Глава 9


...

СНОВА О МОДЕЛИРОВАНИИ

Если мы отвлечемся от стратегии и вновь обратимся к рассмотрению различных аспектов моделирования, то стоит обратить внимание на тот момент, который беспокоит некоторых людей.

В нашей культуре бытует странная идея о том, что точное исследование того, что мы делаем, будет мешать нам делать это хорошо, как будто неосознавание является предпосылкой совершенства. Пока вы занимаетесь решением некоторой задачи, ваше сознательное внимание, конечно, сосредоточено на выполнении этой задачи. Водитель автомобиля не сознает все детали того, что он делает, когда ведет машину, а музыкант не следит внимательно за каждой нотой, которую он играет. Тем не менее, каждый из них сможет объяснить вам по окончании, что конкретно он делал.

Одно различие между компетентным исполнителем и мастером в любом деле заключается в том, что мастер может мысленно вернуться назад и точно объяснить вам, что он сделал и как он это сделал. Мастер обладает неосознанной компетентностью и способностью сделать эту компетентность явной. Это искусство и называют мета осознанием,

Мета осознание дает в а м возможность осознать, как именно вы выполняете что-то, позволяет вам передавать это умение другим. Кроме того, определив различие между тем, что вы делаете хорошо, когда дело идет хорошо, и тем, что вы делаете. когда дело идет плохо, вы можете увеличить вероятность совершенного исполнения, опираясь на имеющийся у вас опыт.

Исследование процесса моделирования поднимает так же вопрос о том, кого следует моделировать. Все зависит от того результата, к которому вы стремитесь. Сначала вам необходимо определить те умения, знания и качества, в приобретении которых вы наиболее заинтересованы. Затем вы можете посмотреть, кто будет служить вам лучшей ролевой моделью.

Следующий вопрос как вы будете выполнять моделирование. Существует целый спектр возможностей, который начинается с бессознательного и неформального моделирования (вплоть до самых утонченных исследований), и кончается стратегиями моделирования, подобными тем, которые использовал Роберт Дилтс в своем недавнем проекте моделирования для компании «FIAT» по искусству лидерства. Простейший и неформальный способ включения процесса моделирования в свое развитие заключается в том, чтобы избрать ролевую модель среди тех людей, которыми вы восхищаетесь и которых уважаете. Александр Великий моделировал себя по образу легендарного воина Ахиллеса, а Томас Ремпис имел, вероятно, более высокие амбиции, когда писал «Имитацию Христа». В более близкие времена Стравинский многое заимствовал у Моцарта, заявив, что он имеет на это право, потому что очень любит его музыку. Рэй Чарльз моделировал Пат Кинг Коула, объясняя, что он «дышал Коулом, ел его, пил его и ощущал его вкус день и ночь» до тех пор, пока не открыл свое собственное особенное направление в музыке.

Таким образом, «вдыхая» вкус и запах вашей модели по книгам или по телефильмам, вы будете получать доступ к тем эмоциональным состояниям и мыслительным процессам, которые использовал моделируемый вами человек. Если вы сейчас сидите, проведите небольшой эксперимент. Большинство людей проговаривает про себя во время чтения, т е. они говорят слова вслух в своей голове, когда их прочитывают. Обратите внимание на то, что произойдет, если вы прямо сейчас вернетесь к началу этого параграфа и позволите голосу в вашей голове превратиться в голос того человека, которым вы действительно восхищаетесь. Для многих людей одно лишь изменение внутреннего голоса на голос модели дает им доступ к новым ресурсам.

Часто люди впадают в мистику относительно моделирования, думая, что они не смогут заниматься моделированием до тех пор, пока не научатся этому как следует. Но любой, кто хоть немного интересуется людьми, не может не делать этого! Вы уже это делаете.

Оглядываясь на времена десятилетней давности, когда я впервые столкнулся с НЛП, я понимаю, что большей частью того полезного, чему я научился, я обязан неформальному моделированию.

Например, я недавно был у своих друзей и впервые обнаружил, что хозяйка дома пишет романтические истории. Она не любила об этом рассказывать, но за полчаса беседы я узнал некоторые стратегии написания историй, которые дали мне то, что я давно искал. Коротко говоря, она творчески использовала минуты фантазий для собирания материала для историй и быстро записывала ключевые фразы в записную книжку, которую всегда носила с собой. Они напоминали ей содержание этих фантазий в следующий раз, когда она снова садилась писать. Она любила эти минуты дневных фантазий, таким образом, в них была встроена стратегия мотивации. Элегантно.

Вы можете быть более изощренными в моделировании, если уже определили те конкретные умения, которым хотите научиться. Вспомните три основных элемента любого поведения: убеждения, физиология и стратегии. Например, чтобы написать эту книгу, мне необходимо было быть уверенным в том, что я смогу это сделать и что этим стоит заниматься. Мне необходимо было иметь набор стратегий (последовательностей образов, звуков и ощущений), с помощью которых я смогу разработать содержание, и мне необходимо было чувствовать себя приятно расслабленным в то время, как я сижу и позволяю своим пальцам исполнять замысловатые танцы над клавиатурой моего компьютера.

Если бы вы захотели обогатить эту минимальную модель, вы, вероятно, увидели бы меня в действии, или, возможно, я должен был бы сказать. «Наблюдайте меня в действии», поскольку большая часть процесса протекает подсознательно, пока я занимаюсь другими вещами. Возможно, вы захотите задать мне множество вопросов, например, такие:

В каких контекстах вы обычно используете это умение?

Какие цели руководят вашими действиями в применении этих умений?

Что вы используете в качестве подтверждения, дающего вам понять, что вы достигаете этих целей?

Что именно вы делаете, чтобы получить эти результаты?

В чем заключаются конкретные шаги и действия?

Когда вы оказываетесь в затруднении, что вы делаете, чтобы выйти из этого затруднения?

Эти вопросы служат для выявления шагов модели TOTE (Test – Operate – Test – Exit: Тест – Операция – Тест – Выход), описанной в главе 4. Модель, которую вы строите, представляет собой систему рекурсивно встроенных друг в друга TOTE моделей или, проще говоря, умений внутри умений, которые, подобно матрешкам, вставлены одно в другое.

Отвечая на эти вопросы, вы можете начать строить модель того, что я делаю внутри моей нервной системы. Чтобы узнать, какой вопрос задать следующим, вы прокручиваете эту модель в своей нервной системе, чтобы понять, что уже работает, а что еще упущено. Это очень похоже на тот случай, когда кто-нибудь предлагает вам ряд направлений и вы пробуете передвигаться вдоль каждого из них в своем воображении, чтобы увидеть, какое из них имеет смысл.

Существует гораздо больше умений, которые могут быть подвергнуты моделированию, чем можно описать здесь или во обще научиться по книгам. Например, вам необходимо умение входить во вторую позицию, чтобы «пробить стену сознания». Что это за стена сознания? В простейшем случае, когда талантливые люди пытаются объяснить или научить других тому, что они делают, они обнаруживают, что многие их умения оказываются совершенно неосознаваемыми. Как будто леса сознательного процесса научения были сломаны, осталось только готовое здание умения и не видно никаких следов того, как это здание было построено.

На другом конце спектра, противоположном неформальному моделированию, находится полноценный высококачественный процесс моделирования, обычно реализуемый в мире бизнеса. Он подразумевает владение полным набором умений моделирования. Типичная последовательность действий может быть следующая:

1. Предварительные интервью с представителями организации с тем, чтобы определить, какой набор умений является наиболее ценным для моделирования, кто является наилучшим носителем каждого умения и сколько человек подлежит обучению. Обычно в организации находят трех лучших исполнителей, которые находятся в контрасте с тремя другими посредственными исполнителями (контрольный набор), которые необходимы для того, чтобы выявить критические отличия. В конце утверждается план действий.

2. Проведите по крайней мере пару дней с представителями каждой ролевой модели, наблюдая их в действии в различных контекстах. Запишите их действия и опросите каждую «модель», чтобы вскрыть убеждения, стратегии, состояния, метапрограммы и т д. Опросите их коллег. Повторите то же самое с контрольной группой моделей. Зачастую последним не говорят о том, что они являются контрольной группой.

3. Составьте явное описание того, что, по вашему мнению, у вас уже есть и что еще упущено. Этот этап часто выполняется вместе с помощником. Контрастный анализ выявляет ту разницу, которая отличает лучших исполнителей от контрольной группы.

4. На этом этапе вам придется вернуться назад, чтобы подтвердить те паттерны, которые, по вашему мнению, вы обнаружили, и исследовать бреши с большей тщательностью и задавая большее количество вопросов. Возможно, вам понадобится повторить это несколько раз.

5. Запишите полный отчет, включающий краткий первоначальный, методологию и явное описание модели. Это описание должно охватывать все уровни, начиная с идентичности, убеждений, способностей и кончая конкретными внешними и внутренними проявлениями поведения,

6. Разработайте программу тренинга совместно с тренерами из этой организации, чтобы научить их передавать выявленные умения другим представителям организации. Проведи те тренинг и используйте полученную обратную связь для того, чтобы откорректировать программу. Научите тренеров проводить такой тренинг. Выход.

Шаги с 1 по 5 займут примерно 20 дней работы, и примерно столько же времени приходится на 6 шаг. Такого рода тренинговая программа оказывается весьма эффективной в тех организациях, в которых одну и ту же должность занимают несколько людей. Моделирование без последующего тренинга так же начинает применяться в Англии для разработки эффективного подбора людей для выполнения специфических работ. Крупные организации начинают оценивать пользу прикладного моделирования.

Ранее было представлено краткое введение в моделирование. В настоящее время мы владеем тонкими технологиями моделирования, которые берут свое начало в работах по моделированию языка, выполненных в последние десятилетия.

Когда Ричард попросил Джона помочь ему осознать свои гештальтпаттерны, Джон подошел к этому так же, как к изучению нового языка. Абсурдно изучать язык, на котором вы не говорите. Джон должен был освоить паттерны до того, как он смог бы их изучить. Это полностью противоположно традиционному обучению, которое сначала раскладывает все на кусочки, прежде чем собрать их все вместе.

Ускоренное обучение это обучение делать что-то и лишь потом обучение тому, как вы это делаете. Вы не исследуете навык до тех пор, пока он не становится устойчивым и постоянным, и произвольно доступным вам. Только тогда он станет до статочно стойким, чтобы выдержать пристальный взгляд сознательного разума.

Этот путь в корне отличается от того способа обучения в четыре этапа, который был описан в первой главе и который начинался неосознанным незнанием и заканчивался неосознанным знанием. Начинать с интуитивного и заканчивать анализом вот основа моделирования и ускоренного обучения. Вы можете за один шаг прийти прямо к неосознанному знанию. Мы завершили цикл, начатый в главе 1.

НЛП берет свое начало в интуиции, подобно тому, как мы изучаем родной язык. Дети естественным образом используют моделирование как основной способ научения. В этом одна из причин того, почему они учатся так быстро и являются столь податливыми объектами обучения. Они копируют поведение, способы мышления и убеждения своих родителей и друзей без всякого сознательного анализа. Мы все учим язык, моделируя взрослых вокруг нас, копируя их непосредственно. Лишь когда мы можем говорить плавно и устойчиво, мы начинаем анализировать структуру языка. Научение языку – это превосходная модель того, каким может быть обучение. Никто здесь не терпит неудачу. Мы все делаем это невероятно быстро. Никто при этом не прикладывает старание. Вы не можете научить ребенка говорить, обучая его грамматическим приемам. Если мы примем этот подход, то те счастливчики, которых мы все-таки научим говорить, будут делать это в такой неестественной манере, что никто не захочет их слушать.

Структура опыта слишком сложна для сознательного разума. Вам следует начинать с интуиции. Взяв в качестве отправной точки обучение мастерству в целом, вы можете затем про вести анализ вплоть до субмодальностей, до мельчайших кирпичиков наших мыслей.

То, что опустилось до деталей, должно снова подняться к целому. Проведенный вами анализ гарантирует, что вы не подниметесь обратно на тот же уровень, где были прежде. Вы всплывете в точке большего понимания. Этот новый подъем в некотором смысле является возвращением к корням и узнаванием этого места заново. Эта новая точка дает основание для целого нового набора интуиции, которые снова могут быть разложены вниз до деталей, и так далее.

Вы учитесь на каждом таком шаге, проверяя границы каждого открытия. Пробуя каждую идею или технику «на зуб» на каждой подходящей проблеме, вы вскоре обнаружите ее истинную ценность и ее ограничения. Лишь действуя в предположении, что она работает, вы обнаружите, работает ли она в действительности, или нет, и где границы ее применимости.

Сначала метамодель прошла через этот процесс. Затем репрезентативные системы, потом глазные сигналы доступа, потом субмодальности. И так далее. Каждый кусок продвигался до своих границ, и потом новый кусок занимал его место. Постоянная утрата равновесия, неизменно сопровождающаяся восстановлением баланса.

Ценность НЛП заключается в тех навыках, которые вы при обретаете, разрабатывая эти процессы. Корни НЛП лежат в систематических паттернах, на которые опирается поведение. Вы делаете все, что угодно, в пределах допустимых этических норм, чтобы достичь результата, а затем рафинируете то, что вы делаете, чтобы сделать это как можно проще, тем самым открывая различие, которое делает различие. Цель НЛП состоит в том, чтобы расширить человеческие выборы и свободы.