Терентий Смирнов. В защиту странника.

Достаточно странно, что публичные высказывания по важнейшим проблемам мистического православия, подобные изданной на сайте "Православные беседы" статьи под названием "Куда ведёт Странник?", исходят от людей не владеющих и темой и глубоким пониманием, хотя и владеющими церковными чинами и званиями.

Поговорим о "странностях" ни Странника, а автора этой статьи игумена Игнатия Душеина, и, конечно же, кратко рассмотрим вопросы, в сей статье затронутые.

В защиту Странника.

Передо мной небольшая книжка - сами "Откровенные рассказы...". На титульном листе читаю: "Издание Сретенского монастыря, год 2002". Далее более крупным шрифтом: "ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ. Ниже в аннотации: "Эта книга - одна из самых замечательных книг о молитве. Учиться непрестанной Иисусовой молитве по ней благославляли святитель Феофан Затворник и оптинские старцы. На ней воспитывалось несколько поколений православных людей."

Действительно, в книге достаточно подробно, живо описан личный, сокровенный, духовный опыт человека, глубоко сопричастного к мистическому богопознанию. Страницы небольшой по объёму книжицы как бы излучают печать и благодать Святого Духа. Веет покоем, тишиной, смирением и даже некой духовной сластью. Весь смысл жизни автора, который скорее всего и является героем описания, заключается в стяжании Святого Духа, в бессеребренничестве, в познании и покорном стремлении-приближении к Богу. Формой богопознания, своего искательства для героя книги стало странничество. Он избрал очень трудный, тяжкий путь, полный всевозможных лишений и страданий. Путь и форма почти неприемлемые в настоящее время именно по причине своей тягости и которые сейчас справедливо приравнивались бы к самому настоящему духовному подвигу. Да и автор "Рассказов" явно не кичится, не хвалится и не возвеличивает свой духовный опыт. Он зачастую сопровождается слезами покаяния. Достаточно сказать, что он вообще скрыл своё имя (фамилию). И это пример христианского смирения. Автора (и героя книги) стали называть "Странник". Странник просто незатейливо делится своими переживаниями, своим опытом и сложным искусством освоения Иисусовой молитвы. Удивительными, духовными переживаниями! Сокровенным молитвенным опытом! В православной традиции не принято открывать столь подробно, откровенно и публично (в книгах) подобное. А тут такое сокровище и подарок читателям, нашему современному духовному искателю! Странник - преемник отцов-исихастов, носитель тайных знаний...

И, вдруг, - читаю в интернете. - Этаким открытым, публичным текстом и не где-нибудь, а на православном сайте в статье "Куда ведёт Странник?" на читателя обрушивается беспощадная, совершенно не обоснованная критика, хула на Странника (и автора "Рассказов"). А значит и хула на всё русское православие! Ответная реакция - возмущённое недоумение! Кто он, автор этой статьи, сектант? чужой среди своих? Просто заблудший, запутавшийся; человек посторонний, несведующий в духовных вопросах?

Игнатий - игумен... И пока ясно одно - сей игумен, к сожалению, лишён собственного определённого глубокого духовного опыта самопознания для того, чтобы обсуждать тему Иисусовой молитвы. Очевидно, что и теоретические знания явно слабы. Но вот, что ещё хуже, - плоховато с обычным, нормальным, логическим мышлением...

Итак, с самого начала в контексте статьи "Куда ведёт Странник?" и по порядку.

Автор первых "рассказов" Странника - доподлинно неизвестен. С этим можно согласиться. Однако, известно, что в бумагах святого преподобного старца иеромонаха Амвросия Оптинского были обнаружены в рукописи ещё три рассказа Странника, которые названы "Свиданиями". И с этим нет недоразумений. Известно, что и святой епископ Феофан Затворник (Говоров) свидетельствовал о том, что сам исправил "Рассказы" и дал им известный нам вид, т. е. - отредактировал...

Таким образом, в не зависимости от того, кем написаны первые "Рассказы", очевидно как минимум одно:

Двое известных русских православных святых (канонизированные православной церковью!), и Амвросий Оптинский, и Феофан Затворник, не просто были знакомы с работой Странника, не просто внимательно её изучали, но и работали с ней - дополнили этот труд (если не создали некоторую или даже всю её большую часть сами!). А что означает последнее?

Напрашивается единственный вытекающий вывод из этих дополнений - указанными святыми работа Странника была принята, одобрена, признана, утверждена! Святые не обнаружили, не "прозрели" в духовном опыте Странника никакого духа прелести, которым пугает своих читателей игум. Игнатий! И, конечно же, мистический опыт католического святого И. Лейлы принципиально не тот же, что у Странника, их ни в коем случае нельзя приравнивать!

Естественным одновременным логическим следствием явилось бы и то, что в случае несоответствия личного, духовного опыта святых Амвросия и Феофана и молитвенного опыта Странника, - вместо дополнений, написаний и редакций "Рассказов" ими следовало бы ответная критика, отрицание, разоблачение Странника святыми. Но ни как не подготовка к изданию, издание и распространение. Зачем святым подвижникам дух прелести множить-тиражировать-плодить???...

Ещё раз повторю свою мысль: поскольку святые Амвросий и Феофан были людьми пишущими, при обнаружении (прозрении) ими в духовных состояниях Странника демонического обольщения, самомнения, духа прелести вместо дополнения (возможного написания) и редакции "Рассказов" незамедлительно следовали бы с их стороны разоблачения. В свою очередь о молитвенном опыте и духовных состояниях Странника свт. Брянчанинов нигде критически, отрицательно - не высказывается! В любом случае очень странно использовать в качестве своей критики труды Брянчанинова, который, возможно, по времени своей жизни на каких-нибудь 10-15 лет просто немного "не успел" ознакомиться с "Рассказами", и совсем закрыть глаза на отношение к Страннику тех святых, которые к его произведению имели самое близкое, непосредственное соучастие. Хромает сильно логика автора рассматриваемой статьи уже в самом её начале...

Но игум. Игнатий настойчиво нацелен на "обличения" Странника. Кажется, ему "виднее", чем указанным святым. Однако, в нашем случае на основании очевидной логической подоплеки ему придётся признать, что либо святые Амвросий и Феофан сами пребывали в прелести, т. е. не являются святыми, либо... Самому признаться, что собственное высокоумие (самомнение) подтолкнуло его к написанию неоправданной, подложной, оговорной статьи, чтобы выглядеть в глазах читателя "мудрым" пастырем.

Нет сомнений, что выстраивание "логики" своих утверждений, идущей в разрез с известными святыми и неправильное приложение совершенно верных идей свт. И. Брянчанинова по отношению к Страннику и будет означать ту самую "странность" и очевидность духовной прелести только не автора "Рассказов", а самого игумена Игнатия...

Пойдём дальше и рассмотрим, какое же "множество существенных несоответствий" с опытом святых Отцов и Старцев увидел автор в опыте Странника...

1). Автору статьи игум. Игнатию бросилась в глаза и почему-то не понравилась причина, побудившая Странника к молитвенному деланию. Это сильное желание и любопытство.

Неодолимая (извечная) устремлённость человека к Богу (сильное желание), сущностный интерес, искреннее душевное влечение, расположение (любопытство) к богопознанию, к истине, к проблемам духовного развития игумен считает как исходной причиной к духовной практике почему-то неправильной, ошибочной, несостоятельной... Однако, очевидно, что не простое, обывательское любопытство двигало Странником, а, скорее, - любомудрие, любовь к мудрости.

В различных историях жития Святых известны куда более крайние, греховодные исходные состояния, которые явились побудительными причинами устремления к Богу - разврат, блуд, пьянство (напр. св. Мария Египетская), занятия чёрным колдовством (св. Киприан) и даже разбой, убийства... Через осознание глубины своего падения будущие святые устремлялись, взывали к Богу с просьбой об очищении, помиловании, прощении, спасении, - т. е обращались к молитве! И получали ответ Свыше. Согласимся, что на фоне этих ужасных историй любомудрие и желание богопознания естественная и нормально-потребностная исходная ситуация. К тому же молитва Странника была ему передана от опытного духовного прозорливого Старца, который и "видел" ситуацию ученика, а равно, как и определил степень его готовности. Бедный Странник уже пребывал в христианском смирении и был подготовлен самой судьбой, Божьем промыслом к освоению Иисусовой молитвы (полуинвалидность и повреждение руки, пожар в доме, потеря семьи и как следствие - неимущественность, начало странничества...);

2) Сильно смущает игум. Игнатия и количество молитв Странника. Не нам, современным людям, их оценивать. Назначал их количество своему ученику опытный и искушённый в этих делах и духовных битвах неизвестный Старец (каких на Руси в ту пору было не так мало). События шествуют приблизительно в сер. 19 века, а для нас это глухая древность. Люди ранее могли молиться почти непрерывно и по 10 и более часов в сутки... Современный же человек, как известно, хил и слаб, и физически и духовно (по различным причинам - плохая экология, во многом искусственная одежда и пища, активность атеизма, неверия и т. д.)

И совершенно не понятны подсчёты молитв Странника игуменом Игнатием. При самом-самом замедленном, не спешном с паузами произнесением 10 Иисусовых молитв уходит максимум 1,5 минуты и на сто молитв соответственно уйдёт всего лишь 15 минут, на 1000 молитв 150 минут, на 3 тыс. - 450 минут соответственно, т. е. - всего семь с половиной часов - не так уж по тем временам и много! Но это в случае, когда произносится полная Иисусова молитва, а именно: "Господе, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго". Опытные старцы учат использовать различные промежуточные сокращённые варианты Иисусовой молитвы вплоть до простого упрощения - "Господи, помилуй". И в последнем случае 12 тысяч молитв в день это вовсе не предел суточного времени тем более для человека старых духовных традиций сер. 19 века.

Очевидно, что игум. Игнатий никогда не практиковал Иисусову молитву, а, составив о ней своё ложное "мнение", пытается о ней писать и оценивать...;

3) Третьим пунктом осуждения у автора статьи "Куда ведёт Странник?" значится такое несоответствие - "Странник с первых шагов молитвенного труда нацелен на достижение высоких духовных состояний, он фантастически быстро "созрел" для сердечной молитвы..." - И вновь неоправданный оговор, непонимание. Бесконечным смирением, беспомощностью, духовной немощью проникнуты страницы "Рассказов". Герой их (всего лишь с сухарями да духовной книгой в дырявой суме) ищет только Бога и ничего кроме, и принимает, что даётся, спускается Свыше. Более того, обратите внимание на очень характерный эпизод во 2-м рассказе из жизни Странника, в котором он с честью и со смирением проходит искушение чудесной способностью к исцелению других людей и... - искренне, с сердечной лёгкостью отказывается от этой способности, чтобы ни впасть в тщеславие и прелесть.

И, конечно же, никакого примитивного смешения понятий физического и духовного сердца в рассматриваемых писаниях не наблюдается. Именно духовное сердце умеет как бы "разговаривать" - жаловаться, просить, умиляться, благоговеть, радоваться и пр. Телесный орган проявляется в ином более приземлённом и плотском выражении - ломота, различные кровяные теплоты, пульсации, покалывания и т. д.

А на приблизительный поиск сердечного места указывали и сами Св. Отцы, а именно на верхнюю треть сердечного мешка в левой части груди. В указании конкретного физиологического места, который приблизительно соответствует духовному сердечному входу, и заключается таинство "передачи" молитвенного приёма. И прелестью является вовсе не сами кровяные движения в теле и в сердце (они естественно-необходимы!), а возведение их на уровень благодатных. Подобного прельщения у Странника - не обнаруживается. Вообще у Старцев очень чётко обозначены, прописаны различения благодатных состояний и прелести. Очевидно, что игум. Игнатий с ними не знаком. И тезисы св. Брянчанинова никак не приложимы к состояниям автора "Рассказов". По плодам молитвенным, по результатам многое оценивается. Характерным результатом благодатного воздействия на Странника является его всё большее и большее сердечное, духовное воспламенение, очищение, слёзы покаяния и устремление к Богу, при котором всё мирское меркнет на фоне всё более глубокого смирения и нищеты духа...

Из 2-го рассказа: "Боязнь муки есть путь раба, а желание награды в Царствии есть путь наёмника. А Бог хочет, чтобы мы шли к Нему путём сыновним, то есть из любви и усердия к нему вели себя честно и наслаждались бы спасительным соединением с Ним в душе и сердце."

Таков путь автора рассказов. А сколько горьких жизненных испытаний ему пришлось преодолеть!

Что касается положения новоначалия Странника и его "неестественной быстроты" продвижения ("созревания") на тернистом пути, то обратим внимание на следующие моменты.

Произведение Странника - не протокольная запись, не дневник, в котором поденно, последовательно отражены события внутренней и внешней жизни практикующего. Описание облечено в ХУДОЖЕСТВЕННУЮ форму. А она предполагает тот самый эффект кинематографа или литературную условность, при которой, напр., эпохальные события продолжительностью в 100 лет субъективно-художественно определённым образом компонуются, и вы просматриваете их в кино или прочитываете в романе всего за час восприятия...

Очевидно, что в "Рассказах" и многое опущено, некоторые периоды в художественных целях переставлены местами, и составлены, вообще, они более ускоренно намеренно и намеренно же выставлены чарующе-привлекательной стороной. И делалось это по Воле Божьей (которую непременно ощущал автор) с целью всё того же духовного привлечения к христианско-православной мистике и к молитвенному деланию всё новых и новых людей.

Быстрота и лёгкость сведения ума (внимания) Странника в сердце и получение как таковой сердечной молитвы и говорит о благодати даруемой. У некоторых или у большинства этот процесс происходит достаточно длительно и трудно;

4) Под "бессознательностью" же молитвы (во 2-м рассказе) Странник подразумевает совсем не отупение, не отсутствие сознания, не бессознательную одержимость, а молитву самодвижную (самодействующую), когда она происходит не по намеренному деланию, а творится сама. И последнее, конечно же, не означает, что всякая осознанность (внимание) в этом состоянии у Странника отсутствовала (ибо как он о нём узнал?!), а сообщает нам о даре Бога и высшем молитвенном внимании. И здесь в этом пункте автор "Куда ведёт Странник?" опять всё напутал-перепутал..;

5) Из лже-статьи: "Он (Странник) при отсутствии духовного руководителя и при неправильной цели молитвенного подвига руководствуется писаниями древних Отцов, писавших для людей совершенно другого духовного уровня и начинает труд молитвы с середины, если не с конца." -Духовный руководитель у Странника был (дан Богом) и Богом же был отнят в тот период, когда правильное духовное состояние Странника было уже и предуготовлено и заложено и необходимые духовные ориентиры показаны. И писания древних старцев лишь шло на пользу и развивало любомудрие автора "Рассказов";

6) Ещё один подлог, оговор и смешение понятий совершил в своей статье игум. Игнатий. Речь идёт о воображении. Когда приводится поиск сердечного места Странником посредством известного, распространённого, аскетического метода, включая дыхание, то повествуется вовсе не о воображении! А об осознании, о чувствовании, о духовном ощущении, о внимании (ума) к сердцу. Когда же открывается тайный сердечный вход и при условии, что это от благодати, то ум молится в сердце чисто без помыслов и мечтаний! Так происходит у Странника. Свт. Брянчанинов в данном случае подразумевает совсем другой опасный и ложный ход, а именно - активность в неправильной молитве собственно зрительно-чувственного воображения, в котором рисуются конкретные различные картины, образы, ситуации о Боге и ангелах, о райских пространствах. И как проявление и следствие демонического обольщения далее могут следовать явления благоуханных запахов, голосов, ярких галлюцинаторных светоносных образов, нервной взбудораженности вплоть до одержимости - ничего подобного мы не прослеживаем в духовном опыте Странника!

Более того, под непосредственном руководством опытного старца в некоторых православных традициях в начале и недолговременно вполне допускается участие в освоении молитвы даже и воображения. Последнее именуется молитвой художественной...

"Каковы же плоды молитвенного подвига странника? "... сделался я какой-то полоумный..." - продолжает цитировать в своей статье игум. Игнатий, и далее приводится удивительное духовное состояние, в котором в полной мере проявляется благодать Св. Духа и которое Отцы вселенской Церкви называли "УВЕСЕЛЕНИЕМ" или "ВЗЫГРАНИЕМ" сердца! Так привлекается человек малой или большой благодатью на путь служения Христу. И вообще очень много написано на эту тему в христианско-мистическом богословии. Игум. Игнатий его - не знает...

Описанные Странником состояния небывалой лёгкости, прозрачности, невесомости, Любви ко всем людям и к миру, ощущения "царствования", тишайшего смирения, неописуемого покоя, бессмертия, блаженства - эти состояния неизбежно в разной степени проходит каждый современный исихаст и делатель Иисусовой молитвы. Да. Страдания и каждому свой крест - обязательно-неминуемы. Но высший духовный идеал - вечное, духовное наслаждение. Духовный идеал отнюдь не Христос распятый, а - воскресший!

А такие состояния, как "видение" своих внутренних органов описано и у прп. старца Силуана (Афонского) и также распространено. И сами по себе такие состояния не являются прелестью, если "не принимаются" практиком, не соединяются и не усиливаются тщеславием, самомнением. Ловушек, испытаний, искушений на каждом пути очень много. Но именно они и являются тем золотым мерилом, проверяющим подвижника на крепость в Христовой вере. Ничего не искать, кроме Бога и Его Любви - ни здоровья, ни силы, ни чудесных способностей, ни тем более власти, денег и славы. И этим путём неуклонно и настойчиво следовал Странник...

Иисусова молитва в целом, и в частности Странника, - настоящее духовное сокровище. В этом кратком словосочетании содержатся все тайны мироздания, в нём заключено всё христианско-мистическое богословие. В нескольких словах Богу, данных Святым Духом, - всё и вся!!!

"Откровенные рассказы Странника" до сих пор заслуженно пользуются читательским интересом и спросом. И многие очень многие искатели на тернистых, заблудших, тёмных путях-дорожках пришли к Богу через сокровенные рассказы. Через Странника сам Бог ищет человека!

PS. От автора этой статьи. Вовсе не требовалось бы никаких логических обоснований, доводов в защиту чистоты и подлинности духовного опыта и отдельных переживаний Странника. Просто читайте его рассказы со вниманием и умилением. Просто впустите в себя его прозрачные, высокие, светоносные энергии. И тогда вы что-то поймёте, проникнитесь духовным блаженством и, быть может, немножко приблизитесь к истине, к Богу. К сожалению, Бог являет, открывается себя людям не сразу и почему-то не всем. Для некоторых, таких как игум. Игнатий, Его божественные энергии почему-то остаются до сих пор закрытыми...