта Никсона может быть воплощена. Пусть другими людьми и с несколько иными целями. Потому что Америка, как мы уже писали, делает ставку на создание Нового мирового порядка любой ценой. Америке жизненно необходимо вызвать в мире череду расколов крупных государств - возможных соперников США. Вырисовалась новая американская политика: помощи бандам убийц и террористов, которые делают выгодную янки работу - терзают неугодные страны.

А это значит, что мир ждет такой всплеск насилия и террора, что этот кровавый вал грозит докатиться и до самих США. Кто, как не имперское президентство, как новая диктатура с полицейским режимом, остановит проникновение терроризма в сами Штаты? Кто сможет пресечь массовое нашествие в них арабов, китайцев и прочих азиатов? Кто станет сдерживать стремительно растущий "черный расизм" в США, густо замешанный на негритянской преступности? И точно также только диктатура в Америке может решить самые больные проблемы экономики.

* * *

Уверены, что американский неототалитаризм будет воевать, отыскивая себе все новые и новые объекты для ударов. Не важно, как обзовут этот процесс - глобализацией, борьбой за права человека или схваткой с международным терроризмом. В любом случае смысл этой войны сведется к тому, чтобы обеспечить первенство Америки во всем, "загасив" остальных соперников, не дав им развиться и бросить вызов владычеству новых кочевников. Это - очень опасная для самих США политика, но разве укоренившихся в этой стране кочевников волнуют судьбы американцев? Для них Америка сегодня превращена в объект игры.

* * *

Неототалитаризм неизбежно усилит нынешнюю жестокость. Он породит идеологию деления народов на высших ("развитых" и "рыночных") и на низших (неразвитых и нерыночных). Кое-какие признаки нового нацизма видны уже сегодня.

В этом мире праздных и богатых людей, где высшей ценностью объявлено удовольствие и наслаждение, давно вырвались на свободу самые низменные страсти. И хотя в нем много всяких извращенских клубов, сбесившимся от жира и скуки новым кочевникам хочется уже не игры. Им хочется по-настоящему жечь на медленном огне, полосовать жертвы бичами с железными крючьями, прижигать женские груди раскаленным металлом.

Психологи отмечают невиданный рост садизма и половых извращений после Второй мировой войны. На Западе уже есть целая субкультура людей с этими наклонностями, особый их мир с целой сетью обществ и клубов. Многие сатанинские культы, столь модные сейчас на Западе, требуют и детоубийства, и человеческих жертвоприношений, и поедания свежих трупов, и пития горячей крови из отворенных жил человека. Уже сейчас удовлетворение жестоких наклонностей нескольких миллионов богатых западников может стать высокоприбыльной индустрией порока, где оборачиваются миллиарды долларов. Очень выгодным объектом инвестиций, где барыши могут измеряться тысячами процентов. Спрос же всегда рождает предложение. И плевать на то, что гуманные западные правительства будут все это осуждать.

Вот только у себя искать рабов-жертв опасно и непристойно. Лучше устраивать гнусные притоны и подпольные видеостудии там, где идут междоусобные войны, взаимная резня народов. Или поблизости. В этом помогут местные бандиты и "борцы за веру". Ну а периодические приступы такого взаимоуничтожения обеспечивают и политика Соединенных Штатов, и демоны глобализации.

Глобализация - это верх разнузданного общества потребления, не верящего в Бога и загробную жизнь. Логическое увенчание потребления - это потребление человека человеком. Поэтому глобализация неизбежно ведет к расцвету новой работорговли, к продаже человека человеком, к новой эпохе людоедства. Поэтому благопристойному на словах Западу всегда нужны очаги резни на планете, откуда можно черпать говорящий товар, источники удовлетворения своих гнусных прихотей. Развал Россия, череда ваххабитских войн на Юге - это прекрасная почва для такого бизнеса. Война спишет исчезновение тысяч жертв.

Запад - это общество богатых и обеспеченных стариков, помешанных на продлении своей земной жизни. Западники сломали веру в Бога и вечную жизнь еще триста лет назад, сделав божеством прихоти двуногих. Теперь дряхлеющему Западу необходимо множество человеческих органов для пересадки богачам. Запад - это громадный рынок сбыта для частей человека. С точки зрения голого расчета куда дешевле купить у тех же ваххабитских боевиков пленных или похищенных людей, русских или сербов. Разделка одного человека дает прибыли на сотни тысяч долларов - в виде крови, костного материала и мозга, почек и надпочечников, глазных яблок, сердца и печени, кожи, волосяного покрова.

Нечеловеческий материал нужен не только для индустрии садизма и для трансплантологии. Человек выступает еще и как промышленное сырье. Ужасы Великой Французской революции 1789-1804 годов и гитлеровского рейха 1933-1945 годов, когда из людей парили мыло отменного качества, когда людская кожа шла на выделку изысканных изделий, волосы - в текстиль, а пепел сожженных трупов на удобрение полей - это старо, грубо и немодно. С тех пор технологии шагнули далеко вперед, и особенно - биологические. И фармацевтические корпорации-гиганты, хранители зловещих тайн, по прибыльности своего бизнеса уступают только наркобаронам. Запад каждый год требует целые горы все более эффективных и дорогих лекарств, и сегодня для медикаментов нужны сверхчистые биологические материалы.

Люди - венец творения Божьего, и нынешней науке потребуется еще много лет для того, чтобы только приблизиться к отдельным возможностям человеческого организма. Только железы внутренней секреции могут вырабатывать такие вещества, над какими будут долгие годы биться огромные биотехнологические центры. И стоить это будет чудовищно дорого.

С точки зрения голого чистогана намного выгоднее превратить в фабрики для добывания сверхчистых веществ живых людей. Это сродни пчеловодству. Пчела - это удивительное творение Бога, которое в маленьком своем тельце синтезирует буквально магические по целебности вещества. Даже толченые мертвые пчелы, подмор, можно использовать для отменных снадобий. Но ведь люди не строят дорогих машин, имитирующих организм пчелы - они просто-напросто используют этих удивительных насекомых на своих фабриках-пасеках. Поставьте на место пчел человеческие существа - и вот вам полная аналогия. И если этот бизнес из соображений гуманности запрещен, то ничто не мешает заниматься им в "сумеречных зонах", в районах межнациональных конфликтов и в мафиозных обломках некогда великих государств.

То, что можно добыть из убитых абортами нерожденных детей, - это вообще золотое дно. Разве на Западе уже не существует особой фетальной медицины, где богатых лечат препаратами из абортивного материала? Специальные клиники по пересадке органов и фетальной терапии в условиях глобализации можно наоткрывать опять же на периферии западного мира. В той же Хорватии или на остатках былой России. Фармацевтический бизнес? В условиях глобальной экономики, когда мощные транснациональные корпорации легко открывают свои филиалы в любой точке планеты, обладая при этом своими разведкой и частными спецслужбами, когда в массе новых "государство они могут купить любого чиновника или правоохранителя, почти ничто не мешает расцвету преступного "человеководства".

Это ведь дико прибыльно. А бизнес идет туда, где прибыль больше. Западным дельцам уже давно надоели многочисленные законы, которые сковывают их инициативу у себя дома. А тут представляется такой удобный случай: ведь всю грязную работу будут делать чужаки, продажные главари националистов и "долларовых мусульман", подкупленные чиновники и восточные преступные сообщества. Вот почему Западу эпохи глобализации жизненно нужны очаги беззакония и насилия на планете.

Мы ничего не придумываем. Все это практикуется уже нынче.

Развитие индустрии "досуга", медицины и фармацевтической индустрии, прогресс тонких биотехнологий на Западе в условиях глобального рынка неминуемо породит гигантский спрос на живой товар.

* * *

Поэтому тенденции развития современного глобализированного мира непременно приведут к созданию в США идеологии нового расового превосходства. Неототалитарному режиму в Америке понадобится оправдание для войн и для демонизации других стран. Очевидно, пышным цветом расцветет религия глобализации - сатанизм. Ведь он очень удобен. Его принципы - "Сильный всегда прав", "Добрый - глупый, злому - счастье", "Пусть погибнет слабый", "Главное - мое удовольствие, и если мне приносят наслаждение насилие и самые изощренные пытки других человеческих существ, я имею право на это развлечение".

Психология bookap

И вот всему этому и должны противостоять мы, русские. Вместе со всеми нормальными людьми всех рас и языков. И в этой борьбе нам самим нужно стать сильными. Так что пусть вас не коробят наши мысли о последней русской мафии, блицкриге и люденах. Мы выходим на бой с нелюдями, мы не хотим себе участи биомассы для тварей, который возомнили себя высшими существами на этой планете!

Вот почему мы предлагаем путь русского блицкрига, чудесной стратегии - с ее Сетью и всечеловеками, закрывающими технологиями и нетривиальными действиями, не знающими ведомственных границ. Мы проповедуем ставку на чудо в этой Пятой мировой войне.