Глава 6. Все мы жертвы стереотипов

Да, мне кажется, что так назвать себя может практически каждая из нас. Только одни это осознают, а другие — нет. Живут и живут, и не задумываются, почему они поступают так, а не иначе. Почему осуждают одно и восхищаются другим. Просто не отдают себе отчета, что подумать обо всем, сделать выводы и поступить в соответствии с этими выводами у них нет возможности, времени и желания. Вот и выносят свои суждения о поступках других людей, о том, что правильно и неправильно, строят свою семейную жизнь исходя из сложившихся стереотипов, расхожих представлений. Многие из нас не задумываются, что любимый может иметь свои, иные стереотипы.

Психологи утверждают, что особенно крепко и глубоко в нас сидят понятия и привычки, заложенные в семье, в детстве. Когда мы начинаем создавать свою собственную семью, то закладываем в ее фундамент как краеугольные камни те самые, порой даже не осознанные привычные понятия, стереотипы, вынесенные из родительского дома. Что должен делать по хозяйству муж? Каковы священные обязанности жены? И вообще: кто в доме главный? И так далее и тому подобное… Давайте разберемся, какую пользу приносят нам стереотипы: В чем тут может быть вред и для кого?

Милый мой Снусмумрик!

Семья у Лизы была небольшая, но очень дружная. Росли они с братом без отца. Чтобы прокормить всю ораву (Лизу, младшего брата Стасика и бабушку), маме приходилось работать на двух ставках. И еще брать дополнительные дежурства. Но она любила свою работу, свое хирургическое отделение. Часто рассказывала детям об операциях, о людях, которых ей приходилось «резать». Но денег катастрофически не хватало, поэтому бабушка дежурила в подъезде большого соседнего дома: сутки на работе, трое дома.

Лила и Стасик частенько оставались дома одни. Она — за стартую, он в помощниках. У детей с малолетства были строго установленные обязанности по хозяйству, без капризов и отлынивания. Лиза разогревала обед и кормила нем но голодного брата. Потом мыла посуду. Стасик таскал домой из магазина молоко и хлеб. Стирала плохонькая «Вятка». А постельное белье они решили на семейном собрании не гладить. Все равно сомнется! Были еще «почетные» обязанности. Елизавета баловала всех пирогами с яблоками, которые она здорово научилась печь. А Стас вечером мыл и чистил обувь всем женщинам в семье. Чтобы блестела! Правда, свои разбитые о футбольный мяч кроссовки норовил засунуть в уголок грязными. За что его с позором периодически высмеивали.

Шли годы. Дети росли. Взрослые старели. Лиза пошла по стопам мамы: училась во Втором медицинском — готовилась стать педиатром. Стас заканчивал школу. В институте Лизе очень нравился парень из их потока. Никита был красив и какой-то нездешней, южной красотой. Всегда веселый, громогласный, душа всех компаний и зачинщик всевозможных мероприятий. Как же она была рада, когда Никас признался ей, что обратил на нее внимание еще на первом курсе.

Ближе к окончанию института они решили пожениться. И после шумной свадьбы, на которой гуляли обе их группы, Лиза переехала жить к Никите. Мама вырастила его без отца, и он не хотел оставлять ее теперь одну.

Стали жить вместе. Лиза помогала свекрови по хозяйству. Та была женщиной спокойной, с тихим голосом и такими манерами, будто все время за что-то извинялась. Мать в Никитке души не чаяла и баловала его, как только могла. А тот принимал материнскую заботу как нечто вполне естественное. Даже спасибо иногда забывал сказать. Лизу это поражало, но она помалкивала: сами знаете, в чужой монастырь со своим уставом… Но потом как-то очень ясно поняла: монастырь этот теперь для нее не чужой. А черствость мужа ее поражала и обижала даже. Такой внимательный и обходительный с малознакомыми людьми, Никита мог вызвериться на мать за то, что та подала недостаточно горячий суп. Или, приняв вечером ванну, спокойно перешагивал через мокрое полотенце и шел пить чай. А мать торопилась в ванную подтирать лужу с пола. Как-то Лиза сделала мужу письменной форме заранее подавать заявление: «Пожалуйста, вынеси мусор!» или «Убери постель, когда встанешь!» И не то чтобы был он патологически ленив, нет. Просто Клавдия Николаевна уверила его еще в детстве, что это естественно. Естественно, что здоровый парень оставляет старушке-матери вытирать за собой лужу.

Психология bookap

Сначала Лиза старалась влиять на Никиту исподволь, незаметно. Но потом поняла, что лучше все объяснять и просить открытым текстом. В одну из таких бесед Никита признался ей, что и ему не нравится манера вышучивать друг друга, принятая у нее с мамой и братом. Прозвища не нравятся, которыми они друг друга награждают. «Снусмумрики» какие-то и прочие неудобоваримые «мафины». И Лиза перестала высмеивать мужа. Зачем? Он ведь ее милый, любимый Никитой, зачем же обижать его. И еще раньше Лиза таила обиды и надолго замолкала. У ее бабушки была такая манера обижаться и «казнить» их с братом молчанием. Лиза переняла это действенное средство борьбы с обидчиком. С братом номер сходил, а вот Никита долго не мог понять, почему его любимая женушка молчит, словно воды в рот набрала.

Так складывался свой стереотип отношений в молодой семье Давыдовых. Вырабатывались свои традиции и устои. Они могут нравиться или не нравиться, но без них так скучно жить.