Сетевое общение позволяет подростку жить в образах своей мечты и осуществлять в рамках этих образов столь желаемую (сколь и невозможную в реальных условиях) коммуникативную активность.


...

КОМПЬЮТЕРНАЯ БОЛЕЗНЬ


В декабре 1997 года в Токио более шестисот человек были госпитализированы с симптомами фотоэпилепсии после просмотра мультсериала "Карманные монстры", в котором применены флюоресцентные цвета и ритм мигания с частотой более четырёх вспышек в секунду. То есть с частотой 6 герц, что соответствует частоте переключения рецепции и проприоцепции в кадре внимания!

Фотоэпилепсия встречалась и раньше. Приступы могли запускаться простым просмотром телепередач, световым мельканием между просветами штакетника при движении мимо него на велосипеде. Однако эти случаи не были эпидемическими.

Повышение качества телевидения, отсутствие существенной разницы между визуальным "пространством" компьютерной игры и реальностью привели к тому, что предрасположение к изменённому сознанию стало полнее и активнее проявляться.

Вовлечённость в игру более характерна для подростков, чем для взрослых. В современной лудомании выражен Компонент перенесения игры в действительность, поскольку огромное количество игр моделирует реальность.

Поэтому в одиночестве или вне игры у зависимых личностей возникает чувство беспомощности, страх быть брошенным, никакие свободные решения не могут быть приняты.

Включение компьютера в жизнь, безусловно, имеет негативные последствия. Изменился ритм работы, большинство специалистов, работающих в Интернет, предпочитают ночное время как наиболее дешёвое. В этой ситуации "совы" получают преимущество перед "жаворонками".

Подобный ритм ранее моделировался астрономами, которые составляли интеллектуальную элиту, но жили в условиях сакральной, хотя и почётной, изоляции.

Оперирование формальными структурами приводит к чрезвычайно узкой специализации, в частности, интерес фиксируется только в области трёхмерной графики, игр, коммуникаций и т.д. Каждая из этих областей формирует свой язык, сленг.

Фиксация на автоматическом объекте приводит к тому, что он одушевляется. К тому же он поражается компьютерными вирусами, болеет и нуждается в лечении и профилактическом уходе. Он морально стареет. Компьютер -идеальный объект проекции, как будто предназначенный для целой группы людей, предрасположенных к аутизму.

В результате длительной (более 7 часов в день) работы за компьютером возникает особая модификация поведения и своеобразная окраска неврозов. Модификация выражается в упрощении речевых оборотов, взгляде поверх головы собеседника, автоматических жестах, напоминающих печатание на клавиатуре перед засыпанием и пробуждением, гипнагогических компьютерных образах при засыпании, изменении структуры общения и сновидений.

При внезапных проблемах (стирание информации, выход из строя компьютера) обнаруживаются так называемые эффекты "отсутствия", которые выражаются в застывании перед экраном, астении, беспокойной суетливости.

Появился новый аспект конференции в компьютерных сетях. Только в Интернете существует более двух тысяч конференций. В них принимает участие более семи миллионов человек, и эта цифра растёт.

Этот тип общения содержит универсальные когнитивные мотивации, сходные как с вербальными, так и с невербальными. Уникальность компьютерных конференций состоит в том, что они не фиксируют право и право собственности на сообщение и, следовательно, ответственность за него.

Сообщение поэтому в конференции напоминает альтруистическое дарение информации, стоимость которой связана не с контекстом, а с размером сообщения. Отличием является наряду с полной анонимностью, отсутствие возмездия за проявления лжи, асоциального поведения и некорректности. Можно проявить неосведомлённость без страха быть дискриминированным.

Монолог и диалог становятся известными всем, что соответствует реализации симптома "открытости", при котором человек считает, что его мысли известны всем окружающим.

В структуре конференции постоянно появляется несколько пар агрессивных собеседников, индуцирующих остальных на ответное агрессивное поведение, которое проявляется в использовании бранных слов, обвинений в некомпетентности. Такое поведение совершенно невозможно при непосредственном общении, поскольку провоцирует физическое столкновение.

Система доминантности и субмиссии в конференциях проявляется в призывах типа Help и в ответах на них. Подобные призывы возможны только в анонимной среде электронных коммуникаций.

Нередко обсуждение индивидуальных проблем напоминает групповую психотерапию, когда одному субмис-сивному (подчиняемому) партнёру рады помочь все. Возрастает степень зависимости от электронного общения и провоцируются неврозы, если оно прерывается по техническим причинам.

Постоянные участники конференции стремятся встретиться в реальной жизни, и это часто ведёт к установлению дружеских отношений, системы взаимной поддержки. Электронные конференции могут считаться "ритуализированными клапанами безопасности" для проявлений агрессии.

Их когнитивная мотивация аналогична древним системам анонимных коммуникаций в условиях депривации (условные коды в тюрьмах, коды тайных мужских и военных союзов).

Именно этим можно объяснить преобладание мужчин в конференциях и большую популярность систем "часто задаваемых вопросов" (FAQ). Эволюция конференций напрвы-лена на визуальные элементы. Сексуальные демонстраторы активно включаются в коммуникации и внедряются даже в научные и технические конференции. Данная мотивация анонимна, что сближает её в целом с анонимной сексуальностью в период инициации в древнейших культах.

Признаки спонтанного распада и возникновения коммуникативных групп обнаруживаются уже в первый месяц жизни любой конференции. При распаде группы конференция "погибает".

Заметно, что "агрессоры" и "плакальщики" явно стимулируют общение в конференции, они же играют позитивную роль в формировании новых коммуникативных групп.

Образование цепей общения со ссылками на предыдущие сообщения напоминает когнитивные амбивалентные конструкции, в которых вопрос и ответ маркируются специальными знаками. Образование иерархии в конференциях является прекрасной моделью возникновения когнитивной цепи во внешне хаотической информационной среде.

В структуре конференций появилась целая система знаков, указывающих на эмоциональный контекст сообщения (восторг, отвращение, удивление и т.д.). Геометрия этих знаков не имеет никакого отношения к психосемантической геометрии, но часто носит характер секртного кода, известного только участникам конференции.

В структуре мотивации при электронном общений проявляется агрессия, субмиссия, сексуальность, поддержка и кооперация, групповая конфронтация и оппозиция, доминирование и иерархия, которые являются биологической базой общения у человека.

Анонимность сближает мотивацию при общении в сетях с древнейшими формами коммуникации при депри-вации, то есть при стрессе. Это предполагает широкие позитивные и негативные возможности общения.

Карманные монстры, тамагучи и проч. присутствуют в комиксах, электронных брелоках, игрушках. Принцип тамагучи в том, что он нуждается в постоянном уходе, его символически кормят, он спит, издаёт звуки голода, растёт, набирает в весе, страдает при переедании и т.п.

Эта игрушка в целом будто бы учит ребёнка заботиться о ближнем, однако вызывает у детей зависимость от игрушки, которая может быть транслирована на конкретную авторитарную личность.

Самохвалов В.Психический мир будущего.

Симферополь, "КИТ", 1998.