ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЧТО ТАКОЕ ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ


...

ВОСПИТАНИЕ ДУХА

Не хлебом единым жив человек.

Этот общеизвестный образ фигурирует как в Ветхом, так и в Новом Завете, и смысл его вполне понятен. Фактически, он означает, что наши потребности не ограничиваются удовлетворением лишь материальных нужд. Однако стоит обратить внимание, насколько категорично это высказывание. Духовное удовлетворение представлено как фундаментальная жизненная потребность, сравнимая с потребностью в пище. По существу, на тех же позициях стоят и все другие религии и духовные традиции: чтобы жить, нам необходима «пища для души».

По моему мнению, это верно в совершенно буквальном смысле. Состояние нашей духовной жизни напрямую связано с функционированием нашего тела, в том числе с обменом веществ, пищеварением, дыханием и всеми остальными видами физиологической деятельности. Но мы нередко пренебрегаем своими духовными потребностями или недооцениваем их. Конечно, имеются некоторые признаки того, что на смену подобному поведению постепенно приходит иное — у людей вновь возникает осознание духовных ценностей. И тем не менее материалистическая ориентация, под влиянием которой мы находились столь длительное время, повлекла весьма серьезные последствия, тесно связанные с распространенностью в современном обществе склонности к вредным привычкам.

Коль скоро мы не в полной мере осознаем необходимость духовных достижений, нет ничего удивительного в том, что многие люди неверно понимают истинные потребности человеческого духа. Они открывают для себя великое множество гиперстимулирующих видов деятельности и такое же количество способов снятия напряжения, заменяя ими состояние «действительно высшего класса» — именно то глубокое переживание, которое Роберт Джонсон называет экстазом.

Это-то и прискорбно, ведь экстаз нам необходим. Мы нуждаемся в нем так же остро, как в пище, воде и воздухе. Но в современном западном обществе эта основополагающая человеческая потребность не осознается в полной мере. За последние тридцать лет мы существенно продвинулись в понимании того, насколько ухудшилось наше физическое окружение, и в преодолении такого рода тенденций. А вот столь же решительно осознать свои духовные потребности нам пока не удалось. В проблеме вредных привычек я вижу прямое следствие этой фундаментальной оплошности.

В каждой культуре, во все эпохи человеческой истории люди испытывали потребность в экстатическом переживании — в наслаждении того или иного рода, выходящем за рамки повседневной реальности. Различные культуры пытались удовлетворить эту потребность множеством всевозможных способов, и некоторые из этих способов оказывались куда более духовно ориентированными, чем все прочие.

В XIX веке русский писатель Федор Достоевский утверждал, что человек может чувствовать себя удовлетворенным, только получая от общества три вида переживаний — чудеса, таинства и духовное руководство, и что переживания эти куда более важны для него, чем удовлетворение материальных потребностей. Человек, испытывающий то или иное пагубное пристрастие, по всей видимости, верит, что с его помощью он сможет обрести чудеса и таинства, а отсутствие духовного руководства делает такой взгляд еще более соблазнительным. Вместо того чтобы считать пристрастившихся просто-напросто слабыми людьми, а то и преступниками, я предпочитаю видеть в них тех, кто губительным для них самих, но все же вполне понятным образом откликается на духовный вакуум, скрывающийся за нашим материальным изобилием.

Мы все ощущаем последствия этого духовного вакуума, В зависимости от того, кто мы есть, и от тех обстоятельств, в которых оказываемся, мы откликаемся на него одним из множества способов. Однако в нашем обществе человеческий отклик на духовные в своей сущности устремления сплошь и рядом принимает материальные формы.

Мне вспоминается один мой друг, который, будучи еще совсем молодым человеком, достиг впечатляющих успехов в бизнесе. В его сорок с небольшим лет у него в руках оказались средства, достаточные для того, чтобы делать или иметь буквально все, что ему захочется. И он действительно хотел чего-то, вот только не был уверен, чего именно. Как бы то ни было, он купил летний домик у озера. Чтобы добираться до этого домика, он приобрел дорогой джип, а чтобы, добравшись, ему было чем заняться, купил катер. Помимо этого, он обзавелся суперсовременным сотовым телефоном, чтобы иметь возможность из джипа или катера следить за ходом своего бизнеса.

Словом, обычная история, множество раз происходившая с финансово успешными индивидуумами. Приобретя дом, автомобиль, катер и телефон, мой друг никоим образом не оказался ближе к подлинной самореализации, чем был до этого. Результатом стало лишь то, что он впал в еще более угнетенное состояние духа, и отдаленные последствия этого наблюдаются до сих пор. Так, например, катер оказался весьма удобным местом для довольно-таки обильных возлияний.

Мой друг — человек состоятельный и, по большому счету, сильная личность. Вероятно, поэтому его помешательство на приобретениях не причинило ему особого вреда. А вот для человека с меньшими финансовыми возможностями или, скажем, для более уязвимой личности это могло бы иметь довольно пагубные последствия в виде непредсказуемых душевных пристрастий. Алкоголь, наркотики, безрассудство в сексуальной сфере представляют собой по существу материальные отклики на потребности, не являющиеся физическими в своей основе. Но если человек не представляет себе, где кроме сферы простой чувственности ему искать подлинное наслаждение, неудивительно, что он его и не находит.

В своей книге «Утраченный мир Выставки», вышедшей в 1939 году, специалист по компьютерам Дэвид Джелентер использует в качестве отправной точки для анализа тогдашнего общества Нью-йоркскую всемирную выставку. Сделанные им выводы представляются мне вполне четкими и убедительными. Ближе к концу Великой депрессии и непосредственно перед началом Второй мировой войны Всемирная выставка рисовала картину будущего, поражавшую воображение большинства людей того времени. Еще немного, говорила эта картина, и у каждого будет собственный автомобиль. Более того, у каждого будет гараж, где он сможет этот автомобиль содержать. Жилье, электрические холодильники и даже телевизоры станут доступными всем и каждому.

По словам Джелентера, эта невероятная на первый взгляд перспектива придавала силы американскому обществу в годы войны и в последовавший за ней период роста благосостояния. Постепенно то, что казалось недостижимым идеалом, превратилось в реальный образ жизни множества людей. Но по мере достижения все большего успеха в вопросах удовлетворения материальных потребностей, естественным образом уменьшалось количество вещей, к которым нужно было стремиться. Коль скоро вещи были тем, к чему были обращены наши надежды и ради чего мы трудились, с достижением каждой новой материальной цели у нас оставалось все меньше надежд и меньше целей.

Сегодня мечта, вдохновлявшая нас полвека назад, стала явью. И если эта явь не принесла счастья многим американцам, то не потому ли, что мечта была основана на том, в чем мы нуждались тогда! Теперь же, когда многие из нас получили все сполна, нам необходимо нечто качественно иное. Нам необходимо что-то большее.

Для миллионов же людей, которые пока что не достигли финансового и материального успеха, ассоциирующегося у нас с сегодняшним днем, ситуация оказывается еще сложней. Склонность к вредным привычкам, несомненно, более характерна для бедных, чем для обеспеченных слоев общества, и ее последствия для людей с ограниченными социальными и личными ресурсами куда пагубней.

Говоря людям, чувствующим себя за бортом материального благополучия, что им следует осознать свои духовные потребности, я затрагиваю весьма непростые проблемы. Мне могут, например, задать вопрос, а не напоминает ли это обращенные к маленькому ребенку увещевания, что быть взрослым вовсе не так прекрасно, как может показаться? Дети все равно будут хотеть испытать это на себе! И все же я уверен, что осознание и развитие Духа необходимо каждому, вне зависимости от его нынешнего положения в обществе, поскольку такое осознание — единственная подлинная и неизменная альтернатива пагубным пристрастиям.

Психология bookap

На страницах этой книги я попытался показать, что духовное совершенствование доступно каждому человеку, какова бы ни была его личная история или же материальная обеспеченность. Разумеется, ваши индивидуальные обстоятельства неизбежно окажут свое влияние на выбор пути к духовному совершенству. Однако одним из величайших достоинств Аюрведы является ее гибкость и способность удовлетворить уникальные потребности каждого конкретного человека.

Хочется надеяться, что подзаголовок этой книги в надлежащей мере подчеркивает силу моих чувств по отношению к вредным привычкам. Я говорю о духовном пути к решению проблемы, потому что уверен — это и есть подлинный ответ. В третьей главе я подробней поясню, почему я уверен в этом; в ближайших же главах мы разберемся, каким образом вы сможете найти применение духовному пути в своей повседневной жизни.