Самое главное в браке. Как сохранить любовь

Какое огромное счастье — любить и быть любимым.

А.П. Чехов

Когда у меня бывает очень мало времени, чтобы подробно побеседовать с молодоженами или людьми, собирающимися вступить в брак, я обычно привожу им один пример.

Поведение супругов в первые годы семейной жизни должно быть подобно тому, как люди ведут себя в условиях экстремальной ситуации, стихийного бедствия. Например, у вас в доме случился пожар. Что вы спасаете в первую очередь? Конечно, самое главное — жизнь близких вам людей, свою собственную; ну, а дальше как получится. Если весь дом уже охвачен огнем, вряд ли кто-то, вспомнив, что забыл в кармане рубашки 50 долларов, побежит их спасать. То есть в первую очередь думают о самом дорогом, главном. Главное же в браке, без сомнения, любовь: без нее невозможно семейное счастье. И особенно в первые годы брака, когда идет бурное строительство молодой семьи, супругам приходится притираться, привыкать друг к другу, они знакомятся и учатся взаимодействовать с новыми родственниками, нередко меняют условия быта, место проживания… И вот во всей этой суете необходимо не разменяться на мелочи, всеми силами стараться сохранить свои чувства: привязанность, расположение и любовь. И не только сохранить, но и приумножить их. Ведь та любовь, которую молодожены имеют в начале, — это только первоначальное чувство, ему ещё надлежит вырасти и окрепнуть.

Не нужно стремиться решить все проблемы сразу: финансовые, бытовые, жилищные, отношения с родственниками и т. д. Все это постепенно найдет свое решение, а супругам нужно «не выплеснуть с водой ребенка» и в первую очередь сберечь любовь и семейное счастье. Конечно, всегда помнить, для чего они вместе, и хранить любовь должны не только молодожены, но и супруги в любые годы брака. Но молодым особенно непросто, их семейная жизнь только начинается, им многому предстоит еще научиться, и нужно изначально стремиться все делать правильно.

Приведу пример спасения молодой семьи во время житейских бурь первых лет брака. У жены Ф.М. Достоевского Анны Григорьевны с самого начала плохо складывались отношения с родственниками писателя. Она была второй женой Федора Михайловича, первая жена Достоевского умерла, и он содержал ее сына, своего пасынка, Павла Александровича, а также семью покойного брата. Родные Федора Михайловича боялись, что их финансовое положение пострадает с приходом новой жены в дом Достоевского. Они невзлюбили Анну Григорьевну, и с первых же месяцев ее жизнь стала невыносимой. Материальное положение писателя было весьма плачевным. Федор Михайлович наделал много долгов, и пришлось заключить очень невыгодные договора с издателями. Достоевские вынуждены были жить в одной квартире с Павлом Александровичем, и он своими интригами вскоре поставил их брак под угрозу.

Вот что пишет Анна Григорьевна Достоевская в своих «Воспоминаниях»: «На меня у Павла Александровича сложился взгляд как на узурпатора, как на женщину, которая насильно вошла в их семью, где доселе он был полным хозяином, так как Федор Михайлович, будучи занят работой, не мог заниматься хозяйством. При таком взгляде понятна злоба его на меня. Не имея возможности помешать нашему браку, Павел Александрович решил сделать его для меня невыносимым. Весьма возможно, что всегдашними своими неприятностями, ссорами и наговорами на меня Федору Михайловичу он и рассчитывал поссорить нас и заставить развестись».

И вот Анна Григорьевна совершает очень мудрый и мужественный поступок. Она закладывает свои вещи, свое приданное и вырученные деньги Достоевские оставляют как обеспечение родственникам, а сами уезжают на четыре года за границу, спасаясь от семейных ссор. Кстати, живя за границей, супруга Федора Михайловича смогла буквально «вытащить» его из игорной зависимости, от которой очень страдал писатель. Семья была спасена. Когда Анна Григорьевна только собиралась закладывать вещи и драгоценности, она спросила у своей матери, не жалко ли ей вещей, которые она отдала ей в приданное. На что мать ответила: «Конечно, жаль. Но что делать, когда счастье в опасности?»

Чета Достоевских поняла, что ради мира, любви и семейного счастья можно многое принести в жертву.

Браки заключаются для любви. Это божественное установление: «И сказал Господь Бог: не хорошо человеку одному, сотворим ему помощника, соответственного ему… И нарек человек имена всем скотам, и птицам небесным, и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему» (Быт. 2: 18–20). И Бог творит для человека жену.

Из сотворенных Богом животных не было на земле подобного, равного Адаму. Подобное человеку существо Господь творит не только для размножения людей, но для преодоления одиночества первого человека («Нехорошо человеку одному…») и для того, чтобы он имел равный ему по достоинству объект для любви. Бог хочет, чтобы человек любил не только Его, но и подобного, близкого себе, то есть ближнего. Об этом и говорит главная заповедь закона Божия: «Ибо весь закон в одном слове заключается: „Люби ближнего твоего, как самого себя“» (Гал. 5: 14).

Господь всемогущ, безграничен и самодостаточен. Ему от нас ничего не нужно в материальном плане. Мы не можем, по большому счету, ничего Ему дать, кроме одного — нашей любви. «Сын! Отдай сердце твое мне…» (Притч. 23: 26) и «Сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 50: 19). И конечно, Господь ждет от нас любви к себе подобным, то есть к другим людям. И через любовь к человеку — образу Божию — мы научаемся любви к Самому Непостижимому Богу. «Будем любить друг друга… Кто не любит, тот не познал Бога; потому что Бог есть любовь» (1 Ин. 4: 7, 8).

Господь творит первую жену не потому, что Адаму было скучно, а потому, что в человеке заложена потребность любить и давать любовь. Брак — божественное установление, и создается он для любви.

Любовь — цель брака и главное объединяющее начало в семье. Но недостаточно только знать это, необходимо правильное понимание любви. Из-за чего люди бросают семью, разводятся или теряют веру в Бога и уходят из Церкви? Из-за того, что не смогли понять, что такое любовь, или не смогли сохранить ее.

Постараемся понять, что такое истинная любовь и что любовью совсем не является. В богословской науке есть такой термин — апофатическое богословие. Метод этого богословия заключается в том, что он пытается описать свойства Божии, отрицая все то, что не есть Бог. Например, Бог не есть камень — Он не материален. Бог не есть творение — Он не сотворен. Бог не ограничен, бесконечен и т. д. Этот же способ исследования «от противного» можно применить и для того, чтобы понять, что такое любовь.

Настоящая любовь — это не эмоция, не ощущение, не страсть и не порыв. Эмоция, тем паче страсть, не может быть долговременной, а любовь должна быть вечной. «Любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13: 8), как говорит апостол Павел.

Отрицая все то, что не есть любовь, я буду параллельно давать положительные, утвердительные определения любви. Любовь — это ответственность и наш долг перед теми, кого мы выбрали, чтобы любить, а также перед Богом и нашей совестью. Выбрав наших любимых, мы отвечаем за них. Как у Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Если не принять твердого решения любить, то наше чувство к человеку будет зависеть от треволнений житейских. Сегодня я люблю, мне хорошо, приятно рядом с любимым, а завтра мое настроение изменилось, я, к примеру, устал, и моё отношение к ближнему тоже изменилось, я уже не хочу его видеть. А послезавтра встретил кого-то, кто мне понравился больше — вот и вся любовь. И все это звучало бы нелепо и неправдоподобно, если бы мы не видели в нашей современной жизни тому «тьму примеров». Когда и молодые, и пожилые, которым вроде бы уже надо задумываться о вечности, бросают своих любимых только потому, что встретили кого-то помоложе и посимпатичнее.

Возможен и другой вариант: не наше настроение изменилось, а близкий нам человек причинил нам боль — вольно или невольно. И здесь необходимо помнить о нашем решении хранить любовь и нести ее через годы и испытания. И вообще нужно не идеализировать любимого человека, а знать, что он не всегда будет только радовать нас, а возможно и сделает нам больно.

Еще одно определение любви через отрицание: любовь — это не «дай», а «возьми». Любовь не эгоизм, не себялюбие, когда мы любим человека за что-то. Например, потому что он хорошо к нам относится, он красив, умен, богат и т. д. Как-то в книжном магазине увидел брошюрку одной американской писательницы «За что я люблю своего любимого». И там на нескольких страницах перечислялось, за что она любит своего мужчину: за то, что он нежен, внимателен, носит по утрам кофе в постель и тому подобное. Несколько последних страниц книжечки были не заполнены для того, чтобы читательницы могли сами дописать, за что они любят своих мужей. Я подумал: а что будет, если муж этой женщины завтра перестанет что-то делать из этого списка, например не будет носить кофе в постель? Что же, любить его она будет меньше, а то и вообще разлюбит? Такая любовь называется эгоизмом: я люблю, потому что для меня делают что-то приятное. Мой любимый доставляет мне удовольствие, мне комфортно с ним… Получается, что я люблю не его самого, а те приятные ощущения, которые он мне приносит. Настоящая же любовь, как говорит апостол Павел, «не ищет своего» (1 Кор. 13: 5), стремится не получить, а дать.

У одного восточного учителя был ученик. Этот ученик имел большое пристрастие к копченой рыбе. И вот однажды он сидел и с жадностью поедал рыбное блюдо. Вошел учитель и с укором стал глядеть на своего воспитанника. Ученику стало стыдно, что он при учителе с таким аппетитом и рвением поедал рыбу, и, желая оправдаться, он сказал: «Господин мой, ничего не могу поделать — люблю рыбу». И тогда учитель набросился на него: «Ты любишь рыбу? Ты не рыбу любишь, а себя! Если бы ты любил ее, ты бы построил ей бассейн, положил на дно разноцветные камушки, посадил бы растения, чтобы ей не было скучно! А ты любишь только вкус рыбы у себя на языке!»

И подчас люди не осознают, что любят не самого человека, а свои приятные ощущения, связанные с ним. И когда эти ощущения проходят — к примеру, человек меняется внутренне или внешне или по каким-то другим причинам перестает их радовать, — они теряют к нему интерес. Очень часто потребительское отношение, неумение жертвовать свойственно влюбленности, и если супруги приняли влюбленность за любовь и их страсть, их первоначальное чувство не смогло перейти в нечто большее, тогда брак не выдержит испытания временем.

Если открыть «Словарь русского языка» С.И. Ожегова на слове «любовь», то первое и главное значение этого слова звучит так: «1) Чувство самоотверженной, сердечной привязанности».

Одно из главных качеств любви — жертвенность, умение сострадать тому, кого любишь.

Известно, что в греческом языке для обозначения любви существует несколько названий. Любовь жертвенная по-гречески «агапи». И это слово употребляется, когда Священное Писание говорит о Божественной любви. Например: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного…» (Ин. 3: 16). Но это выражение также приводится, когда речь идет о супружеской любви: «Мужья, любите своих жен…» (Еф. 5: 25).

«Словарь синонимов русского языка» одним из значений слова «любить» называет «жалеть». Конечно, эти качества: сострадания, жалости, самопожертвования — появляются между людьми не сразу, а по прошествии времени.

Святейший Патриарх Кирилл, выступая перед молодежью в Ледовом дворце Санкт-Петербурга, вспомнил случай из своей жизни. Однажды к нему приехала на мотоцикле одна молодая пара за благословением на брак. Будущий патриарх спросил, давно ли знакомы молодые люди. Они ответили, что пару месяцев. Тогда он обратился к молодому человеку и спросил: «Ты любишь свою избранницу?» — «Да, люблю». — «Тогда представь себе, что завтра вы едете на мотоцикле, попадаете в аварию, и она до конца дней остается инвалидом. Ты готов до конца жизни находиться с ней рядом?» Патриарх сказал, что ему даже не нужно было ответа — достаточно было всего лишь посмотреть на реакцию молодого человека, который очень смутился. Так проверяется готовность людей к браку: быть вместе не только в радости, но и в горе.

Радость истинной любви не в получении каких-то благ от любимых, а в том, что мы можем проявить свою любовь, что-то для них сделать. Человек по-настоящему счастлив не тогда, когда его любят, но когда любит сам. Замечательный русский актер Евгений Павлович Леонов был счастлив в личной жизни. Он всю жизнь любил одну женщину, свою жену Ванду Владимировну. Однажды к нему пришла в гости некая актриса и стала рассказывать про свои сложные отношения с любимым человеком. Он сказал ей: «Ты знаешь, а я ведь Ванду очень люблю. И даже больше, чем она меня». Артистка не ожидала такого откровения, она жаловалась ему на свою трагическую любовь, а он, оказывается, тоже страдает. И она начала утешать его: «Да Вы что! Ванда Вас так любит!» Леонов ответил: «Да ты знаешь, это ведь на самом деле и неважно. Самое главное, что мы с тобой всегда можем сказать, что в нашей жизни была любовь».

Самые несчастные на земле люди — те, которые никогда не любили, ведь если человек любит людей, он тоже не останется без любви, будет любим. Преподобный авва Дорофей говорит: «Не ищи любви от ближнего; ищущий любви, если не увидит ее, смущается. Лучше ты покажи любовь к ближнему. Поступив так, и сам успокоишься, и приведешь ближнего к любви».

Радость от того, что удалось сделать что-то нужное, полезное для человека, всегда больше, чем от услуги или подарка, которые сделали нам. Думаю, очень многим знакомо это чувство. Например, у нас есть какой-нибудь престарелый родственник — скажем, дедушка. Он полгода живет за городом на даче, почти не имеет связи с внешним миром. И вот мы дарим ему на день рождения простенький мобильный телефон. Он очень рад подарку. Теперь он может вызвать в случае чего «Скорую помощь», может звонить родным и близким, телефон ему действительно был нужен, он теперь часто звонит нам и благодарит за подарок, но даже если бы он не благодарил нас, сознание того, что мы принесли пользу человеку, доставили ему радость, выше всяких похвал. Подарить ему телефон было куда приятнее, чем самим получить в дар мобильник престижной и дорогой модели.

То, что любовь — это «возьми», а не «дай», становится очевидным из того факта, что наша любовь к человеку напрямую зависит от того, сколько мы сами вложили в него любви. Например, у матери трое детей: двое здоровых, крепких, сообразительных, а третий, наоборот, родился болезненным, хилым, болеет часто, в школе не успевает. И вот мать ездит с ним по врачам, санаториям, помогает делать уроки и вообще отдает ему очень много времени и сил. И этого ребенка она любит, жалеет больше, чем других детей, хотя конечно, по-матерински любит всех, они все ей дороги, но больной ребенок, нуждающийся в ее помощи, заботе, с которым она провела много бессонных ночей, ближе ей.

Я уже много лет служу в церкви при кладбище. Священнику приходится отпевать не только пожилых, но и молодых людей, а иногда и совсем младенцев. Так вот, я заметил, что когда родители теряют ребенка-подростка, это для них, как правило, гораздо большее горе, чем когда люди хоронят младенцев. Младенцев, конечно, очень жалко, они маленькие, беззащитные, но скорбь по кончине молодых людей больше. У родителей очень многое связано с ними, они вложили в них очень много своей любви, волновались, переживали за них, с ними были связаны большие надежды. Особенно эта боль чувствуется потом, когда родители приходят в храм уже после похорон, ищут утешения. Похоронив уже подросших детей, очень долго не могут прийти в себя.

О том, что такое вложение любви, можно понять не только на примере любви к человеку. Например, если мы очень много сил вкладываем в какое-либо дело, оно становится нам особенно дорого. То, что получается без особых усилий, вложений, ценится меньше.

Поэтому, если мы хотим полюбить кого-то, то должны вкладывать любовь в этого человека: детей, жену, мужа, и тогда любовь к ним будет расти в нашем сердце.

Итак, подведем некоторые итоги.

Что сделать, чтобы сохранить любовь?

1. Правильно понимать, что такое настоящая любовь, не путать ее со страстью, эмоциями и эгоизмом. Всегда помнить об ответственности перед любимыми.

2. Не ждать любви, а самим дарить любовь, вкладывать ее в человека (вспомним авву Дорофея: «Не жди любви от ближнего…»), тогда получим любовь в своем сердце.

3. Еще один момент: сохранить любовь, обновить ее помогают воспоминания о том, что было вначале.

Один преподаватель Московской духовной семинарии приводил такой пример. Допустим, супруги уже 12 лет живут в браке и изрядно друг другу надоели. И вот жена делает уборку в квартире, протирает пыль, переставляет книги. Она берет с полки одну из них, и вдруг из нее выпадает билетик на сеанс в кино, где она 12 лет назад познакомилась со своим будущим мужем. Она вспоминает, как они любили друг друга, как хорошо им было вместе, и эти воспоминания помогают преодолеть ей нынешнее отчуждение с супругом.

Часто можно слышать от супругов с «большим стажем»: «Мы больше не любим друг друга». Но ведь любили же раньше! Если полюбишь один раз, можно любить человека всю жизнь. Значит, просто не старались любить. Любовь — это счастье, которое наполняет нашу жизнь радостью и смыслом, но это счастье мы делаем только своими собственными руками.

У кого-то может возникнуть закономерный вопрос, возражение: если любовь — это «возьми», и мы будем любить человека, ничего не требуя взамен, давать ему нашу любовь, то не наступит ли момент, когда он будет только брать и ничего не давать нам? Ведь он может перестать ценить нашу любовь, будет воспринимать ее как нечто само собой разумеющееся.

Начнем с того, что ждать чего-то взамен любви — совершенно неправильный подход. Если человек совершает хорошие поступки с таким чувством, он вообще не любит. Настоящая любовь бескорыстна, она совершается во имя Бога, Который есть Любовь, и во имя ближнего. Как сказала одна моя знакомая, жена священнослужителя: «Муж нужен не для того, чтобы забивать гвозди, а для любви».

Второй момент: Если мы будем бескорыстно давать любовь любимому человеку и будем делать это правильно, настанет момент, когда наш ближний захочет что-то сделать для нас. Человек создан Богом с потребностью любить, что-то делать для других людей, он не может только бесконечно брать, он должен и отдавать, если его сердце не окончательно помрачено страстями.

Вообще говоря, иного пути, как творить любовь, не ожидая ничего взамен, просто нет. Все остальное — любовь не истинная. Нас никто не заставляет любить, это наш выбор. Хочешь любить человека — люби его бескорыстно, не хочешь — не люби.

Я уже упомянул немного выше, что любить надо правильно. Ведь «любовью» можно перекормить, избаловать, любовь может быть слепой и неразумной. Любить, дружить — это умение, не все им обладают. Давать, конечно, нужно разумно, учитывая особенности человека, но руководствуясь всегда только любовью.

Однажды пришла ко мне в храм некая женщина и рассказала свою историю. Она развелась с мужем. По ее словам, она зарабатывала деньги, он же ничего не делал, нигде не работал. Она купила ему диплом, чтобы он мог устроиться на работу, но он все равно продолжал сидеть дома. В общем, женщина сама признавала, что избаловала мужа, дав ему возможность ничего не делать. Я сказал ей, что она сама виновата в случившемся. Тем, что жена взвалила на себя все обязанности по содержанию семьи, она сделала плохо себе и своему супругу, полностью лишив его инициативы. Ей следовало бы хорошо выполнять свои обязанности, а не брать на себя чужие; вдохновлять, поддерживать мужа в его начинаниях, помогать ему, а не тянуть все одной.

Или еще пример. Скажите, какие родители по-настоящему любят ребенка: те, которые будут делать за него уроки и писать сочинения («папа решает, а Вася сдает»), или те, которые найдут время, чтобы объяснить чаду трудный материал, будут контролировать, чтобы он не ленился и все сделал правильно; может быть, иногда помогут ему, поддержат и похвалят, но не будут делать домашние задания за него? Конечно, вторые. Таким родителям ребенок, когда вырастет, будет по-настоящему благодарен: они научили его преодолевать трудности, заниматься, и при этом он всегда чувствовал их любовь и поддержку. Так что всегда можно проявить любовь и не избаловать человека.

Я хотел бы привести цитату из книги русского мыслителя Ивана Ильина «Поющее сердце». Это отрывок из письма матери писателя, оно написано, чтобы поддержать сына, находящегося в разлуке с ней, утешить его в одиночестве. В этом письме содержатся удивительные слова о смысле, счастье и бескорыстии любви: «Кто любит, у того сердце цветет и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах. Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нем, заботится о нем, радуется его радостью и страдает его страданиями. У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет. В любви человек забывает себя; он живет с другими, он живет в других. А это и есть счастье. Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твое тихое возражение, что ведь это только полсчастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили. Но тут есть маленькая тайна, которую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесет моя любовь? а ждет ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отдаваться этой любви?.. Все это неверно и ненужно; все это означает, что любви еще нету (не родилась) или уже нету (умерла). Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает ее. Человек, который меряет и вешает, не любит. Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют. Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жестко, отвертываются от него и не ждут от него тепла. Это его еще более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойденный и несчастный…

Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить — это не полсчастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи ее светят и греют во все стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и бескорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь.

И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как „полное счастье“, которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твое сердце будет цвести и радоваться».