Стратагема № 24. Потребовать прохода, чтобы напасть на Го

Четыре иероглифа


ris118.png



ris119.png



ris120.png



ris121.png


Современное китайское чтение: Цзя / ту / фа / Го

Перевод каждого иероглифа: Заимствовать / путь / напасть / Го

Связный перевод: Потребовать прохода, чтобы напасть на Го

Сущность:

1. а) Просить удел Юй предоставить проход для нападения на граничащий с ним удел Го, однако затем использовать предоставленный проход не только для нападения на Го, но и последующего завоевания самого удела Юй. Стратагема захвата предоставившего проход; б) вынудить кого-то исподволь вырыть себе яму/создать условия для собственной гибели/для осуществления того, что идет вразрез с исходными побуждениями/ для чего-то, совершенно отличного от рассчитываемого; протянуть палец, а в итоге лишиться всей руки; в) соблазнить противника некой целью, чтобы затем привести к совершенно другой, утаиваемой от него цели, о которой он не предполагал; двухступенчатая стратагема; стратагема двух целей.

2. а) Якобы желать только прохода через территорию государства, на самом деле замышляя его захват; б) коварными доводами под благовидным предлогом подбивать вражеское государство допустить на свои земли, чтобы затем его захватить; стратагема сокрытия нападения/захвата


Краткое выражение для стратагемы 24 восходит к военному походу VII в. до н. э. К шести событиям во второй год правления (658 до н. э.) луского государя Си-гуна, о которых сообщает скупая [погодная] летопись Весны и Осени, чьим редактором считается Конфуций (551–479), относится следующая запись: «2-й год [Си-гуна]… Юйское [удел (княжество) Юй находился в южной части нынешней провинции Шаньси, около р. Хуанхэ, в уезде Пинлу, к востоку от города Пучжоу] войско и цзинское [удел (царство) Цзинь находился в юго-западной части нынешней пров. Шаньси] войско окончательно покорили Ся-ян» [эта местность и город принадлежали уделу (царству) Го и находились на территории нынешней пров. Шаньси на севере уезда Пинлу]» [ «Конфуциева летопись Чуньцю — Весны и Осени». Пер. с кит. Н. Монастырева. М.: Наука, 1999, с. 28 (переиздание книги 1876 года)]. Здесь впервые в летописи Весны и Осени, начинающейся с 722 до н. э., упоминается удел Цзинь. Приведенная запись относится к первому походу задуманной Цзинь в рамках стратагемного плана войны. Тремя годами позже последовал второй успешный поход. Своими двумя военными походами удел Цзинь заложил основу своему дальнейшему могуществу. Подробности разыгравшейся двухактной военной драмы сообщает Цзо-чжуань, комментарий к Веснам и Осеням, который приписывают Цзо Цюмину, историографу владения Лу, современнику Конфуция, но который, по всей видимости, составлен в начале эпохи Сражающихся царств (475–221) и содержит описание 492 войн на временном отрезке в 260 лет.

24.1. [Если] губы погибнут, [то и] зубы замерзнут

В 658 г. до н. э. сановник Сюнь Си [ум. 650 до н. э. ] обратился к своему повелителю, цзиньскому государю Сянь-гуну (правил 676–651) со следующими словами: «Прошу вашего разрешения преподнести юйскому правителю яшму из Чуйцзи и упряжку лошадей из Цюй [цзиньский город и удел на границе с инородным племенем ди], дабы испросить у него позволения пройти через его владения». Гун возразил: «Но ведь яшма из Чуйцзи — достояние моего рода, а цюйские лошади — самые быстрые мои скакуны. Что делать, коли он примет мои дары, а прохода не даст?» Сюнь Си ответил: «Раз он не даст нам прохода, то и не осмелится принять наших даров. А коли возьмет наши дары и даст проход через свои владения, будет то же самое, как если бы мы взяли яшму из внутренней своей сокровищницы да поместили ее во внешнюю, а лошадей перевели бы из внутренних конюшен во внешние. Посему не беспокойтесь, мой государь». — «Но ведь у юйского правителя есть советник Гун Чжици!» — «Гун Чжици робок, ему не убедить своего правителя. Тем паче они выросли вместе при дворе, так что из-за близости у юйского правителя нет должного почтения к Гун Чжици. Как бы ни увещевал тот его, юйский правитель не станет слушать».

Засим цзиньский Сянь-гун поручает своему сановнику просить у Юй прохода для нападения на Го. Сюнь Си передает юйскому правителю дары, сопровождая следующим посланием: «Некогда царство Цзи уклонилось от праведного пути (дао). Оно вторглось в вашу область Дяньлин [в 50 км к северо-востоку от Пинлу] и пошло па приступ трех врат города Мин [на территории нынешней upon. Шаньси]. Тогда ваше княжество доблестно сопротивлялось, нанеся поражение Цзи. Сие произошло благодаря сугубо вашей решимости. И вот ныне уклонилось от праведного пути царство Го (в пределах нынешнего уезда Шань провинции Хэнань). Оно возводит пограничные укрепления для нападения на южные области нашей державы. Осмелюсь посему просить вас дать нам проход, дабы покарать Го». Юйский правитель принял дары, предоставил проход и даже вызвался первым ударить по Го. Его советник Гун Чжици стал было того отговаривать, по правитель не послушался. Засим юйский правитель собрал свое войско. Летом цзиньские сановники Ли Кэ и Сюнь Си объединили свою армию с юйским войском, совместно напали на царство Го и захватили Ся-ян, бывшую столицу Го, стратегически важный пункт на южной границе княжества Юй.

Тремя годами позже, в 655 г. до н. э., цзиньский государь Сянь-гун вновь попросил юйского правителя предоставить ему проход для нападения па Го. Гун Чжици, увещевая своего правителя, сказал: «Их нельзя пропускать. Царство Го представляет собой внешний защитный вал для Юй. За гибелью Го придет черед и Юй. Нельзя открывать двери настежь для Цзинь. Нельзя заигрывать с разбойниками. Одного раза вполне достаточно. Пословица гласит: повозка и колеса столь же нужны друг другу, как губы и зубы. Стоит погибнуть губам, и зубы замерзнут. Эта пословица о Юй с Го. Сила Юй и Го — во взаимной поддержке. Если дать цзиньцам дорогу, Го погибнет утром, а Юй вечером. Надеюсь, что вы отклоните просьбу». Юйский правитель возразил: «У правителей Цзинь и Юй — общие предки. Как Цзинь может навредить нам? Вдобавок я постоянно устраиваю богатые жертвоприношения, боги меня поддержат". Гун Чжици показал несостоятельность всех отговорок, но юйский правитель не внял его увещеваниям, дав проход царству Цзинь для нападения на Го. Тогда Гун Чжици пророчески заметил: «Юй падет еще до зимнего жертвоприношения. И случится это при нынешнем походе Цзинь. Цзинь даже не понадобится браться второй раз за оружие». В восьмой месяц осадил цзиньский правитель Шанъян столицу Го, а в первый день двенадцатого месяца завоевал удел Го. На обратном пути цзинское войско стало лагерем в Юй, внезапно напало на Юй и захватило его одним махом. Сюнь Си забрал скакунов с яшмой и, возвращая их Сянь-гуну, довольно заметил: «Яшма все та же, только вот у коней зубы стали больше».331


331 См.: Сыма Цянь. Исторические записки. М.: Восточная литература РАН, 1996, т. 5, гл. 31 и 39. — Прим. пер.


В истории замысла и исполнения стратагемы Сюнь Си, советником цзиньского государя, бросаются в глаза два последовательно совершенных шага. Сначала Сюнь Си дорогими подношениями и ладно скроенной речью сумел вбить клин между княжеством Юй и граничащим с ним царством Го (стратагема 33). Жадный и беспечный юйский правитель не только дал проход войску Цзинь для нападения на Го, но и поддержал его собственным войском. Последовавший затем первый поход Сюнь Си направил исключительно на борьбу с Го. На данном этапе проведения стратагемы княжество Юй оставили в покое. Та часть стратагемы, которую Сюнь Си припас для Юй, еще не проявлена. Напротив, на данной стадии Сюнь Си прилагает все усилия, чтобы завоевать и укрепить доверие юйского правителя.

То, что уже тогда Сюнь Си заглядывал в будущее, а его использование стратагемы носило не только тактический, но и стратегический характер, подтверждает то обстоятельство, что в разговоре, который он вел с цзиньским государем Сянь-гуном до начала первого похода, он дал понять тому, что вернет подносимые юйскому правителю дары. Через три года за первым шагом последовал второй. Почему пришлось повременить со вторым походом, если первый был столь успешен? Потому, что на этот раз Сюнь Си раскрывает свои карты. Оказавшееся беззащитным из-за доверчивости своего правителя княжество Юй удается легко завоевать.

Проводник А стратагемы 24 преследует две цели. Первая — промежуточная, вторая — конечная. Промежуточная цель служит мостками для конечной цели. Конечной цели проводник А может достигнуть лишь посредством промежуточной цели, а ее в свою очередь — с помощью своего противника В. Первая цель предстает для противника В важной и понятной, отчего тот и не подозревает, что А может преследовать совсем иную цель. Таким образом, усилиями А, обращающегося к нему за помощью, В вовлекается в дело. На первом этапе, когда достигают промежуточной цели, В выходит сухим из воды. И лишь на второй стадии проведения в жизнь стратагемы В оказывается ее жертвой.

История об испрошенном проходе для завоевания Го доныне имеет в Китае большое хождение. Издающийся в Пекине журнал Чжунго цзяньшэ (Китай на стройке, октябрь, 1981 г. [с 1990 г. переименованный в Китай сегодня (Цзиньжи Чжунго)]) приводит ее с рисунками, как и выпускаемый государственным отделом печати Тайваня иллюстрированный ежемесячный [двуязычный] журнал Sinorama (кит. Гуанхуа). Тайбэй, октябрь 1996). В обоих случаях выделена одна из частей выражения: «[если] губы погибнут, [то и] зубы замерзнут» («чунь-ван чи-хань»). Этот фразеологизм подчеркивает тесную связь между двумя соседними странами и служит в китайской литературе по стратагемам предостережением от льстивых речей проводников стратагемы 24.

Свой устоявшийся вид выражение для стратагемы 24 приобретает примерно 800 лет назад. "Он одолжил у Юй проход для уничтожения Го», — так начинается стихотворение, в котором Ван Юаньлян (1241 — после 1317) воспевает двух старых игроков в облавные шашки и осведомленность в уловках победителя. В связи с военным искусством ее использует чиновник и писатель Ян Шэнь (1488–1559), проведший последние годы в изгнании в Юньнани (на юго-западе Китая), в своем «Описании гор и рек Юньнани». Ян Шэнь рассказывает, как правителя Дали (на территории нынешнего Далийского автономного округа народа бай, провинция Юньнань) один из враждебных властителей, подвергшийся нападению, просил о подмоге. В ответном послании правитель Дали уличает своего адресата в том, что он попросту замыслил «заимствовать проход для нападения на Го", иначе говоря, посредством далийских войск сначала отбить нападение, чтобы затем, усилившись, захватить оставшийся в одиночестве Дали.

В связи с политическими событиями ученик [дословно «приживала» («мзнькэ»)] Ван Шичжэня (1526–1590) приводит выражение стратагемы 24 в своей пьесе «Поющий феникс» [ «Мин фэн ши»]. Строго придерживаясь исторической правды, он описывает борьбу восьми верноподданных сановников с канцлером [дасюэши] Янь Супом (1480–1567) (см. 31.16). На протяжении 20 лет Янь Сун управлял по своему усмотрению государственными делами, которые забросил неспособный, ударившийся в даосизм император [Цзяцзин (правил 1521–1566 гг.)]. Среди прочего, Янь Сун не дал решительного отпора ни набегам татар на севере, ни японским пиратам [вокоу] на юге. После того, как Янь Сун предал казни якобы за мздоимство цензора Ся Яня (1482–1548), который взялся вернуть отданные татарам земли Хэтао (в нынешнем автономном районе Внутренняя Монголия), первым дал выход своему недовольству управляющий императорских конюшен [цзюй-цзя-сы] военного приказа [бинбу] Ян Цзишэн (1516–1555). С прошением, направленным не против самого Янь Супа, а против его сообщника Цю Луаня (ум. 1552), он отправился ко двору. Свое прошение Ян Цзишэн должен передать лично Янь Суну, чтобы тот вручил его императору, поскольку он единственный из сановников допущен к нему. По пути к Янь Суну Ян Цзишэн рассказывает о причине, побудившей его написать направленное против сообщника Янь Суна прошение: «Тем самым я поставлю в известность Янь Суна о своей стратагеме «дать проход для нападения на Го» и поубавлю ему властолюбия».

Согласно расчетам Ян Цзишэна Янь Сун, прежде чем передать прошение императору, должен прочитать его, испугаться ожидающей его в будущем участи и образумиться. Он скажет себе, что после того, как переданное с помощью Янь Суна прошение возымеет действие, Ян Цзишэн направит императору второе такое же прошение, но уже против него, Янь Суна, если он, Янь Сун, не отступится от старого. Подобные рассуждения, перекликающиеся в некоторой степени со стратагемой 13, оказываются наивными. Янь Сун повелевает убить Ян Цзишэна. Затем остальные четыре министра составляют направленные против Янь Суна прошения на высочайшее имя. Однако за свое мужество и они расплачиваются жизнью. И лишь цензору Цзоу Инлуну и другим удается в дальнейшем лишить Янь Суна должности и звания. Об одном, особо запоминающемся использовании стратагемы 24 в литературном произведении минской эпохи (1368–1644) пойдет речь в разделе 24.9.

24.2. Бисмарк воюет в союзе с Австрией [датская война 1864 года] и против нее [австро-прусская война 1866 года]

Использование стратагемы 24 Сунь Си, советником цзинь-ского государя, Цзинь Вэнь сравнивает с поведением «прусского железного канцлера Бисмарка» («Прием дипломатии — обходной путь», шестая статья серии очерков «Стратегия в дипломатии». Всемирное знание (Шицзе чжиши хуабао). Пекин, № 18, 1990, с. 27). Бисмарку вначале удалось побудить Австрию, соперника Пруссии в Германском союзе, участвовать в 1864 г. в оказавшейся успешной и принесшей значительные приобретения Пруссии военной кампании против Дании. Герцогства Шлезвиг и Гольштейн отходили от Дании, переходя под совместное управление Австрии и Пруссии. Согласно Гаштейнской конвенции от 14 августа 1865 г. Шлезвиг оказался под властью Пруссии, а Гольштейн под властью Австрии. Едва Пруссия добилась благодаря Австрии совместной победы, «как Бисмарк вновь двигает войска и изгоняет Австрию из Гольштейна», пишет Цзинь Вэнь. В итоге прусско-австрийской войны 1866 г. к Пруссии отошло не только герцогство Гольштейн, но и исчез Германский союз, из-за чего Австрия, как член этого союза представлявшая ведущую силу в Германии, оказалась вытесненной за ее пределы, а Пруссия заняла там господствующее положение.

24.3. Прыгнуть тигром, а приземлиться подстилкой

Крупнейшие европейские страны вступали на сцену XX века могущественными державами. В 1900 г. они заняли Пекин — войска раскинувшейся на четверти земного шара Британской империи, «величайшей из всех мировых держав» (Шпигель. Гамбург, № 47, 1998, с. 159), где не заходило солнце, «пятой части планеты с четвертью ее населения», состоящей из «шестисот земель, совокупно в сотню раз превосходящих метрополию» (Шпигель. Гамбург, № 47, 1998, с. 161), войска раскинувшейся на 11 млн. кв. км мировой французской державы, войска Австро-Венгерской и Германской империи, а также итальянской монархии, совместно с союзниками из США, России и Японии для подавления Боксерского [иначе Ихэтуаньского] восстания. В 1900 г. победоносно завершили европейские державы войну в Китае под верховным командованием немцев.

В «Заключительном протоколе» от 7 сентября 1901 г. победители обязали Китай уплатить контрибуцию в сумме 450 млн. таэлей [а с процентами до 1940 г. — 982 млн. таэлей (1,5 млрд. золотых рублей), запретить в течение 2–4 лет ввоз оружия и боеприпасов, срыть форты в Дагу близ Тяньцзиня и предоставить державам право оккупации 12 пунктов от побережья к Пекину, допустить постоянную военную охрану в посольский квартал], а еще направить в Германию посла для заключения мира [принца Чуня (1883–1951), имя Цзайфэн].

Ну, а как обстоят дела в конце XX века? «Безучастное взира-ние на геноцид в Руанде и резню [мусульман] в [боснийской] Сребренице стало каиновой печатью для Евросоюза» (Цайт. Гамбург, 19–11.1998, с. 12). «Европейцы не в состоянии в вопросах безопасности и внешней политики своевременно выработать общие подходы» («НАТО вне контроля». Tages-anzeiger. Цюрих, 31.10.1998, с. 5). «Стоило Европе попытаться собственными силами остановить кровопролитие на Балканах, как все кончилось крахом» (Чарльз Э. Купчая (Kupchan), «От примирения к сотрудничеству: Америка, Европа и североатлантическая безопасность», Internationale Politik. Бонн, № 7, июль, 1998, с. 23). «Власти и жители сожалеют о беспомощности Европы на Балканах» (Клаус Хенш (Hänsch), заместитель председателя фракции Конгресса социал-демократических партий Европы /СПЕ/ в Европарламенте: Focus. Мюнхен, № 36, 1998, с. 80). «Европа взирает, как сербы отрезают себе лучший кусок Косова, производя этническую чистку» (Вельтвохе. Цюрих, 20.08.1998, с. 9) и с нетерпением ожидает, чтобы США вновь показали «свою ведущую роль в Европе» («Молодец на Балканах: воспоминания Ричарда Холбрука о том, как были достигнуты мирные соглашения в Боснии». Шпигель. Гамбург, № 23, 1998, с. 162). «В Косове состоялось совместное выступление. При этом Америке пришлось взвалить на себя бремя лидерства» («Ричард Холбрук, американский посредник на Балканах». Цайт. Гамбург, 5.11. 1998, с. 13). Иначе говоря, для Европы справедливы слова: «Все пути ведут в Вашингтон» (Михаэль Вольфсон (Wolffsohn): Бильд. Гамбург, 30.07.1996, с. 2). Особенно это касается поблекшей сверхдержавы Англии, которой на исходе тысячелетия приходится мириться с прозвищем «европейской собачки Америки» (Тео Зоммер (Sommer). «Выстрелы в никуда». Цайт. Гамбург, 22.12.1998, с. 1; «Британское одобрение курса Блэра в Косове; решительный моральный лидер или «собачонка Клинтона»: Новая цюрихская газета, 24.04.1999, с. 3). Кто слушал главу Либерально-демократической партии Великобритании Падди Ашдауна (Ashdown), «страстного сторонника Евросоюза и евро», который в своей заключительной речи на ежегодном съезде своей партии 24 сентября 1998 г. в Брайтоне, речи, исполненной «страсти и искренности», призывал Евросоюз «стать, наконец, дееспособным на внешнеполитической арене». «Евросоюз наводнил страны-участницы нелепыми указаниями, касающимися мелочных забот зеленщиков и производителей консервов, но стоило заняться пожару в Европе, как некогда в Боснии, а ныне в Косове, Евросоюз оказывается не в состоянии его потушить; он равнодушно выжидает, пока не прибудет Вашингтон с пожарной командой» («Прения по поводу военного вмешательства в Косово»: Новая цюрихская газета, 25.09.1998, с. 5).

И действительно: за 79 дней косовской войны (24.03–10.06.1999) «Соединенным Штатам, как и прежде в Боснии, пришлось взять на себя основную военную нагрузку. Их бомбардировщики совершили наибольшее число вылетов; в брюссельской штаб-квартире НАТО все нити руководства сходились к одному из американских генералов» (Матиас Насс (Nass), «Шоковая терапия»: Цайт. Гамбург, 10.06.1999, с. 1). «Кто бомбил Милошевича, пока не вынудил его сдаться? Америка. Кто собрал тайные сведения, позволившие представить Милошевича перед судом в Гааге… Америка» (Торстен Крауэль (Krauel). «Кельнский мир»: Вельт. Берлин, 11.06.1999, с. 1). «Экономический гигант Евросоюз, превосходящий США по численности населения и совокупному общественному продукту, довольствуется во внешней политике и в деле обеспечения международной безопасности ролью карлика. «Косово показывает, что европейцы не располагают ни вооруженными силами, ни военной техникой для решения входящих в круг их интересов задач», заявляет один немецкий эксперт по вооружениям. Без Америки европейцы не смогли бы «при необходимости помешать государственному перевороту в Андорре или гражданской войне в Монако» (Вольфганг Пройсль (Proissl). «Без плана и без оружия»: Цайт. Гамбург, 27.05-1999, с. 6). «Прыгнуть тигром в двадцатый век, чтобы на его исходе приземлиться подстилкой»: не слишком ли сгущаем мы краски, изображая так достижения Европы последних ста лет?

«Вскоре каждое седьмое государство мира станет членом [со временем разросшегося] Евросоюза. На эти страны приходится почти половина мировой торговли и около четверти производства мировой экономики. Европейский внутренний рынок охватывает чуть ли не полмиллиарда жителей» (Вернер Вайден-фельд (Weidenfeld). «Евро и расширение — будущее Евросоюза». Новая цюрихская газета, 10.07.1998, с. 5). Однако из-за обозначенных ниже причин организационного порядка «экономического гиганта [можно считать] политическим карликом» (Цайт. Гамбург, 19.11.1998, с. 12), «не задающим тона ни в каких международных мирных переговорах и остающимся в тени» (уполномоченная Евросоюза по региональной политике Моника Вульф-Матис (Wulf-Mathies): Шпигель. Гамбург, № 34, 1998, с. 128). Всякий раз, когда в Европе назревают какие-то трудности — война в Боснии, конфликт в Македонии, кризис в Северной Ирландии, — европейцы сидят сложа руки и ждут, пока «ведущая держава» (Новая цюрихская газета, 12–13.12.1998, с. 1) США утрясет все трудности, не говоря уже о жизненно важной для Европы ближневосточной проблеме. «Европы не существует». Как дошло до подобного упадка, которого не смогло остановить создание Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Евросоюза с его «безуспешными попытками вести общую внешнюю и связанную с обеспечением международной безопасности политику» («Преодоление кризиса — зачем?» Новая цюрихская газета, 17–18.10.1998, с. 1)? Возможно, предлагаемый ниже ироничный, нисколько не претендующий на серьезность взгляд на судьбу Европы в XX веке с точки зрения стратагемы 24 мог бы прояснить положение. Тогда при всех условностях США отводится роль владения Цзинь, Англии с Францией — удела Юй, а Германии — удела Го.

В 1819 г. США — по словам американского президента Эндрю Джэксона (1767–1845), «страна с дарованной Всевышним судьбой, которой позавидовали бы Греция и Рим времен своей славы» (Новая цюрихская газета, 21.09. 1998, с. 7), — отвоевали у Испании Флориду. Присоединение Техаса в 1845 г. вызвало мексиканскую войну, завершившуюся передачей США земель севернее Рио-Гранде — трети всей территории Мексики. Экспансия США определялась национальным самосознанием, нашедшим свое выражение в направленной против европейских притязаний на Западное полушарие доктрине Монро и в убеждении в «предназначении» США утвердить свое государственное устройство на всем северном континенте. Расширение США — к 1850 г. в их состав были включены 18 новых штатов, и лишь за промежуток с 1845 по 1849 гг. территория страны увеличилась на треть — сопровождалось этнической чисткой в виде насильственного изгнания индейцев с земель, лежащих к востоку от Миссисипи. Подчинив себе апачей (1886) и сиу (1890), США положили конец сопротивлению индейцев.

С 1880-х гг. внешняя политика США проходила под знаком усиленной экономической экспансии, подкрепляемой находящим все больший отклик имперским мышлением. Свое выражение она нашла в захвате Гавайев (1887–1898) и Самоа (1899), на которые распространялась доктрина Монро. Своей победой в испано-американской войне 1898 г., утвердившей господство США в Карибском бассейне и приведшей к образованию американской колониальной державы (Филиппины, Пуэрто-Рико, Гуам), США заложили основу своего мирового господства. В 1902–1903 гг. США вторглись в Венесуэлу, в 1904 г. захватили — вопреки международному праву — зону Панамского канала.

Когда началась Первая мировая война, США придерживались нейтралитета. Однако затем европейские противники Германии и Австро-Венгрии обратились за помощью к США. Впервые в мировой истории американские войска вторглись в Европу с разрешения или даже по просьбе Англии и Франции. «Ведь в 1918 г., за исключением значительно позже появившихся американцев, новоявленные победители были столь же измотаны, как и побежденные немцы» (Христиан Мюллер (Müller). «Франция в память о «Grande Guerre». Новая цюрихская газета, 24.09.1998, с. 5). «Летом 1918 г. американский экспедиционный корпус почти из двух миллионов человек под началом Джона Джозефа Першинга (1860–1948) существенно повлиял на исход войны во Франции» (Энциклопедия Брокгауз (Brockhaus). В 24 тт. 23-й том. Мангейм, 1994, с. 179). «Уже в 1915 г. финансовое влияние США было ощутимым, а в переломный 1918 г. ее армии покончили с неопределенностью на Западном фронте» (Шпигель. Гамбург, № 46, 1998, с. 171). Без американской помощи Первая мировая война вряд ли завершилась бы столь очевидной победой Англии и Франции и таким унизительным для Германии миром, «в действительности самым настоящим диктатом» (Мартин Вальзер (Waiser): Шпигель. Гамбург, 345, 1998, с. 48), который «унижал Германию… Мирный договор уже содержал в себе ростки второй, еще более ужасной катастрофы» («1914–1918 — первая часть великой бойни». Tages-Anzeiger. Цюрих, 11.11.1988, с. 2). Все это отдаленно напоминает первый поход Цзинь (США) с Юй (Англия и Франция) против Го (Германия и Австро-Венгрия). Опять же, по китайскому образцу США после окончания Первой мировой войны вывели свои войска из Европы. Они не вступили в Лигу наций, следуя своей изоляционистской политике.

Во Второй мировой войне Великобритания (Юй) после военных успехов Германии (Го) согласилась на американскую помощь. США (Цзинь), как показали дальнейшие события, предстали «решающей силой в войне» (Брокгауз, с. 180) и взяли на себя ведущую роль в создании противостоящего державам «оси» союза. Первоочередная цель США состояла в разгроме Германии (Го). С осени 1942 г. США начали вести сухопутные военные действия в Северной Африке и Италии, а после вторжения в Нормандии 6 июня 1944 г. — и на французской земле (Юй). При всем восхвалении заслуг США во Второй мировой войне нельзя обойти молчанием несомненно столь же ведущую роль союзника США Иосифа Сталина, «величайшего палача в истории человечества» (Новая цюрихская газета, 26.06.1998, с. 45). Благодаря его помощи США удалось применить против Германии стратагему 22. «США — единственная держава, которая вышла из Второй мировой войны еще более окрепшей экономически» (Брокгауз, стр. 180). На этот раз США — подобно Цзинь после второго военного похода 665 г. до н. э. — не вывела из Европы свои части. «Среди крайне истощенных и измученных стран только США оказались достаточно крепкими для денежных вливаний в послевоенное строительство» (Шпигель. Гамбург, № 46 1998, с. 172).

Для защиты от Советского Союза был создан блок НАТО, так как европейские «страны-победительницы» оказались столь ослабленными, что в одиночку не могли противостоять новому врагу на Востоке. Тем самым, в том числе и вследствие дважды оказанной Соединенными Штатами по просьбе влиятельнейших европейских стран военной помощи, в Первой мировой войне, а затем и Второй мировой войне не стало самостоятельных, самолично справляющихся со своими трудностями европейских государств. Не только Го (Германия), но в итоге и Юй (Франция с Англией и другие страны Западной Европы) оказались под крылышком «заправляющей делами НАТО Америкой» (Шпигель. Гамбург, № 43, 1998, с. 198). В ходе расширения НАТО на восток США размашистым шагом двигаются теперь в сторону Центральной и Восточной Европы, не говоря уже о планах НАТО утвердить свое присутствие повсюду в мире, «чего и желает мировой жандарм США» (Шпигель. Гамбург, № 49, 1998, с. 88). Очевидно, что НАТО стремится «утвердить единоличное право распоряжаться в мире вместо ООН» («Мы стоим перед выбором»: заместитель министра иностранных дел Германии от партии «зеленых» Людгер Фольмер (Volmer) о косовском кризисе и немецком согласии на вмешательство США». Шпигель. Гамбург, № 43, 1998, с. 31; беседа с немецким министром иностранных дел Йошкой Фишером: «НАТО непременно следует проявлять самостоятельность в своих действиях». Зюддойче Цайтунг. Мюнхен, 27.11.1998, с. 1). «Европа, пожалуй, низводится до положения тактического подручного средства, передаточного звена американских интересов, которые тяжелой поступью заявляют о себе в Евро-Азиатском регионе… Наблюдается не столько взаимопроникновение внутри трансатлантического союза, сколько полонение американцами Европы» (Христиан Хаке (Hacke), профессор по международным отношениям в Гамбургском университете бундесвера: Tages-Angezeiger. Цюрих, 31.10.1998, с. 2). Стоило бывшему советнику президента США по национальной безопасности Збигневу Бжезинскому на встрече в Вене ведущих политиков и известных интеллектуалов из Западной и Восточной Европы, а также США заговорить о мировом «американском могуществе» и о «протекторате Европы по милости Америки», на него обрушились с критикой. «Однако но существу возразить на его слова было нечем» («Сила Европы и власть Америки». Новая цюрихская газета. 29–06.1999, с. 5).

Я совсем не утверждаю, что США с начала XX в. преследовали в отношении Европы, «которая столь долго по-ребячески обагряла кровью руки» (Эрнст Мориц Арндт (Arndt, 1769–1860): Цайт. Гамбург, 26.11.1998, с. 44) стратегию по типу стратагемы 24. Но все же поразительны — возможно, внешние — совпадения между связанной со стратагемой 24 китайской историей и американо-европейскими событиями спустя 25 столетий. В весьма обобщенном смысле США с присущим им представлением о своем особом предназначении, пожалуй, были предрасположены к утверждению своей власти в Европе. Это не скрывал американский президент Ф.Д. Рузвельт (у власти в 1933–1945), «ратуя за деятельное отстаивание распространяемых на весь мир американских интересов» (Брокгауз, с. 180). С другой стороны, европейские политики, позволившие американцам дважды высадиться в Европе, едва ли думали о том, что случится в итоге, и вряд ли этого желали. Они оказались «обмануты» ходом истории или по меньшей мере застигнуты им врасплох.

В знаменитой речи в стенах Цюрихского университета 19 сентября 1946 г. Уинстон Черчилль (1874–1965) дал свое видение будущего Европы, оказавшееся далеким от наступившей затем действительности. Черчилль в этой речи исходил из того, что сохранится Британская империя, которой вместе с объединенной континентальной Европой предстоит сотрудничать, с одной стороны, с США, а с другой — с Советским Союзом (см. 25.3). О том, что через несколько лет после произнесенной им речи Англия вместе с другими европейскими странами окажется в подчинении США, Уинстон Черчилль и не предполагал. А ведь Черчилль, несомненно, был одним из умнейших и даль-новиднейших политиков Европы! С одной небольшой оговоркой: он был сугубо европейцем, а ведь известно, что европейцы «не привыкли думать в понятиях мировой политики» (Вернер Вайденфельд (Weidenfeld). Новая цюрихская газета, 10.07.1998, с. 5). С точки зрения Вашингтона Черчилль во Второй мировой войне проводил «классическую британскую политику поддержания равновесия, которую согласно представлениям Рузвельта следовало, наконец, преодолеть. Мировая держава Америка должна была попрать подобные, служащие нежелательному для нее сохранению британской колониальной империи соображения… В победоносной войне против гитлеровской Германии Англия поразительным образом лишилась того положения, которое требовалось для создания силы, способной противостоять рвущемуся к мировому господству диктатору XX века [Сталину]» («День Страшного суда и «холодная война»: Потсдамская конференция «большой тройки» пятьдесят лет назад». Новая цюрихская газета, 15–16.07.1995, с. 9). Итак, «ведущая держава Америка» (Вельтвохе. Цюрих, 26.06.1997, с. 15) была вынуждена заполнить западноевропейский вакуум власти, возникший после распада европейских империй. Ведь не только до, но и после 1945 года оставался верен риторический вопрос: «Как сложился бы ход европейской истории в XX столетии, если бы не деятельное вмешательство США?» (Цайт. Гамбург, 29.04.1998, с. 36).

Чем больше признательности Америке слышится в этих строках, тем более разяще звучит содержащийся в них подспудно приговор нравственности, интеллектуализму и политической мудрости Европы. Их слабость привела к тому, что Европа, сходным, если не худшим образом, не смогла сплотиться, как некогда случилось с Юй и Го, и, разумеется, на свой лад Европа пережила то же, что и эти два древних государства. Итак, «Америка дважды спасала Европу от ее собственной недееспособности» (Новая цюрихская газета, 9.10.1998, с. 73). Почти во всех отношениях в Европе после окончания Второй мировой войны главенствовали США, которых негоже упрекать, что они, в отличие от европейцев, сравнительно разумно и взвешенно и к тому же успешно отстаивали свои национальные интересы, которые, естественно, являлись для американцев первоочередными интересами всего человечества. «Уже не в первый раз США пренебрегают международным правом и «в национальных интересах» прибегают к карательным мерам» (Tages-Angezeiger. Цюрих, 31.10.1998, с. 5); «Америка защищает себя и свои интересы еще и активными действиями вроде ракетных ударов в прошедшие недели [против оплотов террористов в Судане и Афганистане]. Мы, как всегда, стараемся по возможности сотрудничать с нашими друзьями в мире. Но в случае необходимости мы будем действовать и самостоятельно» (Уильям С. Коэн, министр обороны США. «Мы сумеем постоять за себя». Цайт. Гамбург, 27.08.1998, с. 13). «При необходимости единственно верным [!] оказывается придерживаться американского взгляда и принятого у нас [в Америке] подхода, сколь бы непопулярным он ни был» («Продолжение американских воздушных налетов на Ирак». Новая цюрихская газета, 18.12.1998, с. 1). Не заметили ли европейцы, бахвалящиеся «концом национальных государства», такой мелочи, что все они скопом лежат под капельницей подмявшего под себя даже ООН, возвышающегося над всем миром безраздельного суверенитета национального государства США?

«Европейцы все еще муссируют вопрос о том, каковы их отношения друг с другом» (Джон Корнблум, посол США в Бонне: Цайт. Гамбург, 19.11.1998, с. 12), и «вступают в спор, стоит им только коснуться чего-то конкретного» (министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер: Цайт. Гамбург, 12.11.1998, с. 4). Извечным, глубоко укоренившимся соперничеством европейцев между собой (см. 33.15), которое продолжается и в Евросоюзе и которое можно легко разжечь посредством стратагемы раздора 33, а не какими-то темными происками американцев объясняется господство США в Европе, через которое они осуществляют военное верховное командование — в рамках НАТО, являющегося стыдливым эвфемизмом слова «США». «Присутствие Северной Америки в Европе помогает европейцам… ладить друг с другом», — поясняет Михаэль Рюле (Rühle), руководитель сектора разработки политики и составления речей (Policy Planning and Speech Writing Section) в отделе политического планирования (Political Affairs Division) НАТО, Брюссель (Новая цюрихская газета, 25–26.07.1998, с. 11). Иначе говоря, если выражаться совсем просто, без руководства США в Европе некоторые властолюбивые государства подобно диким волкам вцепились бы друг другу в горло. «Особенно Великобритания придерживается мнения, что уравновешивания Германии не добиться одним Евросоюзом и поэтому Вашингтон остается непременным рычагом такого уравновешивания» (Вернер Линк (Link). «Равновесие и господство». Франкфуртер алъгемайне цайтунг, 19.09.1997, с. 13). Хотя многих храбрых забияк могла избрать в вожди Европа, но личностей уровня Линь Сянжу (см. 33.17) ей встречать не приходилось, по крайней мере в XX веке.

С населением более чем в два раза превышающим численность Евросоюза даже после задуманного его сверхрасширения Китай сумел самостоятельно преодолеть собственные внутренние противоречия и обошелся без постоянного уравновешивающего вмешательства сторонней ведущей силы. «Китай не дал связать себя в отношении обеспечения своей безопасности… он выступает как настаивающий на своей независимости актер» (Курт Гастайгер (Gasteyger), «В поисках безопасности: взгляд Восточно-Центральной Европы на НАТО — самостоятельная поступь Китая», Новая цюрихская газета, 28.08.1998, с. 39). В противоположность этому в вопросах обеспечения безопасности и проведения внешней политики даже, как свидетельствуют вышеприведенные высказывания, во внутриевропейских делах для любого современного европейца палочкой-выручалочкой служит понятие «руководство». Европейцы нуждаются в «руководстве», а именно со стороны США. Любого рода вопросы, касающиеся будущности Европы, для подавляющего числа европейских политиков не видятся без «ведущей западной державы» (Михаэль Штюрмер (Stürmer): Новая цюрихская газета, 28.08.1998, с. 5) США. «Руководство» США, похоже, является присно и во веки веков краеугольным камнем европейского политического мышления, причем «понимание европейской безопасности и обороноспособности» и в XXI в. «будет определяться тем, прилагает ли НАТО — а стало быть, США — для этого усилия» («Сохранение некоторой неуверенности»: беседа с председателем военного комитета НАТО. Новая цюрихская газета, 27.04.1999, с. 9). Ну, а если порой из «руководства» США выходит «диктат мировой державы» (Заголовок передовицы в [швейцарском еженедельнике] Facts. Цюрих, 20.08.1998), то Европа как примерная дочь терпеливо, хоть и ворча втайне, все это сносит. Только вот Франция, «средней руки великая держава вроде Великобритании и Германии» (Рудольф Аугштайн (Augstein): Шпигель. Гамбург, № 41, 1998, с. 24), со своей «неизбывной потребностью выказывать и испытывать национальное величие» (Tages-Anzeiger. Цюрих, 5.05.1998, с. 5) то и дело дуется, однако благодаря осознанию того, насколько потребно руководство США в Европе, «вызванные уязвленным самолюбием трения [между Францией и США] никогда не приводили к непоправимому разрыву» (Гельмут Шмидт. «Не обойтись без Парижа». Цайт. Гамбург, 20.12.1996, с. 1). «Даже боснийская война могла еще долгие годы тлеть у собственного порога, если бы под руководством Вашингтона не перешли к решительным мерам» (Стефан Бирлинг (Bierling), «Америка направляет: Европа плетется следом?» Internationale Politik. Бонн, № 2, февраль 1998, с. 16).

Любой благоразумный европеец поспешно поддакнет американцам относительно того, «сколь важно сохраняющееся американское влияние для поддержания на приемлемом уровне международной безопасности и общего благосостояния» (Роберт Каган (Kagan), «Благо для мира: лишь господство Америки обеспечит минимум стабильности». Цайт. Гамбург, 9.07.1998, с. 11). Кто не кивнет, соглашаясь, что, мол, «хоть и укоряют беспрестанно Америку в заносчивости, однако кто еще, помимо единственно оставшейся сверхдержавы, обеспечит в мире стабильность и благополучие?» (Роберт Д. Каплан (Kaplan): Вельтвохе. Цюрих, 6.08.1998, с. 11) или «Америка и в дальнейшем будет необходима для благополучия Европы» (Новая цюрихская газета, 16–17.05.1998, с. 3). И так каждый раз, содрогаясь при одной только мысли о возможном уходе США из Европы и дальнейшем сиротстве Европы, европейцы всякий раз с облегчением и радостью вздыхают, убеждаясь, что находящейся «под защитным козырьком США Европе» (заголовок статьи в Новой цюрихской газете, 25.05.1998, с. 5) «нет причин жаловаться, что США откажутся ею управлять» (Эрнст-Отто Чемпель (Czempiel), «Возвращение к господству». Aus Politik und Zeitgeschichte [приложение к еженедельнику «Das Parlament»332 ]. Бонн, 1996, т. 43, с. 25).


332 Федеральное ведомство политического образования (Bundeszentrale für politische Bildung, создано в 1952 г. и является центральным федеральным учреждением в структуре Министерства внутренних дел) издает еженедельную газету «Das Parlament», информирующую на своих страницах о деятельности бундестага и бундесрата, рассказывающую о парламентской жизни Германии, о политических событиях в других странах. — Прим. пер.


Возвращаясь к стратагемному анализу: европейцы, будучи слепы к хитрости, крайне мало занимались разбором своих эскапад в XX в. на предмет того, какую пользу могли из них извлечь с точки зрения уловок другие страны, вроде США. Так, европейская история XX в. протекала точно по сценарию стратагемы 24. И вот на пороге XXI века напрашивается вопрос: «Зачем и почему Европа объединяется?» («В преддверии европейского Возрождения?» Новая цюрихская газета, 2–3.05.1998, передовица). Чтобы США могли еще более сподручно ею руководить, поскольку, естественно, удобнее отдавать распоряжения брюссельской штаб-квартире, нежели сотрудничать с многими отдельными правительствами? Насчет «роли Европы как мировой державы» по причине «собственного несовершеннолетия» («Мировая держава Европа». Цайт. Гамбург, 19.11. 1998, с. 1) все же «лучше помолчать» (Новая цюрихская газета, там же). «После падения Советского Союза западноевропейские страны судорожно пытаются проявлять большую самостоятельность в мировой политике. После своего фиаско в Боснии, сказывающегося до сих пор, они еще острее ощутили свое политическое и физическое бессилие и зависимость от Америки. Попытки обозначить свою самостоятельность зачастую оканчиваются ничем» («Европа в охваченном глобализацией мире». Новая цюрихская газета, 12–13.12.1998, передовица).

Что же касается «Америки как ведущей державы и гаранта мирового порядка» (Новая цюрихская газета, 13.09.1999, с. 3), то покоится ее «исключительное господствующее положение в мире вовсе не на военной мощи, а в первую очередь на продуманном и искусном использовании политических средств» (Новая цюрихская газета, 18–19.07.1998, с. 1). Именно этому умению европейцы покуда не научились у своего государства-управителя, «американского наставника» (Tages-Anzeiger. Цюрих, 31.10.1998, с. 2); более того — европейцы за «полвека привыкли в главных вопросах полагаться на американцев» (генерал НАТО в отставке Герд Шмюкле (Schrnückle): Вельтвохе. Цюрих, 14.09.1995, с. 4).

24.4. Устранить приближенных императора и умертвить Чао Цо

Родственники основателя ханьской династии (206 г. до н. э. — 220 г. н. э.), к началу И в. до н. э. поставленные удельными князьями, с течением времени становились все более независимыми. В дарованных им уделах они повышали налоги, вводили в обращение собственную монету, назначали и смещали чиновников, все более выходя из подчинения императорского двора. И уже близился час их полного отделения и образования независимых от правящего дома владений. Когда император Цзин-ди (правил 157–141) одобрил предложение главного цензора [юйшидафу] Чао Цо (около 200–154 до н. э.) урезать уделы и тем самым ослабить влияние и мощь владетельных князей, то уский правитель стал проводить в жизнь давно вынашиваемый замысел восстания против императора. И вот теперь ему представилась возможность оправдать вооруженное выступление. Он потребовал «чистки императорского окружения и казни Чао Цо». Начался мятеж «семи княжеств».

Когда восставшие двинулись к столице, придворных обуял ужас. Соперники обвинили Чао Цо в том, что он причина этих несчастий. И тогда император повелел его казнить. Мятежников же обещал простить, если те сложат оружие. Но для тех важно было вовсе не устранение Чао Цо. Хотя это и была цель восставших, но цель промежуточная, а не конечная. После гибели Чао Цо восставшие открыто пошли против императора, но через три месяца были разбиты (см. 19.42). Юй Сюэбинь в своей книге 36 стратагем, заново истолкованных и тщательно разобранных (Пекин, 1993) сравнивает Чао Цо с владением Го, а императорский двор — с владением Юй.

24.5. С вором идти против вора

Господин Ван ехал на автобусе домой. В тот день он получил причитающиеся после нового перерасчета зарплаты деньги, почти 1000 юаней (около 240 марок). Вот жена обрадуется, думал он. Выходя из автобуса, он почувствовал, как кто-то лезет к нему карман. Он поспешно проверил карман, но кошелек улетучился. И тут господин Ван заметил двух взволнованных парней, которые поспешно удалялись.

Господину Вану удалось схватить одного из юнцов, назовем его А, тогда как второму, назовем его В, удалось скрыться. Господин Ван обратился к парню: «Ты вор. Твой напарник сбежал вместе с кошельком. Но ты попался, и тебе несдобровать. Если же ты приведешь меня к своему напарнику, чтобы я его наказал, то обещаю, что тебе тогда ничего не будет». Молодой воришка стал говорить, что совершает подобное впервые и готов отвести господина к дому В, где тот вернет себе кошелек. Так все и произошло. Господин Ван обратился в полицию, которая задержала вора В, однако и воришка А не избежал заслуженного наказания. Данный пример приводится в наньцзинской газете Вестник услуг [Фуу даобао] за 6 июля 1996 года в серии очерков «36 стратагем сегодня».

Господин Ван вначале воспользовался помощью вора А для поимки вора В и возвращения своего кошелька. Затем он вверяет вора А им же самим уготованной участи.

24.6. Способ приобрести жилье подешевле

Господин Ван дал объявление в газету о продаже жилья. Его устраивала цена в 50 тыс. долларов. Однако те, кто заинтересовался его предложением, предлагали 30 тыс., 35 тыс. и 40 тыс. долларов. И только хотел было господин Ван повнимательней приглядеться к тем, кто предлагал 40 тыс. долларов, объявился новый покупатель, дающий 45 тыс. долларов, предлагая сразу заплатить 5 тыс. долларов. Такая цена, естественно, устроила господина Вана. Поэтому он отказал остальным и стал ждать окончательного расчета. Однако устроивший его покупатель больше не показывался. Выждав несколько дней, господин Ван не выдержал и позвонил. Ответ его огорошил: оказывается, жена того, с кем он столковался, находит цену в 45 тыс. долларов, чрезмерной и уже сыскала жилье подешевле. Нельзя ли еще раз переговорить о цене?

Господин Ван, естественно, был вне себя, но приходилось сдерживаться. Ведь теперь у него был единственный покупатель, а жилье господин Ван хотел побыстрее продать. Ничего не оставалось, как вновь начать торговаться. В конце концов сошлись на цене в 30 тыс. долларов.

Своим привлекательным, но им самим всерьез не принимаемым предложением покупатель вначале обольстил господина Вана, так что тот отказал всем его конкурентам. Итак, под действием покупателя-обольстителя государство Юй (господин Ван) уничтожило государство Го (покупателей-соперников). И теперь покупатель оказывается в выигрыше, поскольку у продавца руки связаны. Покупатель диктует условия продавцу, добиваясь нужной для себя цены, — по мнению китайского исследователя стратагем Юй Сюэбиня, это типичный пример использования стратагемы 24.

24.7. Потоками западных ценностей погрузить Китай в пучину хаоса

Американская политика в области прав человека и стратегия «дружественного развития» первым делом хотят внушить китайцам, что модель США для Китая значительно лучше режима Коммунистической партии Китая (КПК). Переняв политическую и экономическую модель США, Срединное государство станет, наконец, счастливой, преуспевающей, демократической, свободной страной без продажных чиновников. С верой в такое светлое будущее нападают на коммунистический режим в Китае его критики. Враждебные нынешнему государственному строю китайцы помогают США устранить общего врага, а именно Коммунистическую партию Китая (первый этап стратагемы 24). Но ведь тогда Китай утратит единственную политическую силу, которой мало-мальски удавалось удерживать миллиардный народ. Китай развалится. Воцарится хаос, который сметет и противников нынешнего строя (второй этан стратагемы 24). Прекрасное время, которое сулили после падения КПК, не наступит. У США нет ни экономических возможностей, ни особой заинтересованности в подъеме Китая, так и бросят его посреди дороги. Ведь цели-то своей политики США достигли: на десятки лет устранен серьезный соперник.

Примерно так видится официальным китайским наблюдателям американская политика по поводу прав человека в Китае — как раз в разрезе стратагемы 24. Иного прочтения следующие строки тросто не допускают: «США заботят не права китайцев, а… то, как бы расшатать стабильность Китая и помешать его развитию» (Пекинское обозрение. Пекин, № 16, 16.04.1996, с. 13; см. также Введение, § 17 и 19.38).

24.8. Как юная Линьлинь обвела вокруг пальца отца

Шестнадцатилетняя Линьлинь любила полакомиться в «Макдоналдсе». Было воскресенье. За эту неделю она уже дважды посетила западную закусочную, а это стоило изрядной суммы. Так что если она попросит сейчас денег у отца, тот ей откажет. После завтрака дочь говорит ему: «Нынче 16 июня, отцовский день. Я желаю тебе чудесного праздника». И когда отец радостно прищурился, она тихо спросила: «Папа, а ты не хотел бы сегодня сходить в «Макдоналдс»?» Отец кивнул, после чего Линьлинь, поймав его на слове, сказала: «Тогда я приглашаю тебя. Только вот у меня нет денег. Пойдем к маме и попросим у нее». Отец, будучи под каблуком у жены, замялся. Но Линьлинь все наседала: «Папа, я знаю, ты не располагаешь деньгами. В обычный день ты не можешь позволить себе купить чего-то вкусненького. Так отчего же не воспользоваться нынешним праздником и не ввести в расходы маму?» Эти слова, наконец, расшевелили отца, и они вдвоем решительно направились к маме просить денег. Мать дорожила каждой копейкой в семье. Но и она смягчилась, увидев, что в дочери заговорила детская любовь и ей хочется устроить отцу праздник. И они втроем отправились в «Макдоналдс».

Вечером мать отправилась в гости к соседям. Линьлинь не преминула воспользоваться благоприятным случаем для осуществления «второй части своей стратагемы», как пишет нань-цзинская газета Вестник услуг [Фуу даобао] в очерке, посвященном стратагеме 24. Она сказала отцу: «На улице Шаньси только что открылась куриная закусочная, и там будто бы неплохо готовят. Нынче я устроила тебе званый обед. А через пару дней ты пригласишь меня отведать блюда из курицы, не так ли?» От таких слов у отца глаза на лоб полезли: «Так, теперь тебе курочки захотелось! Но ты ведь знаешь, что у меня нет денег». — «Папа, три дня назад ты получил премию в 300 юаней [около 70 марок] и ее «заначил». Но от меня ничего не укрылось. Если узнает мама, она все отберет». Огорошенный, отец вынужден был уступить.

Успех проведенной уловки «предоставления прохода для нападения на Го» весьма обрадовал Линьлинь, но про себя она сказала: «Дорогие папа с мамой, сегодня я ем за ваш счет. Но как только начну зарабатывать деньги, каждый день буду приглашать вас!»

Линьлинь своим первым шагом устраивает за счет растроганной матери званый обед для отца, чтобы вторым шагом вынудить отца устроить ответное угощение. Вначале подвигнуть своего напарника на то, чего нельзя достичь без его помощи, и тем самым создать условия для второго шага: обязать его к чему-то еще — таково возможное действие стратагемы 24.

24.9. Предложение помощи от царства У

После битвы у Красной скалы ([Чиби; Троецарствие, гл. 49,] см. 9.1, 35.1) Лю Бэй вначале овладел Цзинчжоу, Наньцзюнь [область в южной части провинции Хубэй] и Сянъяном [Троецарствие, гл. 51], а затем [гл. 52] вскоре с помощью своих военачальников Чжао Юня [158–229] и Чжан Фэя [167–221] занял Линлин [нынешний уездный центр Линлин в провинции Ху-нань], Гуйян [нынешний уездный центр Гуйян в провинции Ху-нань], Улин [округ в провинции Хэнань; ныне уезд Улин] и Чанша [округ, занимавший всю территорию нынешней провинции Хунань; ныне уезд Чанша]. Тем самым он овладел большей частью Цзинчжоу (см. также 20.15). Одновременно Сунь Цюань, правитель Восточного У, потерпел сокрушительное поражение от войск Цао Цао, лишившись двух своих самых лучших военачальников. Неожиданно от болезни умирает Лю Ци, старший сын Лю Бао, прежнего правителя округа Цзянчжоу (см. 28.5). Когда после битвы у Красной скалы Лю Бэй завладел Цзинчжоу, то свое право на данный округ перед Лу Су [172–217], посланником царства Восточное У, он обосновывал тем, что является доверенным лицом Лю Ци. Вместе с тем Лю Бэй пообещал, что вернет Цзинчжоу Восточному У после смерти Лю Ци [гл. 53]. И вот теперь Лу Су прибывает на похороны наследника [гл. 54]. И следовало ожидать, что он вернется к данному Лю Бэем обещанию отдать Цзинчжоу.

Однако Чжугэ Ляну искусными словами удается умерять пыл Лу Су. Но при этом приходится вручить Лу Су письмо, составленное самим Лю Бэем, заверенное Чжугэ Ляном как свидетелем и подписанное самим Лу Су в качестве поручителя, где Лю Бэй оговаривает за собой право лишь временного владения Цзинчжоу и обещает уступить его Сунь Цюаню, как только возьмет другие земли [там же, с. 664–665]. Имелась в виду область Ичжоу (нынешняя провинция Сычуань), находившаяся во владении Лю Чжана [ум. 219 н. э.].

Вернувшись, Лу Су показал письмо главнокомандующему уской армии Чжоу Юю, и тот приходит в ярость. «Они только говорят, что временно заняли город, а на самом деле это обман!.. Подождем, пока вернутся разведчики с северного берега, а пока ничего не будем решать». Разведчики вскоре донесли, что Лю Бэй сооружает высокий могильный курган для своей скончавшейся супруги. Теперь Чжоу Юй уверен, что отыскал способ вернуть Цзинчжоу. Он устраивает приглашение Лю Бэя в Восточное У якобы для женитьбы на младшей сестре правителя Сунь Цюаня. В действительности это была уловка. Сестра выступала в роли подсадной утки (см. стратагему 31). Сразу по прибытии Лю Бэя в Восточное У следовало его обезвредить, после чего овладеть Цзинчжоу. Но замысел Юя не удался (см. 13.6). Со своей новой супругой Лю Бэй невредимым возвращается в Цзинчжоу [гл. 55].

Вскоре Лу Су вновь обращается к Лю Бэю с требованием вернуть Цзинчжоу [гл. 56]. На этот раз Лю Бэй, чтобы растрогать Лу Су, начинает рыдать. Появившийся Чжугэ Лян объясняет причину горьких слез тяжелым положением Лю Бэя. Оказывается, что «ичжоуский правитель Лю Чжан доводится младшим братом его господину. Может ли брат отобрать владения у брата? Вся Поднебесная проклянет Лю Бэя! А если ему не удастся взять Сичуань [западная часть нынешней провинции Сычуань], куда Лю Бэй денется, отдав вам Цзинчжоу? Тогда и вам тоже будет очень неловко перед людьми! Положение, как видите, безвыходное. В этом причина слез моего господина…». Вновь удается разжалобить сердечного Лу Су, и он покидает Цзинчжоу, напутствуемый словами Чжугэ Ляна: «Прошу вас вернуться к Сунь Цюаню и рассказать о горе моего господина. Пусть он разрешит нам временно остаться в этом городе».

Чжоу Юй, выслушав рассказ Лу Су, был крайне раздосадован, поскольку считал, что Чжугэ Лян вновь обвел того вокруг пальца, однако у него появился план, который сулил успех. С этой целью Лу Су должен опять отправиться в Цзинчжоу и предложить Лю Бэю от имени Сунь Цюаня следующее: «Если он не уверен, удастся ли ему взять Сичуань, то мы, как родственники, готовы помочь ему своим войском. Но лишь при том условии, что, как только мы возьмем Сичуань, он отдает нам Цзинчжоу». В действительности же, «выступив в поход по сичуань-ской дороге и проходя через округ Цзинчжоу, мы попросим у Лю Бэя денег и провианта на содержание войск. Он выйдет из города, чтобы наградить наших воинов, а мы его убьем и займем Цзинчжоу» [гл. 56, с. 698].

С этим предложением помощи от Восточного У отправился Лу Су к Лю Бэю. Тот по совету Чжугэ Ляна принял его, пообещав снабдить уское войско при прохождении через Цзинчжоу провиантом и лично поприветствовать. Довольный Лу Су возвращается обратно.

«Что они замышляют?» — спросил Лю Бэй, когда Лу Су ушел. «Близится смертный час Чжоу Юя! — воскликнул Чжугэ Лян. — Такой хитростью не обманешь даже ребенка!» — «А что делать нам?» — «Их план называется «Пропустите нас, и мы уничтожим Го». Они хотят под видом похода на Сичуань захватить Цзинчжоу» [там же, с. 697].

Чжугэ Лян со своей стороны заготовил ловушку, в которую и попался Чжоу Юй. Когда он появился у Цзинчжоу, город «точно вымер. Чжоу Юй придержал своего коня и приказал военачальникам окликнуть стражу у ворот. «А вы кто такие? — спросили их со стены. «Полководец Чжоу Юй!» На стене ударили в колотушку, забегали воины, замелькали копья. На сторожевую башню поднялся Чжао Юнь. «Зачем пожаловали, господин дуду?» — спросил он. «Иду брать Сичуань для вашего правителя Лю Бэя! — ответил Чжоу Юй. — Разве вы об этом не знаете?» — «Бросьте притворяться! — крикнул в ответ Чжао Юнь. — Чжугэ Лян давно разгадал ваш план — он называется «Пропустите нас, и мы уничтожим Го». Поэтому он и приказал мне охранять город…» [там же, с. 699]· Чжоу Юй понял, что сам стал жертвой уловки. У него открылась старая рана, и в 36 лет Чжоу Юя не стало. Последние его слова были: «О небо! Зачем ты в одно время со мной послало на землю и Чжугэ Ляна?» [гл. 56, с. 701].

24.10. Танец с мечами в Белокаменной крепости

«Неподалеку от Марбурга по дороге в Веттер лежит деревушка Вере (ныне Верда (Wehrda), a рядом островерхая гора, где издревле стоял Разбойничий замок, именуемый Белокаменной крепостью, чьи развалины сохранились доныне. Ее обитатели бесчинствовали в окрестностях, но добраться до разбойных рыцарей не было возможности из-за толщины стен и высоты горы. И вот крестьяне из Вере додумались до хитрости. Запасшись тайком различным оружием, они поднялись к замку и сказали разбойникам, что хотят посмотреть их танец с мечами. Крестьян впустили; но тут они вынули припрятанное оружие и храбро набросились на разбойников, пока те не запросили пощады, после чего вместе с замком были переданы местному князю» (Немецкие предания братьев Гримм. Вторая часть: Исторические предания [предание № 166]).

24.11. Прага, 20 августа 1968 г

20 августа 1968 г. около 23 часов командир советского транспортного самолета в небе над Прагой подал сигнал бедствия. Он сообщал о нехватке горючего и запрашивал разрешение на вынужденную посадку. Пражская диспетчерская служба дала «добро». После приземления из самолета стали выпрыгивать десантники, которые заняли аэродром. Вслед за этим началось массовое приземление советских самолетов.

Эти события (представленные несколько иначе Гансвиль-гельмом Хафсом: Die Ereignisse in der Tschechodlowakei vom 27.06.1967 bis 18.10.1968 («События в Чехословакии с 27.06.1967 по 18.10.1968»). Бонн, 1969, с. 157 и след.) являются тоже примером применения стратагемы 24, пишет Ли Бинъянь, автор самой популярной китайской книги о стратагемах. «Заимствование прохода» под каким бы то ни было предлогом выступает здесь на передний план, так что выражение «заимстование прохода для нападения на Го» здесь приобретает вид «заимствование прохода для нападения на Прагу». Таково второе понимание стратагемы 24. Здесь речь уже не идет о двойном действии, то есть устранении двух противников, а лишь об одном действии и устранении одного противника. Умение использовать стратагему таким образом состоит в том, чтобы заполучить проход к противнику от него самого.

Китайцы не раз обвиняли прозванные имперскими Советский Союз и США в частом использовании трактуемой в таком ключе стратагемы 24. США в 1958 г. под предлогом оказания помощи ливанскому правительству по его же просьбе высадили свои войска в Ливане, причем главной мишенью выступает Советский Союз, читаем мы в статье из Жэньминь жибао от 13.05.1978. Свое вторжение в чужие страны Москва всегда обосновывала тем, что делала это по просьбе тогдашнего правительства или «для оказания помощи в отражении агрессии».

24.12. Тактика «тихой сапы»

Боннская стратегия «выдвинутых вперед рубежей» начиналась в 1991 г. безобидно, — пишет гамбургский Шпигель (№ 50, 1996), — сперва с «гуманитарного» ввода немецких войск для поиска мин в Персидском заливе, с помощи беженцам из иракских курдов в пограничной области между Турцией и Ираном и с самолетов для отправки инспекторов ООН в Ирак. В 1992–1993 гг. последовала отправка в Камбоджу 130 санитаров, когда первым из немецких солдат погиб на территории, не входящей в зону ответственности НАТО, фельдфебель медико-санитарной службы бундесвера Александр Арндт (Arndt, 1967–1993).

Затем последовала отправка немецкой тыловой службы в Сомали (май 1993 г. — март 1994 г.). В 1995 г. «отвлекающим маневром [в Боснии самолетов-разведчиков] «Торнадо» удалось на конституционно-правовом уровне закрепить положение о применении войск вне зоны ответственности НАТО, как пишет еженедельник Цайт в статье под заголовком «Тактика тихой сапы» (Гамбург, 17.01.1996, с. 15) и продолжает: «В первой двадцатке политических лозунгов последних лет мы находим лозунг постоянной забывчивости — тактику тихой сапы». Пальма первенства в ее использовании принадлежит министру обороны Фолькеру Рюэ (Ruhe, род. 1942) и его вдохновителю, бывшему генеральному инспектору бундесвера Клаусу Науманну (Naumann, род. 1939). Оба с 1991 г. целеустремленно и водя за нос общественность добивались превращения бундесвера в военную организацию с правом действия по всему миру. И преуспели, о чем свидетельствует постановление бундестага от 13 декабря 1995 г. В соответствии с задачей [многонациональных] сил стабилизации SFOR [(Stabilization Force), созданных на основе сил IFOR (Implementation Force), призванных обеспечить выполнение дейтонских соглашений по Боснии и Герцеговине] бундесвер стал равноправным партнером с соответствующими наземными силами и боевой задачей в рядах натовских сил, размещенных в Боснии и Герцеговине.

«Тактика тихой сапы» (по-китайски: «получив цунь, подбираться к чи» («дэ-цунь цзинь-чи») [в значении «ненасытный, алчный, руки загребущие» (см.: аппетит приходит во время еды; протяни палец — всю руку откусят)] означает подкоп, выкапываемый при наступлении но открытой местности для постепенного приближения к укрепленной позиции противника. Превращению немецкого бундесвера из оборонительной в наступательную силу (см.: Юрген Грэсслин (Grässlin, род. 1957). Lizenz zum Töten? («Лицензия на убийство?»). Мюнхен, 1997) способствовали постепенные уступки со стороны немецких социал-демократов и «зеленых». Тактика тихой сапы может, как свидетельствует данный пример, лежать в основе долгосрочного плана, отчего слово «тактика» здесь не вполне уместно. Тактика тихой сапы перекликается со стратагемой 24 в том отношении, что направленные на конечную цель действия разбиваются на промежуточные шаги с достаточно неприметными промежуточными целями, а сама конечная цель не афишируется. Стратагема 24 в своем исконном значении более ограничена по сравнению с тактикой тихой сапы: жертва стратагемы вначале привлекается для устранения сторонней силы, после чего устраняют и ее саму.

24.13. Когда заяц убит, из собаки [теперь уже ненужной] варят похлебку

После смерти правителя Цзинчжоу Лю Бяо его вдова со своим родом захватила власть в Цзинчжоу (см. 20.15, 24.9). Тем временем с севера приближался могущественный Цао Цао со своим огромным войском, намереваясь захватить Цзинчжоу. Узурпаторы осознавали свою слабость, да и пользовались малой поддержкой, чтобы оказать сопротивление Цао Цао. Тогда они решили сдаться, надеясь в ответ сохранить власть в Цзинчжоу уже как подданные Цао Цао.

«Цай Мао и Чжан Юнь отправились в Фань-чэн на поклон к Цао Цао. Цай Мао старался угодить ему и потому охотно отвечал на все его вопросы. Цао Цао спросил, сколько войск и провианта в Цзинчжоу. «Всего двести восемьдесят тысяч воинов, из коих сто пятьдесят тысяч пеших, пятьдесят тысяч конных да на судах восемьдесят тысяч. Большая часть запасов провианта и казны — в Цзянлине, а все прочее в разных местах. Запасов на всю армию хватит на год». — «А сколько у вас кораблей?» — «Больших и малых судов более семи тысяч…» — «Кто командует вашим флотом?» — «Я и мой брат», — ответил Цай Мао. Цао Цао пожаловал Цай Мао и Чжан Юню титулы и звания (Цай Мао — хоу «Охранителя юга» и да ду-ду (т. е. главнокомандующего) флота, Чжань Юню — хоу «Выказывающего послушание» и помощника ду-ду), чему они были очень рады. На прощание Цао Цао сказал им: «Сын Лю Бяо после смерти отца покорился мне, и я представлю императору доклад, чтобы его назначили правителем Цзинчжоу навечно». Чжан Юнь и Цай Мао удалились, исполненные самых радужных надежд. «Цай Мао и Чжан Юнь — льстецы», — сказал советник Сюнь Ю [157–214], когда те удалились. «Зачем вы пожаловали им такие высокие звания и оставили в их руках флот?» — «А разве я этого не знаю?» — улыбнулся Цао Цао. «Я их оставил только потому, что в северных землях никто не умеет воевать на воде. Когда война окончится, тогда мы и решим, что с ними делать» (см. также 33.11) [ «Троецарствие», гл. 41: Ло Гуаньчжун. Троецарствие. Пер. В. Панасюка. М., 1954, т. 1, с. 507]. Схожие, протекавшие точно в соответствии со стратагемой 24 события (сперва использовать, затем выбросить за ненадобностью) еще Сыма Цянь обозначил словами «Когда заяц убит, из собаки [теперь уже ненужной] варят похлебку» [ «ту-сы гоу-пэн»].

24.14. Гегелевская хитрость разума

«Разум столь же хитер, сколь могуществен. Хитрость состоит вообще в опосредствующей деятельности, которая, дав объектам действовать друг на друга соответственно их природе и истощать себя в этом воздействии, не вмешиваясь вместе с тем непосредственно в этот процесс, все же осуществляет лишь свою собственную цель. В этом смысле можно сказать, что божественное Провидение ведет себя по отношению к миру и его процессу как Абсолютная Хитрость. Бог дает людям действовать, как им угодно, не стесняет игру их страстей и интересов, а получается из этого осуществление Его целей, которые всецело отличны от целей, руководивших теми, которыми он пользуется» [Гегель. Сочинения (в 14-ти тт. 1929–1958), т. I. М.-Л.: 1929, с. 318–319; или: Гегель. Энциклопедия философских наук, в 3-х тт. Том 1 «Логика». М.: Мысль, 1974, с. 397–398 (§ 209)].

«Не всеобщая Идея противополагается чему-либо и борется с чем-либо; не она подвергается опасности; она остается недосягаемою и невредимою на заднем плане. Можно назвать хитростью разума то, что он заставляет действовать для себя страсти, причем то, что осуществляется при их посредстве, терпит ущерб и вред. Ибо речь идет о явлении, часть которого ничтожна, а часть положительна. Частное в большинстве случаев слишком мелко по сравнению со всеобщим: индивидуумы приносятся в жертву и обрекаются на гибель. Идея уплачивает дань наличного бытия и бренности не из себя, а из страстей индивидуумов». [Гегель, Философия истории // Сочинения (в 14-ти тт., 1929–1958), т. VIII, М.-Л.: 1935, с. 32].

Это слова немецкого философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770–1831). Можно ли сделать более понятным действие «абсолютной хитрости» бога и, соответственно, «хитрости разума» через понятия стратагемы 24? Если и можно, то, пожалуй, таким вот ходом мыслей: каждый человек, влекомый своими страстями и убеждениями, преследует свои собственные цели. Но то, что выходит в итоге, совершенно отличается от того, что изначально задумывалось. «Хитрость разума» ведет человека, подобно тому, как держава Цзинь направляла державу Юй к сообразующемуся с его намерениями первоначальному успеху. Но в конце «хитрость разума» жертвует своим орудием, человеком, достигая совершенно иной цели, чем та, которая ему грезилась (см. гибель державы Юй). Человек, «неким образом орудие иной силы» (Петер фон Матт (Matt): Tages-Angezeiger. Цюрих, 15.09.1998), согласно гетевскому Фаусту, «часть силы той, что без числа/творит добро, всему желая зла» [часть 1, сцена 3 «Рабочая комната Фауста». Пер. Б. Пастернака], иначе говоря, стремясь к одному, вызывает иное.

Чтобы наглядно показать таким образом понимаемое действие «хитрости разума», я воспользуюсь статьей Ральфа Дарен-дорфа (Dahrendorf, род. 1929) «Правами обладают только люди: право на самоопределение народов — орудие варваров» (Дайт. Гамбург, 28.04.1988, с. 43). Когда американский президент Вильсон в конце Первой мировой войны (1914–1918) в соответствии со своими «14 пунктами» выступил за глобализацию восходящего своими корнями к американской Декларации о независимости 1776 г. и к Французской революции 1789 г. «права народов на самоопределение», он добился нужного для дела союзников широкого пропагандистского воздействия, достигшего даже Китая. Вот что писал основатель Китайской Республики Сунь Ятсен (1866–1925): «Еще в период войны появилась идея, предложенная президентом США Вильсоном, о «самоопределении наций», которая была горячо одобрена всеми народами. Так как Германия стремилась военной силой покорить страны Антанты, то лозунг Вильсона, призывавший к уничтожению германского могущества, нашел отклик у слабых и малых наций, которые считали, что настал благоприятный момент для определения их самостоятельности. Весь мир приветствовал этот призыв. Хотя в Индии, которая была порабощена Англией, простой народ ненавидел англичан, но многие другие малые народы стали с радостью помогать Англии в войне, узнав, что эта война, как заявил Вильсон, есть борьба за свободу слабых и малых народов. Хотя Аннам и был порабощен Францией и его народ ненавидел французское владычество, но во время европейской войны он помогал Франции — тоже потому, что он услышал о призыве Вильсона и счел его справедливым. Слабые и малые нации Европы — Польша, Чехословакия, Румыния — выступили на стороне Антанты против союзных держав — тоже потому, что они услышали провозглашенный Вильсоном лозунг национального самоопределения. Наш Китай тоже под влиянием США вступил в эту войну на стороне Антанты. Хотя мы не посылали на фронт войска, но все же отправили несколько сотен тысяч рабочих для рытья окопов и на другие тыловые работы» ([на рус. яз.: «Три народных принципа», гл. «Национализм», лекция 4: Сунь Ятсен. Избранные произведения. М.: Восточная литература, 1985, изд. 2-е, испр. и доп., с. 418;] Сунь Ятсен [ «Три начала народоправства» («Сань минь чжуи», 1924)]: Готтфрид-Карл Киндерманн (Kindermann) [Изд. ], Konfuzianismus, Sunyatsenismus und chinesischer Kommunismus («Конфуцианство, суньятсенизм и китайский коммунизм»), Фрейбург(-на-Брейсгау) 1963, с. 101). В действительности союзников занимало вовсе не претворение в жизнь права народов на самоопределение. Вильсон искал, как пишет Дарендорф, «основание для того, чтобы вызвать распад Австро-Венгрии». Именно народы Австро-Венгрии единственно наделялись правом на самоопределение. Тем самым устранялся грозный соперник в лице Австро-Венгерской империи. Такова была истинная цель президента Вильсона, а средством ее достижения должно было послужить право народов на самоопределение. «В то время Вильсон опубликовал «14 пунктов» как условие сохранения в дальнейшем мира во всем мире. Самым важным из них был пункт о предоставлении всем нациям права на самоопределение. Когда еще не был решен исход войны, Англия и Франция поддержали эти условия, но после войны, во время мирной [Версальской] конференции, Англия, Франция и Италия почувствовали, что принцип Вильсона о свободном развитии наций в большой степени противоречит их империалистическим интересам. Поэтому на мирной конференции они всеми способами старались обойти выдвинутый Вильсоном принцип. В результате все пункты мирного договора, заключенного на этой конференции, оказались чрезвычайно несправедливыми. Все слабые и малые народы мира не только не получили права на самоопределение, не смогли стать свободными, но угнетение, которому они подверглись, после войны оказалось еще сильнее прежнего» ([на рус. яз. там же, с. 418;] Сунь Ятсен, там же, с. 101 и след.). Президент Вильсон и его союзники, однако, просчитались, упустив одно важное обстоятельство, в данном случае «хитрость разума». Да, Вильсон на основе права народов на самоопределение достиг своей цели — распада Австро-Венгрии на более мелкие государства. Однако само понятие «права народов на самоопределение» под действием «хитрости разума» обрело самостоятельность и со временем распространилось не только на врагов западных союзников в Первой мировой войне. «Поэтому народы Аннама, Бирмы, Явы, Индии, Малайского архипелага, Турции, Персии, Афганистана, Египта, а также нескольких десятков малых народностей Европы глубоко осознали, что лозунг о самоопределении наций, выставленный в дни войны державами, был простым обманом. Поэтому эти страны без всякого предварительного сговора между собой стали самостоятельно проводить в жизнь принцип самоопределения наций» ([на рус. яз. там же, с. 418;] Сунь Ятсен, там же, с. 102). «Право народов на самоопределение» обратилось, наконец, после Второй мировой войны в орудие разрушения английской, французской, голландской и бельгийской колониальных империй. Все эти мировые державы, вместе занимавшие 50 млн. кв. км — треть всей земной суши, рухнули подобно карточному домику, среди прочего и вследствие той взрывной силы, что была заложена некогда поддержанной этими странами идеей о «праве народов на самоопределение».

Что касается предложенного стратагемного анализа, то «хитрость разума» избрала президента Вильсона и его союзников для того, чтобы сделать «право народов на самоопределение», которое должно было служить сугубо корыстным целям, известным всему миру. Затем «хитрость разума» осуществила свои собственные цели, которые, следуя Гегелю, «всецело отличны от целей, руководивших теми, которыми она пользуется». Хитрость разума в итоге уничтожила по меньшей мере несколько государств-поборников самоопределения в Первую мировую войну, приведя к распаду их державы во имя «права на самоопределение».

Поскольку разрушительная сила оружия, которое изначально — как пишет Дарендорф — было введено в обиход для разрушения Австро-Венгрии, все больше затрагивает исконные западные земли, то и причитают жители Запада, мол, дескать, право народов на самоопределение является «варварским оружием», «оружием одичания, которое должно быть изъято из словарного запаса международной политики» (Ральф Дарен-дорф), а еще право народов на самоопределение оказывается «опиумом для народов» (Йорг Фиш: Новая цюрихская газета, 9—10.1995, с. 17). Могли бы политики вместо того, чтобы в итоге оказаться слепыми жертвами «хитрости разума», целенаправленно служить «хитрости разума» или по меньшей мере проникнуть в ее замыслы?

Похоже, так думает Михаэль Штюрмер в своем уповании на «хитрость разума» (см.: Новая цюрихская газета, 20.02.1998, с. 5), которая, согласно его расчетам, на пути к введению евро вынуждает «европейцев проявлять большую политическую дееспособность и сплоченность по сравнению с политиками в период между Маастрихтской (1992) и Амстердамской (1997) встречами». Рассуждения Михаэля Штюрмера могли бы прояснить следующие строки: «За Европейским валютным союзом скрывается политическая уловка, которой Евросоюз обязан многими своими прежними успехами и даже своим рождением: заинтересованность экономики в большей либерализации послужила движущей силой политического объединения Европы. Сработает ли данная уловка и в отношении денег, неясно: валютный союз представляется предприятием с непредсказуемым исходом» (Der Bund. Берн, 4.05. 1998, с. 5). В переводе на язык стратагемы 24 это означает следующее: чтобы исключить обособленность стран в экономическом отношении, были задействованы экономические силы. Это было очевидно для всех, отсюда и такая слаженность совместных усилий. Но в конечном итоге европейские страны тоже будут политически вытеснены, а этого желает не каждый из тех, кто приветствовал экономическое объединение. Однако политическое объединение последует неизбежно и неотвратимо под давлением обстоятельств, вызванных экономическим объединением, а через евро «распадется единство экономического пространства, социального пространства и государства», и у государств изымутся «орудия прежней национальной денежной политики — ссудный процент и обмен» (Вернер Вайденфельд (Weidenfeld). Новая цюрихская газета, 10.07.1998, с. 5). Так вот и служит всякая мера, вполне открыто принимаемая ради экономического объединения, достаточно скрытно преследуемой конечной цели политического объединения Европы.

24.15. Притча Будды о горящем доме

«Так я слышал. Однажды Будда пребывал на горе Гридхракута у Города Царской Обители (санскрит, Раджагриха, совр. Раджгир, штат Бахар — один из шести главных городов Древней Индии, древнейшая столица царства Магадха во времена «исторического» Будды Шакьямуни)… В это время Почитаемый В Мирах, окруженный четырьмя группами (это бхикшу, бхик-шуни, упасаки, упасики, боги, драконы, якши, гандхарвы, асу-ры, гаруды, киннары, махораги, люди и не-люди, а также малые цари и святые цари, вращающие Колесо), которые делали ему подношения, оказывали почтение и восхваляли [его], проповедовал бодхисаттвам Сутру Великой Колесницы» [ «Лотосовая сутра», гл. 1 «Вступление»: «Сутра о цветке лотоса чудесной дхармы». Пер. с кит. А. Игнатовича. М.: Янус-К, 1998, с. 64–65].

Так начинается Лотосовая сутра, которую называют «восточно-азиатской Библией». Это самое значительное произведение распространенного на всем Дальнем Востоке буддизма ма-хаяны. Появившись в Индии в период II в. до н. э. — II в. н. э., она заняла исключительное место благодаря своей несравненной притягательной силе, под чары которой на протяжении сотен лет подпадают буддисты. В своем дальнейшем повествовании я опираюсь на полный немецкий перевод китайского текста сутры под названием Мяофа ляньхуа цзин, сделанный Маргаритой фон Борсиг (Sutra von der Lotosblüte des wunderbaren Gesetzes. Дармштадт, 1993).333


333 В нашей книге использовано русское издание: Сутра о цветке лотоса чудесной дхармы. / Пер. с кит. А. Игнатовича (1947–2001). М.: Янус-К, 1998. — Прим. пер.


Проповеди Лотосовой сутры вложены в уста достигшего высшего просветления Будды. В 28 главах перед нами разворачиваются величественные картины. Притчи делают нагляднее содержание учения, среди которых и притча о горящем доме (гл. 3).

«Шарипутра, в одном государстве — в городе или селении — жил старец. [Он] был очень преклонных лет, и богатства [его] были несметны: множество полей, домов, а также рабов и слуг. Его собственный дом был огромным и просторным, но имел только одни двери. Людей в нем жило много — сто, двести или даже пятьсот человек. [Однако] залы и комнаты пришли в упадок, стены-перегородки рушились, опоры прогнили, стропила и балки угрожающе перекосились. И вот с каждой стороны внезапно вспыхнул огонь, и пламя охватило весь дом. Дети старца — десять, двадцать или тридцать человек — находились в этом доме. Старец, увидев, что со всех четырех сторон запылал большой огонь, очень испугался и подумал: «Хотя сам я могу спокойно выйти из этих охваченных пламенем дверей, но дети радостно играют и не чувствуют опасности, не знают [о ней], не подозревают и не испытывают страха. Огонь приближается, [он] охватит их и принесет мучения и боль, но беспокойства в [их] мыслях нет, и [они] не собираются выходить из дома!»

Шарипутра! Этот старец подумал так: «У меня есть сила в теле и руках, но выведу ли я их из дома с помощью монашеских одеяний или стола?»

И еще подумал: «В этом доме только одни двери, к тому же [они] узки и невелики. Дети малы, еще ничего не осознают и очень любят место, где играют. Воистину, [они] все попадают и сгорят в огне! Воистину, я должен сказать [им] об опасности: «Дом уже горит! Быстрее выходите, и огонь не принесет [вам] вреда!»

Подумав так, [старец], как и собирался, сказал детям: «Быстрее выходите [из дома]!»

Хотя отец, жалея детей, взывал к ним добрыми словами, дети радостно играли, не верили [ему], не подозревали об опасности, не чувствовали страха и, конечно, не думали выходить. [Они] не знали, что такое огонь, что такое дом и что значит «потерять». Играя, [они] бегали и взад и вперед, поглядывая на отца. В это время старец подумал: «Этот дом охвачен великим огнем. Если я и дети сейчас не выйдем, непременно сгорим. Сейчас я придумаю уловку и [с ее помощью] смогу избавить детей от опасности».

Отец, зная, о чем раньше думали дети, какие редкие игрушки каждый [из них] любит, к каким диковинным вещам [они] привязаны и что [их] радует, сказал им: «То, что вы любите, редкостные [вещи], которые очень трудно достать. Если вы [сейчас] не возьмете [их], то потом непременно пожалеете. За дверями стоят повозка, запряженная бараном, повозка, запряженная оленем, и повозка, запряженная быком, и [вы] будете [с ними] играть. Быстрее выходите из этого горящего дома, и [я], выполняя ваши желания, воистину все [их] вам вручу!»

В это время дети, услышав, о каких редкостных игрушках говорит отец, и захотев получить [их], изо всех сил, обгоняя друг друга, наперегонки выбежали из горящего дома.

В это время старец увидел, что дети смогли выйти из дома и все сидят в безопасности на росистой земле посреди четырех дорог, ни о чем не беспокоясь, а их сердца полны радостью и восторгом. И вот дети, обратившись к отцу, сказали: «Отец, дай [нам] обещанные ранее игрушки. Хотим, чтобы [ты] вручил [нам] сейчас повозку, запряженную бараном, повозку, запряженную оленем, и повозку, запряженную быком».

Шарипутра! В это время старец подарил каждому ребенку по одинаковой большой повозке. Эти повозки были высоки и обширны, украшены всеми возможными драгоценностями, с перилами, с колокольчиками по четырем сторонам и занавесями, которые также были украшены различными редкостными драгоценностями, с нитями драгоценных камней, с гирляндами из цветов, выстланные прекрасными коврами, с красными подушками и запряженные белыми быками. Шкура [у них] была белая, формы красивые, сила огромная. Шли [они] ровным шагом, но скорость была как у ветра. Сопровождало [их] множество слуг. Почему? Старец обладал неисчислимыми богатствами, все амбары и сокровищницы [его] были заполнены и переполнены. Думал [он] так: «Моим богатствам нет предела. Воистину, [я] всех их люблю одинаково. У меня есть эти большие повозки, сделанные из семи драгоценностей, число их неизмеримо. Воистину, [я] должен каждому сделать подарок без различий. Почему? Если даже я раздам эти вещи всем в этой стране, то недостатка не будет. А что уж говорить о [моих] детях!» В это время дети сели в большие повозки. [Они] обрели то, чего никогда не имели и что, конечно, не надеялись получить» [там же, с.121–122].

Данную притчу Будда разъясняет в другом месте Лотосовой сутры:

«[Люди с тупыми «корнями»] мучаются, [испытывают]

Множество страданий.

Ради них я проповедую о нирване.

Я придумал «уловки»,

Чтобы [такие люди]

Смогли вступить в мудрость Будды.

Я еще никогда не говорил:

«Вы пройдете Путь Будды».

[Я] никогда не говорил [этого] потому,

Что время для проповеди еще не пришло.

Но сейчас время [для этого] воистину [наступило],

И [я] решил проповедовать Великую Колесницу!»

[ «Лотосовая сутра», гл. 2 «Уловки», там же, с. 105].

Сначала Будда, которому в притче соответствует отец, обещает людям, со своими земными чувствами и желаниями уподобляемым детям в горящем доме, «повозку, запряженную бараном, повозку, запряженную оленем, и повозку, запряженную быком». Это образ сулимой нирваны. Обещанием полного избавления от Я Будда прельщает людей, или по меньшей мере некоторых из них, освободиться от собственных иллюзий и земных химер (см. 19. 4), то есгь покинуть горящий дом и заняться поисками того состояния отрешенности от мира, которое позволит им обрести нирвану. Но в этот миг прельстившиеся посулами люди получают не повозку, запряженную бараном, не повозку, запряженную оленем, и не повозку, запряженную быком, как было обещано, а каждый по одинаковой большой повозке, высокой и обширной, украшенной всеми возможными драгоценностями, под которой подразумевается качество бодхисаттвы. Бодхисаттва находится на последней ступени просветления, но сознательно отказывается от ухода в нирвану ради того, чтобы посвятить себя освобождению существ этого мира и благодаря своему высокому духовному состоянию помочь существам, не способным самостоятельно спастись из земного «горящего дома». Тем самым бодхисаттва на целые тысячелетия или миллионы лет отказывается от своей исконно преследуемой цели — вступления в нирвану, дабы своими накапливаемыми в дальнейшем заслугами [санскрит. — пунья; пали — пуння; кит. — гундэ, яп. — кудоку], для него самого более не нужными, поддерживать слабых на их пути к нирване.

Притча о горящем доме показывает Будду, вначале говорящим лишь половину правды. Сперва он ставит перед человеком лишь цель достижения нирваны. Это истинная, не обманная цель. И только подведя людей непосредственно к этой цели, он открывает им скрываемую до сих пор собственную цель, а именно побудить их в качестве бодхисаттв к спасению живых существ и людей. В определенной степени Будда ведет себя подобно тому, как в стратагеме 24 вел себя цинский государь по отношению к юйскому правителю. Лишь для одной из двух своих целей он раскрывает карты. Подобно юйскому правителю те, кто польстился на «уловку» (фанбянь, [пали, санскрит. — упая]) Будды, лишь позднее узнают, что их собеседник преследует еще одну цель. Но в отличие от цзиньского государя Будда никому не причиняет зла. Поэтому использование Буддой стратагемы двойной цели можно рассматривать только как стратагему услужения. В данном случае цель оправдывает средства. Это видно из дальнейшего разговора Будды со своим учеником Шарипутрой, где описанные в притче события разбираются не с позиции применения хитрости, а сугубо с точки зрения лжи: «Шарипутра, что ты думаешь об этом? Не поступил ли этот старец неосмотрительно или неправильно,334 подарив всем детям одинаковые большие повозки из драгоценностей?» Шарипутра сказал: «Нет, Почитаемый В Мирах! Старец только спас [этим] детей от огненной беды и сохранил им жизнь. Это не было неосмотрительным или неправильным. Почему? Так как [дети] сохранили жизнь и получили игрушки. И не спас ли [он их] из того горящего дома с помощью «уловки»? Почитаемый В Мирах! Если бы этот старец не подарил [им] даже самой маленькой повозки, и тогда бы [он] не был неосмотрительным или неправым. Почему? Этот старец вначале подумал: «С помощью «уловки» я смогу заставить детей выйти из дома». Рассуждая так, [он] не был неосмотрительным или неправым. И почему бы этому старцу, который знал, что его богатства несметны, и желал облагодетельствовать детей, не подарить [им] по одинаковой большой повозке?» [ «Лотосовая сутра», гл. 3 «Сравнение», там же, с. 123].


334 «Сюй ван», досл.: ложь, фальшь. — Прим. пер.