Стратагема № 18. Чтобы поймать разбойников, надо прежде поймать главаря

Четыре иероглифа


ris94.png



ris95.png



ris96.png



ris97.png


Современное китайское чтение: цинъ / цзэй / цинъ / ван

Перевод каждого иероглифа: поймать / разбойники / поймать / главарь

Связный перевод: Если хочешь поймать разбойничью шайку, поймай сначала главаря.

Сущность: Обезвредить предводителя или главный штаб организации противника, чтобы затем потратить значительно меньше сил на его разгром; сделать противника безвредным, устранив верхушку. Стратагема захвата вождя — стратагема удара по голове. Стратагема выключения — стратагема архимедовой точки.239


239 Словосочетание «цинь цзэй цинь ван» употребляется и как образное выражение в значении: в каждом деле надо начинать с главного.


18.1. Объяснительное стихотворение

Краткой формулировке Стратагемы № 18 уже более 1200 лет. Мы находим ее в стихотворении Ду Фу (712–770), знаменитейшего после Ли Бо (701–762) поэта эпохи Тан, одного из более чем 2300 поэтов этого периода расцвета китайской литературы, от которого до нас дошло около 50 000 стихотворений.

«Его труды сияют сквозь столетия, как неугасимый светильник», — восторгался переводчик, поэт и ведущий китайский германист Фэн Чжи в 1962 г. Через четырнадцать лет — еще в период «культурной революции» — мне пришлось посетить родину Ду Фу, Гунсянь (провинция Хэнань).

Ду фу часто страдал от нужды и бедности. Один из его детей умер от голода. Но чем больше поэт бедствовал при жизни, тем более высокий пьедестал обеспечен был его славе в глазах потомков. Его прозвали Шишэн, буквально «святой поэт». «Святой» не следует понимать здесь в религиозном смысле. Это слово означает, что Ду Фу достиг вершины поэтического совершенства. Его стихотворения, обычно представляющие собой «истории в стихах», содержат отражение пестрых картин его времени. Они повествуют о тяжелой жизни деревенских жителей, о событиях политической и военной истории. Из приблизительно 1400 дошедших до нас стихотворений Ду Фу особенно известно следующее произведение (из цикла «В поход за Великую стену»):

Когда натягиваешь лук — Тугой должна быть тетива, Должна быть длинною стрела, Что в битву послана людьми. Когда стреляешь по врагу — Бей по коню его сперва, И если в плен берешь солдат — Сперва их князя в плен возьми. Убийству тоже есть предел, — Хотя закон войны, суров, — Как есть пределы у всего, Как есть границы у страны. Конечно, армия должна Сдержать нашествие врагов, Но истреблять их без числа — Не в этом цель и смысл войны.241


241 Перевод приведен по изданию: Ду Фу. Стихотворения. Пер. А. Гитовича. М. — Л., 1962. С. 15. — Прим. перев.


В 730 г. после нескольких поражений тибетское государство Туфань отправило к китайскому императорскому двору послов с мирными предложениями. Китайский император Сюань Цзун (712–756) принял их, сообразуясь с мнением своих советников. После этого на границе наступил мир. Государство Туфань отвело все войска. Через 7 лет китайский император решил воспользоваться тем, что туфаньские границы не охраняются, и, нарушив мир, напал на тибетцев. Китайский военачальник Цуй Сии углубился в территорию Туфаня на 2 тыс. миль и нанес тибетцам тяжелое поражение. Между Китаем и Туфанем опять началась война.

Когда в 740 г. умерла китайская принцесса, вышедшая за властителя Туфаня в 709 г., к китайскому императорскому двору явилось тибетское траурное посольство, которое попыталось заключить мир. Император Сюань Цзун отклонил предложение. Через год тибетцы захватили важную китайскую пограничную крепость Шибаочэн (к юго-западу от нынешнего города Синин, провинция Цинхай). Китайский император приказал отбить крепость. Однако командующий, получивший приказ, вышел из повиновения и вскоре был казнен. В 749 г. император призвал отвоевать Шибаочэн предводителя поступивших на китайскую службу тюрок Гэ Шуханя (ум. 757). Гэ Шухань с 33 тысячами войска выполнил задачу, потеряв более 10 тысяч воинов. Крепость вновь оказалась в руках китайцев.

Непродуманная военная политика императора Сюань Цзуна, не считавшаяся со множеством человеческих жертв, побудила Ду Фу написать это стихотворение. Исторический комментарий к нему можно найти в труде Цао Муфаня «Ду ши цзашо» (Взгляд на стихотворения Ду Фу. Чэнду, провинция Сычуань, 1981).

Если ты хочешь выстрелить из лука, нужно сразу выбрать самый лучший и не терять напрасно время и силы с плохим луком.

То же самое — при выборе стрелы. Вместо того чтобы стрелять в маленький силуэт всадника и с большой вероятностью промахнуться, Ду Фу советует целиться в лошадь. Так ты имеешь больше шансов первым же выстрелом обезвредить противника. Вместо того чтобы гоняться за каждым членом разбойничьей шайки, следует поймать главарей. Бандиты, оставшись без руководства, станут легкой добычей. Война с варварами также должна ограничиваться обороной от их нападений. Если эта цель достигнута, оружие может замолчать.

Ду Фу призывает в своем стихотворении: в любой ситуации следует сначала выделить главное, ограничить свои действия этим пунктом и только в следующую очередь заниматься частностями. Это ограничение Ду Фу описывает с помощью различных образных сравнений. Самым знаменитым из них стало выражение:

«Если хочешь поймать разбойничью шайку, поймай сначала главаря».

Как указывает тайбэйский исследователь стратагем Шу Хань, здесь, конечно, в первую очередь имеется в виду прямой смысл данного стиха.

«Но одновременно это — тайное указание на способ достижения победы во множестве других ситуаций: кто хочет превзойти противника, должен часто вспоминать эту стратагему».

18.2. Обезьяны без дерева

Итак, образно выражаясь, как на войне, так и в жизненной битве следует в первую очередь найти «предводителя» «разбойничьей шайки». Такой предводитель может быть отдельным человеком или группой людей, а может быть предметом или определенной проблемой.

Когда «предводитель разбойников» установлен, встает задача направить на него острие атаки и уничтожить его. Это вызывает цепную реакцию в его окружении. Если все улажено без боя, то, согласно «И цзину», «Книге перемен», «драконья стая теряет вожака». Враждебная организация обезглавлена. В комментарии к Стратагеме № 18 говорится:

«Если схватить вражеского предводителя, это может вызвать гибель всей силы противника. Если разрушена главная опора врага, он погибает. Если положить на лопатки вожака, приспешники разбегутся».

Эти строки напоминают о другом образном китайском выражении:

«Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются». Мао Цзэдун однажды сформулировал следующую мысль:

«Как бы ни ярились зависящие от империализма паразиты, на их закулисных господ надежды мало. Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются и вся ситуация изменяется».

Эта цитата из 2-го тома Избранных трудов Мао Цзэдуна относится к связям между Японией и прояпонскими кругами в Китае, в частности в гоминьдановском правительстве Чан Кайши. Мао обвиняет прояпонские китайские группировки в том, что они позволяют употребить себя японцам в качестве «ножа» против китайских коммунистов (Стратагема № 3). Но поскольку Япония сама является «деревом», которое скоро будет срублено, находящиеся под ее защитой «обезьяны» тоже погибнут.

Через 35 лет так называемая «банда четырех», а именно шанхайский профсоюзный деятель Ван Хунвэнь, главный идеолог Чжан Чуньцяо, пропагандист Яо Вэньюань и супруга Мао Цзян Цин, согласно разоблачениям китайской прессы, явилась руководством опутывающей всю страну сети единомышленников — так называемой клики «банды четырех». Она добилась практически абсолютной власти над средствами массовой информации. И тем не менее эта система без гражданской войны оказалась обезврежена буквально в один день. Как это произошло? В октябре 1976 г., через несколько недель после смерти Мао, четыре предводителя, потерявшие свою главную опору, были арестованы.

«С арестом «банды четырех» упало «дерево», и обезьяны разбежались с него».

(«Жэньминь жибао», 1979)

18.3. Умирает человек — умирает и его политика

Конечно, существует множество способов обезвредить «предводителя разбойничьей шайки». Для этого можно применять другие стратагемы, выбирая их в зависимости от природы «предводителя» и обстоятельств. Если «предводитель» — человек, можно действовать двумя путями: либо жесткими средствами, либо мягкими. К жестким средствам причисляется применение вооруженного насилия. При этом предводитель устраняется физически. При мягких стредствах пытаются коррумпировать или пленить мысли и чувства предводителя. Согласно китайским книгам о стратагемах, сюда, в частности, относятся «плотские бомбы». На Западе более принят термин «секс-бомбы». Это оружие, согласно гонконгской книге о стратагемах, часто оказывается действенней, чем настоящая бомба.

В основе Стратагемы № 18 лежит твердая уверенность в выдающейся мощи отдельной личности или элиты. Она отражает, таким образом, иерархическое мышление и авторитарный государственный строй императорского Китая. В империи высшим авторитетом являлся Сын Неба, а в семье — отец. И по этому образцу было устроено большинство общественных группировок в традиционном Китае. Эта важность отдельной личности частично сохраняется до сих пор. Например, Дэн Сяопин, руководитель Китая после смерти Мао Цзэдуна в 1980 г., в речи о «культурной революции» жалуется на «влияние феодальной автократии»:

«Если кто-либо достигал высокого положения, его родственники, собаки и куры также возносились до небес. Если кто-то попадал в опалу, родственников постигала та же судьба».

Тесная связь целой группы людей с судьбой отдельного «вожака» продолжает практиковаться в Китае, в обществе, где «связи между индивидуумом и группой внутри верхней прослойки весьма сильно подвержены давлению патерналистского авторитета» (Герберт Франке, Рольф Трауцеттель).

В Китае часто говорят о «жэньчжи» («личном господстве»). Основное содержание понятия личного господства, общее для всех философов Древнего Китая, передает следующая фраза из классического конфуцианского источника:

«Пока человек жив, проводится его политика; если он умрет, умрет и его политика».

Эта фраза объясняет причины той цепной реакции, которую вызывает существование или гибель одной личности. До сего дня значение центра в государстве остается в основных чертах тем же. «Господство институтов» осуществлено здесь еще не полностью — тех институтов, которые в западном обществе «до определенной степени снижают роль руководителя с помощью регулировки связей между силами, их расчленения, ограничения сил, управления силами и уравновешивания сил» (Алоиз Риклин).

Даже и в Китае захват «предводителя» не всегда приносит желанный выигрыш. По-видимому, закон о том, что нет правил без исключений, действует во всем мире.

18.4. Покинутый император

В эпоху Мин (1368–1644) всемогущий дворцовый евнух Ван Чжэнь (ум. 1449) вынудил 23-летнего императора Ин Цзуна (1435–1464) лично руководить походом против ойратов, надвигавшихся с севера, из Восточной Монголии, под предводительством Эзен-хана (ум. 1454). Император Ин Цзун потерпел поражение и попал в плен при крепости Туму (на севере нынешней провинции Хэбэй). Евнуха Ван Чжэня убили возмущенные китайские воины. Ойратская армия предприняла наступление на Пекин. Сто тысяч китайских мужчин и женщин были взяты в плен или перебиты. Императора ойраты волокли с собой. Дальнейшее развитие событий описывает американский синолог немецкого происхождения Вольфрам Эберхард:

«Ойраты не собирались убивать императора. Они хотели сохранить его в качестве добычи и освободить за большой выкуп. Однако различные придворные клики не слишком заботились о своем императоре. После гибели клики Вана вновь образовались две клики, из которых победила клика генерала Юя, так что последний даже смог отстоять Пекин от ойратов. Он провозгласил нового императора, но не младенца-сына плененного императора, как это следовало бы по обычаю, а его брата. Другая клика вступилась за права императорского сына. Из этого ойраты сделали вывод, что китайцы не склонны давать большой выкуп за пленника. Они сильно снизили цену и фактически навязали китайцам их бывшего императора, надеясь по крайней мере, восстановив его власть в Пекине, вызвать полезные для себя политические беспорядки. Так все и случилось».

Этот пример показывает, что пленение «главаря» не всегда выводит из строя всю «шайку». Напротив, в Риме не арест, а изгнание Катилины (ок. 108—62 до н. э.) превратило в прах его опасный заговор — во всяком случае, по интерпретации его противника, Марка Туллия Цицерона (106—43 до н. э.).

18.5. Толпа без руководителя

«Изгоняя Катилину из Рима, я предвидел, квириты, что после его удаления мне не придется страшиться ни сонливого Публия Лентула, ни тучного Луция Кассия, ни бешено безрассудного Гая Цетега. Из всех этих людей стоило бояться одного только Катилины, но и его — лишь пока он находился в стенах Рима».

Это последнее замечание Цицерона позволяет вспомнить о Стратагеме № 15 «Сманить тигра с горы на равнину». Но предоставим слово Цицерону:

«Он знал все, умел подойти к любому человеку; он мог, он осмеливался привлекать к себе людей, выведывать их мысли, подстрекать их; он обладал способностью задумать преступное деяние, и этой способности верно служили и его язык, и его руки. Для выполнения определенных задач он располагал определенными людьми, отобранными и назначенными им, причем он, дав им какое-нибудь поручение, не считал его уже выполненным; решительно во все он входил сам, был бдителен и рьян; холод, жажда и голод были ему нипочем. Если бы этого человека, столь деятельного, столь отважного, столь предприимчивого, столь хитрого, столь осторожного при совершении им злодейств, столь неутомимого в преступлениях, я не заставил отказаться от козней в стенах Рима и вступить на путь разбойничьей войны, мне нелегко было бы отвратить страшную беду, нависшую над вашими головами… И если бы Катилина оставался в государстве и по сей день, то нам пришлось бы сразиться с ним, причем мы никогда — если бы этот враг все еще находился в Риме — не избавили бы государство от таких больших опасностей, сохранив при этом мир, спокойствие и тишину».

Это было извлечение из «Третьей речи против Каталины» по изданию: Лангеншайдтова библиотека избранных греческих и римских классиков в новых немецких переводах. Т. 90. Берлин — Штутгардт, 1855–1812.

Все грозившие Риму опасности были устранены благодаря удалению Каталины из города. По Цицерону, следовало бояться одного Каталины из-за его предусмотрительности, деловых качеств и решительности. Его сторонники, которые погубили дело своей ограниченностью и непредусмотрительностью, сами по себе ничего не смогли бы добиться.

Здесь можно вспомнить о высказывании Макиавелли:

«Толпа без предводителя беспомощна».

(О государстве. Пер. Йог. Циглера. Карлсруэ, 1832)

Макиавелли навели на это заключение следующие события:

«Римские плебеи, по причине смерти Виргинии, вооружившись, удалились на Священную гору. Сенат отправил к ним посланцев, дабы спросить, кто дозволил им покинуть своих военачальников и уйти. И столь высок был авторитет Сената, что, не имея предводителя, никто из плебеев не решился ответить. Как пишет Ливии, не хватало для ответа не предмета, а того, кто бы этот ответ произнес».

* Цицерон. Речи. Т. I. Пер. В. О. Горенштейна. М: Наука, 1993. С. 316–317. —Прим. перев.

18.6. Утопленное суеверие

Во времена князя Вэня из Вэй (445–396 до н. э.) чиновник Си-мэнь Бао был назначен начальником уезда E (на западе нынешнего уезда Линьчжан, провинция Хэнань). Прибыв на место службы, он встретился с местными старейшинами и стал расспрашивать их, какие затруднения есть у местных жителей. Старейшины сказали: «Нас печалит необходимость отдавать невест богу реки, что является причиной нашей бедности».

Симэнь Бао стал расспрашивать подробнее. Ответ был таков: «Три жреца и один отшельник каждый год устраивают поборы среди населения. Сумма, которую они отнимают, доходит до ста раз по 10 тысяч. Из них 20–30 раз по 10 тысяч они употребляют на свадьбу речного бога. Остаток они делят между собой и еще одной колдуньей. Когда приходит время, колдунья является сюда и выбирает какую-нибудь красивую девушку. Она говорит: «Эта девушка должна стать супругой речного бога». И начинается подготовка к церемонии помолвки. Девушке шьют новые шелковые платья. Она должна жить уединенно и не употреблять ни вина, ни мяса. На берегу реки строят хижину для проведения празднества. С четырех сторон ее завешивают желтыми и красными шелковыми занавесями. Туда отводят девушку и приносят говядину и другие яства. Через 10 дней на девушку надевают украшения и приказывают ей лечь на циновку. Циновку бросают в реку. Она проплывает несколько миль, а потом вместе с девушкой уходит под воду к речному богу. Если в каком-нибудь семействе есть красивая дочь, то все боятся, что, когда она вырастет, колдунья назначит ее в невесты речному богу. Многие семейства бегут вместе с дочерьми в отдаленную местность. Население города становится все меньше, и растет нищета. Это продолжается уже долго. В народе говорят: «Если речному богу не отдать невесты, то потоки воды разрушат все имущество и утопят людей». Так говорится».

Симэнь Бао сказал: «Когда речной бог захочет получить супругу в следующий раз, я хочу, чтобы трое жрецов, колдунья и деревенские старейшины проводили девушку, когда ее будут отправлять в реку. Я тоже буду там присутствовать». Все согласились.

Когда пришел назначенный день, Симэнь Бао явился на берег реки. Три жреца, местные чиновники и служащие, богачи, старейшины — все пришли посмотреть на жертвоприношение. Всего было около трех тысяч зрителей. Колдунье было около 70 лет. За ней следовали 10 ее учениц. Все они носили длинные шелковые платья и прислуживали колдунье.

Симэнь Бао сказал: «Позовите-ка сюда невесту речного бога. Хочу посмотреть, красива она или уродлива».

Из хижины вынесли избранницу. Симэнь Бао рассмотрел ее и повернулся к жрецам, колдунье и старейшинам: «Эта девушка недостаточно красива. Поэтому я поручаю великой волшебнице спуститься в реку и передать весть речному богу. Если он пожелает более красивую супругу, мы пошлем ее ему через некоторое время». И он приказал своим помощникам бросить старуху в реку. Немного подождав, Симэнь Бао сказал: «Почему эта старая волшебница так медлит? Пусть ее ученица поторопит ее!»

И в реку бросили одну из учениц. Еще через некоторое время Симэнь Бао сказал: «Что это ученица задерживается? Пошлите еще одну ученицу, чтобы поторопила ее». В реку бросили еще одну ученицу. Таким же образом эта судьба постигла еще трех учениц.

Симэнь Бао сказал: «Колдунья и ученицы всего лишь женщины. Они не могут толково передать речному богу наши слова. Пожалуй, надо отправить в реку трех жрецов, чтобы они объяснились с речным богом».

И он приказал бросить в реку трех жрецов. Затем он заколол волосы шпилькой и стал, внимательно уставившись в реку, чего-то ждать. Тут страх охватил деревенских старейшин, чиновников и зрителей. Наконец Симэнь Бао обернулся и сказал: «Старая колдунья, ее ученицы и три жреца не возвращаются, что делать?» И он приказал бросить в реку отшельника и одного из богачей, чтобы поторопить исчезнувших. Тут все бросились на колени, оперлись руками о землю и стали, обращаясь к Симэнь Бао, так стучать головами по земле, что раскровянили себе лбы. Цвет их лиц напоминал остывший пепел. Симэнь Бао сказал: «Ну ладно, давайте еще немного подождем».

Через некоторое время он сказал: «Ну, вставайте. Я чувствую, что речной бог еще долго будет удерживать своих гостей. Вам не надо ходить к нему. Идите по домам». Чиновники и жители E перепугались за свои жизни, и с тех пор больше никто не пытался и говорить о свадьбе речного бога, не говоря уже о том, чтобы ее устраивать.

Скорее всего простое объяснение не тронуло бы суеверных жителей города. Однако это суеверие было опорной точкой жульничества, проводившегося маленькой группой людей. После того как жрица, руководившая этой группой, вместе с несколькими сторонниками была брошена в реку, суеверие навеки утонуло в потоке.

Этот рассказ о событии, происшедшем более 2400 лет назад, восходит к «Историческим запискам» Сыма Цяня (род. ок. 145 до н. э.), точнее, к приложению, принадлежащему перу Чу Шаосуня (I в. до н. э.). История известна в Китае каждому школьнику. Я прочитал ее в 1973 г. в Центре языковой подготовки Тайваньского Нормального университета в 4-м томе официальной серии

учебников по китайскому языку для тайваньских средних школ, а кроме того, в качестве примера к Стратагеме № 18 в гонконгских и тайбэйских книгах о стратагемах. В КНР Симэнь Бао увековечен в первую очередь в комиксах.

18.7. Стрелы из руты

В период восстания Ань Лушаня произошла стычка между Чжан Сюнем (709–757), начальником уезда Чжэньюань (в современной провинции Хэнань), и восставшим военачальником Инь Цзыци. Войско Чжан Сюня пошло в атаку на войска бунтовщиков, и те потеряли около 5 тысяч человек. Но победа еще не была достигнута. Чжан Сюнь хотел уничтожить предводителя врагов, военачальника Инь Цзыци, но никак не мог узнать его в схватке. Тогда Чжан Сюнь приказал своим воинам использовать в качестве стрел стебельки руты. Воины противника, в которых попадали эти бессильные стрелы, очень обрадовались, потому что решили, что Чжан Сюнь расстрелял уже все настоящие стрелы.

Воины бунтовщиков, захватив эти стрелы, все поспешили к одному человеку, явно своему предводителю, которому хотели передать радостную новость. Таким образом Чжан Сюнь узнал, кто из воинов Инь Цзыци. Он тут же приказал начальнику отряда Нань Цзиюню выпустить по военачальнику бунтовщиков стрелу, естественно настоящую. Стрела попала в левый глаз военачальника, он сразу прекратил битву и вместе со своим войском отошел, признав поражение.

Только устранение вожака приносит победу. Вышедшая в северо-восточной китайской провинции Цзилинь книга о стратагемах напоминает: без устранения вражеского главаря и без разрушения главной силы противника так же глупо полагать, что ты достиг полной победы, как отпускать в горы раненого тигра.

18.8. Зимний ночной поход

Бунт Ань Лушаня и Ши Сымина (756–763) нанес тяжелый и имевший большие последствия удар могуществу китайского императорского двора. Ослабление верховной власти государства побудило бесчисленных региональных военных правителей создавать собственные маленькие княжества. При императоре Сянь Цзуне (805–820) попытались отделиться также У Шаочэн и его младший брат У Шаоян, последовательно бывшие военными правителями Хуайси (район нынешней провинции Хэнань). Но только У Юаньцзи, сын У Шаояна, в 814 г. открыто взбунтовался против императора. Он закрепился в Цайчжоу (в нынешнем уезде Жунань, провинция Хэнань) и все время увеличивал свою военную мощь. Все попытки усмирить возмутителя спокойствия пропали даром. Наконец военным правителем региона, соседнего с областью влияния У Юаньцзи, был назначен по его собственной просьбе Ли Су, который занялся усмирением восстания.

Сначала Ли Су держался тихо и утвердил У Юаньцзи в убеждении, что он получил слабого соперника. В то же время Ли Су всеми силами готовился к схватке. Он изучал местность, засылал шпионов и муштровал солдат. Но в первую очередь он заботился о том, чтобы с попавшимися в плен бунтовщиками хорошо обращались. Даже дезертиров высокого ранга, попавших ему в руки, он принимал хорошо и брал в свою армию. Так он набрал себе воинов, которые хорошо были знакомы с территорией У Юаньцзи. Через некоторое время Ли Су узнал, что лагерь У Юаньцзи находится не в Цайчжоу, а в расположенном поблизости Хойцю и что Цайчжоу практически не защищен.

Планируя военный поход, Ли Су исходил из следующих предпосылок. Все его предшественники оказались бессильны против У Юаньцзи. Тот еще ни разу не терпел поражения. Поэтому его самонадеянность чрезвычайно возросла. У него было два важнейших союзника: Ли Шидао, правитель Юньчжоу (в области нынешней провинции Шаньдун), и Ван Чэнцзун, военный правитель Хэнчжоу (в районе нынешней провинции Хэбэй). Оба этих военных правителя еще не решились открыто отпасть от императора. Однако, если иметь в виду долгие военные действия против У Юаньцзи, возникала опасность того, что они оба солидаризируются с бунтовщиком. Чтобы устранить такое неблагоприятное для императора развитие событий, имелось лишь одно решение: быстрый сокрушительный удар по У Юаньцзи, или, как формулирует вышедшая в 1983 г. в Гуйчжоу книга о стратагемах, принадлежащая перу Цзян Говэя и Цзян Юнкана, применение Стратагемы № 18.

В 27-й день 11-го месяца 817 г. зимней ночью Ли Су начал молниеносный поход на Цайчжоу. Уже более 30 лет там никто не встречал императорских солдат, так что никто не ожидал нападения в ту ночь. Шел снег. Множество военных знамен сломал ветер, но войско Ли Су продвигалось вперед.

Более чем через 1100 лет Чэнь И (1901–1972), с 1949 г. мэр Шанхая и министр иностранных дел КНР, написал во время гражданской войны стихотворение «Поход снежной ночью», которое напоминает о событиях 817 г.:

Гору Тайшань окутал глубокий снег,

Реку И покрыл толстый лед.

Сквозь черную ночь

Торопливый поход.

Боевой дух высок,

И сердца бьются в лад.

Чтобы шайку поймать,

Мы поймаем сперва

Вожака.

И наступит всеобщий праздник

Весеннего дня.

К утру армия Ли Су подошла к стенам Цайчжоу. Городская стража крепко спала. Путь был свободен, и воины Ли Су вошли прямо в город.

Известие о падении Цайчжоу застало врасплох бунтовщика У Юаньцзи. Он попал в плен и был доставлен к императорскому двору в Чанъань. Так одним ударом было покончено с многолетним бунтом в Хуайси.

18.9. Черный тигр вырывает сердце

В 1948 г. Красная армия осадила стратегически важный город Сянъян (провинция Хубэй). С востока, запада и севера город был окружен рекой Ханьшуй, с юга — защищен горами. Между рекой Ханьшуй и южными горами к западной части города шел узкий коридор. Расположенные вне города на горах бункеры и оборонительные сооружения, по-видимому, образовывали стабильную систему обороны. Согласно пекинской книге о стратагемах, командующий войсками противника Кан Цзэ был «жаждущим крови пожирателем коммунистов». Он прекрасно знал коммунистическую тактику: «сначала позволить врагу растратить свои силы, а потом захватывать отдельные изолированные отряды противника». В эту тактику входило также основное правило, гласившее, что при штурме укрепленного объекта надо прорвать сначала внешнее кольцо укреплений, а потом одну за другой уничтожать внутренние линии обороны.

Но Красная армия повела себя иначе. Сначала она захватила ближайшую к городу гору Чжэньу и так открыла себе путь к коридору. Отсюда «черный тигр мог сразу же вырвать сердце противника». «Черный тигр» здесь образное название особенно сильного противника. Песенка внешней линии обороны была спета. Затем Красная армия использовала Стратагему № 6 «Шуметь на востоке, а нападать с запада», а именно разрушила окружающую город стену и захватила в плен командира противников Кан Цзэ. Так пал Сянъян. Вся операция заняла только 8 дней. Считавшаяся непреодолимой линия обороны у реки Ханьшуй рассыпалась в прах.

Этот пример приводится в главе о Стратагеме № 18 из вышедшей в Пекине книги о стратагемах. «Поимка главаря» здесь состоит в молниеносном нападении на центр вражеской обороны.

18.10. Схватить противника за горло

С появлением парашютных войск расширилось применение Стратагемы № 18. Парашютно-десантные войска позволяют молниеносным нападением перерезать главный нерв противника. Под прикрытием политических маневров и дипломатических оговорок можно внезапно овладеть с воздуха столицей или важным стратегическим объектом противника, схватить врага прямо за горло, без боя овладеть центральными командными пунктами и подготовить путь основным войскам. Пекинский стратагемовед — автор следующей цитаты — в качестве примера приводит взятие Кабула советскими военно-воздушными силами в 1979 г.:

«В данном случае, очевидно, изначально общеиспользуемая статагема стала монопольной стратагемой империализма».

18.11. Разговор о заместительнице

Красиво одетая молодая женщина в блестящих украшениях, прекрасная как фея, с рубиновыми губами, всегда готовыми к лучистой улыбке, — таков облик Ван Сифэн, молодой супруги Цзя Ляня, второго сына князя Шэ. Она — сердце и оплот княжеского дворца, в котором проживает ветвь рода Цзя с огромной свитой родственников, слуг и служанок, насчитывающей около 400 душ.

Ван Сифэн, одна из четырех главных героинь уже цитировавшегося (см. 3.12) романа «Сон в Красном тереме», не только красива и талантлива, но, кроме того, «зла и ядовита» (Ван Куньлунь). Она происходит из могущественного семейства. Ее дядя занимает самый высокий военный пост при императорском дворе. Род Цзя находится от него в зависимости. Когда Ван Сифэн была еще ребенком, она часто переодевалась мальчиком. Таким образом она узнала о жизни больше, чем обычная женщина ее времени. Поскольку главные мужчины дворца находятся на государственной службе и ее муж стремится к тому же, на нее падает ведение всего хозяйства. С помощью жесткой руки и трезвого взгляда на жизнь ей удается поддерживать определенный порядок. Однако задача нелегка. Несмотря на внешний блеск дома, приходится затыкать все больше глоток, улаживать все больше неурядиц. Никто из многочисленных господ и слуг, живущих в чести и роскоши, не думает, что будет дальше. Они настолько привыкли к своему образу жизни, что не могут хозяйствовать более экономно. Хотя внешне здание кажется устойчивым, они подгнило изнутри. С каждым надо обращаться согласно его положению — с людьми старшего, равного, младшего поколений, с людьми из мужнина рода и с невестками, и, кроме того, еще приходится регулировать взаимоотношения между слугами и служанками. В этом в высшей степени сложном переплетении человеческих отношений молодая женщина должна ежедневно проявлять величайшую ловкость, чтобы эта задача не раздавила ее. Но благодаря жизненному опыту и способностям ей удается в каждом положении найти правильный выход, иногда с помощью жестоких средств (3.12).

Вследствие выкидыша Ван Сифэн вынуждена лежать в постели и не может заниматься дворцовым хозяйством. Руководство берет в свои руки тетка Ван Сифэн, госпожа Ван. Будучи несколько флегматичной, она чувствует, что не способна сама выполнять эту задачу, и привлекает в качестве помощниц Ли Вань, одну из невесток, известную своим дружелюбием и обходительностью, и незамужнюю Цзя Таньчунь, младшую дочь высокопоставленного чиновника Цзя Чжэна, владельца дворца, ребенка не первой жены, а одной из наложниц. Цзя Таньчунь слывет спокойной и сговорчивой. Слуги и просители, конечно, стараются поживиться в отсутствие суровой хозяйки Ван Сифэн, но их надежды обмануты. Обе заместительницы, Ли Вань и Цзя Таньчунь, в высшей степени серьезно относятся к своим обязанностям, состоящим в учете доходов и в наказании нерадивых слуг. Их, оказывается, не так легко уговорить.

Однажды Ван Сифэн, находясь у себя в постели, беседует со своей служанкой Пинъэр о заместительницах, в особенности о Цзя Таньчунь.

«Из-за экономии, которую я наводила в последние годы, — говорит Ван Сифэн, — в этом доме все меня возненавидели. Ненавидят меня в глубине души и скрывают кинжал за улыбкой». Так что Ван Сифэн скорее рада, что Цзя Таньчунь также проводит весьма жесткий режим. Она надеется, что таким образом ненависть, направленная на нее, отчасти охладится.

«И вот еще что я хотела тебе сказать, — продолжает Ван Сифэн. — Я думаю о выражении «Если хочешь поймать разбойничью шайку, поймай сначала главаря». Если Цзя Таньчунь будет искать способы провести собственные взгляды на домашнее хозяйство, конечно, она будет использовать меня в качестве дурного примера. Если ты услышишь такое, не заступайся за меня. Чем больше она меня критикует, тем вежливее веди себя с ней и не противоречь ей, чтобы сохранить мое лицо. Это было бы неправильно!»

Китайский политик и ученый Ван Куньлунь (1902–1985), начальник отдела пропаганды Центрального Комитета Коммунистической партии Китая и великолепный знаток романа «Сон в Красном тереме», интерпретирует это место таким образом:

«Во время болезни Ван Сифэн Цзя Таньчунь временно замещает ее. У Ван Сифэн очень скоро появляется ощущение, что Цзя Таньчунь пытается ее критиковать. Одновременно Ван Сифэн предвидит, что правление Цзя Таньчунь преходяще. Ввиду этого Ван Сифэн, проявляя гибкость, сглаживает конфликт».

Ван Сифэн пользуется в данном случае двумя стратагемами: «Скрывать под улыбкой кинжал» (Стратагема № 10) и «Если хочешь поймать разбойничью шайку, поймай сначала главаря» (Стратагема № 18). В употреблении Стратагемы № 10 она подозревает практически всех. С помощью Стратагемы № 18 она оценивает возможное будущее поведение своей временной заместительницы Цзя Таньчунь. Из-за своих дурных поступков — пример приводился в 3.12 — и во многих отношениях безнравственного поведения, которое находит в доме больших и мелких подражателей, Ван Сифэн чувствует вокруг себя дурные намерения. Она инстинктивно оценивает себя как «главаря». «Разбойники» — это обитатели дворца. Чтобы отвлечь их от их несправедливых притязаний, Цзя Таньчунь должна выставить в качестве дурного примера фигуру Ван Сифэн.

18.12. Прославление кистью и тушью

Гибнут стада,

Родня умирает,

И смертен ты сам;

Но смерти не ведает

Громкая слава

Деяний достойных.242


242 Перевод по изд.: БВЛ. Беовульф. Старшая Эдда. Песнь о Нибелунгах. — Прим. перев.


Такой ход мысли, выразившийся в «Старшей Эдде», не чужд и жителям Срединного государства. Многие китайцы, изо всех душевных сил стремятся к тому, чтобы «и через 100 поколений распространять аромат», т. е. и после своей смерти иметь хорошую репутацию. И многие китайцы больше, чем смерти, боятся «провонять на мириады лет»,243 то есть на все времена остаться покрытыми позором.


243 Мириады лет — здесь довольно любопытное совпадение в двух древних языках. X. фон Зенгер употребляет термин «Myriaden von Jahren», что полностью соответствует известному китайскому «вань суй» — «десять тысяч лет», ибо в греческом «myrias» также означает «десять тысяч».


Прислушаемся к разговору между императорским чиновником Чжуан Сяоянем, который ради своего увлечения — собирания рисунков определенной школы — не остановится перед преступлением, и его сыном Чжуан Чжиянем.

Чжуан Сяоянь: «Теперь я должен сказать тебе нечто важное. Сейчас же уезжай из города, отправляйся к Аи Юню и скажи ему, что он сегодня вечером должен ожидать старого господина Ли в саду его превосходительства Чэна. Сошлись на меня и не теряй времени!»

Чжуан Чжиянь удивленно спрашивает: «Кто этот старый господин Ли?»

Чжуан Сяоянь смеется: «Этого ты действительно можешь не знать. Господин Ли — это не кто иной, как Ли Чункэ. Это литературный корифей современности. Его поклонники есть везде.

В наше время, если хочешь привлечь на свою сторону знаменитых писателей, следует завоевать Ли Чункэ. Как говорится: «Если хочешь поймать разбойничью шайку, поймай сначала главаря»».

Чжуан Чжиянь спросил: «Каким же влиянием пользуется этот старый господин, если вы так вокруг него увиваетесь?»

«Ха-ха, — рассмеялся Чжуан Сяоянь. — Его могущество велико. Разве ты не знаешь: боевые топоры властителя и советника могут произвести действие на 100 лет, но кисточка и тушь искусного писателя оставляют свой след на тысячу лет. Сведения потомков о том, вели мы себя праведно или дурно, удел быть забытым потомками или жить в их памяти висят на кончике кисти этого писателя».

Этот отрывок я извлек из вышедшего в 1907 г. романа «Цветы в море зла», принадлежащего перу Цзэн Пу (1872–1935), переведенного на французский язык Изабеллой Бижон под названием «Fleure sur l'océan de pèche» (1983).244 Чжуан Сяоюань исходит из предположения: если он завоюет симпатии ведущего, по его оценке, писателя своего времени, добрая слава о нем сохранится навсегда.


244 Перевод этого романа на русский язык появился в 1960 г. (см.: Цзэн Π у. Цветы в море зла. Исторический роман / Пер. с кит. В. Семенова. М., I960). Это произведение раскрывает мир китайского чиновничества в конце XIX — начале XX столетия. Главный герой — крупный имперский чиновник — направляется послом в Германию и Россию. Для русского читателя весьма интересны взгляды китайского официала на русских людей, его знакомства с народовольцами.


Кто не вспомнит тут о стихотворении «Евфрозина», которое Гёте посвятил своей рано умершей подруге Кристиане Нойман? Согласно стихотворению, она привиделась автору в ночных горах, где хотела попрощаться с ним. В конце она просит:

«Опиши меня в стихотворении, потому что только тот, кого прославит поэт, продолжает жить и после смерти. А все остальные превращаются в призрачные тени».

(Ля йзиЭ. Хвала современности. Новая цюрихская газета. 1987. 29–30 августа. С. 66)

Не дай сойти мне в тень лишенной восхваленья! Лишь Муза охранит от смерти бытие.

18.13. Конец школьной забастовки

В 1905 г. в Китае очередной раз происходила сдача имеющих тысячелетнюю традицию императорских экзаменов на государственную должность. В Цзядине, административном центре уезда Лэшань (современная провинция Сычуань), была средняя школа. Она подчинялась храму Цаотан в северной части города. Поскольку окончание средней школы приравнивалось к получению титула «Цветущий талант» (сюцай), получаемому в результате экзамена на уровне уезда, многие старшие кандидаты явились на вступительный экзамен в школу. Многим было больше 30 лет. Среди младших школьников был Го Можо (1892–1978); он поступил в среднюю школу в 1906 г. По сравнению с большинством соучеников он был еще ребенком. Когда все выстраивались по росту, он был третьим с конца. В школе изучались краеведение, счет, музыка, физкультура, история, естествознание, классические конфуцианские тексты и каллиграфия. Хотя Го Можо в первом семестре еще больше любил играть, чем учиться, на семестровом экзамене он получил первое место. Это всех потрясло. Го Можо пишет в своих мемуарах:

«Поднялась буря возмущения. Во-первых, я считался легкомысленным мальчишкой, который не проявляет ни малейшего усердия. Как мог я получить такую награду? Во-вторых, старшие из моих соучеников не знали, что я уже ходил дома в частную школу и попрактиковался в науках. В-третьих, мой успех унижал достоинство старших. В-четвертых, ректор ушел в отставку, а школьный надзиратель отсутствовал по болезни. Остались только мягкосердечный учитель Шуай и добрый учитель Лю.

Мои старшие соученики разрывались от гнева и не упускали малейшей возможности мне навредить. В это время мне не было еще и 14 лет. У меня было круглое светлокожее и розовощекое лицо, и вообще я был крупным и здоровым ребенком. Кроме того, я носил косичку, что принято было у нас дома, но нетипично для города, а в косичке была красная ленточка. Даже в нормальные времена мои соученики подшучивали надо мной за это. Но теперь, когда разразилась буря, их злоба больше не имела границ.

Они выбрали делегацию, которая окружила учителя Шуая и потребовала проверить правильность результатов экзаменов. В то время как делегаты вместе с учителем Шуаем находились в кабинете школьного надзирателя, под окном стояла толпа школьников, которые дико орали: «Обман! Обман! Что, у нас лица недостаточно приятные? Мы тоже купим себе красные ленточки и заплетем косички! Мы купим пудры и наведем красоту. Мы немножко нарумянимся».

Я не понял сразу, почему этот шум, и тоже пошел туда, чтобы посмотреть на скандал. Один старший школьник, по имени Сю, которому было около 32 лет, схватил меня за правую руку и спросил: «Ну, как поживаешь?» При этом он сдавил мне руку и не отпускал ее. Минут через 10 мои пальцы потеряли чувствительность.

Когда он наконец отпустил руку, на правом запястье у меня образовались кровоподтеки, будто пурпурные браслеты. Доску объявлений со списком выдержавших экзамен сняли, и результаты экзаменов тщательно расследовали. Но никакого доказательства их неправильности не было обнаружено. Они потащили учителя Шуая из кабинета надзирателя в помещение ректората, оттуда — в приемную и пытались всеми силами побудить его к изменению присужденных мест. Они на него так надавили, что он наконец снял у меня несколько баллов. Повод: я выпросил себе лишнюю неделю каникул на праздник Драконовой лодки, чтобы съездить домой. Так я переместился на третье место. Только тогда старшие школьники успокоились».

В этом месте Го Можо цитирует стихотворение Ду Фу:

Когда стреляешь по врагу — Бей по коню его сперва, И если в плен берешь солдат — Сперва их князя в плен возьми.

Не следует думать, что мысль об этих строках пришла Го Можо только позже, когда он писал автобиографию, вложив их в голову 14-летнего мальчика. Гораздо более вероятно, что Го Можо действительно прямо тогда вспомнил слова Ду Фу, поскольку его мать учила его танским стихотворениям еще до того, как он в возрасте четырех с половиной лет поступил в частную школу, где изучал антологию из 300 стихотворений эпохи Тан. После пережитого унижения Го Можо, находясь дома на летних каникулах, вновь и вновь обдумывал про себя происшедшее с ним в духе Стратагемы № 18.

«Я знал, что все старшие соученики — это злобные ничтожества, которые только и умеют, что издеваться над слабыми и бояться сильных. И я придумал план: после каникул поставил себе цель принять меры против учителей, которых они боялись, прежде всего против учителя Шуая, которого теперь я глубоко ненавидел. В моем представлении учитель Шуай принадлежал к моим мучителям: он сговорился со старшими школьниками и снял мне баллы. Снятие баллов было не так уж важно, но разве старшие школьники не использовали полученные мною ранее баллы для того, чтобы всячески издеваться надо мной, а его обвинять в семейственности? Он даже не попытался их наказать, а просто подчинился им. Разве это не так же плохо, как практиковать семейственность? Разве он не знает, что их абсурдные утверждения о том, что я процветаю благодаря семейственности, не соответствуют фактам?

Размышляя обо всем этом, я, естественно, потерял всякое терпение. В наступающем семестре я не мог думать ни о чем, кроме мести!

Итак, я обдумал основные направления мести и после летних каникул вернулся назад в город и школу.

Сравнительно с первым семестром обнаружились два существенных улучшения. Учитель И был вновь здоров и теперь оказался в должности ректора. Бывший ректор, господин Чэнь Цзиминь, вернулся и преподавал китайский язык Учитель Шуай, как и прежде, занимался с нами классиками. Фактически я довольно многому от него научился, но из-за унижения, которое пережил от него в прошлом семестре, я больше не мог относиться к нему справедливо. Что бы он ни делал, я всегда был против него.

К тому же я твердо решил организовать фронт против учителей. Я уже потерял детскую беззлобность, и среди новых и старых учителей школы не осталось ни одного, против которого я бы не выступал. Даже И, «тигру», перед которым все трепетали, я неоднократно «подпаливал усы».

Однажды шесть школьников за столом Го Можо в столовой сыграли шутку над одним прожорливым старшим школьником. Тот пожаловался учителю И. Учитель И вызвал к себе семерых школьников и устроил им допрос. Когда один из школьников ответил шутливо, учитель И дал ему пощечину. «Господин И, вы изрядно грубите», — сказал Го Можо. Остальные школьники начали громко восхвалять его. За это представление Го Можо получил строгий выговор. Но после этой стычки с «тигром» И авторитет Го Можо получил среди школьников всеобщее признание.

«С этих пор я стал их маленьким вождем. Чтобы все мне подчинялись, я изо всех сил старался изжить из себя все детское и разыгрывал взрослого».

День за днем у него все больше проявлялись дурные наклонности. Например, он пил все больше вина и начал курить.

«В первом семестре свободной оставалась половина субботы, и школьники, жившие в городе, могли переночевать дома. Это правило во втором семестре было отменено. Но школьники требовали восстановления старого порядка, в особенности те, кто жил в городе.

Мы выбрали делегацию, которая должна была передать наши требования учителям. Я был делегатом класса А. Мы выставили наши требования, и, поскольку их не удовлетворили, мы сорвали урок. Беспорядки все нарастали. Среди школьников, конечно, оказалось несколько гнусных личностей, которые тайно сотрудничали с учителями. Вместе с ними учителя составили план, как сорвать собрание школьников. Когда школьники собрались в большой аудитории, туда пришел «тигр» И, чтобы еще раз попытаться запугать их своим авторитетом. Он сказал: «Школа может сделать субботу свободной. Мы только беспокоимся о вашей учебе и вашем здоровье и потому придумали это правило. Если вы все-таки хотите быть абсолютно свободными, мы можем удовлетворить это ваше желание. Но общешкольная стачка — это бунт против начальства». Затем он добавил: «Конечно, я знаю, что большинство из вас не хочет этой стачки. Это все работа одного-двух индивидуумов, которые вас подговорили. Я надеюсь, что вы назовете мне имена этих индивидуумов. А иначе я всех вас выгоню из школы. Кто заступится за вас дома перед вашими отцами и старшими братьями?» Но его слова не оказали никакого действия. Тогда учителю Ду, «ученой обезьяне», пришла идея. Он предложил выборы с тайной подачей голосов. Школьники должны были выбрать руководителя стачки. Это привело к полному поражению школьников. Результатом подачи голосов было то, что лишь несколько бюллетеней остались белыми, а на большей их части стояло мое имя. Это означало для меня роковую участь: меня выгоняли из школы. Я собрал свои «7 предметов», покинул школу и провел безутешную ночь в гостинице в городе.

Я чувствовал себя тогда бесконечно одиноким. Я даже плакал. Но мое отчаяние, мои слезы были вызваны не раскаянием в своем поведении, а разочарованием и возмущением глупостью моих соучеников и коварством учителей.

То, что я был вожаком школьников, учителя знали уже давно. Если они хотели меня выкинуть из школы, они могли сделать это в любой момент. Почему же они применили такие методы и сделали школьников предателями? Возможно, конечно, что учителям было не так уж легко выгнать меня из школы, но в моих глазах это их не извиняло».

Го Можо на некоторое время удалось применить Стратагему № 18. Когда он решился напасть на страшных учителей и отнять у них поклонение школьников, это ему удалось. Но в конце концов стремление стать вожаком школьников стало камнем преткновения, с помощью которого учителя добились его падения, применив Стратагему № 18 уже против него. Чтобы прекратить стачку школьников, они предложили тайно выбрать ее руководителя. При этом заранее было ясно, что выберут Го Можо. Тот факт, что Го Можо официально бьи назван в качестве предводителя недозволенной акции, дал учителям возможность сделать из него козла отпущения и выгнать из школы.

18.14. Одухотворенность мысли

Мои друзья заполонили мир.

Ауж пустым знакомствам несть числа.

Последним я познакомился с господином Чжаном,

Подобным фениксу в стае ворон.

Его изысканное искусство — на самый утонченный вкус.

Хотя он и молод,

Поможет быть причислен к самым высокимумам,

Которые встречаются в городе муз Лояне.

Поведение его идет, так сказать, по истинно нравственному пути,

И его литературное дарование необычайно блистательно. Со встречи поэтов в удаленном отмираместе Стрелой пролетели пять месяцев. Во время прощального визита ты попросил меня подарить тебе несколько слов.

С тяжелым сердцем я расставался с тобой, Я взял тебя за руку и открыл тебе глубины своей души. Основа литературной образованности — хранение в сердце важнейших трудов. Как можно забыть этот принцип! Это как собираться в путешествие на 1000 миль и брать провизии на три месяца. Литературное творчество знает лишь один ключ к успеху — расцвет одухотворенности. Это как при наступлении на вражескую крепость:

Прежде всего надо схватить предводителя разбойников. Дом твой богат книгами, а лестницы его из мрамора. После возвращения ты должен будешь заняться домашним хозяйством И в то же время поддерживать знакомство со знатными учителями и богатыми друзьями. Если основа литературного творчества — собирание и припоминание книжных знаний — крепко укоренилась, она только укрепляется со временем. Если одухотворенность развилась в полную силу, она всегда будет только одушевлять. Достигнув насыщения, собранные литературные знания будут становиться все обширнее, а крылья одухотворенности будут становиться все сильнее. Если возьмется широко образованный человек за кисточку, это можно сравнить с богачом, творящим чудеса своим золотом. Кто развил в себе одухотворенность, у того горизонты духа широки и отличаются от горизонтов обычного человека, который, пытаясь написать литературное произведение, погружается в бездну и никак не может ухватить существенное. Если ты однажды станешь знаменитым и мы с тобой увидимся вновь, в сравнении с тобой я буду лишь учеником поэта.

В этом кратком литературном путеводителе, составленном Ван Маем, чиновником и литератором первой половины XIII в., для своего последователя, молодого писателя Чжан Цзиньшаня, выражение «пленение предводителя» означает заботу об одухотворенности, потому что только одухотворенность помогает литературному произведению обзавестись душой и снабжает его внутренним огнем. По Ван Маю, забота об одухотворенности — ключ к успеху писателя. Без этого остаются только вычитанные мысли, безжизненный сырой материал. Поэтому Ван Маю забота об одухотворенности кажется столь же важной, как захват предводителя при штурме вражеской крепости. Формулировка Стратагемы № 18 служит здесь Ван Маю цветистым сравнением.

18.15. Ас настольного тенниса тонет в пятимильном слое облаков

На 26-м Всемирном чемпионате по настольному теннису (Пекин, 1961) китайская мужская команда впервые получила титул чемпиона мира. Китай обогнал Японию, которая с 1954 г. пять раз завоевывала командное мировое первенство. Но успех китайцев не мог заслонить того факта, что некоторые из китайских игроков, обладающих высокими скоростными качествами, еще не выработали правильной точки зрения на японскую технику сверхкрученого удара. Они все еще находились на стадии поисков способов противостояния, чтобы избежать патовой ситуации. Как только китайские игроки попадали на японских соперников с такой техникой, от них требовались величайшие усилия для борьбы.

Чжан Селинь, член китайской команды, специалист по тактике обороны, выдающийся представитель этого вида спорта и знаток стратагем, втайне составил план, как приноровиться к самым выдающимся японским специалистам по технике сверхкрученого удара. Для этого Чжан Селинь посвятил себя исследованию многочисленных способов обороны. На 27-м мировом первенстве (Белград, 1963) Япония вновь попыталась заполучить титул чемпиона мира в командном зачете. Китайская команда выпустила Чжан Селиня для решающего поединка. Он запасся целым колчаном разнообразных приемов против японской техники. Игра едва началась, а японец уже чувствовал себя так, как будто попал в пятимильный слой облаков и тумана. Бурной и все время меняющейся технике обороны Чжан Селиня, его резкому удару японец ничего не мог противопоставить. Так и не поняв, что случилось, он проиграл схватку. Победа Чжан Селиня оказала удивительное воздействие. После того как он обыграл самого сильного японского игрока, победа была прочно в руках китайской команды. Китай успешно отстоял свой титул чемпиона мира в командном зачете.

Этот пример я позаимствовал из воспоминаний многократного китайского чемпиона мира по настольному теннису Чжуан Цзэдуна. Он приводит его в разделе о Стратагеме № 18. Сильнейший игрок японской команды, конечно, является здесь «главарем». Концентрация Чжан Селиня на лучших игроках команды противника нанесла смертельный удар боевому духу японской команды — «разбойничьей шайки».

18.16. Режем помидоры без доски

В главе о Стратагеме № 18 Шу Хань вспоминает:

«Как-то я смотрел кулинарную программу по тайбэйскому телевидению. Тема: как разрезать овощи без доски. Ведущий положил помидор с неотрезанным черешком себе на руку. Затем он сделал на помидоре три надреза, повернул помидор и ножом вырезал черешок. Помидор тут же распался на шесть кусков в форме полумесяца, лежащих на ладони ведущего. Тот не стал сразу разрезать помидор, чтобы не повредить руку, но после того, как он удалил черешок, в данном случае «главаря», помидор распался на куски сам собой».

18.17. Четыре главных противоречия

Уже в первой фразе своего руководства по Стратагеме № 18, вышедшего в 1984 г., пекинский исследователь стратагем Ли Бинъян, с которым я лично знаком, использует термин «основное противоречие». Как он пишет, глубинное значение Стратагемы № 18 состоит в том, чтобы уловить и разрешить основное противоречие и таким образом достигнуть полной победы. Термин «основное противоречие» употребляет в связи со Стратагемой № 18 и Чжуан Цзэдун, трижды чемпион мира по настольному теннису.

Основное противоречие — это квинтэссенция в учении Мао Цзэдуна о противоречиях, каковое вместе с его учением о практике составляет основу «Идей Мао Цзэдуна» (Го Бисюань. Китайская молодежная газета. 1987. 21 июля).

«Идеи Мао Цзэдуна» — господствующая доктрина в руководстве миллиардным народом. Я уже показал это в одной из моих книг, «Партия, идеология и закон в КНР» (Берн, 1982), и в статье «Новое во взаимодействии между государственными и партийными нормами в КНР» в книге, изданной специалистом по Мао Цзэдуну Стюартом Р. Шрамом, — «Пределы государственной власти в Китае» (London, New York, Hongkong, 1985). Концепция Мао об основном противоречии представляется присущей китайскому марксизму. Весь мир, согласно Мао, является клубком противоречий. На каждой стадии развития политическое руководство Китая должно выбрать одно из существующих одновременно противоречий и объявить его основным. Главной задачей китайского народа является решение этого основного противоречия. Все силы миллиардного народа концентрируются на решении основного противоречия, поэтому, когда китайское руководство вдруг находит новое основное противоречие, это приводит к огромным переменам в Китае, поражающим западных туристов.

С середины 30-х годов руководство Компартии Китая четырежды меняло основное противоречие.

1. В 1937–1945 гг. основное противоречие было: Китай против Японии. При этом, с точки зрения коммунистической партии, понятие «Китай» включало также гоминьдан вместе со смертельным врагом Мао, Чан Кайши. Главной задачей было изгнание японцев.

2. В период с 1946-го по 1949 г. появилось новое основное противоречие: Компартия Китая под руководством Мао Цзэдуна против гоминьдановского правительства под руководством Чан Кайши. Основной задачей было поражение Чан Кайши.

3. В период с 1949-го по 1976/78 г. новым основным противоречием стало: «пролетариат» против «буржуазии». Главной задачей была «классовая борьба» пролетариата в целях поражения буржуазии.

4. С 1976/78 г. основное противоречие: необходимость модернизации для преодоления отсталости. Главной задачей является поражение отсталости Китая с помощью четырех модернизаций: в китайской промышленности, сельском хозяйстве, обороне, а также науке и технике.

Западному наблюдателю сцепление основного противоречия с дополнительными противоречиями часто может показаться загадочным. Однако в своей основе логика противоречий совершенно проста и понятна. Например, если установлено, что для Китая во всех областях главным противоречием признано противоречие между модернизацией и отсталостью, то улаживание всех остальных противоречий попросту отбрасывается. Например, это происходит, когда предпринимается все, чтобы форсировать модернизацию. Поскольку Запад является проводником нового, само собой разрешается дополнительное противоречие: «Следует ли посылать китайских студентов на учебу за границу, чтобы они изучали там западные достижения, да или нет?»; такое дополнительное противоречие, как: «Увеличивать ли импорт прогрессивных западных технологий и иностранного капитала, да или нет?» — решить нетрудно.

Поскольку сотрудничество с фирмой «Кока-кола» способствует модернизации китайской индустрии напитков, и решение дополнительного противоречия: «Кооперация с фирмой «Кока-кола», да или нет?» — также не представляет проблемы. Конечно, даже в Китае в мелочи всегда вмешивается дьявол. Поэтому при конкретных решениях этих дополнительных противоречий могут возникнуть чрезвычайно сложные внутриполитические проблемы, например относительно дополнительного противоречия: «Следует ли перенимать у Запада, кроме технологий и методов развития промышленности, также и общественные институты, да или нет?»

Во внешней и внутренней политике КНР нынешнее основное противоречие действительно играет роль «предводителя» всех остальных дополнительных противоречий. Когда партия и правительство решают считать главным определенное противоречие, они вызывают ураган, который наклоняет все степные травы в одном и том же направлении. В Китае часто случается, что главное противоречие можно определять также и для отдельных мелких групп проблем, например для экономики, литературы, спорта и т. п. Отсюда выводится учение о «главной стороне» каждого отдельного противоречия. Например, в экономике при противоречии между «надеждой на собственные силы» и «опорой на иностранную помощь» «надежда на собственные силы» выступает как главная сторона противоречия. Таким образом, мышление, ориентированное на центральное звено, несет в себе признаки того способа, которым в КНР подходят к решению вопросов.

Вернер Майснер в своей книге «Философия и политика в Китае — противоречия в диалектическом материализме за 30 лет» (Мюнхен, 1986) пользуется словом «стратагема» в отношении учения Мао Цзэдуна о противоречиях. По его мнению, «символика «диалектического материализма» не представляет собой общности с европейским марксизмом, а больше напоминает о военных теориях эпохи «Сражающихся царств» (V–III вв. до н. э.), в рамках которых развилась целая система военно-политических стратагем».

Несомненно, анализ Вернера Майснера в основном говорит о 30-х годах. В настоящее время я бы приписал материалистической диалектике в Китае гораздо более всеобъемлющую функцию, чем роль связки при политических альянсах, или, как пишет издательство в аннотации к книге Майснера, приобретает свойство «политической и военной стратагемы». Прослушанный мною на философском факультете Пекинского университета годовой курс марксистской философии (1976–1977) дает основания полагать, что материалистическая диалектика в Китае, упрощенно говоря, представляет собой направленное целиком на внешний мир («материалистическое»), практически ориентированное руководство для прояснения и правильного обращения с аспектами различного рода, рассматриваемыми как противопоставленные или «противоречащие друг другу» («диалектика»). Материалистическая диалектика в ее применимости ко всевозможным проблемам выказывает себя в Китае действительно эффективным рецептом для политического руководства миллиардным народом.

Трактовка всей синомарксистской материалистической диалектики как происходящей исключительно из стратагем завела бы нас слишком далеко. Тот факт, что и по сей день влияющее на китайскую политику учение Мао об основном противоречии явно связано со Стратагемой № 18, не может считаться доказательством.

Психология bookap

«Основное противоречие занимает ведущее, доминирующее положение среди других противоречий» — так говорится в 5-м издании вузовского учебника о принципах марксистской философии, вышедшем в 1983 г. в северокитайской провинции Цзилинь.

Его [основного противоречия] разрешение оказывает решающее влияние на положение дел. Различные прочие противоречия подчиняются этому основному противоречию. Если оно решено, остальные решить гораздо легче. Так, например, во время гражданской войны 1945–1949 гг. битва при Цзиньчжоу была основным противоречием по отношению ко всей операции в Западном Ляонине и Шэньяне [12 сентября — 2 ноября 1948 г.]. Когда Цзиньчжоу был бы взят, противник превратился бы в «пойманную в ведро черепаху» и появилась бы возможность «запереть дверь и побить собаку», то есть отрезать противнику путь к отступлению и победить его. Таким образом наконец была бы достигнута стратегическая цель уничтожить врага во всем Северо-Восточном Китае. На этом примере можно увидеть, что основное противоречие определяет остальные противоречия и влияет на них. Существование и развитие основного противоречия определяют и влияют на существование и развитие прочих противоречий. Для того чтобы решить остальные противоречия, следует сконцентрировать силы и разрешить основное противоречие. Этот метод в обиходном языке называется: «Таща за нитку, вытягивать петлю», «Если бьешь змею, бей по голове», «Если ведешь быка, веди за кольцо в носу» и «Если хочешь поймать шайку разбойников, поймай сначала главаря».