Об аистах, капусте и первородном грехе (беседа пятая)


ris114.png

Корни современной цивилизации уходят в древние Египет, Индию, Грецию и Рим. В этих цивилизациях дети играли нагишом в городах, украшенных статуями обнаженных богов и героев, они жили среди эротических фресок и барельефов, смотрели пляски голых танцовщиц и соревнования обнаженных атлетов. И родители не боялись за их нравственность, более того, считали своим долгом передавать им «науку любви». Были ли они правы? Или правы молодые религии — христианство и мусульманство, запретившие не только саму наготу и ее изображение, но и передачу от поколения к поколению информации о брачных отношениях, на все вопросы детей отвечая: «Вырастешь — узнаешь»? И права ли сегодняшняя цивилизация, возвращающаяся к древним свободам?

Это давний спор, и он скоро не кончится: каждый стоит на своем. И спор партии «вышли мы все из капусты» и партии прилежных читателей Апулея, «Дафниса и Хлои» и «Кама Сутры», конечно, должен идти среди взрослых.

Но в последние годы наша страна (в которой преобладают пуританские взгляды) оказалась в новой ситуации: через кордоны прорвался поток изображающих сексуальную жизнь видеофильмов, и одними из их потребителей стали дети. Причем рассчитанные на детей образовательные фильмы об отношениях между полами не пришли к нам, зато полно тех, которые в иных странах относятся к порнографии. Половая жизнь взрослых не просто открылась детям, но предстала в непонятном, запутанном, нелепом и искаженном виде. Академические дискуссии о том, что и когда следует говорить ребенку, отходят на задний план. Главное сейчас — объяснить «юным зрителям», почему человек ведет себя так, как он себя ведет, а не как хотелось бы, чтобы он себя вел. Объяснить на научной основе. Готовы ли к этому педагоги, психологи и сексологи? Судя по первым появившимся статьям — нет. Одни по-прежнему твердят, что король не голый, другие признают, что король голый, но это не наш король, а третьи заявляют, что пока говорить что-либо рано, нужно собрать все науки, открыть нечто вроде Академии Выеденного Яйца (институт человека) и начать скопом выедать это яйцо заново, но с другого конца. О загадочных причинах полового поведения людей больше всего могли бы сказать этологи, но их долгое время просили помолчать.

Этология знает, какой у запретного плода был привкус

Великие религии, запрещающие до определенного возраста знать, откуда дети берутся, были бы правы, если бы человек родился tabula rasa («чистой доской»), на которой воспитатели пишут, как следует жить. Но человек родится с врожденными «знаниями», как жить, — инстинктивными программами поведения, унаследованными от предков, в том числе и далеких, дочеловеческих. Изучением инстинктивного поведения животных занимается этология. Для нее человек не единственный и неповторимый объект, а всего лишь один из видов животных.

Психология bookap

Этологи узнают общую генетическую основу внешне не очень сходных форм поведения примерно так же, как вы узнаете общую основу — переднюю конечность — ив грудном плавнике рыбы, и в крыле птицы, и в руке человека. Они знают, что у животных для достижения одной и той же цели имеется не одна программа, а целый набор разных вариантов и что программы эти естественный отбор создавал в разное время. Одни из них молодые, а другие — очень древние. Ставшие ненужными программы могут не исчезать, а храниться где-то на задворках в качестве атавизмов. Каждый из нас в детстве может вызвать с задворок атавистическую программу шевеления ушами (она не нужна человеку миллионы лет), только одному придется для этого основательно потрудиться, а у другого уши зашевелятся по первому требованию. Программы срабатывают в ответ на появление специфического для них сигнального раздражителя (стимула). Животное заранее знает, как этот раздражитель выглядит, потому что некоторые его признаки закодированы в программе. Например, ребенок родится с программой: склоняющийся над тобой овал с Т-образной темной серединой — твоя мать, запомни все ее признаки. По таким обобщенным признакам животному нелегко узнавать сигнальные раздражители, и поэтому оно может ошибаться. Например, неопытный самец зарянки пытается прогнать с гнездового участка любой круглый красный предмет, принимая его за другого самца; комбинация из желтых и черных полос или пятен сразу приковывает внимание человека и настораживает, потому что таково наше врожденное представление о леопарде.

Половое поведение человека в большой мере определяется врожденными программами, причем одни из них вполне приемлемы для современных условий, а другие — атавизмы — для этих условий малопригодны, но тем не менее тоже пытаются управлять поведением. Если бы мы просто полностью подчинялись врожденным программам, наше половое поведение было бы очень диким, примитивным, грубым, эгоистичным, а во многом и просто нелепым. Так и ведут себя некоторые люди. Но большинство старается исправлять дефекты программ, и не безуспешно.