Стратагема № 23. Дружить с дальним и воевать с ближним

Четыре иероглифа


ris114.png



ris115.png



ris116.png



ris117.png


Современное китайское чтение: Юань / цзяо / цзинь / гун

Перевод каждого иероглифа: дальний / дружить / ближний / воевать

Связный перевод: Дружить с дальним и воевать с ближним; временно подружитьсяь /вступить в союз с отдаленным врагом, чтобы вначале напасть на ближнего врага; дружить с дальними странами и воевать с соседними

Сущность: Окружение / обособление ближнего противника с тем, чтобы, обезвредив его, затем уничтожить отдаленного неприятеля. Разрыв / заключение мнимого союза с временным попутчиком. Стратагема дальней дружбы / стратагема дальнего союза, союза на уничтожение. Стратагема главенства

Выражение для стратагемы 23 уходит истоками в III век до н. э. В ту пору на китайской земле по сути было семь государств, среди которых выделялись три крупные державы: Цинь на западе, Чу на юге и Ци на востоке. Цинь «с мощной крепостью своей родной державы в качестве основы власти, с… воротами для лаза на восток и юг, с крепким централизованным управлением внутри и с храбрым, закаленным в боях войском значительно превосходило все прочие» (Отто Франке (Franke), Geschichte des chinesischen Reiches («История Китайского государства»), т. 1. Лейпциг, 1930, с. 192).

Но лишь благодаря своему стратагемному умению государство Цинь сумело разыграть все имевшиеся у него материальные козыри. Этот непреходящий умственный капитал властители Цинь сумели скопить, привечая у себя способных советников со всего Китая.

Политика Цинь состояла в том, чтобы помешать объединению своих противников, прежде всего Чу и Ци. И проводилась она довольно успешно. В ту пору невероятно быстро союзы сменялись ожесточенной борьбой. На политической арене преобладали союзы, названные китайцами «продольно-вертикальными и поперечно-горизонтальными [политическими связями]» («цзун-хэн»), т. е. союзы, заключавшиеся либо вдоль оси юг — север и охватывавшие Чу, Чжао, Вэй, Хань, Ци и Янь), либо поперек ее, по оси запад — восток и объединявшие государства Цинь, Чжао, Вэй, Хань и Ци.327 В эту расстановку сил вмешался Фань Суй (ум. 225 до н. э.), сторонник поперечно-горизонтального союза.


327 Еще в 334 г. до н. э. политический деятель Су Цинь (IV в. до н. э.), видя растущую силу княжества Цинь и постепенное поглощение им других княжеств, выдвинул идею о создании союза княжеств — противников Цинь, расположенных по вертикали с севера на юг. Союз этот получил название хэцзун — «объединение по вертикали». Образовалась сильная коалиция княжеств Янь, Чжао, Хань, Вэй, Ци и Чу. Дипломатия Цинь усилиями Чжан И (ум. 309 до н. э.) противопоставила «вертикальному объединению» своих противников «союз по горизонтали» — лянъ-хэн, выражая готовность заключить соглашение с любым из восточных княжеств и тем самым разрушить единый фронт врагов (СымаЦянъ. Исторические записки, т. 1. Пер. Р. Вяткина и С. Таскина. М.: Наука, 2001, с. 341). — Прим. пер.


23.1. Пятидесятилетний план по объединению Китая

После того, как Фань Суй, выходец из Вэй, по ложному навету попал под подозрение в княжестве Ци и чуть было не лишился жизни (см. 27.10), в 271 г. до н. э. он прибыл в царство Цинь (средняя часть нынешней провинции Шаньси и юго-восток нынешней провинции Ганьсу). «К этому времени циньский Чжао-сян-ван (306–251 гг. до н. э.) правил уже 36 лет, на юге циньцы захватили чуские Янь и Ин, и чуский Хуай-ван (правил 328–299 до н. э.) умер в безвестности в Цинь (см. 14.2), на востоке циньская армия нанесла поражение Ци. Циский Минь-ван (правил 323–284 гг. до н. э.) какое-то время именовался императором, затем отказался от этого титула. [Чжао Сян-ван] несколько раз ставил в тяжелое положение войска трех цзинь-ских княжеств. Он всячески препятствовал деятельности различных риторов и софистов, ни в чем не доверяя им.

Жан-хоу был младшим братом вдовствующей княгини Сю-ань-тайхоу, матери Чжао-вана… Когда Жан-хоу стал военачальником в Цинь, [он] решил, перейдя границы Хань и Вэй, напасть на циские Ган (на северо-востоке округа Нинъян в нынешней провинции Шаньдун) и Шоу (на юго-западе округа Дуннин в нынешней провинции Шаньдун), желая таким образом расширить свое владение в Тао (на северо-западе округа Фэйчэн в нынешней провинции Шаньдун).

Тогда Фань Суй направил вану послание, в котором говорилось: «Я слышал, что когда мудрый ван устанавливает принципы управления, то всех, кто имеет перед ним заслуги, он не может не наградить; проявивших способности он не может не назначить на должность; тем, кто проявляет рвение, [ван] определяет хорошее содержание; тем, у кого множество заслуг, — присваивает звания и оказывает почет; тех, кто в состоянии управлять большими массами людей, назначает на высокие должности. Поэтому тем, кто мало на что способен, не поручаются важные дела, способные же люди не должны скрываться и прятаться. Если вы, ван, посчитаете, что сказанное мною можно исполнить, [то я] хочу действовать, чтобы приносить пользу вашим делам; а если вы найдете, что сказанное мною вам не подходит, то оставлять меня здесь не имеет смысла. Недаром говорится: «Заурядный правитель награждает тех, кто ему нравится, и называет тех, кто ему нелюб; мудрый же правитель поступает не так. Его благоволение непременно распространяется на тех, кто имеет заслуги, а наказание обязательно падает на тех, кто имеет провинности»… Может быть, я глуп, и [мои слова] не доходят до сердца вана. Или же говоривший обо мне человек низок и не может быть использован. Если же [дело обстоит] не так, то я прошу вана предоставить мне возможность в свободную минуту ненадолго увидеться с вами. Если от моих слов не будет никакого толку, я готов подставить свою голову под топор [палача]». Циньский Чжао-ван был сильно обрадован этим посланием. Он призвал к себе Ван Цзи и послал специальный гостевой экипаж за Фань Суем.

Так Фань Суй был принят во дворце… Когда Чжао-ван вошел… он пригласил того подойти и извиняющимся голосом сказал: «Я давно уже хотел лично послушать ваши наставления, но столкнулся с неотложными делами… Я, к сожалению, не очень понятлив, но готов старательно принять наставления дорогого гостя». Фань Суй стал скромничать и отказываться…

Циньский Чжао-ван удалил всех приближенных, и в дворцовом зале никого не осталось. Опустившись на колени, он спросил гостя: «Каким образом вы, учитель, думаете наставлять меня?» Фань Суй в ответ: «Гм… гм…» Через некоторое время ван вновь спросил, опять же преклонив колени: «Как же вы, учитель, соблаговолите поучать меня?» Фань Суй [снова] ответил бормотанием. Так повторилось трижды (см. стратагему 16). Почтительно склонившись, циньский ван продолжал спрашивать: «Неужели вы, учитель, так и не удостоите меня своими наставлениями?» Фань Суй ответил: «[Я] не осмелюсь так поступить. Я слышал, что в прошлом, когда Люй Шан встретился с чжоуским Вэнь-ваном [иначе Цзи Чаном], он был простым рыбаком, промышлявшим на берегах Вэйхэ. Таким образом, они [сначала] были далеки друг от друга (см. 17.10). Потолковав с ваном, Люй Шан стал его наставником, и, когда они вместе вернулись [в столицу], их общение стало глубже. Так Вэнь-ван благодаря заслугам Люй Шана стал в конечном счете управлять всей Поднебесной. А ведь если бы Вэнь-ван отдалился от Люй Шана и не имел с ним глубоких бесед, то [правители] Чжоу не приобрели бы статуса Сынов Неба, Вэнь-ван и У-ван не смогли бы успешно завершить свои великие дела. Сейчас я здесь чужеземец и странник, далек от вана. Общаюсь с близкими вам людьми и, желая сделать полезной свою преданность, хочу представить вашему вниманию то, что имеет непосредственное отношение к вашим делам. [Но] я все еще не знаю истинных намерений вана. Вот почему я трижды не посмел ответить на вопросы вана. Сделал я это отнюдь не из страха. Я знаю, что тот, кто сегодня прямо выходит и говорит перед вами, завтра может быть казнен. Но я не смею прятаться. Если вы, Великий ван, поверите мне и будете действовать согласно моим советам, то [даже] смерть меня не напугает, даже изгнание меня не опечалит. Пусть я покроюсь коростой, как прокаженный, распущу волосы, как сумасшедший, — все равно мне не будет стыдно за свои советы. Даже пять мудрых императоров древности оказались смертны; три славных вана, хотя и были милосердными, тоже умерли; эта же судьба была у пяти гегемонов, несмотря на их достоинства… Ведь смерти человеку никак не избежать. И вот перед лицом неизбежности самое большое мое желание — постараться хоть немного помочь царству Цинь. Чего же мне бояться?.. Единственное мое опасение — это то, что после моей смерти в Поднебесной увидят, что, будучи до конца преданным своему делу, я умер, так и не открыв рот и не сделав ни шагу вперед; так и не смог ничем помочь Цинь. Для вас, ваше величество, наверху опасность представляет тайхоу (вдовствующая императрица), а внизу — коварство придворных. Вы живете в глубине дворцовых покоев, не вышли из-под опеки наставников, вас постоянно вводят в заблуждение, и нет никого, кто бы раскрыл эти козни. Самое страшное, что вам грозит, — это крушение храмов предков, самое малое — это то, что вы, правитель, окажетесь в одиночестве. Вот чего я опасаюсь. А о своем личном позоре или даже гибели я ничуть не беспокоюсь. Если я погибну, но Цинь будет успешно управляться, это будет означать, что моя смерть оказалась нужнее моей жизни».

Циньский ван, склонившись [перед Фань Суем], сказал: «Что вы говорите, учитель! Ведь Цинь — отдаленное и захолустное государство, и сам я неразумен и бесталанен. К счастью, вы снизошли прибыть сюда. Это Небо послало мне вас, учитель, чтобы сохранить храмы наших прежних правителей. [И] то, что я удостоился ваших, учитель, поучений, означает, что Небо, благоволя нашим прежним ванам, не оставляет меня своим попечением. Почему же вы, учитель, произносите подобные речи? В любых делах, и малых и больших, все — от тайхоу до моих сановников — желают того, чтобы вы, учитель, наставляли меня и не сомневались бы во мне». [И тогда] Фань Суй и циньский ван поклонились друг другу.

Фань Суй продолжал: «Государство Великого вана с четырех сторон имеет крепости и оборонительные рубежи: на севере это Ганьцюань (гора; уезд Чуньхуа, нров. Шэньси) и Гукоу (долина; уезд Цзинъян, пров. Шэньси); на юге — [реки] Цзиншуй и Вэйшуй; справа находятся Лун (пров. Шэньси) и Шу (пров. Сы-чуань); слева располагается застава [Ханьгу (на юго-востоке уезда Линьбяо нынешней провинции Хэнань, а тогда на восточной границе владения Цинь)] и Фань (то же, что гора Сяо-фань; уезд Шансянь, пров. Шэньси). Вы можете противостоять войскам числом 100 раз по 10 тысяч и тысяче боевых колесниц. При благоприятных условиях вы можете наступать, при неблагоприятных — обороняться. Вот какие у вас земли. Ваши люди, не выказывая храбрости в обычной жизни, отважны в сражениях. Вот какие у вас люди. Ван соединяет оба эти элемента (территорию и народ) и использует их. Поэтому Цинь, опираясь на отвагу своих воинов и используя множество боевых колесниц и конников, может главенствовать над чжухоу. Это похоже на то, как свирепая [собака] ханьлу травит хромого зайца. Для вас вполне достижима цель стать ваном-гегемоном. Но никто из ваших чиновников не служит подобающим образом. К сегодняшнему дню ваши заставы закрыты уже 15 лет, и вы не решаетесь применить свои войска к востоку от гор. Это происходит потому, что Жан-хоу в своих решениях циньских дел не предан вам, и планы Великого вана терпят провал».

Циньский ван, поклонившись, спросил: «Я хотел бы узнать причины провала моих планов». Поскольку все приближенные вана внимательно прислушивались к их беседе, Фань Суй поостерегся толковать о внутренних делах и стал прежде всего вести разговор о внешних делах, чтобы посмотреть, как поведет себя циньский ван.

Поэтому он продолжал: «Намерение Жан-хоу использовать войска Хань и Вэй для нападения на циские Ган и Шоу — ошибочный замысел. Ведь если послать малые силы, то их явно недостаточно для причинения вреда Ци, а если направить значительные силы, то это может навредить Цинь. Я полагаю, что намерение вана послать поменьше своих войск, но использовать в полной мере войска Хань и Вэй — не то, что следует делать. Сейчас эти союзные с вами княжества и так уже не очень близки к нам, [поэтому] разве можно переходить их границы и посылать их [войска] в поход? Все это далеко от правильных расчетов. Кроме того, в прошлом, когда циский Минь-ван отправился на юг и напал на царство Чу (в области нынешних провинций Хубэй, Аньхуй, Гуанси и т. д.), разбил чускую армию и убил ее командующего, эти действия охватили тысячи ли, но цисцы в результате наступления не получили ни клочка земли. Неужели они не стремились к приобретению земель? Обстоятельства не позволили им это сделать. Когда чжухоу поняли, что цисцы утомлены, что между правителем и подданными согласия нет, они подняли свои армии и напали на Ци и нанесли ему тяжелое поражение. [Циские] солдаты и командиры, испытав горечь поражения, порицали своего вана, говоря [ему]: «Кто составлял вам план ваших действий?» Ван отвечал, что это сделал Вэнь-цзы (т. е. Мэнчан-цзюнь). Тогда сановники взбунтовались, и Вэнь-цзы бежал. Таким образом, пойдя в наступление на Чу и действуя в пользу Хань и Вэй, Ци [в конце концов] потерпело сильное поражение. Эту [стратегию] можно назвать «заимствованием чужеземных войск и снабжением их провиантом». Не лучше ли вану установить дружеские отношения с дальними государствами и напасть на ближайших соседей? Ведь если вы завоюете один цунь территории, это будет ваш цунь, если займете один чи земель, это будет ваш чи. А сейчас вы, правитель, не следуете этому принципу и нападаете на дальних, разве это не ошибка? В прошлом княжество Чжун-шань обладало землями, равными квадрату со стороной в 500 ли, но Чжао в одиночку сумело поглотить его. Победив в сражении, Чжао не только утвердило свое имя, но и добилось выгод, и никто из князей Поднебесной не смог помешать ему. Хань и Вэй входят в число срединных княжеств и расположены в центре Поднебесной. Если вы, ван, стремитесь стать гегемоном, то вам необходимо сблизиться с срединными государствами, чтобы самому стать центром Поднебесной, угрожая своей мощью Чу и Чжао. Если Чу усилится, то оно примкнет к Чжао, а если Чжао усилится, то оно пойдет на сближение с Чу, а когда это произойдет, Ци обязательно встревожится. Если Ци будет обеспокоено, то оно непременно обратится [к Цинь] с подобострастным посланием, пришлет обильные подарки с целью послужить Цинь. А когда Ци сблизится с вами, то и Хань и Вэй будут в ваших руках».

Чжао-ван на это сказал: «Я уже давно намерен сблизиться с Вэй, но это княжество очень изменчиво, и поэтому я не смог этого сделать. Посоветуйте, как мне с ними сблизиться?» Фань Суй ответил: «Вы можете отправить вэйскому правителю ценные подарки и скромное послание с изъявлением готовности служить ему. Если это не даст результата, то уступите правителю Вэй какие-то земли, чтобы этим расположить его. Если и это не поможет, то поднимите войска и ударьте по нему». Ван сказал: «Я старательно последую вашим советам». После чего пожаловал Фань Сую звание кэцина (старший сановник из числа пришлых ученых мужей (бинькэ)) и назначил его советником по военным делам» [Сыма Цянь. «Ши цзи», гл. 79: Исторические записки, т. 7. 1996, с. 217–223]. В дальнейшем правитель Цинь оставил походы на отдаленные места. Вместо этого он использовал, как пишет Хо Юйцзя в своей книге Чья рука уложит оленя? (Пекин, 1994), «разногласия между шестью враждебными государствами и их страх перед Цинь». Цинь неизменно удавалось подкупать высокопоставленных сановников во враждебных княжествах, которые затем умудрялись либо внести раздор между правителями и способными военачальниками (см. стратагему 33), что вело к опале последних, либо усыпить бдительность властей. Нападая всякий раз на близлежащее государство, Цинь своей дипломатией добивалось того, чтобы возможные союзники подвергшегося нападению княжества сохраняли нейтралитет. Особенно это касалось наиболее удаленного от Цинь, расположенного близ моря государства Ци, которое при правителе Цзянь-ване (264–221 гг. до н. э.) сорок лет жило в мире, полагая, что сможет, беспечно «сидя на горе, наблюдать за борьбой тигров» («цзо-шань гуань ху-доу»). Ци просмотрело, как в итоге один тигр вышел победителем. И Ци неожиданно осталось в одиночестве, в 221 г. до н. э. безропотно подчинившись Цинь.

После беседы с Фань Суем циньский властитель в первую очередь обособил непосредственно прилегавшие к его княжеству государства Хань и Вэй, которые постоянно нападали на него с единственной целью — присоединять к себе все больше земель. За первые десять лет претворения стратагемы соседнему с Цинь государству Хань пришлось понести большие потери (Фу Лэчэн, Полное изложение китайской истории, т. 1. Тайбэй, 1973, с. 10).

Затем Цинь обратилось против государства Чжао, нанеся ему поражение в битве при Чанпине (см. 22.7), от которого Чжао уже не смогло оправиться. Своей продуманной с «крайней стратагемной прозорливостью» (как пишет Су Чжэшэн в шанхайской газете Литературное собрание [Вэньхуэй бао] от 22.06.1984) стратегией Фань Суй указал путь ко все большим территориальным приобретениям циньского государства. Последующий создатель единой державы император Цинь Шихуан-ди (259–210 гг. до н. э.) «с учетом новых условий продолжал следовать стратегическому курсу «дружбы с дальним врагом и борьбы с ближним врагом», благодаря чему за время с 230 по 221 г. до н. э. сумел присоединить к себе все оставшиеся государства» (Прогрессивная роль Ши Хуана в [китайской] истории. Нинся, 1974, с. 101). «Цинь воспользовалось стратагемой Фань Суя и разбило союз шести лежавших к востоку государств», — пишет пекинский исследователь стратагем Ли Бинъянь и продолжает: «Вначале завоевывается Хань (230 г. до н. э.), потом Чжао (228 г. до н. э.), затем Вэй (225 г. до н. э.), потом Чу (223 г. до н. э.) и затем Янь (222 г. до н. э.). А в 221 г. до н. э. наконец присоединятся и Ци, тем самым происходит объединение Китая».

По своему содержанию стратагема 23 вовсе не является изобретением Фань Суя. Еще в период Весен и Осеней (770–476 гг. до н. э.) к ней прибегал первый китайский гегемон (баван), циский государь Хуань-гун (правил 685–643 гг. до н. э.) и его первый советник Гуань Чжун (ум. 649 г. до н. э.), а еще в конце второго тысячелетия до н. э. — Цзян Тай-гун (см. 17.10). Однако следует признать, что именно Фань Суй дал чеканное выражение для стратагемы 23 (Хэ Маочунь, Ши Сяося. Дипломаты сменяющихся китайских династий. Пекин, 1993, с, 118). Посредством облеченной им в слова стратагемы Фань Суй «сыграл громадную роль в объединении страны циньским государством», — пишет Лу Тайвэй в Китайской молодежи (Пекин, 22.08.1998, с. 8). Но данная стратагема «не только оказала огромное влияние на отношения между семью китайскими государствами того времени, но и оставила глубокий след в истории китайской дипломатической мысли», замечает Пэй Монун в пекинском иллюстрированном журнале Всемирное знание [ «Шицзе чжиши хуабао»] (№ 22, 16.11.1989, с. 29). Похоже, стратагема 23 продолжает действовать и в наши дни. Когда на первом году обучения в Пекинском университете (1975–1976) я попросил одного китайского сокурсника разъяснить мне смысл стратагемы 23, он почему-то замялся. Наконец, он сказал, что его разъяснение мне не понравится, «поскольку оно касается внешней политики вашей страны».

23.2. Три мира Мао и четыре модернизации Дэна

Непосредственно после окончания Второй мировой войны Китайская Народная Республика проводила политику первоочередного сотрудничества с Советским Союзом и следования советскому образцу. Мао для такой политики нашел выражение «держаться одной стороны» («ибяньдао»). Однако в начале 60-х годов произошел разрыв, а в конце 60-х дело дошло даже до вооруженного конфликта [на острове Даманский (Чжэньбао-дао)] у реки Уссури. Между США и Китаем к тому времени уже почти двадцать лет царило полное молчание. Китай осознал, что оказался в опасном окружении.

В этом затруднительном положении Мао выдвигает теорию трех миров. «Третий мир» составляли некогда бывшие европейскими колониями страны Азии, Африки и Латинской Америки. «Второй мир» составляли входящие в сферу американского или советского влияния страны Западной и Восточной Европы, а также Канада, Австралия и Япония. «Первый мир» состоял из сверхдержав, США и СССР, которые, с китайской точки зрения, рассматривали весь земной шар как свое прикрытие в борьбе за мировое господство. Основное глобальное противоречие китайцы видели тогда в противостоянии третьего и первого мира. Посредством диалектического анализа (см.: Харро фон Зенгер, Введение в китайское право («Einführung in das chinesische Recht»). Мюнхен, 1994, с. 230 и след.) Мао Цзэдун установил противоречия между третьим миром, с одной стороны, и вторым наряду с первым, с другой, и, естественно, внутри первого мира, то есть между США и Советским Союзом. На этих противоречиях и следовало сыграть.

Пользуясь всеми этими противоречиями, Китай собрал вокруг себя многие страны третьего мира, что способствовало принятию в 1971 г. Китая в ООН с одновременным исключением оттуда Тайваня. Затем Китай решил использовать противоречия между вторым и первым миром, например, между Францией и США, и по возможности привлечь на свою сторону также страны второго мира. Что же до первого мира, то граничащий непосредственно с Китаем Советский Союз представлялся более существенной угрозой, чем США. Теперь речь шла об «использовании имеющихся между оспаривающими друг у друга мировое господство сверхдержавами разногласий, выборе подходящего момента, улучшения отношений с одной из сверхдержав и изоляции более всего угрожающей безопасности Китая сверхдержавы в лице Советского Союза», как писал Цзян Линфэй в статье о «находчивости и приемах Мао во внешнеполитических делах» (Всемирное знание (Шицзе чжиши хуабао). Пекин, № 24, 1993, с. 8). Для Мао, в соответствии с глобальным основным противоречием «третий мир против первого мира», первый мир являлся главным врагом. Но первый мир представлял ныне не некое единство, а состоял из двух сверхдержав: США и Советского Союза, чьи отношения, несмотря на некую общность интересов, были отмечены острыми противоречиями. Мао различал обе сверхдержавы по угрозе, которую они представляли для Китая, и соответственно по разному относился к ним, причем на первый план выдвигалась борьба с «главной силой противоречия» (Цзян Линфэй), которой в рамках противостояния «США — Советский Союз» являлся СССР.

Тем самым дело дошло до челночной дипломатии, до поездки Никсона в Китай и установления дипломатических отношений между Китаем и США. Советский Союз, таким образом, оказался между двух огней: Китаем и США. «Благодаря улучшению отношений с США», иначе говоря, союзу с дальним врагом, Китай сумел приструнить ближнего врага, Советский Союз, а кроме того, как пишет Цзян Линфэй, «создать условия для проведения Дэн Сяопином после смерти Мао (1976) курса четырех модернизаций».

Стратагема 23 прослеживается до сих пор в осуществляемой с 1978 г. программе модернизации социализма. В ходе осуществления этой программы, утвержденной на третьем пленуме ЦК КПК одиннадцатого созыва в декабре 1978 г., Китай переживает самый продолжительный отрезок мирной, созидательной жизни со времен первой опиумной войны (1840–1842). На этом этапе, который продлится и в XXI в., главным противоречием считается «модернизация в противостоянии с отсталостью» (см. 18.7). Для преодоления этого важнейшего и сдерживающего противоречия Китай вновь стремится завоевать расположение дальних соперников вроде США и европейских стран, чтобы с помощью технической и финансовой поддержки этих дальних союзников преодолеть нынешнего ближайшего врага, а именно отсталость у себя дома.

23.3. Изоляция великого хана [кагана; кит. «кэхань»]

На севере Китая в середине первого тысячелетия племенной союз тюрков (кит. туцзюэ) создал мощное государство [тюркский каганат (Тюрк эль)], во главе с великим ханом — каганом [на ту пору Шэту (правил 581–687), прозывавшийся Ышбара-хан (кит. искаж. Шаболюэ вместо Шаболо)], который вынужден был также дать имя хана еще четверым выходцам из родовой знати. Младшего же брата, с которым каган не ладил и который не обладал большим весом, звания хана он не удостоил. Хотя эти представители родовой знати имели собственные дружины и вотчины, однако подчинялись кагану, располагавшему существенно большей военной мощью.

В период раздробленности Китая (420–589) северные китайские династии подносили правителю тюрок богатые дары, чтобы тот помогал им в их междоусобных войнах. Когда же объединитель страны (589) под властью суйской династии (581–618) император Вэнь-ди (541–604) перестал подносить дары тюркам, те, возмутившись, напали на Китай. Здесь и сказал свое слово Чансунь Шэн [551–609].

Чансунь Шэн был послан в 579 г. династией Северная Чжоу (557–581) к тюркам. Благодаря его умению стрельбы из лука многие тюрки подружились с ним, желая овладеть этим искусством. Более чем годовое пребывание у тюрок позволило ему выведать все разногласия, существовавшие среди местной знати. Он знал, что там «можно легко внести раздор» [ «и кэ ли-цзянь»], как пишет Вэй Чжэн (580–643), составитель официальной хроники династии Суй («Суй шу»). И Чансунь Шэн посылает на высочайшее имя докладную записку, где говорит, что, по его мнению, время для военного противостояния тюркам еще не пришло. Однако не оказывать им никакого сопротивления — это значит потворствовать врагу. Затем он описывает внутренние трения в верхушке тюрок и предлагает — согласно все той же династийной хронике Истории Суй: «Нынче выгодней дружить с дальним и нападать на ближнего», т. е. нужно изолировать кагана, заключив союз с более слабыми претендентами на власть. Ханы стали бы подозревать друг друга, и тем самым удалось бы нейтрализовать их. А за десять лет суйская династия сумеет при благоприятных обстоятельствах напасть на тюрок с большими видами на успех.

Император внял советам Чансунь Шэна и весьма преуспел впоследствии (см. также 17.37).328


328 Подробнее см.: Л. Гумилев. Древние тюрки. М.: Изд-во «Клышников-Комаров и K°», 1993, с. 103–119 (гл. 9 «Великая распря (581–593). — Прим. пер.


23.4. Диалектическая дружба

а. Обходной путь делать прямым

В выражении стратагемы 23 бросается в глаза диалектическое, то есть заключающее противоположности, соединение понятий «ближний» и «дальний», а также «вступать в союз» и «нападать». Неудивительно, что данное стратагемное выражение в Народной Китайской Республике с главенствующей там марксистской идеологией нередко обозначают как «установку»329 («фанчжэнь») (о такого рода нормах см.: Харро фон Зенгер. Введение в китайское право («Einführung in das chinesische Recht»). Мюнхен, 1994, с. 297 и след.). Формулировка стратагемы 23 дает понять, на какое старинное наследие из достояния самобытной китайской диалектической мысли в начале XX в. натолкнулся марксизм и почему именно марксизм из всего многообразия плодов западной мысли оказал на китайцев наибольшее влияние. Между прочим, нельзя упускать из виду, что как раз присущая китайским стратагемам двусмысленность (Doppeldenken) способствовала смычке Китая с марксизмом.


329 У Зенгера «Polaritätsnorm». — Прим. пер.


Стратагему 23 Цзинь Вэнь в ряде статей о «внешнеполитической находчивости» (часть шестая: Всемирное знание (Шицзе чжиши хуабао). Пекин, № 18, 1990, с. 27) сопоставляет с понятием обходного пути («юйхуэй»). Уже в Военном искусстве Сунъ-цзы встречается диалектическая мысль «превратить обходной путь в прямой» [ «Сунь-цзы», 7.2 «Военное противоборство» («Цзюнь чжэн»): «Китайская военная стратегия». Пер. В. Малявина. М.: Астрель, 2002, с. 159]. В приложении к внешней политике это означает: зачастую значительно более длинный и извилистый обходной путь оказывается кратчайшей дорогой к цели. Внешнеполитические обходные пути имеют одно общее свойство: если к чему-то стремятся, то не ради непосредственно этого, а затем, что наметили себе как раз противоположное желаемому. Или, выражаясь языком стратагемы 23: нынешний союз служит для завтрашней аннексии.

В трактате 36 стратагем (Сокровенная книга о военном искусстве) данная уловка растолковывается с помощью 38-й гексаграммы «разлад» [куй] Книги перемен. Вверху — триграмма «огонь», внизу — триграмма «озеро», иначе говоря, данный знак объединяет огонь и воду. В соответствии с таким расположением благородный муж при всей имеющейся общности не упускает из виду различий, даже если при расхождении в мнениях он на время примирился с противником. Слова «деля ложе, видеть разные сны» («тун-чуан и-мэн») прекрасно выражают подобные обстоятельства: внешне, а не внутренне быть союзниками; делать то же, что и противник, но преследуя иные цели. Находясь стратегически в противостоянии с дальним противником, все же можно на время тактически сотрудничать с ним.

Вообще-то соседние государства должны ладить друг с другом, ибо только тогда они смогут противостоять внешней угрозе. В действительности же отношения между соседними странами зачастую бывают плохими, что вызвано крайне частым общением и возникающими в связи с этим трениями. И тогда простая мелочь может привести к столкновению, даже побудить одну из противоборствующих сторон заключить союз с отдаленным государством, являющимся их общим врагом, чтобы с его помощью напасть на своего соседа, — пишет тайбэй-ский исследователь стратагем Шу Хань.

б. И друг, и враг

При одном-единственном противнике использование стратагемы 23 отпадает. Ведь она предполагает по меньшей мере двух противников, с которыми нет возможности бороться одновременно. Тактическое разделение на первостепенных и второстепенных противников с последующим различным обхождением с ними с китайской диалектической точки зрения вполне уживается со стратегической их оценкой, согласно которой все противники в итоге суть два сапога пара и с ними обойдутся одинаково. Столь же легко уживаются в отношении одного и того же противника тактическая дружба и стратегическая вражда (см.: «Die Methode der dialektischen Synthese» («Метод диалектического синтеза» в кн. Харро фон Зенгер, Введение в китайское право («Einführung in das chinesische Recht»). Мюнхен, 1994, с. 232 и след.). Но в конкретных обстоятельствах или в конкретный отрезок времени из тактических соображений все же лучше иметь как можно меньше явных врагов. Это, разумеется, верно и в отношении множества непосредственно граничащих с собственной страной, а стало быть, «ближних» врагов. Здесь тоже расставляются соответствующие приоритеты.

в. Снаружи круглый, внутри угловатый

При применении стратагемы 23 следует обратить внимание на следующие свои действия: анализ противников с точки зрения их экономической мощи, силы, влияния, внутренней стабильности, идеологии и т. д., но в первую очередь с точки зрения их «близости» и «отдаленности». «Близость» и «отдаленность» раньше учитывались прежде всего, но, пожалуй, в нынешнее время при наличии межконтинентальных ракет оказывается не столь существенным. Близость и дальность обычно понимались в географическом смысле, хотя их вполне можно трактовать и в переносном смысле. В первую очередь понятия «близкий» и «отдаленный» относятся к государствам. Однако «близким» может выступать и человек и вещь, на которые можно воздействовать непосредственно, тогда как «отдаленный» человек или вещь плохо или вовсе не поддаются вашему воздействию. Для «близости» или «отдаленности» в переносном понимании неважно, находится ли данный человек или данная вещь вблизи или на отдалении в пространственном отношении.

Если стратагема 23 имеет дело с организацией, то понятие «близкий» означает принадлежащих к организации людей, а «отдаленный» — сторонних для нее людей. В этой связи стратагема сводится к тому роду поведения, который в китайском языке описывается выражением «снаружи круглый, внутри угловатый» («вай-юань нэй-фан»). Иначе говоря, внутри организации устанавливают строгие порядки, тогда как вне ее выказывают терпимость и снисходительность. Цель такого поведения заключается в создании благоприятных для организации условий и наилучших «связей с общественностью». «Юань» (круглый), впрочем, часто выступает противоположностью «фан» («угловатый», но также «прямодушный, честный, порядочный»). В сочинении под названием «Порицание круглого» [ «Е юань»] писатель и чиновник Юань Цзе (723–772) писал: «Лучше быть угловатым (фан) и [простым] служащим, нежели круглым (юань) и министром».

«Близкой» может, наконец, быть непосредственно угадываемая, напрямую доступная, а «отдаленной» — лишь получаемая со временем и косвенным образом выгода. Поскольку такого рода долгосрочный интерес оказывается не столь насущным, его поначалу откладывают в сторону, рассчитывая вернуться к нему в дальнейших планах, чтобы в первую очередь обратиться к непосредственно сулимой, «близкой» выгоде.

г. Тактика задержки начала войны

Основываясь на первоначальном анализе, для различных противников выстраивают соответствующее обхождение (наподобие открыто проявляемой вражды, политики кнута и пряника, сближения и т. д.). Основная цель стратагемы 23 состоит в снятии напряжения и налаживании дружеских связей в отношениях с надлежащим «дальним» противником. В противном случае это означает, что стратагема 23 использована неудачно.

«Дружба» с «дальним» противником устраивается по-разному. Это может быть настоящая, долговременная дружба, хотя изначально известно, что когда-то с ней будет покончено. В рамках такого рода дружбы деятельно помогают друг другу. Но дружбу могут и разыгрывать, то есть создавать ее видимость: на самом деле никто и не думает прийти на выручку другому. Либо хотят ввести в заблуждение противника или посторонних. Как только достигается взятая на мушку с помощью такого обманного маневра цель, отпадает сама необходимость соблюдать видимость недолговечной дружбы.

Дружба может охватывать многие сферы, но может ограничиваться отдельными частностями, причем ни одна из сторон не расположена углублять ее. Подобная поверхностная дружба все же способна связать противнику руки и удержать его от открытой враждебности.

Дружеские отношения с отдаленным врагом в стратегическом плане так или иначе оказываются лишь «стратагемой задержки начала войны» («хуань бин чжи цзи»), то есть вспомогательным, сдерживающим маневром. Позже дальний враг становится ближним, а значит, объектом нападения. В большинстве случаев об этом знает и сам дальний враг. И то, что он соглашается на такую игру, связано с преследуемыми им самим определенными целями. Возможно, он рассчитывает, «сидя на горе, наблюдать за борьбой тигров» или же хочет отвлечь от чего-то внимание и т. д. Как только пробьет урочный час, он не замедлит вслед упавшему в колодец союзнику бросить камень («ся цзин тоу ши"). Ни в коем случае союз с дальним врагом нельзя считать перестраховкой, на которую можно всецело положиться. Напротив, к дружественному дальнему врагу нужно неизменно относиться с изрядной долей осторожности и недоверия. Иначе в самый неподходящий момент вас может ожидать горькое разочарование.

Если удается наладить хорошие отношения с дальним врагом, тем самым раскалываются ряды неприятеля и затрудняется создание вражеской коалиции или же она распадается. В любом случае вы изолируете ближнего врага, одновременно убаюкивая отдаленного врага, чья бдительность усыпляется. А это неплохая предпосылка для дальнейшего обращения с ним, как с — ближним» неприятелем.

д. Разбить всех поодиночке

Теперь пришло время всеми силами наброситься на «ближнего» врага и одолеть его, чтобы в соответствии с этим образцом по очереди разделаться и с остальными противниками. Так «каждый разбивается поодиночке» («гэ гэ цзи по»).

Побудить основательно взяться за «ближнего» врага могут следующие обстоятельства: с военной точки зрения устранение ближнего, то есть граничащего с собственным государством неприятеля, согласно исследователю стратагем Юй Сюэбиня, означает естественное (organische) расширение собственной территории или собственной сферы влияния. Вновь приобретенную область без труда удается включить в состав собственного государства. Ее сравнительно легко защитить и использовать. Установление власти имеет под собой сравнительно твердую почву и происходит быстро. Военные действия проще и дешевле вести поблизости, нежели вдалеке.

Если вопреки стратагеме 23 вступают в союз с ближним врагом, существует опасность, что он может внезапно пойти против вас. Вследствие имеющегося союза можно оказаться совершенно неподготовленным к непосредственному нападению еще союзного с вами ближнего врага. Помимо такого неблагоприятного развития событий, союзный ближний враг связывает вас, подобно кокону шелкопряда, по рукам и ногам, препятствуя переходу границы.

Нападение на дальнего врага чаще всего оказывается невыгодным, поскольку сопряжено с большим риском. Уже в Военном искусстве Сунь-цзы говорится: «Когда для того, чтобы занять выгодную позицию, приказывают войску снять доспехи и идти днем и ночью, удваивая переходы и не останавливаясь на отдых, на расстояние в сто ли, командующие всеми тремя армиями будут взяты в плен; сильные вырвутся вперед, слабые отстанут, и из всего войска до цели дойдет одна пятая часть. Когда приказывают идти на выгодную позицию за пятьдесят ли, поражение ожидает командующего передовой армией, и из всего войска доходит половина. Когда отправляются на выгодную позицию за тридцать ли, до цели доходят две части из трех» [ «Сунь-цзы», 7.4 «Военное противоборство» («Цзюнь чжэн»): «Китайская военная стратегия». Пер. с кит. В. Малявина. M.: Астрель, 2002, с. 160]. Война вдалеке не только изнуряет собственные войска, но стоит больших денег. Еще Сунь-цзы предупреждал: «Если войско долго находится в полевых условиях, в государстве возникает нехватка средств» («Сунь-цзы», 2.3 «Ведение войны» («Цзо чжань»): там же, с. 125). Даже в случае победы территориальные приобретения из-за удаленности от собственной страны бывает трудно удержать.

е. Покорять чужую армию, не сражаясь

«Нападение на ближнего врага» согласно китайской литературе по стратагемам лишь во вторую очередь означает развертывание собственно военных действий. «Нападение», если принимать во внимание Военное искусство Сунь-цзы, понимается значительно тоньше. В главе «Стратегия нападения» [3.2] говорится: «Наилучший вид военных действий — разрушить замыслы противника; на следующем месте — разрушить его связи с союзниками; а на следующем месте — разгромить его войска» [там же, с. 128]. Расстройство вражеских замыслов неизбежно ведет к использованию стратагем. А для Сунь-цзы самой желанной победой над неприятелем является та, что достигнута благодаря стратагемному ведению войны: «Тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая их; сокрушает чужое государство, не применяя долго свое войско. Он обязательно будет спорить за власть над Поднебесным миром, сохраняя все в целости. Поэтому можно вести войну, не притупляя оружия, и иметь выгоду из того, что все сохраняется в целости. Это и есть правило нападения средствами стратегии (моу)» [ «Сунь-цзы», 3.3 «Стратегия нападения» («Моу гун»): там же, с. 129]. Итак, прямого сражения следует по возможности избегать. Без военного противоборства удается достичь победы посредством стратегически и тактически продуманных стратагем.

Согласно стратагеме 23 власть свою расширяют, начиная с ближних рубежей, постепенно перенося ее дальше. Подобно тому, как гусеница шелкопряда обгрызает шаг за шагом лист шелковицы, пока не поглотит его целиком. Ведь мы не находимся в удобном положении зайца, которому не приходится объедать траву вокруг своей норы, имея возможность сыскать где-то на лужайке место посытнее.

Подыскивать объект для ближнего нападения следует тщательно, чтобы в случае завоевания его можно было удержать. Если не представляется возможным его завоевать или сохранить при завоевании, то лучше вообще не нападать. Иначе получится, что вы «готовите свадебные наряды для других» («вэй жэнь цзо цзя»), то есть играете своим врагам на руку.

ж. Обезопасить себя от стратагемы

Как уклониться от воздействия стратагемы 23? Заметив, что противник облюбовал вас в качестве «дальнего друга», можно, если это не затрагивает непосредственных интересов ваших союзников, в зависимости от конкретных обстоятельств отнестись к этому вполне терпимо. Такое отношение сулит вам по меньшей мере две выгоды. Выигрывается время, чтобы основательно подготовиться к отодвигаемому таким образом столкновению с дальним врагом. Затем, можно обратить оружие противника против него самого, приведя в действие стратагему 23. Из посулов противника в соответствии со стратагемой 12 также извлекается всемерная для себя выгода.

Когда же становится «ближним врагом» государство, которое одновременно вступает в союз с «дальним врагом» для подготовки нападения, разумеется, безучастно наблюдать за происходящим не следует. Лучше постараться изолировать противника завязыванием многосторонних отношений с другими странами, благосклонность и поддержка которых не вызывает сомнения. В любом случае нельзя допускать, что вы останетесь в полном одиночестве. Для срыва стратагемы 23 нужно во всеуслышание заявить о ней, представив коварной интригой. Необходимо указать, какие страны должны стать очередной жертвой этих происков. Тем самым нужно попытаться создать свою коалицию, давая понять, что она полезна не вам одним, а защищает и оберегает от несчастья всех.

Государству-агрессору нужно противостоять прежде всего военными средствами. В зависимости от собственной военной мощи и поддержки извне возможен не только превентивный военный удар для предотвращения вражеского вторжения на вашу территорию, но и заманивание противника в глубь своей страны (см. 28.), насколько позволяют ее просторы, либо проведение стратагемы 2 удара по слабому месту.

з. Стратагема, требующая выдержки

Подобно стратагеме 16, стратагема 23 тоже временно дает волю противнику. Однако стратагема 16 ограничивается исключительно одним противником, тогда как стратагема 23 имеет дело с несколькими. Стратагема 23 по природе своей стратегическая, то есть требует от своего проводника большой выдержки, тогда как стратагема 16 большей частью носит тактический характер. Стратагема 23 дает волю одному или малому числу из имеющихся врагов, причем одновременно подвергается нападению или захватывается ближний враг. Иначе обстоит дело со стратагемой 16, где подобного разграничения не наблюдается, действия ведутся по всему фронту, естественно, при подспудном владении ситуацией и с возможностью тщательно просчитанного нападения в заданное время.

23.5. Приветливость Ханоя по отношению к АСЕАН

В декабре 1979 г. Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН; англ. Association of South East Asian Nations — ASEAN) на совещании министров иностранных дел в Куала-Лумпур решила послать в Ханой представителем АСЕАН малайского министра иностранных дел Тенгку Ахмад Ритауддина (род. 1932). Он должен был переговорить с властями Ханоя о решении кампучийского вопроса в связи с принятием Генеральной Ассамблеей ООН резолюции о выводе всех иностранных войск из Камбоджи. Ведь сама резолюция принималась с прицелом на Вьетнам, чьи войска в ту пору размещались в Камбодже. Ханой медлил с приемом Тенгку как представителя АСЕАН, изъявляя, однако, готовность принять его в Ханое просто как министра иностранных дел Малайзии.

Об этом в статье под названием «От «дружбы с дальним врагом ради нападения на ближнего врага», чтобы «разбить каждого поодиночке» писал Се Вэньцин в Жэньминь жибао (Пекин, 10.01.1980). Он напоминал, как осенью 1978 г. вьетнамский премьер-министр Фам Ван Донг (1906–2000) при посещении Юго-Восточной Азии посылал приветливые улыбки в сторону АСЕАН. Теперь же выясняется, что за ними скрывалась стратагема «дружбы с дальним врагом для нападения на ближнего врага». Ведь именно тогда Вьетнам и точил нож для нападения на Камбоджу, что и произошло в начале 1979 г. Вот почему Вьетнам искал расположения лежащих поодаль стран Юго-Восточной Азии, чтобы усыпить их бдительность.

Однако после ввода вьетнамских войск в пределы Камбоджи страны Юго-Восточной Азии сплотились в противостоянии возрастающей угрозе со стороны Вьетнама. И теперь Ханой внезапно начинает линию на ведение переговоров с каждой страной в отдельности, стремясь тем самым расколоть единый фронт АСЕАН. Теперь понятна и волокита Ханоя с приемом малайского министра иностранных дел в качестве представителя АСЕАН. В рассмотренной статье Се Вэньцина стратагема 23 привлекается для внешнеполитического анализа.

23.6. Две стороны треугольника в противостоянии с третьей

Док Коулун [Цзюлун], крупнейший причал Гонконга, стоит примерно 1,8 млрд. долларов. Кто владеет этим доком, у того в руках находится большая часть товарооборота. Так что для судовладельца Бао Юйгана (1918–1991) данный причал имел первостепенное значение. Однако, к сожалению, он не принадлежал ему. Собственником дока был основанный [британцами в 1832 г. ] в Кантоне [Гуанчжоу] консорциум Ихэянхан. На порт Коулун жадно поглядывал и торговец недвижимостью Ли Цзя-чэн (род. 1928), возглавлявший один из десяти крупнейших гонконгских консорциумов. Но прежде всего он хотел прибрать к рукам концерн Хэцзи [(транскр. от Hutchison), основанный британцами u I860 г.]. Однако, не имея возможности одновременно преследовать обе цели, он решил сосредоточить усилии на Хэцзи, а причал Коулун пока оставить без внимания.

Бао Юйган изучил обоих противником и образовавшийся треугольник, где третьей заинтересованной стороной выступал он сам. Он понимал, что, если все накинутся друг на друга, никто не победит. Но если две любые стороны объединятся, то третьей стороне тогда не устоять. С"; кем же ему следует вступить в союз? Бао Юйган разузнал, что Ли Цзячэн в отношении дока Коулун проявляет сдержанность.

Выходило, что столкновение их интересов отодвигалось на задний план, и, таким образом, торговец недвижимостью оказывался дальним врагом. А вот консорциум Ихэянхан не желал уступать и пяди своей собственности в доке. Значит, это и есть самая настоящая заноза, его ближний враг. Получалось, что искать союза следует с Ли Цзячэном.

По собственному почину Бао Юйган продает Ли Цзячэну 90 млн. акций концерна Хэцзи и тем самым помогает ему в борьбе за обладание концерном. В свою очередь Ли Цзячэн передает судовладельцу 20 млн. акций дока Коулун. Позже тот, опережая Ихэянхан, прикупает еще 20 млн. акций причала. В итоге Бао Юйган становится акционером столь желанного дока с правом решающего голоса.

Все три стороны были соперниками в борьбе за обладание причалом Коулун. по в преследовании цели проявляли разную настойчивость. В этом отношении они находились друг от друга на разном расстоянии. Бао Юйган вышел победителем из этой карточной игры, объединившись с той стороной, чьи интересы в меньшей степени мешали его собственным, и направив основной свой удар на того, чьи интересы напрямую угрожали его собственным. Вот вам случай использования стратагемы 23, пишет автор книги по стратагемам Юй Сюэбинь. Бао Юйган наряду с Ли Цзячэном, между прочим, входил в комиссию по выработке конституции особого района Гонконга, которая была отменена Всекитайским Советом Народных Представителей (ВСНП) КНР 4 апреля 1990 г. Владельцем причала Коулун Бао Юйган стал в середине 80-х годов.

23.7. Просить находящегося далеко тигра съесть соседнего волка

Во внешних сношениях для династии Северная Сун (960— 1127) весь XI век был веком постоянного дипломатического лавирования с целью избежать войны. К 1110 г. положение, похоже, улучшилось, поскольку позади граничащего с Китаем с севера, основанного чужеземным народом киданей [кит. транскр. «цидань»] государства Ляо (916—1125) возникла новая держава: чжурчжэней [(кит. транскр. «нюйчжэнь») народности] тунгусского происхождения. Прежде чжурчжэни находились в зависимости у киданей. Теперь они обрели самостоятельность, создали государство Цзинь (1115–1234) и превратились в политическую силу. Расположенная между Китаем и новым, простирающимся к северу государством Цзинь держава Ляо оказалась под прессом.

В это время и разыгрывается одна из сцен [гл. 7] являющегося продолжением «Речных заводей» романа «Позднее повествование о речных заводях» [ «Шуи ху хоу чжуань», 1664] Чэнь Чэня (1590–1670). При дворе [Хуэй-цзуна (родовое имя Чжао Цзи, 1082–1135, правил 1100–1125)] императора династии Северная Сун сановники обсуждают, как следует вести себя с обеими северными державами. Люй Дафан говорит о смягчении отношений с Ляо: «Династия Ляо и наша династия тесно связаны друг с другом. Мы уже сто лет живем в мире. Стоит нам снести этот защитный вал, и мы тотчас окажемся в непосредственной близи от хищной державы Цзинь. Тогда трудно будет избежать набегов со стороны Цзинь». Иначе настроен Чжао Лянцы: «Ляо — бесполезный для нас союзник. Лучше будет предоставить его державе Цзинь. Тогда мы, обезопасив себя от Цзинь, сможем вернуть свои прежние владения в Яньюнь. Такие действия согласуются с уловкой «дружбы с дальним врагом для нападения на ближнего врага». Император последовал совету Чжао Лянцы. Обратимся к историческим событиям той поры. В 1125 г. Цзинь уничтожает государство Ляо. Однако теперь чжурчжэни добираются и до китайцев. В 1226 г. они захватывают сунскую столицу [Кайфэн]. Император [Син-цзун, родовое имя Чжао Хуань, 1100–1160, правил 1126)] вместе с недавно передавшим ему престол отцом были взяты в плен [и увезены на север в Угочэн, ныне в уезде Илань провинции Хэйлунцзян, где со временем и скончались]. Династии Северная Сун не стало. Ее гибели способствовало ошибочное применение стратагемы 23.

В то время, как династия Цинь распространяла свою власть в Северном Китае, на юге страны утвердилась династия Южная Сун (1127–1279). [Один из братьев бывшего императора — Чжао Гоу (1107–1187), находившийся вне Кайфэна, отошел на юг и был провозглашен императором (династийное имя Гао-цзун (правил 1127–1162). Столицей новой империи стал город Линьань (ныне Ханчжоу)]. Страх перед державой чжурчжэней побудил даже знаменитого конфуцианского мыслителя Чжу Си (1130–1200) заняться стратагемным анализом. Напоминая о стратагеме 23, в одном из своих писем он предупреждает о грозном, направленном против Китая союзе между империей Цзинь и расположенной вдали от нее тангутской державой Си Ся (на территории нынешних провинций Нинся, Шэньси, Ганьсу, Цинхай и т. д.). Правители династии Южная Сун совершают ту же ошибку, что и императоры Северной Сун. «Они объединились с дальним врагом, монголами, и набросились на ближнего врага, династию Цинь» (Хэ Маочунь, Ши Сяося, Дипломаты сменяющихся китайских династий. Пекин, 1993). «После падения династии Цинь между династией Южная Сун и монголами более не было буферного государства. Тем самым южно-сунская империя стала для монголов второй циньской державой, и весь китайский народ оказался под властью монголов». Они основали династию Юань и правили в Китае почти сто лет (1271–1368).

«Отсюда можно заключить, — пишут Хэ Маочунь и Ши Сяося, — что дипломатические приемы, как и законы военного искусства, нельзя применять механически».

23.8. Господствовать над варварами, используя их самих

«Господствовать над варварами, используя их самих» («и и чжи и»), — писал военачальник Бань Чао (32—102) в своем докладе восточноханьскому императору Мин-ди (58–75). Бань Чао весьма удачно использовал обозначенную им уловку, во многом перекликающуюся со стратагемой 23, на западных рубежах Китая. За 31 год службы ему посредством данной уловки удалось подчинить ханьской династии боле 50 народностей, страдавших от притеснений сюнну. Созданием такого защитного вала он сумел воспрепятствовать продвижению сюнну на юг. Династия Северная Сун (960—1127) использовала цинь-скую державу, чтобы покончить с государством Ляо, но с гибельными для себя последствиями. Это утверждает Цзинь Вэнь в посвященной стратагеме Бань Чао третьей статье серии очерков о «внешнеполитической находчивости» (Всемирное знание (Щицзе чжиши хуабао). Пекин, № 13, 1990).

Стратагема «Господствовать над варварами, используя их самих», однако, оказывается обоюдоострым оружием. Лишь при определенных условиях она сулит успех. Согласно Цзинь Вэню, эти условия таковы: 1) наличие собственной определенной мощи; 2) подлинное желание быть самостоятельными и самим держаться на плаву и, соответственно, перестать уповать на стороннюю помощь; 3) благоприятные объективные условия; 4) сохранение собственной независимости, позволяющей использовать варваров, одновременно не давая им спуску; 5) наличие знающих, способных провести в жизнь саму стратагему дипломатов.

Особо указывая на удачное использование стратагемы 23, историк, географ и сановник Вэй Юань (1794–1856) в своем «Описании заморских стран» [ «Хай го ту чжи»] хвалит проявившего в отношении России стратагемное чутье императора Канси (1662–1722). Благодаря его хорошим отношениям с русским царем в далеком Петербурге Китай мог держать в страхе находившихся рядом, на севере, строптивых монголов. Здесь Вэй Юань мог иметь в виду заключенный 17 августа 1689 г. Российско-китайский Нерчинский договор, благодаря которому русские в последующие 170 лет приостановили свое продвижение на Дальнем Востоке и тем самым более или менее развязали руки Китаю. «Русской стратагеме» императора Канси посвящена целая глава книги Владимира Мясникова «Империя Цин и Русское государство в XVII веке» [М.: Главная редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1980; 2-е доп. изд. Хабаровск, 1987] (Miasnikov V.S. «The Ching Empire and the Russian State in the 17-th Century». Progress Publishers. M., 1985, c. 183 и след.). В этой книге о китайской дипломатии говорится как о «дипломатии стратагем» (с. 6). Даже если это определение не объемлет собой всю китайскую дипломатию, выделяя лишь одну из ее сторон, все же оно достаточно метко.

23.9. Искать реку, не стоя у истока

Лишь в военное время следует использовать стратагему 23, полагают Хэ Маочунь и Ши Сяося в своей книге Дипломаты сменяющихся китайских династий (Пекин, 1993 г.). В мирное время необходимо придерживаться правила «близкий сосед лучше находящегося далеко родственника» («юань цинь бу жу цзиньлинь»). Более конкретный совет дает Конфуций: «Если же… нет… в делах… искренности… то такое поведение окажется непригодным даже в своей [родной] деревне» [ «Лунь юй», 15.6]. Это верно для сношений как с государствами, так и с людьми: когда они находятся поблизости, делами завоевывается у них личное доверие. Если они пребывают вдали, то не надо упускать возможности выказать им свою искренность соответствующими посланиями.

23.10. Далекая вода не может потушить близкий огонь[330]

В эпоху Сражающихся царств (475–221) «луский царь Мугун (правил 407–377 до н. э.) задумал послать своих сыновей на выучку в Цзинь и Чу. Ли Чу сказал ему: «Это то же самое, что послать за помощью в Юэ, чтобы спасти упавшего в воду ребенка: хотя юэсцы отличные пловцы, ребенку этому — не жить. Или же, в случае пожара, послать за водой к морю: воды в море много, да только огонь ею не потушишь — ибо дальняя вода не спасет от близкого огня. Цзинь и Чу сильны — зато Ци находится рядом. И случись беда, боюсь, они нас не спасут!» [ «Хань Фэй-цзы», гл. 22 «Множество рассказов» («Шо линь»): «Из книг мудрецов». Пер. с кит. В. Сухорукова. М.: Худ. лит., 1987, с. 231].

Этот рассказ из насчитывающего свыше двух тысячелетий сочинения Хань Фэй-цзы показывает, что стратагема 23 не является панацеей, особенно в том случае, когда применяющее стратагему государство мало и слабо и ее использование носит сугубо оборонительный характер. Естественно, при нынешнем вооружении стратагема 23 может с успехом применяться и в понимании ее Му-гуном — «дружба с дальним врагом для защиты от ближнего врага», о чем свидетельствует пример союза Израиля с Соединенными Штатами.

23.11. Враг в качестве друга

«Всякий умеет лишь ненавидеть своего врага, но только не ценить, — пеняет писатель и мыслитель Лю Цзунъюань (773–819). — Всякий зрит доставляемый врагом вред, но только не приносимую им пользу. Имея перед собой шесть вражеских держав, Цинь возилась с ними и оставалась крепкой; стоило уничтожить их, и Цинь одрябла, погибнув вскоре». И действительно, циньская империя, впервые объединившая Китай в единое государство, просуществовала недолго, с 221 по 207 г. до н. э., уступив место династии Хань (206 г. до н. э. — 220 г. н. э.).

Возможно, поэтому следует предупредить от частого прибе-гания к стратагеме 23. Недаром говорит китайская пословица: враг для того, чтобы отвести беду; [отсутствие же врага навлекает ее] («ди-цунь ме-хо, [ди-цюй чжао го]»). Уничтожения всех врагов нужно по возможности избегать, как и исключения всякой критики. Ведь еще Бенджамин Франклин (1706–1790), американский писатель, политик и естествоиспытатель, говаривал: «Наши критики — это наши друзья, ибо указывают нам на наши ошибки». А в «Комментариях господина Цзо на Весны и Осени» [сокр. «Цзо-чжуань»] сказано: «(только совершенному мудрецу свойственно не иметь забот и вне и внутри себя) если же человек не мудрец и вне его все спокойно, то внутри у него обязательно окажутся причины для сетования» [(«цзи фэй шэн жэнь, вай нин би ю нэй ю»), («Цзо-чжуань», 1б-й год правления Чэн-гуна (575 до н. э.), лето, шестая луна].