Психотерапия


...

Комментарий священника-психолога

Какими же видятся сегодня пути подлинной профессионализации психолога и одухотворения самого психологического знания? Первый вопрос – это характер отношения психолога к другому человеку. Психолог-практик, психолог-теоретик и психолог-экспериментатор – все они, приступая к человеку, должны иметь чувство, которое пока совершенно чуждо большей части нашей ученейшей публики. Даже само это слово, можно сказать, неизвестно. Но я дерзну его произнести. Это чувство благоговения. Благоговению пред человеком чужда сентиментальность. Каждый, любой человек (даже человек «последний») является обладателем великого сокровища – святыни души, образа Божия, который неуничтожим принципиально, к которому нужно подходить крайне бережно и осторожно, не считая себя вправе хозяйничать в чужой душе, наводить там свои порядки (а именно так подходят к проблеме большинство именующих себя психотерапевтами, и в этом отношении – корень всех преступлений современной психотерапии).

У психолога такое знание о человеке может проявиться только тогда, когда он сам для себя отыщет среди современной душевной тьмы Свет Христов. Путь возрождения души для каждого триедин: 1) обогащение сознания Православным духовным смыслом в процессе раскрытия для себя богатейшего знания о душе, невидимом мире, грехе как причине душевных кризисов, стрессов, надломов и болезней; 2) покаянное чувство в Боге (не надо путать с обычным раскаянием или сожалением о содеянном); 3) воцерковление, устроение личной жизни по заповедям Божиим. Проще говоря, направление своей жизни ко Христу. В этом некое условие, благоприятная почва для осуществления нравственного действия на своих пациентов.

Задача психолога (если он желает помочь пришедшему к нему человеку, привести его к Истине, а не к своей «уникальной» личности) указать дорогу к храму. Один святой сказал, что благоговение состоит из двух начал: страха и радости. Страха, опасения, как бы не навредить душе этого человека. Ведь этот человек имеет свой путь жизни. Поэтому сначала «не вреди», а потом «помоги». И второе – радость, радость от того, что сейчас между двумя людьми произойдет встреча. Два слова о так называемой психологической помощи. Здесь все просто. Если психолог в вышесказанном смысле смог «помочь» самому себе, то он (в той или иной мере, конечно) может помочь и другому. Если же внутренняя и личная жизнь самого психолога несостоятельна, греховна, то не надо и браться помогать другим. Врач! Исцели самого себя (Лк. 4, 23). Известен только один путь определения, могу ли я «помогать» людям. Это получить благословение своего духовника.