Об аистах, капусте и первородном грехе (беседа пятая)


...

Да обратите же на меня внимание

Половые гормоны изменяют и поведение: животные начинают демонстрировать другим особям свои половые признаки. Поднимают и опускают хохлы, трясут рогами, трубят, ревут, оставляют пахучие метки на разных предметах. Программы демонстрации могут быть очень сложными. Жаворонок поет, зависая в небе, дятлы, используя пустотелый ствол, барабанят, райская птица крутится на ветке, как пропеллер. Особенно много стараться приходится видам, у которых форма брачных отношений — многоженство (полигиния). Демонстрируют себя оба пола, но самцы делают это активнее. Врожденные программы демонстрации у человека очень простые. Их проявление можно понять, наблюдая, как пытаются обратить на себя внимание невоспитанные подростки. Он «раздувается», важничает, издает громкие звуки (голосом, топотом, стуком), наскакивает на Нее, дергает, хлопает по заду, замахивается, отскакивает. Она жеманничает, покачивает телом, хихикает, взвизгивает очень высоким голосом, то делая вид, что Его не видит, то изображая нападение на Него. Под влиянием культуры поведение облагораживается, важничание превращается в манерное поведение, вместо воплей и стука — серенады под гитару, сила демонстрируется в рыцарских турнирах или спорте; вместо жеманства — кокетство, вместо визга и нападений — тонкая беседа с подшучиванием. С древних времен народы использовали ритуализированную форму демонстраций — пляски.


ris132.png

Знакомство по инстинктивным правилам: Он в позе преувеличения (смягченной опусканием головы и прятанием рук за спину, Она — в умиротворяющей позе.


Когда самец демонстрирует себя, он неизбежно должен показывать, что он крупнее других, сильнее, смелее, ярче. Поэтому естественный отбор использует для демонстративного поведения «готовые» блоки угрозы, атаки, агрессии, только несколько их видоизменив. Неудивительно, что другой самец воспринимает демонстрацию как некую угрозу для себя. Самка тоже ощущает в демонстрации самца некоторую степень угрозы, но одновременно испытывает к нему и влечение. Ей и хочется приблизиться к самцу, и страшновато. Противоположные позывы быстро чередуются. В самце борются между собой те же позывы. Под влиянием одного он устремляется к самке, но при приближении к ней в «ухажере» начинает преобладать боязнь. Отсюда рисунок токования у очень многих животных — ритмический. Быстрая смена настроений сопровождается и быстрой сменой чувств. Человек ощущает все это как переменчивость в поступках партнера и быструю смену собственных настроений — восторга и недовольства, решительности и робости, благодарности и обиды и т.п.


ris133.png

Зяблик при встрече с более слабым принимает позу преувеличения самого себя: тело вертикально приподнято, грудь колесом, шея вытянута, глаза широко раскрыты, на плечах обнажены белые пятна – знаки угрозы. Перед более сильным он принимает позу умиротворения: приседает, сжимается, втягивает голову, прикрывает глаза, закрывает белые пятна («я маленький, сижу тихо, никого не трогаю, ничего не вижу»). Токуя перед самкой, он испытывает и желание доминировать, и боязнь. Одна половина мозга командует управляемой ею частью тела принять позу преувеличения, а другая половина командует своей половине принять позу умиротворения. В результате зяблик скособочивается. Команды быстро меняются местами, и зяблик забавно раскачивается из стороны в сторону. Если бы от обоих полушарий мозга чередовались одинаковые команды, зяблик бы то приседал, то выпрямлялся (так токуют многие животные). По той же причине в токование часто входят попеременное приближение к партнеру и отдаление от него.


У обоих полов программы токования так устроены, что происходит проверка их соответствия. Если оно не получается — для обеих сторон это сигнал: что-то не так (или вид не тот, или партнер дефектный, или сам действуешь плохо). Если все правильно, то в процессе токования действия партнеров все более согласуются и к концу должны точно совпадать, подобно тому как ключ подходит к замку или как совпадают зубцы у застежки-молнии. Такое удается не со всеми и не сразу. Если дело не идет на лад, партнеры все больше сердят друг друга, интерес угасает, и они расстаются. Молодой особи приходится снова и снова повторять с разными партнерами токование, пока она не научит действовать точно и прилаживаться к партнеру. Все это напоминает исполнение фигур в парном танце. И не случайно: наши танцы и есть ритуализированная модель токования. Если оба партнера заранее знают танец, а музыка их синхронизирует, ощущение слаженности действий возникает легко. Неудивительно, что всего легче и быстрее знакомиться на танцах.