Профилактика и коррекция психических дисгармоний


...

Медицинские методы коррекции дисгармоний

Речь пойдет о трех основных методах коррекции – о применении фармакологических препаратов, гипнотическом внушении и психической саморегуляции, которую также можно назвать аутотренингом, самовнушением и самогипнозом.


Фармакологические препараты. Они способны оказать необходимое воздействие, снять, например, явления стартовой лихорадки. Но одновременно может упасть боевой тонус соревнующегося. Использование фармакологических средств для регуляций психического состояния в предсоревновательный период – дело весьма рискованное. А вот при послесоревновательных страданиях лекарственные препараты подчас просто необходимы. Причем химический состав лекарства, его дозировка, длительность использования определяются особенностями течения болезненного состояния, его симптоматикой и личностью спортсмена. Тактика лечебной помощи должна быть всегда сугубо индивидуальной, поэтому заниматься самолечением по принципу, – выпью седуксен, ведь он помог тогда моему товарищу, – ни в коем случае нельзя. Ибо тот же седуксен у одного вызовет успокоение, а у другого может ухудшить болезненное состояние. Так что использование фармакологических препаратов для коррекции психических дисгармоний дело весьма тонкое и требует немалого опыта.


Гипнотическое внушение. Это такое словесное воздействие на человека, в результате которого он погружается в своеобразный сон, а его головной мозг обретает повышенную восприимчивость к словам внушения и связанным с ними мыслительным образам. Повышенная восприимчивость головного мозга человека, находящегося в гипнотическом сне, позволяет внушить ему, сидящему в комнате, что он находится, например, в лесу. И человек будет чувствовать себя соответствующим образом. Ибо здесь главную роль играет феномен абсолютной веры в то, что внушает гипнолог. А вот логически убедить находящегося дома, что он гуляет по лесу, невозможно. Следовательно, вера сильнее логики.

Гипнотическое внушение в спорте начали использовать давно. Если говорить об отечественном опыте, то еще в предвоенные годы патриарх советской психотерапии К. И. Платонов вместе со своими сотрудниками применял гипнотическое внушение для оказания помощи спортсменам-бегунам. Немалый опыт в этом отношении имеет наш соотечественник В. В. Кузьмин, большой энтузиаст применения гипноза в спорте. Эффективность этого метода основана на том, что после целенаправленного внушения все органы и системы человека начинают функционировать в режиме, оптимальном для достижения поставленной цели. А это позволяет не только нейтрализовать возникшие психофизические дисгармонии, но и мобилизовать резервные силы организма на предстоящую соревновательную борьбу.

Специалист, владеющий гипнотическим внушением, должен вести свою работу в самом тесном контакте с тренером, так как тренер лучше других знает, на решение каких конкретных задач необходимо направить внушение. Более того, я считаю, что врач-гипнолог может обучить тренера процедуре гипнотического воздействия, ибо тренерам было бы весьма полезно владеть таким методом для педагогической (а не медицинской) оптимизации учебного процесса, для подготовки спортсменов к соревнованиям и коррекции возникших дисгармоний.

Но хотя гипнотическое внушение весьма эффективный метод воздействия, его не приходится рекомендовать как основное средство из арсенала медицины. Причин этому несколько. Во-первых, чисто организационный момент: высококвалифицированных спортсменов тысячи, а психотерапевтов, знающих спорт и способных оказать необходимую помощь с учетом вида спорта, считанные единицы. Но главная причина в другом. Дело в том, что гипнотическое внушение все же ставит спортсмена в определенную зависимость от врача. А это крайне нежелательно! Ибо нет ничего надежнее, чем уверенная самостоятельность. Поэтому, оставив гипнотическое внушение для помощи в чрезвычайных ситуациях, лучше всего взять на вооружение самогипноз. Или, другими словами, овладеть психической саморегуляцией, которую можно также назвать аутотренингом, самовнушением, самогипнозом.


Психическая саморегуляция (ПСП). Этот метод самовоздействия на нервно-психическую сферу, а через нее и на весь организм, должен стать основным как в деле коррекции уже сформировавшихся дисгармоний, так и при организации профилактических мероприятий.

«Слово – полководец человечьей силы!» – утверждал Владимир Маяковский. А народная мудрость говорит, что «словом можно убить, но можно и воскресить». Все это так, но требует весьма существенного уточнения. Дело в том, что не само слово, как таковое, действует на человека, а тот мысленный образ, который стоит за словом.

Что же представляет из себя мысленный образ, встающий за словом? Услышав, предположим, слово «яблоко», мы сразу невольно сразу же мысленно как бы видим этот фрукт. А после слова «банан» мгновенно представляем банан, а не что-нибудь иное. Так вот следует очень хорошо усвоить – именно мысленные образы, встающие за словами, являются той основной психической силой, которая дана нам природой, чтобы воздействовать на самих себя.

Возможно многие засомневаются: «Что, мол, такое мысленный образ, откуда в нем такая сила? Его не пощупаешь, не взвесишь, не измеришь. Он что-то нематериальное, эфемерное. И тем не менее, именно это, так сказать «нематериальное начало» способно вызывать в нашем организме вполне конкретные материальные процессы. Чтобы убедиться в этом, каждый может проделать довольно известный опыт – представить у себя во рту очень кислый и сочный ломтик лимона. И у всех, у кого нет отклонений в нервно-психической сфере, начнет выделяться слюна, – процесс предельно материальный, который можно оценить и в количественном и в качественном отношении. Хотя никакого реального лимона нет – действует его мысленный образ.

Итак, психическая саморегуляция есть целенаправленное воздействие на психические и физические процессы в своем организме за счет использования слов и соответствующих им мысленных образов. О том, что природа наделила людей такой способностью для помощи самим себе, человечеству стало известно задолго до нашей эры. Эта возможность наиболее широко начала использоваться в религиозно-философском учении, созданным индийскими йогами. Основная цель йогов – сделать человека совершенным. Но не для повседневных житейских дел, а для того, чтобы он мог добиться высшего, по мнению, йогов счастья – общения, «слияния» с богами. Это блаженное состояние – отрешение от мирской обыденности и «растворение» в божественном начале, – йоги называют «самадхи» или «нирваной».

Когда в XIX веке с системой йогов познакомились европейские и американские ученые, им стало ясно, что для решения многих чисто практических задач эта система весьма сложна и требует очень много времени для освоения. Поэтому не взяв ее, так сказать, в первозданном виде, специалисты решили использовать заложенный в йоге принцип самовнушения, принцип психической саморегуляции для целенаправленного воздействия на различные функции организма. Соответствующими исследованиями занимался ряд ученых в Европе, Америке и в России. Но если говорить о современном этапе в использовании возможностей психической саморегуляции, то его начало можно датировать довольно точно. Это 1932 год, когда вышла книга немецкого психиатра Иоганна Генриха Шульца «Аутогенная тренировка».

И. Г. Шульц ездил в Индию, где познакомился с учением йогов. У себя в Германии, используя гипнотическое внушение, просил пациентов описывать те ощущения, которые они испытывали во время сеансов гипнотизации и обнаружил, что в этих отчетах немало общего. В частности, что большинство больных после погружения в гипнотическое состояние начинают испытывать чувство тяжести и тепла в верхних и нижних конечностях.

В своей врачебной практике И. Шульц следовал завету замечательного врача античного мира Гиппократа, который говорил больным так: «Нас трое – ты, твоя болезнь и я. Если ты будешь бояться своей болезни, не будешь сопротивляться ей, мне придется долго лечить тебя. Но если ты и я («ты» Гиппократ ставил на первое место) объединим наши усилия, твоя болезнь будет быстро побеждена». То есть уже в те далекие времена стало ясно, как важно активизировать самих больных для успешной борьбы с поразившим их заболеванием.

И Шульц решил создать для своих пациентов набор таких словесных формул, используя которые больные могли бы самостоятельно вызывать у себя в руках и ногах чувство тяжести и тепла, что вело к самопогружению в сноподобное гипнотическое состояние, после чего появлялась возможность воздействовать на деятельность сердца, дыхания и ряд вегетативных процессов. Этот набор словесных формул, предназначенных для самовнушения необходимых ощущений, И. Шульц назвал «Аутогенной тренировкой». Термин «аутогенная» составлен из двух греческих слов: «аутос» – сам и «генос» – род. Следовательно, «аутогенная» переводится как «самопорождающая» тренировка, занимаясь которой человек сам себе оказывает необходимую помощь.

Заслуга Шульца состоит в том, что он связал обыкновенные слова с простыми, легко достижимыми физическими ощущениями. Что это реально может убедиться каждый. Сядьте или лягте, закройте глаза, сосредоточьте спокойное внимание на правой кисти (левши – на левой) и мысленно, не торопясь, произнесите несколько раз формулу: «Моя правая кисть становится тяжелой… моя правая кисть очень тяжелая…» и представьте, что эта часть руки как бы наливается свинцом. Уже после нескольких повторений этой формулы возникнет отчетливое ощущение тяжести в кисти.

Со временем стало выясняться, что аутогенная тренировка (AT) если применять ее строго по Шульцу, не всегда дает нужный эффект, что содержание формул необходимо изменять в зависимости от болезни и особенностей личности пациента. Поэтому в разных странах и различных медицинских учреждениях стали появляться свои модификации аутогенной тренировки, заметно отличающиеся от ее первоначального, «классического» варианта, про который можно сказать, что он настолько устарел, что в наше время практически не применяется. Но два слова – «аутогенная тренировка» – слились в одно – в «аутотренинг», которое широко используется, заменяя такие термины, как психическая саморегуляция, самовнушение, самогипноз.

Когда в апреле 1966 года я начал работать в лаборатории психологии Всесоюзного научно-исследовательского института физической культуры и спорта (ВНИИФК) сразу же выяснилось, что медицинские варианты AT, созданные для помощи больным, не подходят для решения многих задач, стоящих перед высококвалифицированными спортсменами – людьми практически здоровыми, но тем не менее нуждающимися в регуляции психоэмоционального состояния. В связи с этим к июлю 1966 года мною был создан спортивный вариант аутотренинга, получивший название «психорегулирующая тренировка» (ПРТ). Затем к ее дальнейшей разработке подключился врач-психиатр Л. Д. Гиссен, что позволило в 1968 и в 1969 годах выпустить три методических письма с подробным изложением этого метода. Спортсмены, использовавшие возможности ПРТ добились немало хороших результатов. В частности, Валерий Иваненко в 1970 году выиграл Кубок СССР в стрельбе на траншейном стенде, установив при этом всесоюзный рекорд (197 мишеней из 200), и выполнив норму мастера спорта международного класса. А Галина Хомутова в этом же виде спорта стала в 1971 году чемпионкой мира в индивидуальном зачете – высшее достижение, которое могли показать женщины в те годы.

Время, однако, шло, пришлось работать с детьми-спортсменами и стало ясно, что им трудно осваивать ПРТ. Поэтому в 1973 году мне пришлось разработать детский вариант спортивного аутотренинга, который был назван «психомышечной тренировкой» (ПМТ). Вскоре выяснилось, что и взрослые спортсмены предпочитают использовать ПМТ как очень простой, легко осваиваемый и высокоэффективный вариант психической саморегуляции. Ведь для ознакомления с основами ПМТ требуется всего лишь 3–4 занятия по 30–50 минут каждое. Тогда как на ПРТ уходило 10–12 дней по 30 минут ежедневно. С 1973 года, обучая спортсменов аутотренингу, я использую только психомышечную тренировку, которая оправдала себя в процессе решения самых различных задач, возникающих во время занятий спортом.


Психомышечная тренировка (ПМТ). Этот вариант психической саморегуляции, самовнушения, аутотренинга, самогипноза (эти термины равнозначны по механизмам действия) основан на взаимоотношениях, существующих между аппаратом психики – головным мозгом и скелетными мышцами, осуществляющими все многообразие движений, на которые способен человек. Что это за взаимоотношения?

Мы устроены так, что во время психического возбуждения наши мышцы непроизвольно напрягаются. Вот почему спортсмены, склонные к так называемой стартовой лихорадке (к «мандражу») становятся чрезмерно «зажатыми» и теряют способность к точному выполнению нужных движений. И наоборот, когда мозг спокоен, мышцы тоже непроизвольно расслабляются. Вспомните двух-трехлетнего ребенка, спящего на руках у идущей матери: у него головка безвольно лежит на мамином плече, а ручка или ножка свисает, как плеть.

Здесь необходимо сказать вот еще о чем. Современный «большой» спорт пришел в противоречие с этим законом природы, ибо спортсмены во время соревнований должны находиться в состоянии достаточно высокого психического возбуждения и одновременно иметь хорошо расслабленные мышцы. Только при этом условии, – возбужденный мозг в сочетании с расслабленными мышцами, – можно добиться чего-либо успешного на современных состязаниях.

Мышцы в свою очередь тоже влияют на психическое состояние. Каким образом? Дело в том, что от мышц постоянно идут в мозг биотоки (так называемые проприоцептивные импульсы), информирующие о том, что происходит на периферии тела. Когда мы производим какие-либо активные физические действия, например во время зарядки или разминки, поток импульсов от мышц в мозг увеличивается, и он тоже начинает активизироваться, вот почему после зарядки или разминки мы чувствуем себя бодрее и сильнее.

И наоборот, если мышцы выключить из активности (а сделать это нетрудно), поступление биотоков от них в мозг уменьшится, и он начнет снижать свою активность, то есть, успокаиваться. Вот тут мы подошли к самому главному в понимании механизмов аутотренинга. Практика показывает, что при правильном выключении из активности скелетных мышц, можно довольно просто привести себя в такую степень успокоенности, которая станет, сноподобным, дремотным, гипноидным состоянием, то есть базой, необходимой для проведения дальнейшего самогипноза, для решения тех или иных конкретных задач, например для ликвидации чувства страха.

Какими же средствами можно настолько выключить из активности мышцы, чтобы наступило сноподобное гипноидное состояние? Чтобы получить ответ на этот вопрос, следует вспомнить то, о чем было сказано выше, а именно: основной психической силой, данной нам природой для помощи самим себе, является не само слово, как таковое, а тот мысленный образ, который встает за словом.

Итак, чтобы погрузиться в гипноидное (дремотное, сноподобное) состояние, необходимо выключить из активности свои мышцы, используя силу слов и соответствующих им мысленных образов.

В психомышечной тренировке все скелетные мышцы для удобства управления ими разделены на пять групп. Это мышцы рук – от плечевых суставов до кончиков пальцев, мышцы ног – от таза до подошв, мышцы туловища, шеи и лица. За последние годы практика показала, что для погружения в гипноидное состояние, как правило, достаточно выключения лишь мышц рук, ног, и лица. Хотя в тех видах спорта, в которых активное участие принимают мышцы туловища и шеи, например, в греко-римской борьбе и эти две группы тоже нуждаются в выключении.

Обучение психомышечной тренировке начнем с выключения мышц рук, как наиболее «послушных» и легче других поддающихся воздействию слов и соответствующих мысленных образов. Но однажды, при работе с конькобежцами, пришлось начать с мышц ног, которые у них более задействованы и «послушны», чем мышцы рук, неподвижно лежащие на пояснице спортсменов большую часть пробегаемой ими дистанции.

Итак первая формула ПМТ, с которой начинается обучение самогипнозу, звучит так: «Мои руки расслабляются и теплеют…»

Есть два вспомогательных приема, помогающие достичь хорошего расслабления. Первый – промысливая про себя слова «мои руки…», нужно сделать вдох средней глубины и одновременно медленно сжать пальцы в кулаки и также медленно напрячь все мышцы рук, вплоть до тех, что охватывают плечевые суставы. Напрягать все мышцы надо приблизительно в полсилы или несколько больше. А затем, задержав напряжение мышц на высоте вдоха в течение 3–4 секунд, быстро сбросить напряжение и на фоне спокойного замедленного выдоха мысленно произнести слово «рас-сла-бля-ют-ся…» (лучше по слогам) и представить, что руки стали расслабленными в соответствии с заранее подобранным мысленным образом, вызывающим расслабление. А этот образ надо очень спокойно, не торопясь, без какого-либо психического напряжения, то есть, не стараясь, аккуратно перевести в мышцы, как бы «перелить» его из мозга в руки. И они начнут расслабляться уже физически, подчиняясь мысленному образу расслабления.

Надо сказать, что напряжение мышц перед их последующим расслаблением в известной степени соотносится с рекомендациями Э. Джекобсона – автора метода «прогрессивной мышечной релаксации». Но лишь в некоторой степени, ибо психомышечная тренировка вполне самостоятельный метод аутотренинга, созданный мною в 1973 году специально для решения ряда новых задач, возникающих в процессе занятий спортом, в первую очередь для помощи детям-спортсменам.

Предварительное напряжение мышц помогает лучше ощутить последующее расслабление в силу его контраста с только что произведенным напряжением. А, что касается регулируемого дыхания (это второй вспомогательный прием), то на вдохе удобнее задерживать напряжение мышц, а на фоне спокойного замедленного выдоха мысленный образ расслабления лучше «видится» и легче переходит в реальное физическое расслабление рук.

Чтобы после промысливания про себя слов формулы, руки действительно стали расслабленными и теплыми, необходимо использовать мысленные образы, соответствующими данным словам. Практически это делается так: сначала слушателям предлагается подобрать такие мысленные образы, вызывающие чувства расслабленности и тепла, которые будут удобны и приятны, на это уходит не более минуты. Затем ученикам надо закрыть глаза, представить свои обнаженные руки от плечевых суставов до кончиков пальцев и, слушая преподавателя, повторять про себя (как эхо) слова формулы, сопровождая их соответствующими мысленными образами, и неторопливо переводя их из головы в мышцы. Формулу следует произносить как можно медленнее и повторять ее без перерыва три-четыре раза. Этого, как правило, бывает достаточно, чтобы у подавляющего большинства, осваивающих ПМТ, появились физические ощущения и расслабления и тепла в мышцах рук, все зависит от яркости и конкретности мысленных образов, а также от качества сосредоточенности внимания на них. Здесь нужно рассказать слушателям о некоторых особенностях, свойственных процессу внимания.