Какая форма брачных отношений естественна для человека: все о том же, но подробнее (беседа шестая)


ris144.png

Читаешь ли лекцию о поведении животных студентам, просматриваешь ли письма читателей, разговоришься ли с новыми людьми — обязательно всплывает тема, взятая в подзаголовок. Все думают об этом, и автор не исключение. Так, уже в зрелом возрасте Платон посвятил теме двух противоборствующих эротов диалог «Пир».

Признание двойственной, биосоциальной природы поведения человека долгое время оставалось формальным, ибо биологические инстинктивные основы поведения человека были неизученными. Об инстинктивном поведении животных, а тем более человека почти ничего не знали, и поэтому животную основу поведения человека придумывали кто как хотел. Только в последние несколько десятилетий этологи стали заполнять этот пробел. Выяснилось, что о воздействии на нас инстинктивных, передаваемых из поколения в поколение программ мы можем не догадываться. Их позывам мы зачастую находим внешне вполне разумные объяснения.

Выше вы познакомились со многими курьезными примерами проявления древних инстинктов в таком нашем поведении, которое мы считаем вполне современным и разумным. В отличие от этих неявных проявлений половое и брачное поведение люди издревле считали скопищем «инстинктов». Поэтому в начале книги автор его даже не упоминал — чего же ломиться в открытую дверь? Но стоило ему попробовать в эту дверь войти, как оказалось, что это как раз одна из самых трудных областей для этологического анализа. Потребовалось более десяти лет поисков, прежде чем главные противоречия начали устраняться. Но и сейчас многое остается неопределенным.

Писать об этой проблеме в дедуктивной манере было бы неправильно. Однако в манере совместного с читателем поиска ответов уже можно. Чтобы мы с вами, читатель, могли сотрудничать на этом пути, вам нужно усвоить главные методы сравнительной этологии — сопоставление сходных форм поведения у неродственных видов животных (это конвергенция, возникающая из-за сходства среды, сходства задачи, сходного давления естественного отбора и ограниченности возможных решений); у родственных видов (это параллелизм, здесь, помимо перечисленных выше причин, важно еще сходство внутреннего содержания видов, их генетических программ); у прямых потомков (здесь главное — те же генетические программы). Вы должны научиться узнавать общую основу внешне не очень сходных форм поведения, подобно тому как вы узнаете общую основу — переднюю конечность — и в грудных плавниках рыбы, и в крыле птицы, и в руке человека.


ris145.png

Из-за недостатка места на островах морские котики, как и многие другие ластоногие млекопитающие, в сезон размножения ведут гаремный образ жизни. Самец занимает маленький участок, на который собирает как можно больше самок. Охраняя гарем, самцы лежат, высоко поднявшись над самками, и постоянно угрожают соседним самцам. Под воздействием сильного полового отбора со стороны самок самцы значительно увеличились в размере.



ris146.png

Конвергенция. Живущие на Галапагосских островах морские пресмыкающиеся — игуаны — из-за недостатка места для размножения освоили гаремный образ жизни. При этом их брачное поведение поразительно напоминает поведение гаремных морских млекопитающих, которым они не родственны. Среди пресмыкающихся это единственный вид с подобным поведением.


Автор по мере нашего продвижения будет сообщать необходимые сведения, задавать вопросы и предлагать свои варианты объяснения. Например, если вы узнаете, что самцы кузнечиков поют, чтобы привлечь самок, а те идут на их песню и (при возможности выбора) предпочитают поющего громче, чаще и точнее воспроизводящего видовую песню, и что точно так же привлекают пением самок соловьи, а самки тоже предпочитают поющего громче, чаще и точнее, то вы должны знать, что у этих видов сходные инстинктивные программы возникли на разной генетической основе, независимо (т.е. конвергентно), они не унаследованы от общего предка, ибо общие предки у них были на уровне червей, а черви не издают звуков. Это такая же конвергенция, как и наличие у них крыльев, или органов слуха, или органов издавания звуков — тоже сходных по решаемой задаче, но независимых по происхождению. Если вы узнаете, что своеобразным пением призывают самок самцы гиббонов, близкого к человекообразным вида приматов, и самцы человекообразных орангутанов, то это параллелизм, ибо их инстинктивные программы — это скорее всего лишь варианты программ их общих обезьяньих предков, так как и среди них многие призывают самок голосом. Брачные песни есть и у земноводных (вспомним лягушек), и у пресмыкающихся (вспомним степных черепах и крокодилов), и у птиц, и у млекопитающих, т.е. у классов, связанных родством происхождения. Значит, их программы содержат как конвергенции, так и параллелизмы. На таком фоне как вы оцените поведение испанского идальго, поющего серенаду под балконом возлюбленной, — как вариант реализации генетической программы, параллельной программе орангутана, имеющей общие корни с программами лягушки и соловья и конвергентной программе кузнечика, или как нечто чисто человеческое, ничего общего с предками и родичами не имеющее? Если вы скажете, что возможно и то, и другое, что, для того чтобы сделать выбор, нужны дополнительные сведения, — например, у всех ли рас и народов, на всех ли континентах и на изолированных островах в океане, только теперь или в древности мужчины привлекали женщин голосом, что будет делать такой человек, как Тарзан выросший вне людских традиций, и т.п., — то вы встали именно на тот путь, каким идут этологи, разбираясь в скрытых, часто рудиментарных инстинктивных основах поведения человека.


ris147.png

Самцы тетеревов собираются для демонстрации брачного поведения на небольших площадках — токах. Они проводят между собой турнирные поединки, а самки наблюдают и выбирают для своих будущих детей элитных отцов среди победителей. О самке и потомстве петухи не заботятся, турниры — их единственное занятие в брачный период и способ передать свои гены потомству. Из-за сильного полового отбора со стороны самок внешний вид петухов претерпел значительную эволюцию. Обратите внимание на то, что самки делают вид, что происходящее на току их как бы не касается.



ris148.png

Параллелизм. Самцы турухтанов, принадлежащие к другому отряду птиц, тоже проводят турниры на коллективных токах, тоже сильно отличаются от самок (но только в сезон размножения, потому что после его окончания сбрасывают пышный перьевой наряд) и тоже не заботятся о самке и потомстве. Сходство с тетеревами во многом обеспечено общими для птиц генетическими программами, а сходство с манящими крабами и жуками-оленями конвергентно. Обратите внимание, что у совсем не родственных классов птиц и ракообразных или у двух неблизких классов членистоногих (ракообразных и насекомых) независимо, а следовательно, конвергентно возникла такая тонкая деталь поведения, как изображение самкой отстраненности от происходящего поединка.


Есть ли форма брачных отношений, «естественная» для человека?

Мыслители XIX века полагали, что изначально у первобытного человека существовал промискуитет (беспорядочное спаривание всех со всеми). Теперь мы знаем, что это неверно. Во-первых, у ребенка ярко выражена инстинктивная программа иметь не только мать, но и отца — значит, какой-то отец всегда был. Во-вторых, человек — очень ревнивое существо, инстинкт этот явно очень древний, и при промискуитете мужчины бы постоянно дрались, женщины бы тоже конфликтовали, да и между полами наблюдалось бы больше стычек, чем любви. В-третьих, при промискуитете мать одна, без помощи мужчины выращивает детей, а это первобытной женщине, жившей собирательством, было не по силам.

Исторический период застал человечество с четырьмя системами брачных отношений: групповым браком, полигинией (один мужчина и несколько женщин), полиандрией (одна женщина и несколько мужчин — большая редкость, существовавшая у одного из народов Непала) и моногамией (один мужчина и одна женщина); последняя в двух формах – пожизненной и допускающей развод. Одиночная семья (мать с детьми без отца) встречалась лишь как вкрапление в обществах с иными системами, если не верить мифам об амазонках. И во всех этих системах люди жили по-своему счастливо и не считали, что их система для них противоестественна! К нашему времени полиандрия исчезла, групповой брак сохранился у немногих диких племен, полигиния сильно сократилась, но осталась у миллионов мусульман, а моногамия расширилась, однако не пожизненная, а с разводом. Одиночная семья тоже стала встречаться чаще. В XIX веке утописты предсказывали отмирание семьи и возникновение непожизненных связей по любви с коллективным воспитанием детей, но этого не случилось, да и не случится, так как придет в противоречие с инстинктивной потребностью детей иметь родителей и с материнским (родительским) инстинктом взрослых.

Археология установила, что предки человека миллионы лет жили группами по нескольку десятков особей, но, какова была брачная система в этих группах, неизвестно. Существование у человека нескольких брачных систем для биолога удивительнее, чем для остальных людей, ибо он знает, что брачная система — видовой признак, один вид животных имеет одну какую-то систему (или несколько ее вариантов) и никакую другую систему принять не может, она будет противоречить его естеству, его инстинктам. Как нашему естеству противоречит промискуитет. А если биолог задумается над всеми аспектами полового и брачного поведения человека, в том числе и над теми, о которых писать не принято или даже неприлично, то он постепенно начинает обнаруживать уйму поразительных парадоксов, требующих для своего объяснения применить сравнительную этологию.

Психология bookap

Кстати, один из таких парадоксов — это почему о многом не принято говорить? Почему неприлично говорить не о пороках или недостатках человека, а о том, что естественно, необходимо и обязательно, без чего нас бы просто не стало? О дыхании — пожалуйста, о пищеварении — тоже, даже о смерти можно, а о том как мы себя воспроизводим, — нельзя?!

Этот рассказ — о том, что всех интересует, о чем все думают, в чем всем важно разобраться, но говорить не принято. Его прочли бы все и всем он что-то дал бы, но, прочтя его, многие все же скажут, что печатать его неудобно. Парадокс темы. В конце статьи читатель найдет разгадку и этого парадокса — почему эта область как бы запретна для человека.