Часть II. Россия победоносная.


. . .

Глава 15. Сила мечты.

Здесь, читатель, мы наблюдаем тот редкий случай, когда приготовление к войне и фанатизм новой идеи идут только на благо нашего народа.

"...В том, что касается этих жутких бетонных (или старых кирпичных) корпусов, обыкновенно находящихся на окраинах города, называемых заводами или фабриками. В юности я отдал часть жизни, рубил, грузил, таскал металлы и руду внутри таких корпусов, потому я их очень хорошо знаю. По доброй воле туда, в эту жару или холод, химическую вонь и сквозняки, никто не пойдет. Посему обсуждать надо бы не проблему собственности (этому господину в полосатых штанах или этим десяткам типов в джинсах принадлежат акции предприятия), а проблему избавления человечества от такой мерзости, какими являются заводы и фабрики..." - написал в 2002 году знаменитый русский писатель и национал-большевик Эдуард Лимонов.

Признайтесь-ка сами себе: разве основную массу людей на Земле волнуют все эти так называемые "свободы" - прессы, слова, политических партий и прочей мишуры? Да наплевать людям на них. Тем паче что цену этим "свободам" мы хорошо узнали на собственном опыте. Гораздо больше человек мечтает об избавлении от рабства нетворческого, монотонного труда, от засилья рутины, от вечного страха потерять заработок и пасть жертвой очередного кризиса, дефолта, девальвации...

Закрывающие технологии и есть то самое, желанное освобождение человечества от монотонного и нетворческого, груда, свобода от участи придатков к машинам. Нынешняя фабрично-заводская цивилизация иссушает душу человека, убивает его разум, калечит психику рабочего настолько, что он прекращается в агрессивного алкоголика или тупого барана, которого можно вести хоть туда, хоть сюда. После восьмичасовой смены одуряющего труда "людей фабрики" не влекут к себе ни книги, ни театры, ни спортивные снаряды. Скорее бы забыться, упереться в идиотское телешоу, одурманиться водкой - вот что им нужно. "Люди фабрики" не могут любить своих жен и воспитывать детей. Да и рожают они их все меньше.

Их телу приходится не лучше: в ядовитой атмосфере промышленных гигантов люди чахнут, становятся импотентами, зарабатывают "букеты" профессиональных болезней. Забитые промышленной пылью легкие, расширенные вены, разъеденные химией глаза и трахеи - как все это знакомо. И нет ничего лживее старых плакатов с арийцами-рабочими, похожими на геркулесов или культуристов в спецовках. Реальный-то раб индустриальной машины уродлив, искривлен и прокопчен насквозь. И он превращен в "частичного человека", в ущербное существо.

Русская революция закрывающих, чудесных технологий может сбросить цепи этого самого жуткого рабства.

* * *

Изменения общества в нейромире Третьего проекта будут грандиозными. Мы лишь в самых общих чертах можем их предугадать.

Миллионы людей в индустриальном порядке заняты на промыслах, в сельском хозяйстве, на заводских конвейерах и в колоссальной инфраструктуре городов. Развитие чудесных технологий высвободит их, сделает ненужными десятки миллионов рабочих мест.

И это станет большой проблемой. Что делать этим людям? Не погрязнут ли они в нищете и праздности, не станут ли рассадником самых гнусных пороков и преступности? Не придется ли им возвращаться к натуральному хозяйству?

И здесь русским потребуется умная и необычная политика. Пожалуй, можно дать новую жизнь ремеслу, и тогда появится армия людей, которые делают прекрасные вещи, каждая из которых - единственна и неповторима, становясь шедевром. И в этом мы видим переход к Новому Средневековью. В стране, которая сведет к минимуму затраты на производство, невиданно расцветут архитектура и зодчество. Именно строительство потребует армии хороших работников.

Сама нейрономика породит новую занятость. Нужны будут специалисты по информатике и новым финансам, по биотехнологиям, ядерной промышленности и производству новых материалов. Появится свободная энергетика - и она потребует своих специалистов. Многие смогут заняться восстановлением экологических систем, используя чудесные технологии восстановления, превращая пустыни и "плохие земли" в цветущие сады. Здесь работы хватит надолго. Люди станут более подвижными, а значит - разовьется транспорт. Дабы щадить уязвимую природу и не уничтожать ее прокладкой наземных трасс, транспорт поднимется в воздух: нужно будет строить, обслуживать и водить самолеты, дирижабли и экранопланы. А там, глядишь, уже и гравилеты. Вознесутся над землей струнные дороги на высоких опорах. Новое развитие получит и морской флот. Все это - новые рабочие места.

Большую часть людей поглотит сфера услуг и обширная область "человекостроения" - образования, медицины, развития природных способностей, культуры, воспитания детей, оздоровления, путешествий. Часть сможет найти себя в развившемся научном и техническом творчестве. Все эти сферы станут процветать только лишь потому, что после огромного падения затрат на производство вещей именно в гуманитарные отрасли устремятся сэкономленные деньги.

Наверное, друг-читатель, расцвет нейротехнологий породит и совершенно новую сферу - сферу борьбы с преступностью на совершенно ином уровне. Нам очень хочется того, чтобы исчезли тюрьмы и зоны - эти громадные "фабрики" по душевному и физическому уродованию людей, эти генераторы преступности. Вместо них, даст Бог, мы создадим центры психокоррекции, где люди с преступными наклонностями подвергнутся переделке. А самые злостные рецидивисты - даже полному переписыванию личности.

Работы великого русского ученого Игоря Смирнова делают это возможным уже сегодня. Уже сейчас психозондирование позволяет выявить людей с преступными и маниакальными наклонностями, уже ныне возможно целиком "переписывать" личность человека, вселяя новую душу в тело кого бы то ни было. Да, пока это дорого, но лишь потому, что его нейротехнологии существуют пока в опытных установках. Но если и оставить дело на широкую ногу, пустить его технологии в серию - тогда издержки неизбежно снизятся. И тогда множество людей, которые сейчас выступают злейшими врагами общества, пополнят здоровую часть нации.

* * *

В Нейромире может осуществиться еще одна наша мечта: о новом, гармоничном человеке.

Традиционное общество, индустриализм и нынешний "постиндустриализм" корежили и уродовали людей, делая большинство из них "частичными человеками". Конечно, в древних Афинах осуществлял идеал гражданина-сверхчеловека: храброго, закаленного воина, образованного атлета. Да вот только на одного такого "уберменша" приходилось по семь-восемь грязных, изнуренных ненавистной работой рабов. Да и позже ради существования аристократии приходилось ставить у подножия общества замордованных непосильным трудом, темных тружеников - крепостных крестьян, поденщиков, невольников. В эпоху промышленного капитализма появились армии "придатков к машинам" - озлобленного пролетариата, вынужденного заниматься монотонной работой, которая калечила и душу, и тело. Потом появились рати управляемых людей-"клеток" корпораций нынешнего времени: ограниченных, узкоспециализированных, подчиняющихся диктату заданных стандартов. Людишек, в общем, подлых и нездоровых, склонных к порокам и жестокости.

Появление чудесных технологий, освободив человека от ненужного и нетворческого труда, позволит возродить практику воспитания людей высокого качества древних Афин и вообще традиционных обществ. Но только без рабов, крепостных или пролетариев, которых заменит новая техника.

Нам хочется, чтобы каждый человек Третьего проекта становился полноправным гражданином, проходя подготовку в воинских школах. Нет, не затем, чтобы превратить Россию в хищную военную империю и покорять иные народы. (Хотя воевать и защищать себя нам еще придется - и от новых кочевников, и от сырьевых шейхов, гребущих деньги лопатой от продажи нефти.) Нет, воинские школы больше нужны для иного. Именно там лучше всего закаляются дух и тело, развивается дух соревнования и доблесть, умение преодолевать себя, прививается вкус к жизни и умение ценить ее блага, умение вести за собой людей и отвечать за жизни других. Здесь хорошо отучают от лени, подлости и предательства и здесь отсеиваются низкие души. Здесь вырастает дух свободы.

Опыт, накопленный в этом смысле человечеством, уже огромен. Это - тоже гуманитарные технологии особого рода, и мы видим их и в системе подготовки древнегреческого гражданина, и в способах воспитания древнерусских дружинников, и в школах СС, и у самураев, и в учебных частях русских частей спецназначения. Здесь не искусство убивать играло главную роль, а отбор и воспитание самого лучшего "человеческого капитала". Ну а те, кто пройдет такую школу да еще получит и нейроподготовку, станут действительно гармоничными людьми. Или уже всечеловеками. Теми, кто способен воспринимать и высшую философию, и свернуть шею любому врагу при его прямом нападении. Так мы воспитаем тех, кто уничтожит новых кочевников, при этом сознавая свою силу, умея применять ее с полной ответственностью.

Такая система подготовки русских позволит им вновь обрести уважение иных народов. Воины-всечеловеки компенсируют нашу малочисленность и резко усилят возможности вооруженных сил. Но и это еще не все...

* * *

Доведенный до своего логического завершения, Нейромир открывает перед человечеством захватывающие дух перспективы.

Сегодня люди лишены многих возможностей. Неимоверно большие силы человека и природные ресурсы уходят даже не на гонку вооружений, а на поддержание старого индустриального уклада. Каждый год люди вынуждены для поддержания жизни добывать из недр земли миллиарды тонн горючих ископаемых, перерабатывать и перевозить их. Затем надобно тратить изрядно труда и денег на то, чтобы поддерживать весь топливно-энергетический комплекс. Еще больше уходит на поддержание старой промышленности с ее многочисленными ступенями обработки, на обеспечение работы традиционного сельского хозяйства, на содержание гигантских городских служб. Наконец, жуткое количество энергии и вещества пожирают привычки потребительского общества, которое производит эвересты недолговечных и ненужных вещей. А ресурсы между тем не беспредельны.

Именно из-за этого человечество в 1970-х годах прекращает экспансию в глубины Мирового океана и в космос, свертывает программы освоения новой энергии. Неокочевники, останавливая и уродуя развитие человечества, накладывают на мир страшное заклятие. Он делается ограниченным, скаредным и чертовски эгоистичным. Он погружается в каждодневный бред ложных образов и галлюцинаций, созданных лукавыми хозяевами, попадая в плен телевизора. Телевизор превращается в жестокое, вездесущее божество, телевидение - в новый инфернальный культ. Лучшие умы вынуждены биться над формулами новых марок жвачки, а не над чертежами звездолетов.

Всечеловек убьет телевидение. Он уничтожит царство манипуляторов человеческой психикой, черную орду упростителей человечества.

* * *

Нейромир с его чудесными технологиями, избавив нас от этих колоссальных затрат, позволит высвободить ресурсы для совсем иного развития. Он снимает с нас дьявольское заклятие перезрелого индустриального уклада, освободив колоссальную энергию, сегодня связанную в громоздких, многоступенчатых схемах промышленности.

Прежде всего расцвет переживут сферы и отрасли, ориентированные на человека и его развитие. Мы получим совершенно новую медицину, разительно отличающуюся от нынешней, узкоспециализированной и страшно затратной. Развитие природных способностей человека, его умения управлять процессами в собственном теле, обеспечение долгого нестарения организма - вот будущее нейромира. И точно так же изменится образование. Вместо теперешней дорогой системы "бросания игральных костей", когда приходится использовать долгие уроки и упражнения ради выявления способных и отсева "плохого материала", придет новая система с развитием колоссальных возможностей мозга каждого человека. Придут методы интенсивного, развивающего обучения, и каждый человек сможет стать тем, кем он должен быть. Он разовьет именно те таланты, которые в нем заложены. А новейшие методики обучения помогут сжать образовательные процессы из лет в месяцы.

Но это - только гуманитарная сфера. А есть и вещная. Наверное, первым в материальном производстве станет невиданный взлет строительства и архитектуры. Люди избавятся от однообразных, калечащих психику городов. Вознесутся ввысь громадные соборы и мечети, висячие сады и самые фантастические башни, появится множество прекрасных общественных зданий, парков, комплексов. Жилища изменятся до неузнаваемости, став и разнообразными, и здоровыми, и насыщенными техникой ("умными"). А уход компактной промышленности под землю станет всеобщим.

Но следующим этапом будет возобновление космической экспансии. Уже сегодняшние технические возможности позволяют нам устраивать базы на Луне, осваивать ее титанические запасы ценных минералов, достигать пояса астероидов и высаживаться на Марсе. Миссией русских Третьего проекта и их союзников станет возвращение почти религиозного космического духа 1950-1960-х годов, начало нового прорыва во Вселенную. Одно это позволит перенаправить агрессивные, экспансионистские энергии людей с войны на продвижение в космосе. Вот тогда и пригодятся русские со "спецназовской" подготовкой. Впрочем, и единые воздушно-космические силы (военные и гражданские в одном лице) тоже. Разработка ядерных ракетных двигателей, ионных моторов и космических "парусов" откроет нам совершенно иные горизонты. Флот космических самолетов позволит собирать межпланетные корабли прямо на орбите, невиданно облегчая задачу проникновения в дальний космос и освоения человеком небесных тел. Порыв здесь выходит далеко за рамки экономики. Космическая экспансия радикально изменит психологию человечества.

И точно так же возродится стремление людей в морские глубины. Исполнится мечта капитана Кусто, который еще в 1965-м строил свой подводный дом "Преконтииент", мечту русских акванавтов тех лет с домами "Садко" и "Черномор". Тогда появятся и подводные плантации, и китовые фермы на атоллах Тихого океана, и подводные города. Славный Кусто покинул наш мир, но его знамя можем перехватить мы. Море примирит многих, востребует сильных и страстных.

Все это нанесет новым кочевникам и американцам сильнейшие метальные удары. Такие же, какие они нанесли нам высадкой 1969 года на Луне. Мы перехватим знамя технологического лидерства и очаруем человечество.

Именно мы, русские, и должны начать великое движение в такое будущее Земли, сняв с нее печать рокового заклятия. Сказку сделать былью возможно. Главное - совершить хотя бы первый шаг, хота бы полшага. Пусть мы начнем строить новую технику в изношенной стране. Пусть сначала мы еще продолжим добывать и жечь нефть, но зато мы сделаем так, что "черное золото" пойдет на переработку через чудесные установки, затем превратившись в топливо, которое на большую часть сделано из простой воды. И пусть это топливо сгорает в новейших двигателях, в которых расход горючего снижается немыслимо. И это само по себе станет громадным рывком вперед...

Разве такое будущее недостойно стать русской Мечтой? И тогда за нами пойдут и другие народы. И путь наш лежит через Нейромир, через рождение расы всечеловеков...

* * *

Так что подведем итоги, читатель. Самое уязвимое стратегически место у наших врагов - это создание Нейромира, эпохи будущего. Они бессильны против цивилизации всечеловеков и воплощенных знаний. Именно такую цивилизацию русским и нужно строить. Если этот проект пойдет успешно, мы не только обеспечим безопасность России Третьего проекта от агрессии воздушно-космического, роботизированного и высокоточного противника. Мы просто победим его без прямого военного столкновения, потому что изменим весь мир.

Идея перехода в Нейромир может снова сделать русских богатырями. Она и только она может сплотить нацию и сделать ее боеспособной. Ибо кто сегодня станет сражаться за Россиянию? Кто станет умирать за рейтинг Путина, за богатства абрамовичей и Чубайсов, за их право и дальше свежевать нашу страну? Более того, начни наши враги агрессию под лозунгом уничтожения этих существ и конфискации их денег - и многие в РФ с цветами встретят американские войска. А вот за идею Счастливого мира, едва она начнет воплощаться в стране, воевать будут. И еще как воевать!

На этих строчках очень хотелось бы поставить точку. Ведь наивысшее военное искусство в том и состоит, чтобы победить врага, не сражаясь с ним "горячим оружием". Но, к сожалению, реальность не столь милостива к нам. Стало быть, нас тоже ожидает свой нелегкий переход. И на этом пути мы, как и Парагвай полтора века назад, подвергаемся опасности насилия и агрессии со стороны конкурентов. Враг наш действительно способен броситься на нас, пока мы еще переходим в другой мир и несем слабости индустриальной эры. Враг может начать открытую "горячую" войну", чтобы убить зарождение Третьего проекта. И русские все же должны быть готовыми встретить врага с настоящим оружием в руках, которое убивает его физически.

* * *

- Умеете вы завлечь народ, ребята! - снова бесцеремонно вторгается в наше повествование Скептик. - Да вот только забыли вы про одно препятствие. Как вы собираетесь вести такую глобальную войну, если даже нынешняя Росфедерация - это оккупированная новыми кочевниками и мародерами земля? Мы свою-то страну еще не контролируем, а вы русских в какой-то освободительный поход на весь мир норовите погнать. Ну сможет ваше Братство взять в руки некоторые города и области, но остальное-то останется в руках старорежимной элиты. На то, чтобы ее победить, уйдет уйма лет. И каким же образом вы тогда будете мир завоевывать?

- А вы знаете, что нарисовали картину, очень похожую на картину гражданской войны 1918-1922 годов?

- Вот-вот!

- Именно это и внушает нам надежду!

- ???

- Гражданская война показала громадную силу мечты. Именно она сделала тогда русских едва ли не самым мощным фактором мировой истории и позволила вести нам операции почти мирового размаха. Хотя, учтите, Россия лежала в развалинах, ее терзали голод и холод, и Москва не контролировала огромные территории Восточной Сибири, Закавказья и Средней Азии.

Мы не питаем любви к большевистским вождям, многие из них были лицемерами и сволочами, но они тогда дали миру самую увлекательную мечту. Они нарисовали картину нового общества, в котором труженику не придется голодать, пока верхушка сходит с ума от роскоши. Они сказали, что несут порядок, в котором люди не станут миллионами погибать на фронтах и умирать от отравляющих газов во имя чужих интересов, пока верхушка закатывает дикие оргии и кладет в карманы бабки от военных подрядов.

И эта мечта творила чудеса. Полуразваленная, сжатая до части европейской России Советская Республика в 1919 году в ответ на угрозу англичан взять Москву силами деникинцев начинает подготовку к походу в Индию, чтобы поднять там националистическое восстание и развалить Британскую империю. В том же году красные едва не врываются в Европу, пытаясь оказать помощь Венгерской Советской республике. В 1920-м красные, имея еще Врангеля в Крыму, отрезанный Туркестан и Дальний Восток под чужой властью, тем не менее двинулись на Польшу. И ведь, черт подери, имели все шансы, взяв Варшаву, пойти дальше, в уставшую от Первой мировой Европу! Мечта давала силы красным бойцам драться как черти, и эта же мечта заставляла множество людей в других странах помогать этим красным. И вот в 1921-м мы уже в Монголии и пытаемся укрепиться в Северном Иране. А ведь только в 1922-м красной Москве удастся восстановить империю.

Но вот у нас появится новая мечта. Мечта о мире, ради которого не придется пытать людей в подвалах, гноить в лагерях или морить голодом целые страны. Она даст русским невиданные силы, и сделает борьбу русских за Россию борьбой за всю планету. Даже если мы сначала и не сможем контролировать всю площадь собственной страны.

* * *

И ведь, читатель, воплощение этой мечты не принесет нам лишений, как это было в 1919-м. Или даже раньше. Помнится, будущий министр полиции Наполеона Жозеф Фуше начинал карьеру как самый ярый революционер, почти неотличимый от коммуниста. Он тогда писал воззвания, в которых говорил, что истинному французскому революционеру и патриоту не нужно ничего, кроме краюхи хлеба и оружия.

Все это старо. Мы покажем миру то, как революция способна делать миллионы творцов зажиточными людьми. Мы должны поставить четкую цель: с помощью чудесных, закрывающих, миротворящих и восстановительных технологий поднять качество жизни граждан России на самый высокий уровень в мире. Вопреки всем смертям, вопреки нашему суровому климату. Мы должны создать свой, русский стиль жизни.