Глава 5


...

ЧТЕНИЕ МЫСЛЕЙ

Чтение мыслей возникает тогда, когда человек предполага­ет или знает, не имея непосредственного доказательства, что другой человек думает или ощущает. Мы часто делаем это. Иног­да это является интуитивной реакцией на некоторые невербальные сигналы, которые мы замечаем на неосознанном уровне. Час­то это чистая галлюцинация или то, что мы сами думали или чув­ствовали бы в такой ситуации: мы проектируем наши собствен­ные мысли и чувства и переживаем их так, как будто они пришли от другого человека. Скряга всегда считает всех остальных людей скупыми. Те, кто занимается чтением мыслей, часто думают, что они правы, но это не является гарантией того, что так оно и есть. Зачем гадать, если вы можете спросить?

Существует два основных типа чтения мыслей. В первом типе человек предполагает, что он знает о том, что другой думает. На­пример:

«Джордж несчастен».

«Могу сказать, что ей не понравился подарок, который я ей подарил»,

«Я знаю, что придает ему силы»,

«Он был разгневан, но не показывал вида».

Должны существовать веские сенсорно-обоснованные до­казательства для того, чтобы приписывать мысли, чувства и мне­ния другим людям. Вы можете сказать: «Джордж в депрессии», – но было бы более полезным сказать: «Джордж смотрит вниз и

направо от себя, мускулы его лица расслаблены и дыхание по­верхностное. Уголки рта опущены и плечи ссутулены»

Второй тип чтения мыслей является зеркальным отраже­нием первого и предоставляет другим людям власть читать ваши мысли. Как правило, это используется для того, чтобы затем уп­рекнуть их в том, что они не понимают вас, когда вы думаете, что они должны были бы понять. Например:

«Если бы ты любил меня, ты бы знал, чего я хочу».

«Ты что, не знаешь, как я чувствую себя?»

«Я расстроена тем, что тебя не интересуют мои чувства».

«Тебе следует знать, что мне это нравится».

Человек, использующий такие паттерны, не сможет понят­но объяснить другим, чего он хочет; предполагается, что другие каким-то образом знают об этом. Это может привести к первок­лассной ссоре.

Способ подвергнуть сомнению чтение мыслей заключает­ся в том, чтобы спросить, каким конкретно образом он узнает, что вы думаете. Или, в проектируемом чтении мыслей, как имен­но, по вашему мнению, он должен знать, что вы чувствуете.

Когда вы, стремясь выяснить значение чтения мыслей, за­даете вопрос: «Как вы узнаете?», – ответом часто является неко­торое убеждение или обобщение. Например:

– Джордж совершенно не обращает на меня никакого вни­мания.

– Как вы узнаете о том, что Джордж не обращает на вас никакого внимания?

– Потому что он никогда не делает того, что я говорю.

Таким образом, в модели мира говорящего «делать то, что я говорю» равнозначно «обращению внимания на меня». Мягко выражаясь, это сомнительное предположение, По поводу та­кой комплексной эквивалентности и напрашивается вопрос: «Как именно забота о ком-то может означать необходимость делать то, что он говорит? Если вы обращаете внимание на кого-то, вы всегда делаете то, что он говорит?»

Чтение мыслей может быть подвергнуто сомнению вопросом:«Как именно вы узнаете, что …?»

Метамодель восстанавливает связь между языком и индивидуальным опытом и может быть использована для:

1. Сбора информации.

2. Выяснения значения.

3. Идентификации ограничений.

4. Обнаружения новых выборов.

Метамодель является чрезвычайно мощным инструмен­том в бизнесе, терапии и образовании. Суть ее заключается в том, что люди с помощью слов создают различные модели этого мира, и, следовательно, вы не можете предполагать, что вы точ­но знаете то, что их слова обозначают.

Во-первых, метамодель позволит вам собрать высокока­чественную информацию в тех случаях, когда важно понимать точно, что люди имеют в виду. Если клиент пришел к терапевту с жалобой на депрессию, терапевту необходимо найти, что это значит в модели мира клиента, а не предполагать (скорее всего ошибочно), что он знает точно то, что клиент имеет в виду.

В бизнесе деньги могут быть выброшены на ветер, если менеджер поймет инструкцию неправильно. Сколько раз вы слышали печальный возглас: «Но я думал, что ты думал…»

Когда ученик утверждает, что он всегда делает ошибки в геометрических задачах, вы можете поинтересоваться, а был ли вообще когда-нибудь случай, когда он решил геометрическую задачу правильно, а также, каким образом ему удается столь упорно делать ошибки в геометрических задачах.

В метамодели нет вопросов «почему». Вопросы «почему» имеют мало ценности, в крайнем случае, ответы на них содер­жат оправдания или длинные объяснения, которые ничего не делают для того, чтобы изменить создавшуюся ситуацию.

Во-вторых, метамодель проясняет значение коммуника­ции. Она предлагает четкую рамку для вопросов: «Что именно вы имеете в виду?»

В-третьих, метамодель дает выборы. Убеждения, обоб­щения, номинализации и правила – все они устанавливают ог­раничения. Но эти ограничения существуют в словах, а не в мире. Постановка вопросов и нахождение последствий или исключе­ний может открыть новые возможности. Ограничивающие убеж­дения можно идентифицировать и изменять.

Какое из искажений метамодели вы подвергнете сомне­нию, будет зависеть от контекста коммуникации и вашей цели. Рассмотрим следующее утверждение:

«Почему эти ужасные люди не прекратят своих постоянных попыток оказать мне помощь, это меня раздражает, Я знаю, что должен сдерживаться, но не могу».

Это утверждение содержит чтение мыслей и пресуппозицию (они пытаются надоедать мне), причину и следствие (это меня раздражает), универсальный квантификатор (постоянно), суждение (ужасные), модальные операторы возможности и не­обходимости (должен, не могу), неспецифические глаголы (ока­зать, раздражает, сдерживаться). номинализации (помощь), и неспецифические существительные (люди, это).

В такого рода примерах чтение мыслей, пресуппозиции и причинно-следственные связи заправляют горючим все осталь­ное. Выделение этих нарушений будет первым шагом в направлении изменений. Номинализации, неспецифические глаголы и неспецифические существительные являются наименее важ­ными. Остальные: обобщения, универсальные квантификаторы, суждения, сравнения и модальные операторы – лежат где-то посередине. Более общая стратегия – конкретизировать сначала ключевые существительные, затем ключевые глаголы и за­тем отсортировывать искажения, отдавая предпочтение модаль­ным операторам.

Психология bookap

Метамодель представляет собой мощный инструмент сбо­ра информации, выяснения значения и идентификации огра­ничений в мышлении человеку, который неудовлетворен настоящим. Чего бы он хотел взамен? Где бы он хотел быть? Как бы он хотел себя чувствовать?

При использовании метамодели существует также весь­ма реальная опасность собрать слишком много информации. Вам следует спросить себя: «Мне действительно необходимо это знать? Какой результат мне требуется?» Важно использо­вать вопросы метамодели исключительно в контексте раппорта и взаимно согласованного результата. Ваши вопросы не до­лжны быть слишком прямолинейны, иначе они могут быть вос­приняты как агрессивные. Вместо вопроса: «Как именно вы уз­наете об этом?» – вы можете сказать: «Мне любопытно понять точно, каким образом вы узнаете об этом?» Или: «Я не вполне понимаю, как вы узнаете об этом». Разговор не должен превра­титься в экзаменационный опрос. Вы можете использовать лю­безный и мягкий тон голоса, чтобы смягчить вопросы.