Стратагема № 12. Увести овцу легкой рукой

Четыре иероглифа


ris70.png



ris71.png



ris72.png



ris73.png


Современное китайское чтение: шунь / шоу / цянъ / ян

Перевод каждого иероглифа: легкий / рука / увести / овца

Связный перевод: Увести овцу легкой рукой.

Перевод, дополненный по смыслу: Находчиво используя обстоятельства, суметь увести с собой случайно попавшуюся овцу.

Сущность: Постоянная и всесторонняя психологическая готовность использовать для обретения преимущества любые шансы. Стратагема Кайроса.183


183 Кайpос (греч.) — божество благоприятного момента. — Прим. авт.


Овца, занимающая восьмое место в восточном 12-годичном цикле, в Древнем Китае была символом детской почтительности, так как ягненок преклоняет колени, желая пососать материнскую грудь. Кроме того, однако, она может обозначать и Ян, мужскую силу. Ученые возводят современный иероглиф со значением «красота» к сочетанию иероглифов «большой» и «овца» — «большая овца», по-видимому, обозначает вкусную, то есть «прекрасную», пищу, которая особенно ценилась китайцами.

Еще в пьесе, ставившейся в начале VII в. н. э., «Вэй Чигун, вооруженный только кнутом, отбивает копье Ли Юаньцзи», согласно Гуань Ханьцину (XIII в.),185 появляется формулировка Стратагемы № 12, но не в значении стратагемы, а в качестве цветистого описания легкости, с которой Ли Юаньцзи обманул своего врага Вэй Чигуна.


185 В. Ф. Сорокин приводит содержание этой пьесы. Ее автором является Шан Чжунсянь, а полное название — «Юйчи Гун трижды отнимает копье». Некоторая разница в написании имени главного героя объясняется тем, что знак «вэй» является фонетиком в иероглифе «юй». Зенгер, очевидно зная звучание фонетика, не проверил чтение иероглифа по словарю, а оно в данном случае является иным, чем фонетик (см.: Сорокин В. Ф. Указ. соч. С. 266–267).


В том же значении употребляется формулировка Стратагемы № 12 в известном народном романе «Речные заводи». Это издание в 120 глав, и 99-я из них гласит:

«Вскоре Ma Лин уже покрыл на двух своих волшебных колесах более двадцати миль. Дай Цзун понял, что больше не может его удерживать. Далеко-далеко летал Ma Лин, как вдруг перед ним появился толстый буддийский монах и, ударив его своим монашеским посохом, принудил спуститься и захватил Ma Лина, уводя тем самым овцу недрогнувшей рукой».186


186 Существует два основных варианта романа «Речные заводи»: один содержит 70 глав, другой — 120. Наиболее популярной является первая, сокращенная версия. Именно с нее профессором А. П. Рогачевым и был сделан перевод романа на русский язык, вышедший в 195 5 г. Полный текст романа был издан в Пекине в 1954 г. для литературоведческой и филологической работы. В годы «культурной революции» в Китае была развернута идеологическая кампания по поводу классического литературного наследия.

186 В 1972 г. началась «реабилитация» классики и в канун визита Р. Никсона в Пекине начали продаваться «Сон в Красном тереме» и затем «Речные заводи», которые пользовались огромным спросом у публики. Продавались как старые, вышедшие еще до «культурной революции» издания, так и новые. Затем вышли в свет и «Троецарствие», и «Путешествие на Запад». Однако в 1973–1974 гг. началась интенсивная критика романа «Речные заводи». В 1975 г. Мао Цзэдун придал этой критике общекитайский характер, причем использовал против своих оппонентов версию романа из 120 глав. (Подробнеесм.:Желоховцев А. Н., Рогачев А. П.Кампания вокруг романа «Речные заводи» в Китае // Народы Азии и Африки. 1978. № 1. С. 80–91.)

186 Отрывок, приводимый Зенгером, в прямом переводе с китайского звучит несколько по-иному. Правда, может быть, Зенгер пользовался каким-то другим изданием. Мы же приводим его по полному изданию 1954 г.: «За короткое время Ma Лин проехал свыше 20 ли. Дай Цзун, проехав 16–17 ли, остановился. Смотрел повсюду, но Ma Лина не увидел. Ma Лин же впереди летел стрелой и столкнулся с одним очень толстым монахом, который нанес ему прямой удар в лицо и ударом своего посоха буддийского монаха опрокинул Ma Лина, воспользовавшись моментом, захватил чужое и быстро взял Ma Лина в плен» (Ши Hайанъ. Шуй ху цюань чжу. Пекин, Жэньминь вэньсюе чубаньшэ. Т. 3. С. 1552). Заметим также, что сочетание из четырех иероглифов, обозначающих Стратагему № 12, имеется в «Китайско-русском словаре», подготовленном Шанхайским институтом иностранных языков (Пекин: Шану иншу гуань, 1977. С. 843). Его перевод дается как: «воспользовавшись моментом (случаем), забрать (стащить) что-то; походя (на ходу) прихватить (взять) чужое (чужую вещь)».


В подходящем для нас значении использует формулировку Стратагемы № 12 У Чэнъэнь (1500–1582) в XVI главе фантастического романа «Путешествие на Запад», при описании попытки похищения волшебного одеяния у буддийского монаха Трипитаки (см. 5.1).

Царь обезьян, заметив, что монахи собираются поджечь хворост, рассуждает так:

«Они собираются убить нас и похитить одеяния… Я бы мог разогнать их моей волшебной палицей, но уж слишком велико будет тогда мое превосходство. Один удар — и все они будут перебиты. И придется мне потом сносить упреки моего господина в том, что я применил к ним насилие. Поступлю же я тогда таю обращусь к способу «Недрогнувшей рукой увести овцу» и направленный против нас замысел убийства обращу на них самих, так чтобы не мы потеряли свои жизни, а они — свои».187


187 А. П. Рогачев несколько по-иному излагает эти размышления Сунь Укуна: «Они задумали погубить нас и завладеть наше рясой, вот почему и решились на такое злодеяние. Тут надо бы поорудовать моим посохом, но это невозможно: Учитель снова будет обвинять меня в жестокости. А ведь достаточно одного удара, чтобы перебить их всех. Постой, постой! — обрадовался он. — А почему бы мне тоже не пуститься на хитрость и не сорвать их плана? Ничего нет трудного на их козни ответить кознями» (У Чэньэнь. Указ. соч. Т. 1.С. 301–302).


Здесь под «овцой» подразумеваетя стратагемный план монахов, который Царь обезьян сорвал с помощью Стратагемы № 3, перебив монахов. «Увод овцы» — это, так сказать, перехват и нейтрализация стратагемы противника.

В Стратагеме № 12 идет речь о находчивом использовании благоприятного стечения событий, в особенности обнаруживающихся вдруг промахов противника. Тут уместна китайская пословица:

«Большую стену можно развалить с маленького угла, а бревно начинает гнить с сучка».

Пекинская книга о стратагемах от 1987 г. приводит в этой связи следующий исторический пример:

12.1. Сян Юй против Тянь Жуна

В 206 г. до н. э. Сян Юй (232–202 до н. э.) был провозглашен «единовластным царем Западного Чу»; у него в подчинении оказалось восемнадцать глав наследственных домов.188 Один из претендентов на роль главы наследственного дома, Тянь Жун, оказался не у дел. В том же году он взбунтовался, выгнал или убил одного за другим нескольких глав наследственных домов и наконец оказался властителем трех областей княжества Ци (в восточной части современного Китая), на которое он и претендовал в качестве главы наследственного дома. Чтобы обезвредить Тянь Жуна, Сян Юй пошел на него войной. Этим моментом воспользовался Лю Бан (ок. 250–195 до н. э.), который стремился вернуть себе находившийся на западе Ханьчжун. Он воспользовался неспособностью Сян Юя следить за событиями в Западном Китае и согласно плану своего военачальника Хань Синя тайно направился в Чэньцан, чтобы без особого труда овладеть тремя областями бывшего княжества Цинь (см. 8.1).


188 Зенгер употребляет здесь европейский термин «Lehenskönige» — «ленные цари». Но это сразу ставит проблему становления феодализма в Китае, которая находится в центре многочисленных дискуссий в течение многих лет. Думается, что для рассматриваемого здесь исторического периода правильнее использовать термины, применяемые при переводе на русский язык «Исторических записок» Сыма Цяня. В таком случае речь идет о главах наследственных домов (шицзя) (см.: Сыма Цянь. Указ, соч. Т. 5; о деяниях Сян Юя см. там же. Т. 2. С. 53—156).


В этом примере «овца» — это временная слабость вовлеченного в войну Сян Юя. С помощью «увода овцы» в подразумеваемом здесь смысле Лю Бан заложил краеугольный камень в создание династии Хань, самой долгой династии в китайской истории.

12.2. Чжао просит о помощи

В 354 г. до н. э. Хой, царь государства Вэй (369–319 до н. э.), задумал присоединить лежавшее к северу от Вэй государство Чжао. Для этого он направил в Чжао большую армию под командованием военачальника Пан Цзюаня. Пан Цзюань беспрепятственно дошел до столицы государства Ханьдань (современный город Ханьдань в провинции Хэбэй) и окружил его в 353 г. до н. э. Царь Чжао послал просьбу о помощи владыке могущественного государства Чу, лежавшего к югу от Вэй. Царь Чу не стал спешить отвечать на эту просьбу. Он собрал своих советников. Первый министр Чжао Сисю высказался против вступления в войну на стороне Чжао. Напротив, по его мнению, следовало поддержать Вэй. Сильное Вэй будет еще больше притеснять Чжао. Чжао будет оказывать еще более упорное сопротивление, и наконец оба государства будут истощены войной. Тогда Чу сможет сыграть роль «смеющегося третьего».

Цзин Шэ единственный выступил против и объяснил свой план, ведущий к ослаблению государств Чжао и Вэй. Этот план понравился царю Чу. Он назначил Цзин Шэ военачальником и дал ему небольшую армию, которая под предлогом оказания помощи Чжао перешла границу между Чу и Чжао. Чжаоские военачальники распространили известие о помощи из Чу в войсках, оборонявших столицу Чжао. Но, несмотря на сопротивление, Пан Цзюань после семимесячной осады, собрав все силы, наконец захватил город. В этот момент пришла весть о том,189 что государство Ци откликнулось на призыв о помощи из Чжао и послало войска по направлению к остававшейся без охраны столице Вэй. Пан Цзюань тут же вывел свое войско из Чжао и отправился на родину. На этом пути Пан Цзюань потерпел поражение от циских войск, применивших стратагему «В покое ожидать утомленного врага».


189 Этот план связывается со Стратагемой № 12 в одном из комиксов, выпущенных КНР. — Прим. авт.


Тут-то и пригодилось то обстоятельство, что и Вэй и Чжао были истощены войной и поражениями. Цзин Шэ воспользовался им и со своим маленьким войском отхватил часть территории Чжао. Так увенчалось успехом применение стратагемы «Недрогнувшей рукой увести овцу».

Просьба Чжао к Чу о помощи дала Чу случай ввести войска на территорию Чжао, чтобы потом при благоприятном стечении обстоятельств без труда захватить его кусок — «овцу».

12.3. Тридцать километров до Москвы

По мнению автора одной из пекинских книг о стратагемах, находчивое использование внезапно обнаружившихся слабостей противника вполне возможно в условиях современной войны.

«Состоящая из танков, мобильных соединений и пехоты армия, наступающая с большой быстротой, вряд ли может надеяться постоянно сохранять координацию между частями войск, на всех участках поддерживать в безупречном состоянии тыловое снабжение и поспевать подтягивать фланги. Поэтому за наступающим танковым соединением часто остаются относительно слабые места. Опытный командир может использовать эти уязвимые места».

Именно таким образом во время Второй мировой войны советское командование обошлось с наступавшими немецкими войсками на тридцатом километре от Москвы. Советы исходили из того, что фронт противника имеет выгнутую форму и не поддерживается арьергардом. Все силы были сосредоточены «на кончике стрелки». Согласно китайской интерпретации, с помощью нападений с флангов Советам удалось уничтожить немецкую армию и повернуть весь ход войны.

Согласно другому варианту интерпретации Стратагемы № 12, речь идет о таком использовании обстоятельств, при котором «овца» по собственной воле идет в руки ловца. Книга о стратагемах, вышедшая 19-м изданием в Тайбэе в 1985 г., приводит по этому поводу историю из классического конфуцианского труда «Цзо-чжуань».190


190 См. первый комментарий к Стратагеме № 2.


12.4. Сладострастный князь

Чжуан, князь Ци (5 5 3—548 до н. э.), имел связь с женой важного сановника Цуй Чжу. Прознал об этом Цуй Чжу и замыслил убить князя. Но никак не представлялось ему подходящего случая. Насилу смог он устроить так, чтобы прекратить встречи князя со своей женой. Однажды князь по пустому поводу приказал бить кнутом своего слугу Цзя Шу, но потом оставил его в своей свите. Обиженный Цзя Шу стал союзником Цуй Чжу.

Однажды явился в Ци высокий посол государства Цзю. Князь Чжуан устроил в его честь пир у северных городских ворот. Не случайно поблизости оттуда находилось жилище Цуй Чжу: несомненно, князь надеялся встретиться с его хозяйкой, когда приглашенный на пир Цуй Чжу уйдет из дому.

Об этом намерении догадался Цуй Чжу. Он сказался больным и не явился на пир. На следующий день князь решил навестить Цуй Чжу, но, придя к жилищу Цуй Чжу, увидал его жену и последовал за ней в дом. Цзя Шу, сопровождавший князя, приказал всей свите ждать снаружи, сам вошел за князем в дом и запер за ним двери. А в доме были спрятаны вооруженные люди, которые убили князя Чжуана.

12.5. Легкий подъем на Тигровую гору

К этому примеру примыкает эпизод из известного китайского романа «Линьхай сюеюань» («Лесное озеро в снежной стране»). Его автор Цю Бо (род. 1923), который сам в 16-летнем возрасте вступил в 8-ю полевую армию, руководимую Компартией Китая, описывает, как во время гражданской войны в Китае (1945–1949) разведгруппа особого назначения Народно-освободительной армии обнаружила и разгромила гоминьдановские войска в лесах Северо-Восточного Китая. Роман частично был переработан в революционную оперу «С помощью тактического искусства овладеть Тигровой горой», принадлежащую к немногим пьесам, ставившимся в Китае во время «культурной революции».191


191 Реорганизация китайского классического театра началась еще летом 1964 г., когда по инициативе Мао Цзэдуна в Пекине был проведен смотр спектаклей Театра пекинской музыкальной драмы на современную тему. Среди спектаклей были два, которые не имели успеха, но постановка которых приписывалась супруге Мао Цзэдуна — Цзян Цин: «Искры в камышах» и «Красный фонарь». С 1967 г. они стали именоваться «образцовыми революционными спектаклями». «Искры в камышах» позже были переименованы в «Шацзябан»; к этим спектаклям добавились оперы «Чжи цюй Вэйхушань» («Взятие хитростью горы Вэйхушань») и «Циси Байхутуань» («Налет на полк Белого тигра»), а также балетные спектакли «Хунсэ нянцзы цзюй» («Красный женский батальон»), «Баймао нюй» («Седая девушка»), «Юймэн сун» («Песня горы Юй-мэн») и «Дети степей».

191 Кроме революционной тематики эти спектакли отличались от старой классической пекинской оперы тем, что был изменен музыкальный строй — добавлено количество инструментов и музыкантов (с 7 до 20), в музыкальную ткань были вкраплены и мелодии европейских композиторов, к исполнению женских ролей были допущены актрисы (в старом театре эти роли исполняли только мужчины), со сцены по ходу спектаклей звучали «Интернационал», «Алеет Восток» и другие революционные гимны.


В XII главе романа командир разведгруппы особого назначения Народно-освободительной армии Шао Цзяньбо допрашивает взятого в плен вражеского разведчика Лю Вэйшаня по прозвищу Ицзомао (Чуб). Его спрашивают об укреплениях противника

на Тигровой горе, на которой в бункере засели связанные с гоминьдановскими войсками бандиты Цзо Шаньдяо. Ицзомао рисует карту и показывает в левом нижнем углу долину. При этом он объясняет: «Эта долина совсем незаметна. Если ее использовать для штурма горы, успех обеспечен».

Шао Цзяньбо задумался: «Эта долина — явно слабое место врага. И конечно, она у него под наблюдением. Ицзомао явно замышляет дурное. К тому же я слыхал, что люди Цзо Шаньдяо умеют уводить овцу недрогнувшей рукой. Возможно, Ицзомао хочет применить против нас эту стратагему. Наверняка он предполагает, что мы будем уничтожены, когда двинемся по долине на гору».

В этом примере отряд Народно-освободительной армии не находится на Тигровой горе, а только собирается туда направиться. Вражеский разведчик искусно использует обстоятельства, чтобы сделать противника практически неспособным к обороне. Однако этот его план разбивается о недоверие Шао Цзяньбо, который подмечает Стратагему № 12, скрывающуюся под указанной разведчиком по видимости безопасной дорогой.

Явно не думали о Стратагеме № 12 воины, о которых идет речь в следующем примере из деяний императора Ханьской династии Сяня (190–220).

12.6. Бегство императора

Император Сянь был захвачен в плен бунтовщиками в столице империи, Чанани. Когда обстоятельства позволили ему, он бежал. Целью его бегства был Лоян, но отряд всадников бросился за ним в погоню. Вскоре преследователи уже почти догоняли императора. Тогда старый императорский советник Дун Чэн посоветовал: «Давайте побросаем на дорогу драгоценности и другие сокровища».

Так они и сделали. Последними они выбросили украшенную нефритом корону и шейные цепочки императрицы. Когда бунтовщики увидели драгоценности на земле, они остановили лошадей, спрыгнули с седел и начали, не обращая внимания на гневные приказы своего начальника скакать дальше, собирать эти богатства. Конечно, то, что они могли сейчас собрать, превосходило все, что они заработали тяжелым трудом за всю жизнь. Поэтому они и думать забыли о преследовании императора. И бунтовщики стали собирать внезапно ставшие доступными сокровища — «овцу на обочине» — и упустили императора, свою прежнюю цель.

Этот пример напоминает о часто употреблявшемся китайцами при ведении военных действий обманном маневре: чтобы отвлечь противника, по земле рассыпают золото, шелка, хлеб или рис. Воины противника начинают подбирать эти сокровища, и боевые ряды ломаются. Тут спрятанные неподалеку войска нападают на них и наносят сокрушительное поражение. Этот пример я позаимствовал из книги: Кай Верхан Мей (изд.). Ци чикуан — практика ведения войны у китайцев. Мюнхен, 1980.

Оправдывает ли получаемое при этом преимущество требуемые затраты, зависит от обстоятельств. Следует остерегаться ошибки, при которой за малое платишь большим. Как гласит одно из десяти тайных правил игры го (см. 11.17), «пренебрегай малым, чтобы выиграть большое».

12.7. Семь морских путешествий Чжэн Хэ

Согласно книге о стратагемах, вышедшей в Тайбэе в 1973 г., необычный пример применения Стратагемы № 12 связан с таинственной судьбой минского императора Хоя (1398–1402). Последний, заняв трон в 1398 г., решил покончить с властью феодалов в империи и для этого сместил многих феодальных князей и сделал их простыми подданными. Наконец остался только один удельный князь, в Янь. Он организовал сопротивление, приведшее к трехлетней гражданской войне. Гражданская война кончилась тем, что князь Янь захватил императорскую столицу Нанкин И сжег императорский дворец. Что при этом случилось с императором, остается неизвестным. Все легенды сходятся на том, что он исчез. Между прочим, предполагается, что он переоделся монахом и бежал за границу. Его враг, князь Янь, сам себя назначил его преемником и правил под именем императора Чэн-цзу (1402–1424).192


192 Когда в 1398 г. скончался основатель национальной китайской династии Мин — Чжу Юаньчжан, придворная камарилья в обход сыновей возвела на престол одного из его внуков. Сыновья, почувствовав себя ущемленными, начали борьбу за власть. Один из них, владетельный князь Яньцзина (бывшей столицы монгольской династии Юань — Даду) по имени Чжу Ди, сверг «узурпатора» Хой-ди и занял престол сам. Его храмовое имя было Чэн-цзу, а девиз годов правления — Юн-лэ (Вечная радость). Яньцзин он объявил северной столицей, переименовав его в Бэйцзин (Северная столица — современный Пекин). Прежняя столица его отца получила название Наньцзин (Южная столица — Нанкин).

192 С его именем связаны крупные преобразования в стране, активная завоевательная внешняя политика на севере и северо-востоке. На юге помимо завоеваний в Индокитае была организована серия морских экспедиций в страны южных морей, а также вдоль побережья Индостана вплоть до Африки.


Выдающимся достижением эпохи его правления явились морские экспедиции, в которые он отправлял мусульманина, родом из Юньнани, евнуха Чжэн Хэ. С 1405 по 1433 г. Чжэн Хэ выходил в море семь раз. Первую морскую экспедицию 1405–1407 гг., в которой участвовало более трехсот судов и двадцать семь тысяч моряков, Чжэн Хэ повел к южному берегу Вьетнама, Яве, Суматре, Малакке, Цейлону и Калькутте. Во время экспедиции Чжэн Хэ, в частности, принял участие в деле о наследовании трона одного яванского королевства. В последующих экспедициях Чжэн Хэ сделал Калькуттское, Кочинское и Цейлонское царства вассалами Минской империи; китайские войска вторгались во внутренние области султаната на Суматре. Самое длительное путешествие предпринял Чжэн Хэ в 1417–1419 гг. к Аравийскому полуострову и восточноафриканскому побережью.

Согласно поздним китайским историческим работам, китайский император заботился о своем престиже, отправляя флот в моря Восточной Азии. С точки зрения автора уже упоминавшейся книги о стратагемах, вышедшей в Тайбэе, все эти лавры явились лишь «овцой, которую Китай подцепил по дороге», при том что главная цель оказалась не достигнута. Главной же целью было уничтожение объявившегося за границей императора Хоя. Собранный Чжэн Хэ политический урожай позже использовался с помощью Стратагемы № 12, чтобы прикрыть неудачи в отношении главной цели.

Автор тайбэйской книги о стратагемах обосновывает свой тезис тем, что никогда прежде ни один китайский император не стремился демонстрировать свой авторитет за границами империи. К тому же, поставив подобную цель, конечно, не послали бы для проведения заграничной миссии евнуха. Евнухи вряд ли годились в качестве высших представителей китайской культуры.

Действительно, в биографии Чжэн Хэ, приведенной в изданной в 1739 г. китайской «Истории династии Мин», читаем:

«Император Чэн-цзу разгневался, что император Хой бежал за границу, и хотел преследовать его. Потому пожелал он, чтобы блеск его армии воссиял в дальних областях и показал всем богатство и мощь Китая».

Даже в этом официальном обосновании экспедиции Чжэн X 3 преследование исчезнувшего императора Хоя названо на первом месте и лишь за ним следуют прочие причины. В общем ту же последовательность причин экспедиции Чжэн Хэ демонстрирует также Фу Личэн, один из известнейших современных тайваньских историков, в «Краткой истории Китая»; в подобном же смысле высказывается Чжун Шухэ в книге «Цзоу сян шицзе» (Прорыв в мир. Пекин, 1985. С. 20). Чжун Шухэ указывает на обострившуюся как раз при Минской династии политику общей закрытости Китая по отношению к загранице. Китайцам, жившим поблизости от морского берега, было под угрозой штрафа запрещено строить морские суда, и в 1369 г. минский император Тай-цзу193 повелел прервать все контакты с пятнадцатью странами, в том числе с Кореей и Японией.


193 Тай-цзу — храмовое имя основателя Минской династии Чжу Юаньчжана.


12.8. В ожидании персика

Несколько изменяет формулировку Стратагемы № 12 Чжао Чжунсэнь, фабричный рабочий из Кайфына, в статье в «Жэньминь жибао» от 5 февраля 1977 г.:

«Труд — это борьба. В его процессе все время натыкаешься на противоречия и противостояние. Реагирование на них — серьезная проблема. Бывают люди, которые склоняются к выжиданию. Они ждут и ждут, пока проблема не решится сама собой. Если ожидание остается безуспешным, они снимают с себя всякую ответственность, говоря, что ничего поделать нельзя. Если же проблема решается за время ожидания, они «легкой рукой срывают персик».

12.9. Жонглирование фактами

Ши Цяо разоблачает в пекинской газете «Гуанмин жибао» за декабрь 1978 г. наступление так называемой «банды четырех» и ее союзников:

«Они вырывают из целого отдельные факты, изолируют их от прочих и выводят затем из них абсурдные заключения. Так, например, из ста деяний некоего государственного деятеля выбираются две-три ошибки и при умолчании о девяноста процентах его положительных качеств подаются как доказательство его неспособности».

Эти «контрреволюционные махинации», согласно Ши Цяо, породили за год у некоторых товарищей дурную привычку жонглировать фактами. Они постоянно подчеркивают, как важно сохранять контакт с действительностью, но ограничиваются тем, что «легкой рукой уводят попавшуюся на дороге овцу», то есть вырывают из всей полноты материала отрывочные даты, сведения и ситуации. «И они хотят таким образом доказать свою правоту».

12.10. Продвижение овцы

В связи со стратегией, обычно применяемой для продвижения по службе, формулировка Стратагемы № 12 всплывает в комментарии, впервые появившемся в № 5 хэйлунцзянского журнала «Партийная жизнь», которому было придано такое значение, что 3 апреля 1984 г. его перепечатала «Жэньминь жибао».

«При продвижении растущих функционеров вновь и вновь происходит обращение все к той же излюбленной «овце». У них обычно мягкий характер, они всем обычно отвечают «да-> и «хорошо», в моральном и производственном смысле имеют средние способности и никогда не доставляли трудностей руководству. Об этих людях можно сказать: «И начальства они не раздражают, и коллег не сторонятся». И когда заходит речь о повышении, о них сразу вспоминают. Всех их «проводят легкой рукой».

Все это совершенно неуместно. Я говорю «неуместно» не оттого, что такие люди могут возмутить право и порядок и нарушить спокойствие, но потому, что они, подобно немым трубачам в хоре из бамбуковых труб, занимают место, для которого не обладают соответствующей квалификацией, и, как кукушка, поселившаяся на ветке под соловьем, не могут ничего предпринять или совершить, а лишь мешают делу. Легко догадаться, что всякий, кто говорит только «да» и «хорошо» и постоянно оглядывается на начальство, заняв однажды руководящий пост, точно так же будет ждать указаний сверху и сможет самостоятельно выполнять работу только второго-третьего класса. «Увести овцу легкой рукой» просто, но таким образом нельзя совершить ничего нового».

12.11. Ложки, летающие без крыльев

Особенно часто в прессе КНР Стратагема № 12 приводится по отношению к случайному воровству, что соответствует определению этой стратагемы, которое дал в эпоху Цин (1644–1911) Гу Чжанси:

«Украсть, что плохо лежит, — это называется «легкой рукой увести овцу».

Так, многократно уже цитированная «Жэньминь жибао» в марте 1983 г. жаловалась, что многие люди «легкой рукой уводят овцу», причем речь шла не только об общественном имуществе, но также и об интеллектуальной собственности.

«Легкой рукой уведена овца» при «снятии пробы» с охлажденных напитков» — под таким заголовком «Бэйцзин ваньбао» («Пекинская вечерняя газета») в августе 1983 г. обвинила фабричного рабочего Ханя в краже трех кружек пива в баре пекинского крытого рынка «Восточный ветер».

«Легкой рукой уведены тарелки» — под таким заголовком шанхайская «Цзефан жибао» («Освобождение») в июне 1984 г. сообщала об учителе, который за обедом на загородной экскурсии шепнул своему соседу: «Эти тарелки можно не покупать на рынке. Я возьму одну себе».

«Легкой рукой увести миски» — такова подпись к карикатуре Чжу Сэньлиня в «Тяньцзиньской газете» от 2 сентября 1980 г. Отец, мать и сын радостно едят из мисок, которые, судя по надписям на них, происходят из различных столовых.

«Решительно положить конец уводам овец легкой рукой» обязуется Се Цзяли из фирмы табачных и алкогольных изделий шанхайского пригорода Хуанпу в одной из китайских районных газет в августе 1979 г.: «В последнее время многие гостиницы точно установили, что немало ложек умеет летать без крыльев».

12.12. Подобранная веревка

Тайваньская книга о стратагемах подчеркивает, что предпосылкой для применения Стратагемы № 12 должна быть незаметность и беспрепятственность «увода овцы». Если же при осуществлении стратагемы человеку помешали, на первый план выходит искусство отговорок, спасающих всю затею. Вот анекдот из одной из гонконгских книг о стратагемах:

«Ворующий коров приведен был к судье и обвинен в краже. Но он оправдывался со словами: «С каких это пор я ворую коров? Я просто увидел на дороге веревку и решил поднять ее и унести домой. А уж привязанная к веревке корова пошла со мной по своей воле».

Это, конечно, шутка, пишет гонконгский автор, но чем от этого отличается тон письма, которое написал маньчжурский военачальник и завоеватель Доргон (1612–1651) после поражения Минской династии в 1644 г. военачальнику Ши Кэфа (ум. 1645), оставшемуся верным Мин и после захвата маньчжурами Пекина боровшемуся за восстановление Минской династии? Доргон пытается убедить Ши Кэфа капитулировать и описывает захват маньчжурами Северного Китая в следующих выражениях:

«Ради воцарения мира в государстве захватили мы Яньцзин [Пекин]; мы отобрали его у Ли Цзычэна [предводителя крестьянского восстания], а вовсе не у благородной Минской династии».

Психология bookap

Квинтэссенция Стратагемы № 12 выражена одной из тайваньских книг о стратагемах в таких словах:

«Стратагема № 12 заключает в себе требование не сосредоточивать все внимание на отдельных обстоятельствах, а, напротив, расширить поле своего зрения, чтобы, если в нем возникнут какие-нибудь возможности для выигрыша, а) сразу же заметить их и б) использовать. Даже малейшее, едва заметное преимущество не следует недооценивать. Мелкими каплями наполняется океан. Польза от стратагемы «Легкой рукой увести овцу» заключается не в приобретении отдельной овцы, а в непредвиденном выигрыше, обеспеченном постоянной установкой на открытость ко всему и находчивость, что во много раз увеличивает значимость этого выигрыша».