Сетевое общение позволяет подростку жить в образах своей мечты и осуществлять в рамках этих образов столь желаемую (сколь и невозможную в реальных условиях) коммуникативную активность.


...

ИГРА - ЭТО НАША ЖИЗНЬ ИЛИ ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ?


Около месяца прошло с тех пор, как 12-летний школьник из Екатеринбурга скончался от ишемического инсульта, возникшего после многочасового "просиживания" за компьютером. Напомним, что с начала школьных каникул мальчик практически переселился в компьютерный клуб и проводил в виртуальных сражениях по 10-12 часов в сутки.

Врачи до сих пор не пришли к единому мнению о причине столь редкого диагноза в педиатрии. Одни говорят, что кровоснабжение головного мозга ребёнка нарушилось на фоне продолжительного эмоционального стресса, спровоцированного многочасовой игрой на компьютере. Другие уверенны в том, что компьютер никакого вреда здоровью не мог принести, и виной всему скрытая патология мозга.

Судебная экспертиза должна вынести вердикт уже на днях. Однако, не вникающих в медицинские тонкости граждан, поражает тот факт, что ребёнок перестал играть, лишь, когда его скрутил сильнейший припадок: подросток умирал, но не мог оторваться от компьютера!

Случай с уральским мальчиком, частное, но, к сожалению, далеко не единственное проявление кибераддикции, то есть зависимости от компьютера и Интернета. По данным исследовательской фирмы Computer Economics, в мире 20% пользователей киберпространства страдают Интернет -аддикцией. 91% аддиктов - участники форумов и чатов, из них - 60% - любители киберсекса и обсуждения "взрослых тем". 9% страдают информационным вампиризмом.

Большинство этой публики имеет проблему взаимоотношения с реальным миром, и вместо того, чтобы устанавливать "живые" контакты и решать насущные проблемы, люди полностью переключаются в виртуальный мир. В результате чего рушатся семьи, дети не ходят в школы, студенты - на лекции. Не так давно в мире появилось такое понятие, как "компьютерная вдова" (по некоторым данным, в США, этот термин применим к каждой 20-й замужней женщине). Думаю, этот список можно продолжить: компьютерный вдовец, компьютерная сирота...

И, может быть, прежде, чем обижаться на то, что близкий человек обменял вас на виртуальных знакомых, следует внимательней к нему присмотреться: а вдруг, это не просто распущенность, а патологическое влечение?!

Кстати, кибермания - не единственная зависимость, которой страдают современные люди. Незадолго до этого азартный народ поглотили "однорукие бандиты", ну, а рулетка и казино вообще являются бессменной классикой патологической тяги. В крайних проявлениях этой болезни мир человека сужается до компьютера, автомата с звенящими пятачками или стола рулетки. Что происходит за этими пределами, человек уже не видит - у него пропадает ощущение времени, чувство голода и реальности.

«Все эти болезни объединяет общий диагноз - расстройство привычек и влечений, патологическое влечение к азартным играм. Основной признак - постоянное повторяющиеся участие в азартной игре, что продолжается и часто углубляется, несмотря на социальные последствия - обнищание, нарушение внутрисемейных взаимоотношений и личной жизни. Следует насторожиться, если муж вдруг начинает требовать секретности при нахождении в Интернете или внимательная, нежно любящая мама часами проводит время у компьютера вместо того, чтобы заниматься детьми», - рассказывает в интервью Накануне.Ии Михаил Перцель, руководитель клиники неврозов "Сосновый бор" (Екатеринбург).

А вот мнение руководителя одного из компьютерных клубов Екатеринбурга. Он, напротив, считает, что такого понятия, как "компьютерная зависимость" не существует. По словам бизнесмена, есть только лишь увлечённые компьютером люди. И не более того.

«Моему клубу 1 год и за это время я не замечал таких больных. Есть, конечно, увлечённые, которые сидят с утра и до вечера, - говорит Валерий, - В основном, это школьники старших классов и студенты. Студенты, бывает, и лекции пропускают. Но я не думаю, что если студент пропустил учёбу, то он с таким же успехом пропустит потом и работу. Здесь проблема-то в другом: сидят ночи напролёт те дети, кому ночевать негде. Заплатил 50 рублей - и крыша над головой, и интересное занятие. Один раз пацана выгнал из клуба - у него не было записки от родителей, через несколько часов прохожу мимо магазина — а он там "отирается". Другой парень ходит к нам - оба родителя — наркоманы. Мальчик-то сам чистенький, опрятный, умытый. Ну, жалко выгонять его! Выгонишь и что, куда он? По подворотням отираться?»

Мнение директора компьютерного клуба поддерживает и детский психолог Екатеринбурга Юлия Новосёлова. По её словам, зависимость у детей от кибер-пространства -это нормальное состояние. И нельзя это увлечение назвать патологией даже в том случае, когда оно переходит все границы.

«Нельзя на этот вопрос однозначно отвечать. Представим, что ребёнок постоянно играет в компьютер. Да, с одной стороны он бесцельно проводит время. В какой-то степени родитель несёт материальную нагрузку -ребёнок ведь сам не зарабатывает. В какой-то степени мы говорим о том, что долгое сидение за компьютером наносит вред его физическому здоровью - начиная банальным снижением зрения, заканчивая психологическими нарушениями: ребёнок уходит от семьи, от учёбы, от общения, которые ему важны. То есть, мы расцениваем с этой позиции, почему ему плохо. В то же время, если бы такой умненький ребёнок такое же количество времени сидел за компьютером, но не играл в игрушки, а, допустим, занимался программированием, мы бы кричали: боже, как это здорово! Какой умный ребёнок! Понимаете? А ситуация-то, в общем, та же - это те же деньги, это то же замыкание на игре. Понимаете, в чём неоднозначность вопроса?! Да, дети этим занимаются, да всё больше и больше. Но в чистом виде болезни, как таковой, нет,» — однозначно высказалась в интервью Накануне.Ии психолог Юлия Новосёлова, (зав. отделением клинической психологии, МУ Психиатрическая больница№ 31 Екатеринбурга).

Вот и получается, что из неоднозначных вопросов вытекают неоднозначные ответы. Конечно, каждый конкретный ребёнок при долгом сидении за компьютером не обязательно станет патологически зависимым. И точка зрения, что лучше проводить время за виртуальными стрелялками, чем гулять по ночам и баловаться "травкой" в подъезде, тоже имеет право на существование. Однако не следует забывать о том, что многие специалисты совершенно оправданно приравнивают киберманию к наркомании и алкоголизму. И как результат компьютерной зависимости, появились новые мотивы преступлений.

В комитете по делам несовершеннолетних Екатеринбурга сообщили Накануне.Ии, что только с начала этого года городская комиссия ПДН рассмотрела более 10 преступлений кибер-зависимых подростков: дети идут на преступление лишь бы оплатить работу в компьютерном клубе. И кража денег из родительского кошелька - это лишь начальный шаг на зыбкую уголовную почву.

После того, как в очередной раз милиция и родители поздно ночью находят пропавшего ребёнка в компьютерном клубе, ночные рейды ПДН возобновляются, родители пишут жалобы в городскую администрацию на компьютерные клубы. Но, как говорится, а воз и ныне там, несмотря на то, что подавляющее большинство клубов Екатеринбурга нарушают запрет посещения детьми клубов в ночное время. Так что же делать? Может, вообще их закрыть?

«Я считаю, что регулировать деятельность компьютерных клубов, конечно, нужно. Не знаю, насколько помогут ограничительные меры, они, скорее, будут не эффективны, - полагает Михаил Перцель, руководитель клиники неврозов "Сосновый бор". - Но, по крайней мере, какая-то просветительская работа в этом плане она должна вестись. Если посмотреть, кто из подростков имеет зависимость от компьютерных игр? Это, в основном, дети, испытывающие сложность в реально-социальной жизни, а чаще всего проблемы, связанные с воспитанием в семье. Естественно, компьютерный клуб повлиять на воспитание в семье не может, да, наверное, и не обязан. Но это, пожалуй, работа не столько отдельного клуба, сколько каждой семьи и общества в целом».

Ещё раз повторюсь, и это подтверждают эксперты, компьютеры — не причина заболевания, а следствие каких-то социальных проблем. Не так давно знакомая поделилась со мной новостью: окончился учебный год, и за успешный переход в следующий класс они с мужем своему сыну устроили небольшой семейный праздник. А через несколько дней выяснилось, что "4" и "5" в дневнике - это результат хороших художественных способностей, а отнюдь не знаний: её чадо уже 2 четверти не посещает школу, а, выйдя утром из дома, караулит родителей в соседнем подъезде, затем снова возвращается домой и целый день вместо физики и математике "учит" компьютерные игрушки.

И, если в компьютерный мир чаще всего уходят дети, то в окружение "однорукого бандита" может попасть и молодёжь, и старики. Причина популярности игровых автоматов в достаточно простом способе обогащения (по крайней мере, так считают сами ловцы удачи): автоматы стоят не то, что на каждом углу, но даже во многих продуктовых магазинах, больших первоначальных ставок не требуется, а пятачок достать не так-то и сложно. Но зависимость от игры (на языке медиков это называется лудомания) с пятачков только начинается, заканчивается же она проигранной стипендией (зарплатой, пенсией), проданной квартирой и долгами. Правда, в очереди на поклон к однорукому бандиту чаще рассуждают не о долгах, а о «вчера-то слышали, здесь парень денег много выиграл!!»

Лудомания проявляется в виде психического расстройства, которое ведет к одержимости, уверенности в секрете удачи, готовности поставить все на кон, с последующим помутнением рассудка. Уговаривать лудомана завязать с игрой - бесполезно. Попытка окружающих повлиять на сознание воспринимаются как давление или агрессия. Ученые разошлись во мнениях о причинах зависимости от игры. Одни считают, что это связано с нехваткой в организме дофамина - вещества, передающего в мозг чувство удовлетворении. Такой человек испытывает хронический дефицит положительных эмоций, которые пытается восполнить путем выигрыша. Другие ученые видят причину в особенностях характера, то есть, склада психики человека.

«Человек со временем утрачивает интерес ко всем остальным сферам деятельности. Не сказать, что они совсем пропадают, но отходят на второй план по отношению к основному его увлечению. Конечно, назвать просто увлечением нельзя, скорее, это уже патологическое влечение, страсть. Его мысли, чувства, стремления направлены только в сторону игры - поиграть, отыграться. И здесь не выигрыш самое главное, а именно влечение к самому процессу, - ставит диагноз Михаил Перцель. - Очень многое зависит от черт личности, от самостоятельности человека, устойчивости нервной системы — от тех психологических якорей, которые привязывают его к остальным сферам жизни. Если для него главное - карьера, семья и другие ценности, если он реализуется в этих сферах, должным образом, тогда игра становится просто увлечением, способом психологической разрядки если в этих сферах есть какой-то дискомфорт, то вероятность достаточно велика».

Что интересно, сами владельцы игорных заведений не отрицают того факта, что среди их клиентов есть и патологически зависимые люди. Ангелина Чеснокова, специалист по связям с общественностью Уральской Ассоциации развития игорного бизнеса (УАРИБ) в интервью Накануне.Ки сообщила, что Академия индустрии развлечений при УАРИБ очень серьёзно занимается недугом своих игроков.

«Мы считаем, что нужно обязательно изучать как компьютерную зависимость, так и лудоманию. Наука должна заниматься этими вопросами и выносить рекомендации. Наша Академия индустрии развлечений не просто проводит различную аналитическую работу в этом направлении, мы в будущем даже хотим открыть лабораторию по исследованию лудомании. Я считаю, что игровая зависимость - самая настоящая болезнь, и проявляется только у людей, имеющих склонность к этому. То есть, если у человека есть сила воли, развита эмоционально-волевая сфера, то он никогда не будет зависеть от пороков, будь то алкоголь или наркомания. К сожалению, есть немало людей, подверженных зависимостям».

Кстати, специалисты по игорному бизнесу даже составили социально-экономический портрет зависимых от игры. Вот как выглядит современный игрок:

1. Возраст - среди посетителей казино и залов игровых автоматов преобладают люди от 20 до 50 лет, пенсионеров среди посетителей казино практически не было (в отличие от игровых автоматов).

2. Пол - клиентами в основном являются мужчины,

крайне редко - женщины;

3. Социально-экономическое положение: Согласно статистике наиболее частые посетители казино - чиновники

- 21 тысяча человек в год переступает пороги игорных заведений. Затем следуют сотрудники МВД, ФСБ и армейцы девять тысяч человек.

Среди посетителей залов игровых автоматов подавляющее большинство составляют, как ни странно, малообеспеченные граждане. Если чиновники и служащие посещают казино более для отдыха и развлечения, то бедные люди - с целью обогащения. Они стремятся легко подзаработать и проигрывают свои последние деньги. Причем это явление принимает массовый характер, и для ограждения от порока самых малообеспеченных слоев населения власти могли бы принять очень простое решение - повысить плату за вход.

Вот с последним позвольте не согласиться. Ведь нередки случаи, когда и бедняки, и богатые продают все, вплоть до рубашки. И повышение платы за вход никого из лудоманов не остановит. Деньги всегда можно занять или украсть.

УАРИБ возлагает надежду на лабораторию по исследованию лудомании, работа которой будет способствовать более внимательному подходу к азартным игрокам. На данный момент, как считает Ангелина Чеснокова, неплохим выходом из сложившейся ситуации может стать перенос игорных заведений из спальных районов города: «Сейчас с улиц убирают игровые автоматы. Я считаю, что это правильно. Потребитель должен получать широкий спектр услуг, играть в комфортном зале, а не просто стоять на улице и засовывать пятачки в автоматы. Он должен придти в хороший зал, отдохнуть после работы с друзьями, может даже посмотреть кино».

Кстати, Мосгордума приняла закон "О размещении объектов игорного бизнеса на территории города Москвы", который предлагает установить предельно допустимое количество игорных заведений в каждом административном округе. Это должно согласовываться с префектурами. Такие заведения не могут располагаться в жилых домах, в помещениях детских садов, школ, других образовательных учреждений, а также в помещениях медицинских учреждений и на расстоянии не ближе 500 метров от них. Документом устанавливается запрет на размещение игровых автоматов вне помещений.

К сожалению, все эти вопросы решаются только на региональном уровне. Нет федерального закона, который бы широко регламентировал деятельность игровых заведений. Конечно, нельзя сказать, что государство вообще не работает в этом направлении. Например, 2 июля этого года вышел Федеральный Закон "О лицензировании отдельных видов деятельности", который прописывает выдачу лицензий казино и игровых автоматов по отдельности - власти считают, что так более тщательно будет контролироваться выдача разрешений. Но этого, увы, недостаточно.

В Дании, Германии и Швейцарии, например, профилактика страсти к азарту компьютерных игр возведена в ранг государственного регулирования, в Великобритании казино существует под строгим контролем государства и разрешены игры только в 53 специально отведенных местах. Очень интересный выход из ситуации нашли и в Швеции. Там при игорных залах и казино имеется группа специалистов, которая отслеживает чересчур азартных клиентов - проводит с ними "душеспасительные" беседы и даже иногда запрещает продолжение игры.

Нашей стране до такого "сервиса" пока ещё далеко. Между тем, число россиян, зависимых от игры, стремительно растёт. Всего по России, согласно данным Американской ассоциации проблем игрового бизнеса, приблизительно 14% населения России хоть раз попытали удачу у игрового автомата. Одна десятая этого количества попадает в категорию патологических игроков. Около 40% своего бюджета они оставляют в игорных заведениях. При этом за прошлый и этот годы в Национальный научный центр (ННЦ) наркологии Минздрава России обратились за консультацией всего 200 человек, из них лечебно-реабилитационный курс проходят или прошли всего 50 больных с ярко выраженными признаками лудомании.

То, что необходимо, как можно раньше и эффективней бороться с игроманией или киберзависимостью, очевидно. Ведь вслед за казино и автоматами, как грибы после дождя, сегодня начали появляться клиники для лечения игроков. Как знать, может быть, излечение от тяги превратиться в такую же тягу. Врачи отмечают, что к ним может обращаться один и тот же пациент: сначала его лечат от наркомании, потом - от алкоголизма, потом - от лудомании.

Кроме этого, поторопиться с принятием каких-либо ограничительных мер на уровне государства нужно хотя бы потому, что уж слишком стремительно развиваются высокие технологии, которые и "заражают" самых слабых из нас новыми диковинными заболеваниями, будь то безудержное желание играть на бирже через Интернет или банальная страсть к общению посредством SMS-сообщений.

Волей - неволей на ум приходит пример китайского метода лечения, когда пациентов одной из клиник для Интернет - зависимых решили лечить бодрящими 30-вольтными разрядами. Может, обойдемся без радикальных методов лечения?...

Марина Гусейнова http://www.nakanune.ru/articles/