Стратагема № 3. Убить чужим ножом

Четыре иероглифа


ris17.png



ris18.png



ris19.png



ris20.png


Современное китайское чтение: цзе / дао / ша / жэнъ

Перевод каждого иероглифа: Одолжить / нож / убить / человек

Связный перевод: Взять взаймы нож, чтобы убить человека.

Сущность: Убить чужим ножом. Погубить противника чужими руками. Стратагема подставного лица. Вредить косвенным путем, не афишируя себя. Стратагема алиби, стратагема заместителя.

К четырем иероглифам этой стратагемы не привязывается никакой объяснительной притчи. Они непосредственно и наглядно описывают, как стратагема осуществляется. Одно из древнейших упоминаний краткой формулировки Стратагемы № 3 мы находим в пьесе эпохи Мин (1368–1644). Вот перевод соответствующей сцены, впервые выполненный на одном из европейских языков.

3.1. Коварная отправка на войну

В театре. Артист в амплуа злодея, исполняющий роль цензора Хань Ду, выходит на сцену и поет на мотив «Сянлюнян»:87


87 В китайском классическом театре некоторые вокальные партии исполнялись на мотив уже известных напевов. Для их обозначения В. Ф. Сорокин ввел термин «романс» в качестве условного эквивалента китайскому понятию «цы», переводившемуся ранее как «мелодии», «песни» (см.: Сорокин В. Ф. Китайская классическая драма XIII–XIV вв. М., 1979. С. 31). Название мелодии (в данном случае «сянлюнян») обычно не связано с содержанием «романса» и, как правило, не переводится.


Я — начальник над служащими цензурного ведомства88 в Западной канцелярии,


88 В императорском Китае существовала система Цензората. Наряду с Императорским секретариатом и главными министерствами — военным, общественных работ, церемоний, чинов, наказаний и др. — действовала система Цензората. Она как бы уравновешивала приоритет военного ведомства в структуре государственных органов и давала значительные права гражданским чиновникам. При династиях Мин (1368–1644) и Цин (1644–1911) наряду со столичной Палатой цензоров (Дучаюань) существовала сеть провинциальных цензорских учреждений. Их главной функцией был контроль за местной бюрократией, борьба с коррупцией и иными злоупотреблениями властью. В соответствии со Сводом законов империи Цензорат наблюдал за правильным исполнением всеми правительственными учреждениями и должностными лицами своих обязанностей, за деятельностью последних и их поведением в частной жизни, а также за народной нравственностью. Кроме официальных чиновничьих званий чиновники Цензората назывались еще «эрму гуань» — «глаза и уши», через которые верховная власть следит за жизнью всего государства во всех ее проявлениях. Цензоры были наделены правом прямого обращения к императору, поэтому их еще называли «янь-гуань» — «чиновники слова», т. е. должностными лицами, обладавшими свободой слова. Активную роль Цензорат играл и при организации и приеме экзаменов на ученые степени, дававших право получившим их занимать соответствующие чиновничьи должности.


Я — начальник над служащими цензурного ведомства в Западной канцелярии.

Ледяная рука моей власти повергает всех в страх и смущение.

Я ношу шапку с одним рогом и езжу на черно-белой пестрой лошади, как следует моему сану.

От меня все отшатываются в почтительном трепете.

Этим я обязан расположению первого министра Люй Ицзяня [978—1043, противник реформ, предложенных Фань Чжунянем]. Этим я обязан расположению первого министра Люй Ицзяня.

Я предан ему со всеми потрохами («вплоть до моих легких и кишок»). Выражение его лица и каждое его слово — для меня закон.

Гнев мой обрушивается на этого безмозглого негодяя [имеется в виду Фань Чжунянь (989—1052), ученый и политик, известный тем, что мог держать речь, не заглядывая в бумажку; в 1040 г. участвовал в битве против армии династии Западная Ся (с территории, ныне принадлежащей к автономной области Нинся, населенной народностью хуэй); в 1043–1045 гг. был вице-министром империи, пытался провести ряд реформ, однако потерпел неудачу из-за противостояния консерваторов]. Он не знает, что его ожидает! Мой гнев обрушивается на этого дурака, он не знает, что его ожидает. Он все болтает языком и шлепает губами. Он окружает себя сотрапезниками, скрытными, как лисицы.89 (Говорит.) Я — всего лишь цензор Хань Ду. Но первый министр Люй — сколь велик он! А этот Фань Чжунянь выступает против него — что за наглость! За известностью закидывает он снасть, хочет поймать славу! Он запрашивает не по чину, бросается дерзкими словами. И еще вовлек в свое клеветническое дело Ю Цзина и Ин Чжу. Все они будут смещены с должности и поставлены на место. А еще этот Оуян Сю [1007–1072, ученый и высокопоставленный чиновник, поддерживал Фань Чжуняня]. Тебе-то что до этого? Ты насмехаешься над цензором Ся [имеется в виду Ся Сун, (985—1051); когда он в 1043 г. должен был быть назначен тайным государственным советником, бывшие тогда у власти реформисты объединились против него вокруг Фань Чжуняня, вследствие чего он получил менее важную должность; за это он обвинил реформистов в заговоре]! Ты сам этим вырыл себе яму! К счастью, ты не заботишь меня, ничтожного. Я уже много дней не видел цензора Ся. Пойду-ка навещу его. (Идет.) О, кто-то показался вдали, это, наверное, он. Отойду-ка я в сторонку и погляжу, куда он направляется.


89 Лисица — один из важнейших персонажей китайского фольклора и основанной на нем художественной литературы. Например, выдающийся китайский новеллист Пу Сунлин (1622–1715) часто использовал в своем творчестве образ лисицы-оборотня, превращающейся в прекрасную девушку, пленяющую «лисьими чарами» грешных селян, студентов, чиновников. Как правило, обман раскрывался и оборотень исчезал (см.: Πу Сунлин (Ляо Чжай). Монахи-волшебники. Рассказы о людях необычайных / Пер. академика В. М. Алексеева. М., 1957).


(Актер в амплуа шута, исполняющий роль цензора Ся, выходит на сцену и поет на ту же мелодию):

Цензурное ведомство — моя епархия, цензурное ведомство — моя епархия.

Характер у меня не подозрительный и не хитрый. В настоящее время я — жертва беспочвенных обвинений. Несправедливость, от которой я страдаю, возбуждает во мне гнев.

Виновный в этом [Фань Чжунянь] переведен в отдаленную область. Виновный переведен в отдаленную область. Я хочу его окончательно уничтожить.

Если ты хочешь избавиться от сорняка, ты должен выбросить его корни с поля. Горе тебе, если ты только отбросишь его в сторону, ибо он позже вернется и разрастется вновь!

(Актер-злодей выступает вперед и говорит):

О почтенный господин Ся!

(Актер-шут изображает испуг.) (Актер-злодей говорит): Куда путь держите?

(Актер-шут поет):

На восток к моему благодетелю, чтобы поговорить с ним. На восток к моему благодетелю, чтобы поговорить с ним.

Если мой план удастся, мы сможем вновь спать спокойно.

(Актер-злодей говорит):

Я, ваш младший брат, придерживаюсь того же мнения. Давайте воспользуемся тем обстоятельством, что первый министр еще не являлся на аудиенцию ко двору. Отправимся скорее к нему, скорее! (Оба отходят в сторону.)

(Выходит актер с раскрашенным лицом, исполняющий роль первого министра Люй Ицзяня, но в повседневной одежде. За ним следует актер-слуга. Актер с раскрашенным лицом поет на мотив «Шэнчацзы»):

По своему положению и важности я вхожу в число трех высочайших государственных советников во главе империи. Я всего лишь на расстояние в несколько дюймов удален от драконоподобного лика императора. Я властвую над жизнью и смертью. Все взирают на меня в почтительном страхе. (Говорит.) Все чиновники склоняются передо мною, первым министром, до земли. Меня украшают нефритовый пояс и красный плащ. Я — краеугольный камень священной династии. Никто не решится посягнуть на мой приказ. Я поражен наглостью одного пустоголового негодяя. Он решается таскать тигра за усы [посягает на мой авторитет]! Секретарь! Сразу же дай мне знать, когда придут оба цензора, Хань и Ся!

(Актер-слуга):

Будет исполнено!

(Актер-злодей и актер-шут входят и говорят):

Вот мы и прибыли! О, жилище первого министра — оно подобно обиталищу богов. Обратимся же к секретарю и попросим доложить о нас.

(Актер-слуга):

Отец наш как раз спрашивал о вас обоих. Входите, пожалуйста, поскорее.

(При виде первого министра оба пришельца преклоняют колени и говорят):

Ваши последователи, Ся и Хань, явились к вам на аудиенцию.

(Актер с раскрашенным лицом говорит):

Поднимитесь, вы оба!

(Актер-злодей и актер-шут встают, складывают руки у груди в приветственном жесте, кланяются, вновь выпрямляются и ждут.)

(Актер с раскрашенным лицом говорит):

На днях слышал я поношения от этого негодяя. Фань Чжунянь и его приятели, конечно, уже получили свое, но гнев мой еще не улегся. У вас, господа, уж конечно, найдется какая-нибудь стратагема для меня.

(Актер-злодей говорит):

Я, Хань Ду, день и ночь страдал от обиды за вас, благородного первого министра, не мог ни есть, ни спать. Однако стратагемы у меня нет.

(Актер с раскрашенным лицом говорит):

Вот уж, действительно, можно сказать, «сопровождать в огонь и в воду»! Спасибо вам! Спасибо!

(Актер-шут говорит):

Я, ничтожный, придумал стратагему. Я затем и явился, чтобы доложить о ней.

(Актер с раскрашенным лицом говорит):

Говори же! Говори!

(Актер-шут):

Ю Цзин, Ин Чжу и Оуян Сю сами по себе не враги благородному первому министру. Если они с недавних пор не держат языка за зубами, так это потому, что их подстрекает Фань Чжунянь. Если не умертвить Фань Чжуняня, корень зла не будет истреблен.

(Актер с раскрашенным лицом):

Убить Фань Чжуняня было бы нетрудно. Но я боюсь, что придворные будут недовольны.

(Актер-шут):

Я, ничтожный, подумал об этом. Сейчас как раз поднял бунт Чжао Юаньхао [1003–1048, основатель империи Западная Ся, в течение семи лет вел войну против династии Северная Сун (960— 1126)]. Вокруг него собираются все новые силы. Двор должен назначить военачальника, который поведет против него войско. Вы, благородный министр, завтра утром должны подать императору представление. По этому представлению Фань Чжунянь [будучи штатским чиновником и ученым без военного опыта] получит военное назначение и будет отправлен для подавления бунта Чжао Юаньхао. Это называется «убить чужим ножом». К тому же вы покажете этим, благородный министр, будто сменили гнев на милость! Как вам нравится такая стратагема?

(Актер с раскрашенным лицом громко восклицает):

Замечательно, замечательно! Я в ближайшее же время издам приказ о переводе тебя в более высокий ранг. Непременно сдержу свое слово.

(Актер-злодей):

Фань Чжуняня убьют, но остается еще множество его последователей. Не будете ли вы столь любезны, чтобы составить их список и распространить его при дворе, чтобы они остерегались превышать свои полномочия словом или делом?

(Актер с раскрашенным лицом):

Как это верно! Как верно!

(Актер-шут):

В этом списке на первых местах должны стоять Цай Сян [1012–1069; помимо своей служебной карьеры, считался одним из четырех величайших каллиграфов династии Северная Сун] и Ши Цзиэ [1005–1045; чиновник и ученый, убежденный конфуцианец].

(Актер-шут):

Вот это называется поставить общественную службу на пользу личной мести!

(Актер с раскрашенным лицом поет на мотив «Сочуанхань»):

О, государственные дела! Лишь мне одному доверены они. Подчиненные, мне служащие, должны уважать меня, великого первого министра. Фань Чжунянь и его клика не держались в рамках своих полномочий. Он играл с огнем, и пламя охватило его. В дикие области отправят его, за тысячи миль от столицы. И это наказание еще не удовлетворит моего гнева. Лишь когда Фань Чжунянь будет убит и тело его разрублено на мелкие кусочки, я вздохну свободно.

(Хором):

Назначим его военачальником! Если его убьют по ту сторону границы, кто сможет вновь вызвать к жизни его душу?

(Актер-шут поет на тот же мотив):

Мне отвратительна вся эта банда бессовестных выскочек. Императорской кистью подписан указ об их отстранении и назначении в отдаленные области. Там в Новый год снег так глубок, что они не могут шагнуть ни назад, ни вперед. Так тяжела там жизнь. Страшно далеки они от родной земли. И письму оттуда не дойти. Горько должны они теперь раскаиваться в том, что так неразумно распускали языки.

(Хором):

Мы ручаемся, что Фань Чжуняню не найти пути назад. Если его убьют в битве с бунтовщиками, кто сможет вновь вызвать к жизни его душу?

(Актер с раскрашенным лицом поет на тот же мотив):

Следует подумать о том, что Фань Чжунянь и его клика пытались обмануть императора. Уже несколько лет он протаскивал своих людей на важные должностные места. Его сила еще сохраняется. Ему придется только слегка раздуть пламя, а наше совсем угасло. Поэтому с его товарищами нужно покончить сразу, без промедления, чтобы они не смогли оказать ему тайную поддержку или нанести нам ответный удар.

(Хором):

Сегодня выйдет приказ, чтобы эти негодяи до конца своих дней были отстранены от государственной службы. Кто вернет им вновь их должности и почет?

(Актер с раскрашенным лицом):

Я под корень изведу всю эту банду, пользуясь вашей чудесной стратагемой.

(Актер-злодей и актер-шут):

Не человек [то есть первый министр Люй Ицзянь и оба цензора] хочет смерти тигра [то есть Фань Чжуняня], но тигр желает погибели человека.

(Выходят.)

В этой сцене из драмы «Три причины пожеланий счастья», переведенной с насчитывающей несколько столетий рукописи из столичной Пекинской библиотеки, враги Фань Чжуняня планируют убрать его с дороги, отправив военачальником в битву. Они не сомневаются, что собравший большие военные силы бунтовщик Чжао Юаньхао погубит их не искушенного в военном деле врага. Чжао Юаньхао — это «нож», предназначенный для убийства Фань Чжуняня. Но эта цель завуалирована, внешне они желают Фань Чжуняню добра, повышая его в чине. В этой драме эпохи Мин (1368–1644), написанной Ван Тиннэ, я вижу существенный признак «интриги», как его определяет Арнульф Дитерле в своей диссертации «Структурные элементы интриги в греко-римской комедии»: «Интриган пытается достигнуть своей цели не прямым путем, но хитростью, подтасовкой реальных фактов».

Остается добавить еще, что в действительности Фань Чжунянь умер не на поле битвы, а от болезни. Но замышляемая в пьесе отправка на войну также могла бы достигнуть желаемых результатов, что показывает следующая история.

3.2. Мечом аммонитян

В «Семейной библии — извлечениях из Священного Писания для домашнего чтения и воспитания юношества» (Гларус, 1887) читаем:

«Через год, в то время когда выходят цари в походы, Давид послал Иоава и слуг своих с ним, и всех израильтян, и они поразили аммонитян и осадили Равву. Давид же оставался в Иерусалиме. И случилось так, что Давид под вечер, встав со своей постели, прогуливался по кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина. И сказали ему: это Вирсавия, жена Урии-хеттеянина.

Тогда Давид написал письмо Иоаву и послал его с Урией. В письме он написал так поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтоб он был поражен и умер. Посему когда Иоав осаждал город, то поставил он Урию на таком месте, о котором знал, что там храбрые люди. И вышли люди из города, и сразились с Иоавом, и пало несколько из народа, из слуг Давидовых; был убит также и Урия-хеттеянин. И послал Иоав донести Давиду о всем ходе сражения.

Когда услышала жена Урии, что умер Урия, муж ее, стала она плакать о муже своем. Когда кончилось время плача, Давид послал и взял ее в дом свой, и она сделалась его женой и родила ему сына».

Примечательно в этом отрывке из Ветхого завета, что Бог осуждает и наказывает за применение Стратагемы № 3: «И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа». Господь посылает Нафана, который, в частности, упрекает Давида: «Урию-хеттеянина ты поразил мечом; жену его взял себе в жены, а его ты убил мечом аммонитян». И затем следует объявление наказания с обоснованием причин: «Как ты этим делом подал повод врагам Господа хулить Его, то умрет родившийся у тебя сын!» И ребенок действительно умер.

Идея божественного возмездия за предосудительное применение стратагемы чужда китайской культуре, хотя даже в произведениях китайской литературы герои, применяющие стратагемы с дурными намерениями, часто кончают плохо. Нередко также настигает их осуждение потомков, выражаемое в произведениях литературы или изобразительного искусства — одно из страшнейших наказаний для китайцев прошлого (см. ниже, 7.18: Выдуманное преступление Юэ Фэя, и 18.12: Прославление кистью и тушью).

3.3. Стрела Локи на тетиве Хедура

«Фригга, мать Бальдура, отправилась бродить по свету, чтобы с каждого существа и с каждой вещи взять клятву, что они не нанесут вреда ее сыну. Дальнее это было странствие — но все существа и вещи дали ей эту клятву: огонь и вода, железо и медь, камни и земля, травы и деревья, звери, птицы, яды и болезни.

Боги возрадовались и устроили большой праздник, чтобы почтить Бальдура. И там предстал он между своими братьями. Они воздавали ему почести так: посылали в него свои стрелы, бросали камни и замахивались мечами. И это казалось им чудесным, ибо ничто не могло повредить Бальдуру.

Лишь один из всех с завистью смотрел на игры. Это был Локи. Ему радость богов всегда была что соринка в глазу. Он принял облик старухи и явился перед Фриггой. «Как радостны, — сказал он, — игры асов на Идском поле! И как, ничто не может повредить Бальдуру?» — «Ему не может повредить ничто на свете, — отвечала Фригга, — ибо никто не отказал мне в клятве».

«Но уверена ли ты, что всех о ней просила?»

Тут Фригга вспомнила, что к западу от Валгаллы встретила растение, которое показалось ей слишком молодым, чтобы вынести тяжелую клятву: омелу.

Теперь старуха узнала все, что ей требовалось. И Локи, не медля, нашел омелу и вырезал из нее стрелу. С этой стрелой явился он на игрище богов. Хедур стоял немного поодаль от веселой толпы. К нему, слепому брату Бальдура, и приблизился Локи. «Почему ты не воздаешь, подобно другим, почестей твоему брату?» — спросил он. «Потому, что я его не вижу», — отвечал Хедур.

Тут вызвался Локи помочь ему прицелиться, чтобы и Хедур мог воздать почесть Бальдуру.

«Вот, возьми стрелу и положи ее на тетиву, — сказал он. — Мой глаз да послужит твоей руке!» Тогда Хедур взял стрелу из рук Локи и выстрелил. И тут произошло несчастье, равного которому не было на свете. Ибо стрела пронзила Бальдура. Мертвым упал светлый бог на землю». (Цит. по: Рок богов и судьба людей, пересказано из «Эдды» Даном Линхольмом. Раштатт, 1981.)

Локи использовал руку Хедура как нож.

3.4. Два персика убивают трех воинов

В эпоху «Весны и Осени» служили князю Цзину (ум. 490 до н. э.) из княжества Ци (на севере нынешней провинции Шаньдун) три храбрых воина: Гунсунь Цзе, Тянь Кайцзян и Гу Ецзы. Их отваге никто не мог противиться. Их сила была столь велика, что даже голыми руками хватка их была подобна тигриной.

Однажды Янь Цзы, первый министр княжества Ци, повстречался с этими тремя воинами. Ни один не встал почтительно со своего сиденья. Этот проступок против вежливости разгневал Янь Цзы. Он обратился к князю и сообщил ему об этом случае, который оценил как представляющий опасность для государства. «Эти трое пренебрегают этикетом по отношению к высшим. Можно ли положиться на них, если понадобится подавлять мятеж внутри государства или выступить против внешних врагов? Нет! Потому я предлагаю: чем раньше их устранить, тем лучше!»

Князь Цзин озабоченно вздохнул: «Эти трое — великие воины. Вряд ли удастся их взять в плен или убить. Что же делать?»

Янь Цзы призадумался. Потом он сказал: «У меня есть одна мысль. Пошлите к ним вестника с двумя персиками и со словами: «Пусть возьмет себе персик тот, чьи заслуги выше».

Князь Цзин так и поступил. Три воина стали мериться своими подвигами. Первым заговорил Гунсунь Цзе: «Однажды я голыми руками победил дикого кабана, а в другой раз — молодого тигра. По моим деяниям мне полагается персик». И он взял себе персик.

Тянь Кайцзян заговорил вторым: «Дважды обращал я в бегство лишь с холодным оружием в руках целое войско. По моим деяниям я также достоин персика». И он также взял себе персик.

Когда Гу Ецзы увидел, что ему персика не досталось, он со злобой сказал: «Когда я однажды в свите нашего господина переправлялся через Хуанхэ, огромная водяная черепаха схватила мою лошадь и исчезла с нею в бурном потоке. Я нырнул под воду и пробежал по дну сто шагов вверх по течению и девять миль вниз по течению. Наконец я нашел черепаху, убил ее и спас мою лошадь. Когда я вынырнул с конским хвостом по левую сторону и черепашьей головой по правую, люди на берегу приняли меня за речное божество. Это деяние еще более достойно персика. Ну что, никто из вас не отдаст мне персик?»

С этими словами он вынул свой меч из ножен и поднял его. Когда Гунсунь Цзе и Тянь Кайцзян увидели, сколь разгневан их товарищ, заговорила в них совесть, и они сказали: «Безусловно, наша храбрость не сравняется с твоей и наши деяния не могут мериться с твоими. Тем, что мы оба сразу схватили себе по персику и не оставили тебе, мы показали лишь свою алчность. Если мы не искупим этого позора смертью, проявим еще и малодушие». Тут они оба отдали свои персики, обнажили мечи и перерезали себе горло.

Когда Гу Ецзы увидел два трупа, ощутил он свою вину и сказал: «Бесчеловечно, что оба моих боевых товарища умерли, а я живу. Недостойно стыдить других словами и прославлять себя самого. Малодушно было бы совершить такое дело и не умереть. К тому же, если бы оба моих товарища поделили между собой один персик, оба получили бы достойную их долю. Я же тогда мог бы взять себе оставшийся персик».

И тут он уронил свои персики на землю и также перерезал себе горло. Вестник сообщил князю: «Все трое уже мертвы». И князь приказал похоронить их по установленному для воинов ритуалу.

Я вышел через городские ворота Ци

И увидел в отдалении Тан-иньли

И посредине три кургана,

Друг подле друга, как близнецы.

Я спросил: «Чьи это могилы?»

Ответ был: там покоятся

Гунсунь Цзе, Тянь Кайцзян и Гу Ецзы!

Сила их могла сдвинуть горы,

А благородство не имело себе равных.

Но однажды их настигло предательство.

Тогда два персика убили трех воинов.

Кто способен был на такую стратагему?

Это Янь Цзы — первый министр Ци.

Приведенный текст взят из «Янь Цзы Чунь цю» («Весна и Осень Янь Цзы»), произведения, полный и тщательный немецкий перевод которого был выполнен Р. Хольцером (Werzburger Sino-Japonica. Bd. 10. 1983). Я обнаружил его перевод на современный китайский язык в книге по китайской фразеологии, вышедшей в 1982 г. в Цзилине. Янь Цзы (ум. 500 до н. э.) служил при трех властителях княжества Ци. В цитированном произведении, собрании анекдотов о Янь Цзы, содержится масса стихов, частично из наследия китайского философа Mo Цзы (ок. 468–376 до н. э.).

Это стихотворение сочинил Чжугэ Лян (181–234), первый министр Шу-Хань, сам бывший выдающимся знатоком стратагем. Он прославляет погибших и клеймит позором Янь Цзы за применение Стратагемы № 3. Тот не рискнул приговаривать непочтительных воинов к смертной казни. Воспользовавшись тем обстоятельством, что «героические личности часто бывают слишком вспыльчивы и обращают непомерное внимание на свою честь, гордость и собственную особу» (Лютц Мюллер), он посеял меж ними разлад, вследствие которого они сами наложили на себя руки.

3.5. Храбрый портняжка и великаны

«А портняжка двинулся дальше куда глаза глядят. Долго он странствовал и вот пришел наконец во двор королевского дворца и, почувствовав усталость, прилег на траве и уснул. В то время как он лежал, пришли люди, стали его со всех сторон разглядывать и прочли у него на поясе надпись: «Побил семерых одним махом».

— Ох, — сказали они, — чего же хочет этот знатный герой здесь в мирное время? Это, должно быть, какой-нибудь важный человек.

Они пошли и объявили об этом королю, полагая, что на случай войны он будет здесь человеком важным и нужным и что отпускать его ни в коем случае не следует. Этот совет королю понравился, и он послал к портняжке одного из своих придворных, который должен был ему предложить, когда тот проснется, поступить к королю на военную службу.

Посланец подошел к спящему, подождал, пока, тот начал потягиваться и открыл глаза, и только тогда изложил ему королевское поручение.

— Я затем сюда и явился, — ответил портной. — Что ж, я готов поступить к королю на службу.

Его приняли с почестями и отвели ему особое помещение. Но королевские воины отнеслись к портняжке недружелюбно и хотели его сбыть куда-нибудь подальше. «Что оно из этого выйдет? — говорили они между собой. — Если мы с ним поссоримся, то он, чего доброго, на нас набросится и побьет семерых одним махом. Уж тут никто из нас против него не устоит». И вот они порешили отправиться все вместе к королю и просить у него отставку.

— Где уж нам устоять, — сказали они, — рядом с таким человеком, который побивает семерых одним махом?

Опечалился король, что придется ему из-за одного потерять всех своих верных слуг, и захотелось ему поскорей от портного избавиться, чтоб больше его на глаза не пускать. Но король не решился дать ему отставку: он боялся, что тот убьет его, а заодно и придворных, а сам сядет на его трон. Долго он думал-раздумывал и наконец порешил сделать так. Он послал к портняжке и велел ему объявить, что он хочет ему, как великому военному герою, сделать некоторое предложение.

В одном из лесов его королевства поселились два великана, они своими грабежами и разбоями, поджогами и пожарами великий вред учиняют; и никто не осмеливается к ним приблизиться, не подвергаясь смертельной опасности. Так вот, если он этих двух великанов одолеет и убьет, то отдаст он ему свою единственную дочь в жены, а в приданое полкоролевства, а поедут с ним сто всадников на подмогу.

«Это было б неплохо для такого, как я, — подумал портняжка, — заполучить себе в жены красавицу королевну да еще полкоролевства в придачу, такое не каждый день выпадает на долю».

— О да! — сказал он в ответ. — Великанов этих я одолею, и сотни всадников мне для этого не надо; кто одним махом семерых побивает, тому двоих бояться нечего.

И вот пустился портняжка в поход, и ехала следом за ним сотня всадников. Подъехав к лесной опушке, он сказал своим провожатым:

— Вы оставайтесь здесь, а я уж расправлюсь с великанами один на один. — И он шмыгнул в лес, поглядывая по сторонам.

Вскоре он увидел двух великанов. Они лежали под деревом и спали, и при этом храпели вовсю, так что даже ветки на деревьях качались.

Портняжка, не будь ленив, набил себе оба кармана камнями и взобрался на дерево. Он долез до половины дерева, взобрался на ветку, уселся как раз над спящими великанами и стал сбрасывать одному из них на грудь камень за камнем. Великан долгое время ничего не замечал, но наконец проснулся, толкнул своего приятеля в бок и говорит:

— Ты чего меня бьешь?

— Да это тебе приснилось, — ответил ему тот, — я тебя вовсе не бью.

И они опять улеглись спать. А портной вынул камень и бросил его на второго великана.

— Что это? — воскликнул второй. — Ты чем в меня бросаешь?

— Я ничем в тебя не бросаю, — ответил первый и начал ворчать.

Так ссорились великаны некоторое время, и, когда оба от этого устали, они помирились и опять уснули. А портняжка снова начал свою игру, выбрал камень побольше и кинул его изо всей силы в грудь первому великану.

— Это уж чересчур, — закричал тот, вскочил как безумный и как толкнет своего приятеля об дерево — так оно все и задрожало. Второй отплатил ему той же монетой, и они так разъярились, что стали вырывать ногами с корнем деревья и бить ими друг друга, пока наконец оба не упали замертво наземь».90


90 Братья Гримм. Сказки. Пер. с нем. Г. Петникова. Минск, 1983. С. 88–91. — Прим. перев.


В этой сказке братьев Гримм о храбром и хитром портняжке, приведенной по двухтомному изданию Манессе, Стратагемой № 3 сначала пытается воспользоваться король. Он хотел бы избавиться от портняжки, но не решается прямо действовать против нежелательного пришельца. Тогда он надеется сжить портняжку со свету руками великанов. Свои коварные намерения король преподносит в виде почетного поручения, за выполнением которого последует королевская награда.

Портняжка, в свою очередь, пользуется Стратагемой № 3. Бросая камни, добивается он ссоры между сонливыми великанами, так что они со зла убивают друг друга. Таким образом, для умерщвления великанов портняжка воспользовался их собственными силами.

3.6. Зарытый документ князя Хуаня

Князь Хуань (806–771 до н. э.) из государства Чжэн стремился к тому, чтобы захватить государство Куай. Прежде всего он приказал вызнать, как зовут всех искусных министров и военачальников государства Куай, и написал бумагу, в которой говорилось следующее: после падения государства Куай все перечисленные министры и военачальники государства Куай получат столь же высокие должности в государстве Чжэн. Кроме того, все земли государства Куай будут поделены между ними. Затем князь Хуань воздвиг за городскими стенами большой алтарь и зарыл под ним бумагу. После этого он приказал заклать кур и свиней и дал Небу торжественную клятву, что не нарушит заключенного с сановниками из Куай договора. Когда князь государства Куай узнал об этом событии, он заподозрил в измене весь свой главный штаб и государственный совет и всех их, разгневавшись, повелел казнить. Таким образом князь государства Чжэн Хуань не только избавился от элиты государства Куай, но еще и использовал для этого самого властителя Куай. Теперь князь Чжэн без труда мог одолеть государство Куай.

Этот пример применения Стратагемы № 3 приведен в книге Хань Фэя (ок. 280–233 до н. э.). Уже цитировавшийся в разделе о Стратагеме № 2 классический конфуцианский труд «Цзо-чжуань» сообщает его под 514 г. до н. э.

3.7. Подарок Си Юаня

Высокопоставленный чиновник Си Юань из государства Чу был справедливым и миролюбивым человеком. Но его коллега Фэй Уцзи и военный комендант Янь Цзянши завидовали его успехам и ненавидели его. Первый министр Цзи Чан любил получать подарки и с готовностью склонял свое ухо к клеветническим наговорам. Фэй Уцзи, который хотел уничтожить Си Юаня, сказал первому министру, что Си Юань хочет пригласить его на пир. Затем Фэй Уцзи пошел к Си Юаню и сообщил ему, что первый министр хотел бы получить от него приглашение. Си Юань возразил, что по своему низкому чину он недостоин посещения первого министра. Однако если тот будет настаивать на визите, то он, Си Юань, изъявляет всяческую готовность его принять. Каким подарком он мог бы почтить первого министра? Фэй Уцзи отвечал: «Первый министр питает страсть к доспехам и оружию. Покажи мне, что у тебя есть из этого, и я помогу тебе выбрать». Фэй Уцзи остановил свой выбор на пяти доспехах и пяти предметах вооружения и посоветовал Си Юаню: «Поставь их у входа. Когда первый министр увидит их, ты сможешь их ему подарить».

В день пира Си Юань поставил шатер слева от ворот и там расставил подарки. А коварный Фэй Уцзи нашептал первому министру, что Си Юань поставил у входа вооруженных людей, по-видимому замышляя что-то дурное, и дал совет не принимать приглашения. А кроме того, во время короткого похода против государства У Си Юань якобы был подкуплен и, вместо того чтобы, как ему было поручено, захватить государство У, отступил против воли своих военачальников. Первый министр послал гонца к дому Си Юаня, и тот издали увидел выставленное там оружие и доспехи. Тогда первый министр вызвал к себе Янь Цзянши, чтобы разузнать подробнее о происшедшем. Тот давно уже был предупрежден Фэй Уцзи. После аудиенции у первого министра Янь Цзянши приказал напасть на дом Си Юаня. Когда тот узнал о готовящемся нападении, он покончил с собой.

Таким образом, злодеи Фэй Уцзи и Янь Цзянши погубили своего врага также чужими руками.

Сам Конфуций (551–479 до н. э.) однажды вынужден был прибегнуть к Стратагеме № 3. Это случилось в год, когда могущественное государство Ци решило напасть на слабое в военном отношении родное государство Конфуция Лу. Чтобы спасти Лу, Конфуций отправил своего искусного в красноречии ученика Цзы Гунна (род. 520 до н. э.) по соседним государствам. Тот прежде всего убедил военачальника Ци напасть вместо государства Лу на государство У. Затем Цзы Гун отправился в государство У и убедил тамошнего царя напасть на государство Ци, чтобы помочь Лу. После того как между Ци и У разгорелась война, Цзы Гун поспешил в государство Цзинь и подвигнул его князя на войну против государства У. В результате началась война между Цзинь и У. Таким образом Конфуцию удалось спасти свое родное государство Лу.

Здесь три государства играют роль одолженного «ножа», которым ликвидируется опасность.

3.8. Битва у Красных стен

Подобным же образом в 208 г. советнику Лю Бэя (161–223), тогда двадцатисемилетнему Чжугэ Ляну (181–234), за хитрость и изворотливость почитаемому в Китае народным героем классической древности, удалось убедить двадцатишестилетнего Сунь Цюаня, в то время основного противника властвовавшего в Северном Китае Цао Цао (155–220), заключить союз со значительно более слабым Лю Бэем против располагавшего могучим войском Цао Цао.91 Победа над Цао Цао в битве у Красных стен92 была в первую очередь заслугой Сунь Цюаня, которого Чжугэ Лян применил в качестве «чужого ножа» против Цао Цао. Но, благодаря руководству Чжугэ Ляна, Лю Бэй извлек из этой военной победы значительно больший политический выигрыш, чем Сунь Цюань.


91 Дипломатия Чжугэ Ляна раскрывается в 44-й главе «Троецарствия». Почти убедив Сунь Цюаня в возможности победы над Цао Цао, Чжугэ Лян встретился с Чжао Юем, главным полководцем царства У, которому предложил не вступать в войну с Цао Цао, а подарить ему двух известных красавиц сестер Цяо, о которых давно мечтает престарелый владетель царства Вэй, специально построивший для утех с ними башню Бронзового воробья. Но старшая из них была женой полководца Сунь Цэ, а младшая — самого Чжао Юя. Чжао Юй пришел в ярость и преисполнился решимости сражаться с Цао Цао. Когда шло заседание совета, его слово и повлияло на принятие Сунь Цюанем окончательного решения вступить в войну с царством Вэй (см.: Троецарствие. М., 1984. С. 269–276).

92 Битва у Красных стен — сражение войск Цао Цао и Чжао Юя у Саньцзякоу на реке Янцзы (см. там же. С. 277–285). Сражение произошло зимой 208 г. Река Янцзы в этом месте протекает в ущелье среди высоких берегов из красного песчаника, которые и именовались Красными стенами.


3.9. Старый военачальник Лянь По и вспыльчивый Чжао Ко

После победы над государством Хань в 260 г. до н. э. государство Цинь (которое впоследствии, в 221 г. до н. э., объединило весь Китай) решило напасть на государство Чжао. Царь Чжао поручил оборону старому военачальнику Лянь По. Лянь По, искусный воин, занял оборону в Чанпине. Войска Цинь неоднократно штурмовали столицу, но Лянь По удавалось удержать ее. Он не решался на открытое сражение с более сильной циньской армией.

В государстве Чжао жил некий Чжао Ко, сын одного покойного военачальника. Теоретически он хорошо знал военное дело, но не имел практического опыта. При этом он достиг определенного положения в армии Чжао. Ему не нравилась оборонительная тактика Лянь По, и он перед царем Чжао обвинил его в малодушии. Тогда царь Чжао приказал военачальнику Лянь По наконец выступить против циньской армии. Но тот продолжал колебаться.

Циньские шпионы узнали о разногласиях между царем Чжао, Чжао Ко и Лянь По. Агенты Цинь подкупили жителей столицы и распустили с их помощью слух, что Цинь боится, что Чжао Ко будет назначен военачальником. С Лянь По якобы будет легко иметь дело, так как он собирается сдать город. Этот слух достиг ушей царя Чжао. Он отстранил Лянь По и его преемником назначил Чжао Ко. Тот воспользовался первой возможностью для прямого выступления против превосходящих сил циньской армии, которая взяла армию Чжао в котел и полностью уничтожила. Среди убитых оказался также новый военачальник Чжао Ко. Это было началом конца государства Чжао. В 228 г. до н. э. оно было присоединено к государству Цинь.

3.10. Убийственная песнь Вэй Сяокуаня

В эпоху раздробленности Китая (III–VI вв.) династия Восточная Вэй располагала блестящим стратегом в лице Ху Люйгуана (взрослое имя Мин Юэ, «Светлая луна»). Вэй Сяокуань, высокопоставленный чиновник и военный деятель враждебной Вэй династии Северная Чжоу, боялся растущей мощи этого противника. Властитель династии Восточная Вэй был еще молод и легковерен. К тому же министры при дворе династии Восточная Вэй заботились только о своей личной выгоде и потеряли всякое чувство ответственности за судьбу государства. Этим положением и воспользовался Вэй Сяокуань. Он сочинил песню и разослал агентов в область династии Восточная Вэй. В этой песне имелись стихи вроде: «Светлая луна светит над Шаньанем» (Шаньань был главным городом династии Восточная Вэй) — и подобные, все намекающие на то, что Ху Люйгуан собирается совершить государственный переворот. В результате царь династии Восточная Вэй приказал казнить Ху Люйгуана.

3.11. Сталин как «одолженный нож» немцев и наоборот

Вышедшая в 1987 г. в Китае книга о стратагемах причисляет к пользователям Стратагемы № 3 немцев, которым в 1936 г. удалось передать русской разведке сфальсифицированные документы, в глазах Сталина выставляющие маршала Тухачевского (1893–1937) в роли предателя. Таким образом, Сталин сыграл роль «одолженного ножа» и казнил Тухачевского.

На Западе участие немецкой секретной службы в ликвидации Тухачевского посредством передачи фальсифицированных материалов считается спорным и доныне не доказанным. Китайская интерпретация тем не менее в целом подтверждается Виктором Александровым в его историческом репортаже «L'affaire Toukhatchevsky» (Вервье, Бельгия, 1978). Как очевидный факт рассматривает немецкое участие в казни Тухачевского также Густав Адольф Пуррой в своей книге «Das Prinzip Intrige» (Zürich — Osnabrück, 1986).

В свою очередь, согласно гонконгской работе о стратагемах, Сталин также с непревзойденной хитростью использовал Стратагему № 3. В 1944 г. польская подпольная армия, состоявшая из более чем 40 000 человек, хотела использовать тяжелое положение немцев после Сталинграда и высадки союзников в Нормандии, чтобы предотвратить превращение Варшавы в поле битвы между русскими и немцами. По их плану 31 июля 1944 г. советский танковый авангард должен был занять пригороды Варшавы. Этот момент представлялся удачным для нападения подпольной армии на немцев в Варшаве. Выступление было назначено на 1 августа. Как раз когда население Варшавы с оружием в руках выступило против немецкой армии, советское наступление внезапно остановилось. Войска даже немного отошли. Немцы поняли, что им не угрожает никакой опасности с советской стороны, и бросили все силы на подавление польских подпольных организаций в Варшаве. Рузвельт и Черчилль несколько раз телеграфировали Сталину, прося его продолжить наступление и спасти Варшаву, но Сталин отказался и даже протестовал против английской и американской поддержки Варшавы с воздуха под предлогом того, что она затронула бы русское воздушное пространство.

Только 10 сентября 1944 г., на шестую неделю варшавского восстания, Советский Союз начал военные операции. При поддержке Красной армии войска коммунистической армии Польши вошли в пригород Варшавы. 15 сентября Красная армия вновь остановила наступление. Немцы покончили со всеми очагами сопротивления и превратили Варшаву в руины. Только когда польская подпольная армия была полностью уничтожена, советская армия нашла момент подходящим для входа в Варшаву.

Как пишет гонконгская книга о стратагемах, составленная Ma Сэньляном и Чжан Лайпином, это пример применения Стратагемы № 3 для того, чтобы уничтожить польскую подпольную организацию в Варшаве как возможного противника захвата власти коммунистами. Для этого Сталин воспользовался силами немецкой армии.

3.12. Ван Сифэн и две наложницы

В романе «Хун-лоу мэн» («Сон в Красном тереме») Цао Сюэциня (ум. ок. 1763), одном из известнейших произведений классической китайской литературы, шестьдесят девятая глава называется так: «Пригласила в дом наложницу и утонченным способом совершила убийство «чужим ножом».

Цзя Ляню, женатому на Ван Сифэн, уже давно наскучила его жена, не только потому, что она так и не подарила ему наследника, но и оттого, что последнее время она часто болела. Он влюбился в прекрасную госпожу Ю, взял ее тайно второй женой и поселил в домике поблизости от родового дворца. Ван Сифэн от одного из слуг узнала о том, что ее супруг завел себе наложницу. Когда муж ее уехал по делам, она, изображая добрые чувства, отыскала госпожу Ю и пригласила ее переехать во дворец. При переезде Ван Сифэн лишила ее прежней прислуги и приставила новых служанок, особым образом проинструктированных. С этих пор она неустанно интриговала против госпожи Ю. Однако внешне Ван Сифэн, заходя раз в неделю к госпоже Ю, была само дружелюбие и любезность. Госпожа Ю и не подозревала, что Ван Сифэн за ее спиной предпринимает все, чтобы испортить ей жизнь. Наконец Цзя Лянь вернулся из путешествия. Его отец дал ему в подарок 17-летнюю Цю Тун. Цзя Лянь ни днем ни ночью не отходил от юной наложницы. Ван Сифэн возненавидела ее, конечно, не меньше, чем госпожу Ю, но при этом она рассчитывала найти в ней средство устранения госпожи Ю. Она могла теперь воспользоваться стратагемой «Убить чужим ножом», а сама сидеть высоко на горе и оттуда наблюдать, как соперницы уничтожают друг друга.93 Если бы удалось с помощью семнадцатилетней погубить госпожу Ю, избавиться потом от семнадцатилетней для нее не представило бы труда. Вот какую роль выбрала она для себя.


93 Это парафраз известного китайского выражения: «Сидеть на горе и наблюдать за борьбой тигров в долине». В роли «сидящего на горе» не раз выступал Сунь Укун, Царь обезьян, популярнейший герой знаменитого романа У Чэнъэня (1500–1582) «Си ю цзи» («Путешествие на Запад»). На русском языке роман был издан в переводе А. П. Рогачева (см.: У Чэнъэнь. Путешествие на Запад. Тт. I–IV. М, 1959).


Итак, Ван Сифэн начала неустанно настраивать Цю Тун против госпожи Ю.

«Ты молода и неопытна и не видишь опасности, которая тебя подстерегает, — нашептывала она Цю Тун. — Его сердце целиком принадлежит ей. Даже я вынуждена уступать ей и покоряться. Ты погибнешь, если будешь с ней соперничать».

«Ну нет, я уж не покорюсь ей! — возмутилась Цю Тун. — Глядя, как пропадает ваш авторитет, видно, к чему ведет ваша уступчивость и осмотрительность. Уж я-то быстро управлюсь с этой девкой! Узнает она у меня!»

Эти слова она намеренно произнесла так громко, что госпожа Ю должна была их услышать. Она была просто потрясена такой ненавистью, целый день плакала, и кусок не лез ей в горло. Затем Ван Сифэн еще более разожгла злобу семнадцатилетней против госпожи Ю с помощью подкупленного предсказателя, так что юная наложница посмела, проходя под окнами павильона, в котором находилась госпожа Ю, разразиться громкими ругательствами и проклятиями. Несчастная окончательно пала духом и в ту же ночь покончила с собой, вдохнув золотые чешуйки.

Эта история завладела китайской театральной сценой, будучи взята за сюжет пекинской оперы «Ван Сифэн данао Нингофу» («Большой скандал из-за Ван Сифэн во дворце Нинго»). Эта опера была относительно благосклонно оценена в «Пекинской вечерней газете» в июне 1981 г. Последняя фраза критической статьи на эту тему — «Массы в целом охотно приняли эту постановку», а в шестнадцатисерийном комиксе по «Сну в Красном тереме», вышедшем в Шанхае в 1984 г., эта история также изложена соответствующим образом.

3.13. Победа Жун Готуаня в настольном теннисе

Жун Готуань (1937–1968) в 1957 г. переехал из Гонконга в Китай. В 1959 г. он, первый участник из Китая, выиграл чемпионат мира по настольному теннису и стал чемпионом мира. Во время «культурной революции» (1966–1976) он подвергся преследованиям и в 1968 г. был казнен, однако был посмертно реабилитирован в июле 1978 г.

В комиксе о Жун Готуане, выпущенном в г. Шицзячжуане (провинция Хэбэй) в 1980 г., Стратагема № 3 применялась в спортивном контексте. Жун Готуань родился в бедной семье в Гонконге. Его отец был матросом. В 13 лет Жун Готуань бросил школу и начал зарабатывать себе на хлеб. Его отец был членом профсоюза, и в их профсоюзном клубе Жун Готуань научился играть в настоящий теннис. Там же на него оказали влияние патриотические настроения. 1 октября 1954 г., в день национального праздника КНР, Жун Готуань принял участие в турнире по настольному теннису, который в честь праздника был устроен профсоюзом. Из-за этого турнира работодатель Жун Готуаня выгнал его. К счастью, Жун Готуань смог найти новую работу в профсоюзе. Здесь он много времени посвящал тренировкам.

В 1956 г. японская команда по настольному теннису посетила проводившийся в Гонконге 23-й чемпионат мира по настольному теннису и приняла участие в дружеском турнире. Против новоиспеченного японского чемпиона мира должен был выступать Жун Готуань. Он точно знал, что его матч с японским чемпионом мира подстроен враждебными ему и всем симпатизирующим КНР членам профсоюза людьми в оргкомитете, которые как раз собирались «убить его чужим ножом», чтобы тем погасить его восходящую звезду и унизить профсоюз. Немудрено, что Жун Готуань сражался, не щадя сил. Он победил, и радио и пресса распространили весть об этом блестящем успехе по всему городу. Стратагема врагов, пытавшихся использовать японского чемпиона мира как «нож», чтобы устранить Жун Готуаня и выставить на посмешище профсоюз, провалилась.

3.14. Угроза конкуренции

Даже после продолжительных партнерских отношений китайская сторона может обиняком довести до сведения западного делового партнера, что ей поступали также предложения других фирм и не исключено, что другая фирма получит больше шансов. Возможно, что эта информация соответствует действительности и китайская сторона отдает предпочтение конкуренту из материальных интересов. Но возможно также, что это — тактика переговоров, вдохновленная Стратагемой № 3.

Конкурирующая фирма, которая в этом случае лишь на словах получила предпочтение китайцев, служит оружием, с помощью которого ранее предпочитаемому партнеру навязываются желательные для китайцев условия, на которые он соглашается, чтобы избежать конкуренции.

3.15. Ярость до упаду

Какой-то человек, возбужденно жестикулируя, ругает стоящего перед ним господина. На втором рисунке из четырехчастной истории в картинках «Холодная ванна» известного китайского карикатуриста Ван Лэтяня он в ярости подпрыгивает и продолжает рвать и метать. На третьей картинке он чуть не лопается от гнева, его лицо закрашено ярко-красным цветом, волосы стоят дыбом, руки сжаты в кулаки. Из последних сил он рявкает на своего противника и затем, совершенно ослабевший, опускается на пол и сидит на корточках, тяжело дыша.

Его противник все это время, дружески улыбаясь, слушает его вопли и стоит спокойно, не произнося ни единого слова. Без всякого активного действия он одерживает верх над «нападающим» с помощью Стратагемы № 3; «одолженный» им «нож» — это израсходованные напрасно из-за его равнодушия силы ругающегося, а «убито» этим «ножом» переполнявшее того возбуждение.

Многочисленные китайско-японские виды спортивной борьбы, как, например, дзюдо, «мягкий путь» самообороны, рассчитаны на то, чтобы отвести натиск противника так, чтобы он уходил в пустоту или обращался против самого нападающего. В некоторой степени это верно также для бокса, фехтования и борьбы.

Похоже, что любой человек сам на себе неосознанно применяет Стратагему № 3 в те моменты, когда он, вместо того чтобы прямо противостоять нежелательным движениям чувств, пытается их, не вмешиваясь, холодно зафиксировать и позволить им умереть самим по себе.

3.16. О «банде четырех»

В 1974 г. Мао начал всенародное движение критики ревизионизма. Весь народ должен был изучать литературу о диктатуре пролетариата. Согласно Мао, ревизионизм проявляется двояко: во-первых, в догматизме, то есть в бездумном преклонении перед марксистскими фразами без оглядки на действительность, и, во-вторых, в эмпиризме, а именно в слепом ориентировании на боевую революционную практику без учета теории. «Банда четырех» обвинялась в том, что она в течение некоторого времени пыталась нацелить революционное движение односторонне на критику эмпиризма. Таким образом они хотели дискредитировать старые кадры во главе с Чжоу Эньлаем, дав понять народу, что старые кадры уже не могут обходиться своим опытом и должны быть заменены новыми силами. Этот маневр газета «Жэньминь жибао» («Народная газета») в ноябре 1976 г. отнесла к применению Стратагемы № 3. Эмпиризм должен был быть «ножом», с помощью которого «банда четырех» устраняла заслуженные старые кадры.

Ба Цзинь, председатель китайского Союза писателей и самый известный из ныне живых китайских писателей,94 в письме от 18 мая 1977 г., обвиняя «банду четырех», в частности, пишет:


94 В ноябре 1994 г. Ба Цзиню исполнилось 90 лет.


«Некоторые вещи, которые мы раньше знали только из древних преданий, теперь мы испытали на себе… умерщвление свидетелей, «убийство одолженным ножом» и так далее».

3.17. Пример из Дюрренматта

Одно из любимых произведений современной швейцарской литературы, распространенных в Китае, — это роман Дюрренматта «Судья и его палач». Комикс по нему выдержал миллионные издания. Возможно, популярность этого произведения связана также и с возможностью ассоциаций со Стратагемой № 3. Краткий пересказ содержания, вышедший в провинции Гуйчжоу, гласит:

«Старый швейцарский комиссар Берлах — справедливый и неподкупный человек. Однако в капиталистическом государстве он может применять закон только к повседневным мелким преступлениям. Ему не удается наказать такого закоренелого преступника, как Гастман, у которого лежит на совести множество различных злодейств. Тем не менее он собирает улики против Гастмана. Но, поскольку Гастман находится под покровительством политической власти крупных капиталистов, клики иностранных господ, выставить против него юридически аргументированное обвинение является сложной задачей. Поэтому Берлах вынужден отказаться от судебного преследования. Вместо этого он использует убийцу, который хочет приписать свое злодеяние Гастману, и, таким образом, умерщвляет Гастмана рукою убийцы».

3.18. Опасная похвала для киносценария

Бывает, что Стратагему № 3 применяет при анализе китайская литературная критика. Газета «Бэйцзин жибао» («Пекинская газета») от 15 сентября 1981 г. упоминает комментарий в «Вэньи бао» («Журнал по литературе и искусству»). Там некоторым литературным критикам предъявлено обвинение в том, что они пользовались стратагемой «Убить чужим ножом», а именно: они использовали тайваньские похвалы некоторым современным китайским киносценариям в качестве ножа против их авторов.

3.19. Марионетка марионетки

На карикатуре в «Жэньминь жибао» начала января 1979 г. изображен Брежнев, высоко поднимающий марионетку — Вьетнам, который, в свою очередь, держит провьетнамскую камбоджийскую марионетку. В статье под карикатурой, в частности, говорится, что Советский Союз использовал стремление Вьетнама к гегемонии над регионом с целью распространить свое влияние на всю Восточную Азию и контролировать коммуникации между Индийским и Тихим океанами. «Советский Союз использует Вьетнам как нож в спину Китая», — пишет Тан Шань в той же газете в ноябре 1983 г.

3.20. Барабанщик эпохи Хань

В конце эпохи Хань (206 до н. э. — 220 н. э.) жил некий Ми Хэн (173–198).95 Красноречивый, хороший каллиграф, он разбирался не только в стихосложении, но также и в музыке, в частности в игре на барабане. Характер у него был твердый и горделивый. Политик, военачальник, ученый, военный теоретик и основатель династии Вэй (220–255, одного из трех царств, о котором идет речь в романе «Саньго», («Троецарствие») Цао Цао однажды захотел с ним познакомиться. Ми Хэн уклонился от знакомства. Тогда Цао Цао назначил его барабанщиком в свое войско. Через некоторое время Цао Цао устроил празднество на острове, находившемся поблизости от нынешнего острова Ухань на реке Янцзы. Там он собирался выставить Ми Хэна на посмешище перед всеми гостями, Но Ми Хэну удалось, наоборот, выставить на посмешище Цао Цао в стихотворении о попугаях, которых гости подарили Цао Цао.96 С тех пор этот остров назывался Попугаевым. После этого Цао Цао сказал Кун Жуну: «Ми Хэну удалось меня опозорить. Однако это очень искусный и широко известный человек. Если я его убью, то меня обвинят в отсутствии великодушия. Но вот военачальник Лю Бяо злобен и вспыльчив по натуре. Я прикомандирую Ми Хэна к нему. Лю Бяо определенно не сможет его вынести и вскоре уничтожит». И Цао Цао позаботился о том, чтобы Ми Хэн был переведен на службу к Лю Бяо. И действительно, вскоре один из офицеров Лю Бяо, Хуан Цзу, убил Ми Хэна.97


95 Здесь Харро фон Зенгер допускает неточность: речь идет не о Ми, а о Ни Хэне, известной исторической личности и одном из героев романа «Троецарствие». В 24 года Ни Хэн был известным ученым, блиставшим многими талантами; хотя он действительно обладал трудным характером, главным мотивом его действий в отношении Цао Цао было то, что он считал последнего узурпатором. Ни Хэн переживал за законного императора, представителя династии Хань. Сначала он даже готов был совершить террористический акт, но не преуспел в этом (см.: Алексеев В. М. Китайская литература. Избранные труды. М., 1978. С. 359–361).

96 В 23-й главе «Троецарствия», также как и в «Жизнеописании Ни Хэна», этот эпизод излагается несколько по-иному. Придя к Цао Цао, Ни Хэн дал резко негативные характеристики лицам из его окружения. Цао Цао не решился его убить, так как ученый был слишком популярен, и назначил его барабанщиком в своей свите. В день, когда был назначен пир, Ни Хэн не надел наряд, предложенный ему Цао Цао, и, когда начал свое выступление, с поразительной экспрессией заиграл на барабане пьесу об узурпаторе и, приблизившись к трону, сбросил с себя одежды и остался нагим. Когда же Цао Цао попытался обвинить его в непристойном поведении, Ни Хэн произнес обличительную речь, направленную против узурпатора:

96 «— Стыда у тебя нет! — закричал Цао Цао. — Не забывай, что ты в императорском храме предков!

96 — Обманывать Сына Неба и высших — вот бесстыдство, — невозмутимо отвечал Ни Хэн. — Я обнажил формы, данные мне отцом и матерью, и хочу показать свое чистое тело!

96 — Это ты-то чист? — съязвил Цао Цао. — А кто же, по-твоему, грязен?

96 — Ты не отличаешь мудрости от глупости, значит, у тебя грязные глаза. Ты не читаешь книг и стихов, значит, грязен твой рот. Ты не выносишь правдивых слов, значит, грязны твои уши. Ты не отличаешь старого от нового, значит, ты грязен телом. Ты мечтаешь о захвате власти, значит, ты грязен душой. Я — самый знаменитый ученый в Поднебесной, а ты сделал меня барабанщиком…» (там же. С. 360; здесь дан перевод «Жизнеописания Ни Хэна»; Ло Гуаньчжун. Троецарствие. М., 1954.Т. 1.С. 295–300).

97 В действительности Лю Бяо был соперником Цао Цао, и к нему вэйский правитель решил направить Ни Хэна послом. Он заявил своему приближенному Кун Жуну, одному из друзей Ни Хэна, который рекомендовал его Цао Цао: «Послушай, этого твоего свинопаса Ни Хэна я убью, как воробья или мышь; только вот что этот человек пользуется (вздорною, между прочим) славой, и со всех сторон могут быть нарекания на меня, что я, мол, не мог его вынести. Я пошлю его к моему сопернику Лю Бяо. Посмотрим, как ему там придется». Конечно, Ни Хэн не ужился ни с Лю Бяо, ни с другим губернатором, Хуан Цзу, который поручил ему написать «Оду попугаю» по случаю принесенной во дворец редкостной птицы, переданной поэту глумившимся над ним сыном губернатора. Эта ода и обессмертила имя Ни Хэна. В ней есть и такие строки:

97 Ах, этот твой язык: вот лестница ко злу! Попробуй не сдержись — налезешь на рожон…

97 Перевод оды выполнен академиком В. М. Алексеевым (см.: Алексеев В. М. Указ. соч. С. 361).


Смерть двадцатипятилетнего Ми Хэна, жертвы Стратагемы № 3, оплакивалась в Китае; даже через 1500 лет после этого события поэт Сун Сян (1756–1826) написал стихотворение о посещении могилы Ми Хэна на Попугаевом острове, а где находятся могилы Цао Цао и Хуан Цзу, никто не знает:

Два дня уже стоит корабль на якоре у Попугаева острова. День за днем катятся волны над погрузившимися в реку зданиями. Ветер доносит рокот барабана Ми Хэна, А душистая трава на могиле печально шепчет стихотворение о попугаях. Я отыскал твою могилу осенью и не пожалел простого жертвенного вина. Но кто знает, где погребены Цао и Хуан, и кто помянет их?

Согласно книге о стратагемах, вышедшей в Пекине в 1987 г., Стратагема № 3 в древности то и дело использовалась в борьбе внутри насквозь прогнившей феодальной бюрократии Древнего Китая и потому заслуживает осуждения.

С другой стороны, что касается военного дела, следует уметь иногда применять силу третьих лиц. Для этого следует использовать споры и разногласия во вражеском лагере, которые и применяются как «нож». При этом «одалживание» может иметь разнообразное содержание: предметом заимствования могут служить силы врага, причем врага заставляют их напрасно расходовать, в результате чего добиваются превосходства над ним (см. также главу о Стратагеме № 4). Затем, объектом заимствования могут быть вражеские военачальники, между которыми возбуждаются противоречия, так что они нападают друг на друга. Наконец, это могут быть вражеские стратагемы, которые надо, изучив, отводить так, чтобы они действовали против врага.

Психология bookap

Согласно тайваньской книге о стратагемах, древнекитайские военные теоретики придерживались того мнения, что опора на помощь союзников лишена блеска. Высшая школа военного искусства состоит в том, чтобы использовать для подавления врага его же военную, экономическую и интеллектуальную мощь. Как сказано в китайском трактате «Бинфа юаньцзи» («Основы военного искусства»):

«Если у тебя ограничены собственные силы, воспользуйся силами врага. Если невозможно самому обезвредить силы врага, воспользуйся ножом врага. Если у тебя нет военачальников, используй военачальников врага. В этом случае можно самому удержаться от действия и лишь наблюдать в покое. Если не можешь сам, дотянись рукой врага».