Первая часть.

Глава 1. Бесноватые и "гармонично" уродливые.

                     Охотник до журнальной драки,

                          Сей усыпительный зоил

                          Разводит опиум чернил

                         Слюною бешеной собаки.

А. Пушкин

Летом 1999 г. немалую часть времени мне пришлось провести, посещая книжные магазины, чтобы сдать на реализацию свою первую книгу "Психология Национализма". При большинстве крупных питерских книжных магазинов есть отдел, работающий с авторами. Это связано со спецификой финансовых расчетов и налогообложения.

Как правило, я всегда попадал на очереди из авторов, нервно ожидающих решения книжных менеджеров, определяющих судьбу их детищ. Всматриваясь в лица авторов, я пытался выявить некий общий тип сегодняшнего человека творчества, терзающего по ночам клавиатуру печатной машинки или компьютера. И этот тип постепенно вырисовывался с каждым посещением наэлектризованных очередей. Большинство авторов, претендующих на "мозг нации", почему-то были неопрятно одеты, несмотря на то, что их книги, судя по полиграфическому исполнению, были достаточно дорогими. На их лицах не было следов пьянства или физической истощенности, но было клеймо физического и психического вырождения. Неврозы и внешние уродства весьма "гармонично", если можно так сказать о признаках вырождения, дополняли друг друга. Немного грима, и каждый из них мог бы как типаж подойти на роль черта или беса - молодого или старого. Порой возникало впечатление, что это не очередь в книжный рай, а очередь в ад, к сатане, который должен будет наложить свою резолюцию на профпригодность своих подручных. Точно такие же лица все чаще стали мелькать на телеэкране с совершенно необъяснимой настойчивостью режиссеров и продюсеров, выдвигающих этих уродцев на роль телеведущих и "звезд" эстрады. Кинокритики и журналисты давно обратили внимание на то, что самый короткий путь к получению "Оскара" - это исполнение ролей ущербных и психически больных персонажей. Такое явление можно объяснить только определенным заказом способных оплачивать индустрию уродцев. Подобное творится и в других сферах искусства - от музыки до живописи.

ТВ-продюсер А. Малкин, создавший ведущих типа Гурвича (передача "Старая квартира") или Вульфа (передача "Серебряный шар"), говорит, что он "...умышленно создавал популяцию ведущих программ и передач с внешними дефектами, т.к. именно они высоко духовны внутри" (36-й канал, 24.06.99). Вот уж, действительно, кто знает, как активизировать гвардию разрушителей и в ком прячется бес разрушения! Ведь как важно навязать обществу образ дефективного "умницы-интеллигента": этакий вид инопланетянина, отличающегося антропологически и психологически от аборигенов, который претендует на интеллектуальное и духовное руководство в силу своей дефективности и вырождения. В этих "божках" так много от сатаны и в лице, и в душе, что становится просто страшно за сознание и нравственность наших детей.

"Один из самых известных отечественных режиссеров" - так говорят о Юрии Грымове, делающем заставки для различных телеканалов, рекламные ролики, дегенеративные спектакли и фильмы. Этот "творец" даже в своей собственной внешности умышленно культивирует образ сатаны: бородка, стрижка, грим. Я решил порыться в биографии современного "культового режиссера", чтобы заглянуть в исток его раскрученной популярности. Цитирую по газете "Новости Петербурга" №4/120, 2000 г.:

"В школе маленького Юру учителя называли дебилом: у него были двойки по всем предметам, кроме рисования. С грехом пополам закончил школу". Далее следует пространное интервью с "дебилом", в котором завсегдатай "крутых тусовок" хвалится своим дилетантизмом и пятьюдесятью международными наградами. И это один из немногих избранных, кому разрешено определять моду, культуру и мировоззрение молодежи - выбор не случаен. Эти шустрые ребята часто говорят, что их творчество интернационально и они творят вне этнических культур и национальных заказов. Но! Вот как на подобный интернационализм откликнулся более 70 лет тому назад либеральный философ Л.П. Карсавин (1882-1952):

"Недаром же даже разорвавшие с еврейским народом евреи с особенным вниманием относятся к успехам именно евреев, говорят, часто не без высокомерия, об одаренности еврейского народа, создают репутацию ученым, литераторам, художникам из евреев. В России приходилось за годы революции встречаться с такими фактами, что еврей-христианин, резко враждебный всякой революции и всякому социализму, не мог скрыть своего удовольствия при виде талантов и успехов еврея Троцкого... А еврей, ассимилирующийся и без того по самой природе своей - революционер. Ибо он - враг органической национальной культуры, которая ему мешает и его теснит, и естественный союзник разлагающих ее "революционных" процессов... Тип ассимилирующегося еврея определяется идеологией космополитизма и интернационализма, индивидуалистическими тенденциями в сфере политических и социальных проблем (демократизмом, социализмом, коммунизмом), активностью, направленною на абстрактные и предельные идеалы и не знающего границ, т. е. утопизмом и революционностью, а потому нигилистическою разрушительностью... Поэтому денационализирующееся и ассимилирующееся еврейство - наш вечный враг, с которым мы должны бороться так же, как оно борется с нашими национально-культурными ценностями. Это борьба неустранимая и необходимая" (Карсавин Л.П. Россия и евреи. "Версты". Париж, 1928, №3, стр. 65-86).

Революционные фамилии.

А как быстро деградируют и делают карьеру дети "богемы"! Посмотрите на сына Райкина, сына Казакова, сына Ширвинда... Неужели они не страдают "комплексом Квазимодо"? Все они пристроены, и каждый имеет свой рупор для влияния на российское общество. Они вообще демонстрируют чудеса приспособляемости к любым режимам от тоталитарных до демократических. Говоря о высокой степени приспособляемости евреев к различным политическим и моральным условиям, воспринимающейся как достоинство этого народа, необходимо отметить особое мнение об этой психологической способности известного польского психолога К. Домбровского. Он считал, что способность всегда приспосабливаться к новым условиям и на любом уровне свидетельствует о моральной и эмоциональной неразвитости. За этой способностью скрываются отсутствие иерархии ценностей и такая жизненная позиция, которая не содержит в себе элементов, необходимых для положительного развития личности и творчества. (См.Dombrowski K. Trud istnienia. Warszawa, 1975.)

Телевидение назойливо демонстрирует доминирующее большинство евреев во всех ТВ программах от политических до развлекательных (Якубович, Познер, Сванидзе, Миткова, Ширвинд, Шендерович, Шустер, Бранд, Бовин...), даже программы "о погоде" ведут престарелые евреи, а ведь "погоду" всегда отдавали молодым и очаровательным дамам. И после этого они хотят, чтобы не росли "антисемитские" настроения в обществе. Врожденное чувство опасности вновь покинуло евреев, о чем яркое свидетельствует и разгорающийся Израильско-Палестинский конфликт.

Евреи не хотят слышать даже своих соплеменников, предупреждающих об опасности творимого ими беспредела в России (см. известное обращение Э. Тополя в "АиФ" №38 за 1998 г.). Опьяненные своей победой, они полностью утратили чувство меры. Они открыто заявляют, что их березовские, абрамовичи и гусинские самые богатые люди страны, и это в то время, когда большая часть русских находится за порогом бедности и хорошо знает, как эти чикагские мальчики сколачивали свои капиталы.

Бесы Достоевского образца конца ХХ века лавиной ринулись "внарод", используя все возможности технократического общества. И они вновь зовут "к топору", который должен будет рассечь наши души и сердца, чтобы залить кровью еще не зажившие раны Русского народа.

У каждого поколения пишущей братии есть одно главное преимущество - новое время, имеющее опыт прошлого. Только он позволяет найти свою нишу, свой уголок в сердце и сознании читателя. Только он дает простор для новых философских выводов и сравнений. Только он окрашивает в новые цвета и оттенки свою бесконечную поступь в неизвестность. И совсем немногим данозаглянуть в будущее и быть уверенными в своих пророчествах. Сейчас время сжалось, съежилось до точки, до восклицательного знака, и "пророки" чувствуют себя увереннее, предсказывая день завтрашний бьющегося в судорогах человечества. Мир не стал ни добрее, ни умнее. И рассуждения о "слезе ребенка" уже выглядят пошло и неуместно на фоне ежеминутных преступлений, умышленно совершаемых человеком "цивилизованным". И кто сейчас может измерить степень зла? Какие меры и весы для этого может предложить "мировая общественность" и ее пастыри? Чем Клинтон лучше Гитлера? Если этот вопрос задать сегодняшнему десятикласснику, то он ответит по той шкале ценностей, которую ему навязали учителя. И ответ будет выглядеть примерно так: "Клинтон бомбил только сербов и спасал албанцев, а Гитлер бомбил многих и убивал евреев". То есть все будет измерено количественно, а главное - это страдания евреев. Вот эта единица измерения в виде "страдания евреев" почему-то стала самой весомой и определяющей. Надо сказать, что ничего хорошего такая "единица измерения" не несет самим же евреям, но они упорно не хотят этого видеть. А затем удивляются: "Как это молодой интеллигентный студент Никита Кривчун устроил поножовщину в синагоге?"; "Почему это в России растет антисемитизм?" Но если обществу постоянно говорить, что страдания евреев весомее страданий других народов, то эта форма неравенства обязательно приведет к отторжению "вечно гонимых". СМИ в России в десятки раз больше уделяют внимания еврейскому вопросу, чем русскому. Любое историческое событие рассматривается через призму еврейских страданий, начиная с Библии. И каких результатов после этого можно ждать? Нет диалога, есть только монолог и профанация проблемы. Нельзя, втаптывая в грязь русский народ, ждать от него любви к инородцам. Расчет на новое поколение, выросшее при "демократии" и лишенное любви к Родине и своим предкам, согревает сердца многих русофобов. Но это очень подлая и опасная игра, заранее обреченная на катастрофу. Студент с ножом - это первый звонок от нового поколения, входящего в жизнь с разрушенной системой координат и мер.

У каждого времени есть своя мера зла и добра, но она никогда не должна определяться людьми разрушения, ибо конечный результат всегда одинаков - руины. Книжные полки магазинов пестрят интригующими названиями: "Сталин", "Лаврентий Берия", "История СС", "Тайны НКВД"... Когда начинаешь знакомиться с этими книгами, обещающими поведать тайны тайн, то встречаешь заурядную беллетристику или переписывание уже известных "тайн" с имитацией глубинных исследований. Э. Радзинский заразил современных публицистов художественным свистом вокруг исторических событий. Этот доходящий до захлеба, как истеричная женщина, драматург превратил толкование истории в театр одного актера, в котором он вытворяет все, что ему подсказывает его творческая натура, особо не заботясь о правде бытия. Например, Радзинский в своей книге о Николае II при цитировании последнего императора России совершает подлог: "Господи, помоги усмирить Россию!", в то время как у Николая II фраза звучит иначе: "Господи, помоги умирить Россию!". Таков Радзинский во всей своей писанине. Где-то буковку допишет, где-то слух или байку превратит в исторический факт.

Психология bookap

Удивительным образом у подобных историков-драматургов или историков-комедиантов выпадает среда, дух и реальность времени, в которых происходят события. Все ограничивается кремлевскими интригами и заговорами или внутрипартийной дворцовой борьбой. Но народ почему-то "безмолвствует"! В лучшем случае многомиллионная держава представлена в виде карикатурных персонажей или толпы. Все упрощается до опошления, до одноклеточного уровня. В "Войне и мире" Л. Толстого больше исторической правды, чем у современных исследователей-"историков". История как наука вообще вырождается и превращается в придворную литературу, пригодную для дешевых театральных постановок. В итоге народ становится Фомой неверящим, т.к. хорошо чувствует подлог и обман. Он уже стал свидетелем неоднократной фальсификации исторических событий. Безусловно, есть и честные исследователи, но им не видать ни высоких трибун, ни больших тиражей.

Народ брошен в океан лжи и вряд ли выплывет из него без огромных потерь. Но каждый прозревший сегодня обязан сделать все, чтобы эти потери были сведены к уровню неизбежных и ненапрасных.